Демократия «иката» и «сюзани» или как в Узбекистане создают уникальные и доступные «луки» (фотографии)

Архитектурные красоты Узбекистана завораживают туристов со всего мира, но увезти с собой Гур-Эмир нельзя. Можно – расписные пиалы и чайники, красочные узоры сюзани и иката. После того как в 90-х гг. Oscar de la Renta создал для модного дома Pierre Balmain весенне-летнюю коллекцию из шелка с икатным рисунком,[1] за которым модельер специально ездил в Узбекистан, яркие орнаменты все больше проникают в коллекции иностранных кутюрье. «Haut couture» от Balenciaga, Gucci, Roberto Cavalli и масс-маркет от Zara, H&M и Forever 21, Hermès в коллекции посуды, Antropologie, Susan Deliss и Madeline Weinrib в интерьерных коллекциях используют икат и сюзани, но, как правило, не сообщают об их истоках. Когда-то превосходным качеством самаркандских и бухарских шелков с бархатами восхищались еще французские путешественники XIX века, отмечая, что подобных не найти ни в парижском «Лувре», ни в «Прантемп», ни в «Бон Марше».[2] Пока мир западной моды присваивает культуру Средней Азии и всемирно известные бренды продвигают чужие узоры, узбекские дизайнеры создают свои коллекции, и возможно, однажды восстановят справедливый баланс, рассказав миру о культурных традициях Узбекистана и всего региона.

Аутентичность и национальные особенности, современность и традиционность – наиболее частые эпитеты на вопрос про «узбекскую моду». До приезда в Узбекистан про модные луки от местных кутюрье я слышала от друзей из Казахстана, Кыргызстана и Туркменистана. Я прилетела в Ташкент, решив открыть его модный мир и выяснить, какие модные тренды создают местные дизайнеры.

Богато орнаментированные одежда и аксессуары на ташкентском базаре «Чорсу» или самаркандском «Siyob» не претендуют на сложный крой, но эксклюзивны по орнаменту, цветовой гамме, месту изготовления и характеру производства. В дизайнерских коллекциях вышеперечисленные компоненты сочетаются с креативностью и качеством исполнения. Ни те, ни другие нельзя назвать продуктом масс-маркета. Купленный на базаре чапан из адраса нельзя сравнить с платьем от H&M, хотя последнее даже может быть дороже.

В обзоре узбекских модных трендов я бы хотела представить трех дизайнеров, чьи коллекции современны и в то же время традиционны. Эти работы объединяет следующее: во-первых — они произведены в Узбекистане, узбекскими мастерами и из местных материалов; во-вторых— стимулируют развитие и сохранение текстильных традиций и народно-прикладных ремесел страны; в-третьих— продвигают культурное наследие и помогают в национальном брендинге; в-четвертых – частное предпринимательство в модной сфере говорит о свободном развитии этой индустрии. Наконец, узбекская мода может сказать нам что-то важное о демократии и взаимодействии между членами национального сообщества.

Фэшн-тренды: Самарканд-Ташкент-Мир

Fatima

Бутик бренда «Фатима» находится в торговой галерее Самарканда на пешеходной улице Ташкент, недалеко от площади Регистан и мавзолея Биби-ханым. Бутик Фатимы похож на восточную сказку: красочные чапаны и платья с икатным орнаментом, расшитые сюзани и дамские сумки. Вдохновительница и владелица бренда Фатима Гулямова создает свои коллекции с 90-х гг. Она может рассказывать часами о том, как по старым фотографиям она восстанавливала разноцветную декоративную тесьму, как создавала пэчворк из адраса для сумок, как долго выбирала ткани у маргиланских мастеров. В производственном цеху, прилегающем к шоу-руму, трудятся несколько десятков швей. В самом шоу-руме над вышивкой склонились рукодельницы. Благодаря «Фатиме», в Самарканде создаются рабочие места, восстанавливаются и поддерживаются традиционные рукодельные практики и ремесла. На манекенах – много современных платьев с деликатными вставками из иката, основная часть коллекции представлена шелковыми чапанами, элементами традиционного костюма и традиционной вышивкой.

Это слайд-шоу требует JavaScript.

Бутик бренда «Фатима», апрель 2019 г., фотографии автора материала

Туристы из Казахстана зашли в бутик в поисках такой традиционности и приобрели чапаны. Туристы из Германии забрали сюзани, туристка из России унесла расшитые сумки. Традиционная одежда и предметы декора— востребованный товар на самаркандском рынке. Базар «Siyob» расположен в пяти минутах ходьбы от торговой галереи. Вариации традиционной одежды – в изобилии, товар красочный и не менее аутентичный, цены на базаре слегка ниже, но по качеству исполнения и креативности отличается. Поэтому искушенные туристы идут к «Фатиме». 

Kanishka

Впервые я услышала о бренде от подруги из Ашхабада, потом от друзей из Бишкека и Москвы. Поэтому в «Канишку» я отправилась в первый же день по приезду в Ташкент. В этой коллекции нет традиционной одежды, исключительно футболки, свитшоты, рюкзаки и куртки-косухи, а также другие предметы гардероба, предназначенные для ежедневной жизни современного горожанина. Но икат и сюзани присутствуют, в облачно-красочных принтах на трикотаже и узорчатых тиснениях на коже. Коллекция принтов разнообразна. Для сравнения – восточная миниатюра, Микки-Маус и узбекские девушки на фоне спутника.

В Ташкенте про «Канишку» знают многие. Прохожие на улице подсказали куда идти, когда я заблудилась в поисках бутика. Бренд обязан своим названием кушанскому царю Канишке (115-137 вв. н.э.). Значительная часть Центральной Азии когда-то входила в Кушанское царство, это тот случай, когда история бренда пересекается с историей страны и региона. Алексей Маньшаев, антигламурный и талантливый создатель бренда, на своем производстве умеет делать все. Которое, кстати, включает несколько специализированных цехов, здесь работает большой коллектив. Тем самым, создаются рабочие места. Один из сотрудников рассказал, что обрел здесь новую специализацию, научился делать принты на футболках. Фотографии для страницы бренда в соцсетях делаются прямо на производстве. У Kanishka_dsgn в Инстаграм и Facebook в совокупности более 50 тыс. подписчиков из Узбекистана и других стран.

Bibi Hanum

Бренд «Bibi Hanum» больше заинтересован в международном признании. Продукция бренда выставлена в сувенирном магазине Музея Текстиля университета Джорджа Вашингтона. «Bibi Hanum» представляет свои коллекции на международных выставках и фестивалях— Smithsonian Folklife Festival в Вашингтоне, Coterie в Нью-Йорке, International Business Festival в Ливерпуле и др.

Главная миссия бренда – предоставить экономические возможности узбекским женщинам из Ташкента, Ферганской долины и Навоийской области и сохранить культурное наследие страны. Основательница бренда Мухайо Алиева начинала с открытия семейного ателье “Velvetine”, в котором она работала вместе с сестрой. «Bibi Hanum» появился позже, к этому времени Мухайо смогла выиграть нидерландский грант на восстановление и популяризацию национального чапана. Вариации на тему чапана – наиболее многочисленны в коллекции «Bibi Hanum», в целом, много одежды, аксессуаров и предметов домашнего интерьера с абровым орнаментом и вышивкой сюзани.

Также читайте: История и секреты “облачной ткани” – абрового шелка
Также читайте: Знаки и смыслы казахских орнаментов

В отличие от предыдущих брендов, цены в «Bibi Hanum» кажутся не очень доступными для большинства населения. Для сравнения, шелковый кошелек обойдется как минимум в 62 доллара, в то время как кожаный кошелек с набивным рисунком на тему иката или сюзани от «Kanishka» в 25 долларов. Таким образом, популяризация иката и сюзани от «Bibi Hanum» ограничивается международной и состоятельной аудиторией, готовой платить от 200 до 1000 долларов. Объективно, сами узбекистанцы не имеют возможности приобрести продукцию «Bibi Hanum». С другой стороны, доступность «высокой моды» ограничена априори, хорошо то, что коллекцию представляет именно узбекский дизайнер. Это повысит шансы, наконец, зафиксировать центрально-азиатскую географию шелкового иката и красочных сюзани на мировых подиумах.

Мир современной узбекской моды

Мода всегда была и является средством воздействия на общество. Выставляя напоказ богатство и высокий статус, вестиментарный стиль может усиливать антагонизм в обществе либо наоборот укреплять связи между членами этого общества, выражая пусть даже номинально равенство статуса и достатка.[3] Демократический потенциал современной узбекской фэшн-индустрии выражается в лояльности традициям, поддержке национальных тканей, связях с местным сообществом и мелкими производителями (особенно, женщинами), в потенциале задействования независимых художников, в развитии органичного фэшн-предпринимательства и создании рабочих мест в стране.

Мода часто ассоциируется с элитарностью, однако икат и сюзани попали в мир высокой моды прямо из рук узбекских мастеров. Эти же мастера поставляют свои творения на базары Центральной Азии и в мастерские местных дизайнеров. Орнаменты иката и сюзани всегда будут частью истории, культуры и вестиментарной стилистики Центральной Азии. Они всегда будут транслировать «Сделано в Центральной Азии».

Узбекская мода многолика. Простота кроя компенсируется сложностью орнамента, традиционность конкурирует или совмещается с современностью, демократичность компенсирует элитарность. И для более полной картины представим еще нескольких гуру узбекской моды, чьи работы уже известны внутри и за пределами республики. Этих дизайнеров объединяет стремление сохранить народное искусство, интегрировать традиционные формы и материалы в ритм современной жизни, рассказать международной аудитории, что сюзани и икат происходят из Центральной Азии. С другой стороны, их коллекции и взаимодействие на уровне от создателя к покупателю транслируют массу посылов, которые можно интерпретировать через различные фреймы: мода и устойчивое развитие, мода и феминизм, мода и транснационализм, мода и ориентализм, мода и пост-колониализм, мода и демократия.

Дильдора Касымова, бренд Dildora Kasimova 

Постоянный участник Недели Моды Узбекистана, дизайнер года 2016 по версии журнала «The MAG». Искусно сочетает Восток и Запад. Расшитые бисером и шелком узоры ее викторианских кейпов напоминают орнаменты иката. Использует сюзани для юбок с запахом. Классические костюмы строгого силуэта и жакеты с разрезными рукавами из шелкового адраса, как на восточных миниатюрах.

Дильноза  Умирзакова, бренд Anor Atelier

Выпускница Института иностранных языков, сегодня участник мировых модных показов. В своей коллекции акцентирует внимание на старинном узбекском крое Нурсакь. Элегантные манто бренда напоминают калтача, халат, бытовавший и широко распространенный в Бухарском оазисе в позапрошлом веке. Смелые платья мини представлены наряду с плиссированными моделями в пол.

Александра Чичинова, бренд Sa-Sha

Призер международных конкурсов и претендент на обладание знака качества от UNESCO творит трикотажные свитшоты с орнаментом иката, элегантные сумочки из шелкового адраса, мини-платья из полосатого бекасама и предлагает носить чапаны с джинсами. Александра не боится экспериментировать с орнаментом иката, применяя эффект «деграде». В ее коллекции есть модели, отсылающие к историческому прошлому. Например, платья-паранджа с ложными рукавами, скрепленные за спиной тесемками.

Саида Амир, бренд Saida Amir

Выпускница Национального института художеств и дизайна имени К. Бехзад и британского колледжа Святого Мартина. Вдохновленные вышивками сюзани орнаменты защищают от сглаза и придают моделям футуристический антураж. Среди моделей – классические жакеты с узбекской стежкой. Автор коллекций: «Сюзани — наследие, как вдохновение», «Новые сартянки или сартянки век спустя», «Страсть по Востоку», «Навруз».

Зульфия Султон, бренд Zulfiya Sulton  

Выпускница Национального института художеств и дизайна, одна из ведущих дизайнеров Узбекистана. Зульфия одевает ряд узбекских знаменитостей, в ее коллекции преобладают вечерние туалеты, где невесомый газ и маргиланский эксельсиор сочетается с яркими шойи и адрасом. Участница многочисленных модных показов, Зульфия не перестает экспериментировать: расшивает шелковыми узорами адрас, добавляет волан к подолу чапана, создает изящные бархатные пальто, расшитые сюзани и роскошные вечерние платья со шлейфом из адраса.

Лали Фазылова, бренд LALI

Именитый дизайнер, основательница дома моды LALI. Работает напрямую с маргиланскими мастерами, которые ткут адрас и икат по ее эскизам. Вместе они разработали разноцветный эксельсиор. Образы от LALI воплощают невероятный микс красок и фактур: голубые джинсы-клеш с вставками из адраса с темно-синим облачным орнаментом, объемная куртка из денима с икатным рисунком, красочные манто из королевского бархата. Некоторые из работ дизайнера подобны арт-объектам.

Денис Томилин, бренд Denis Tomilin

Выпускник Ташкентского института текстильной и легкой промышленности. Участник республиканских фестивалей и недель моды, член Академии художеств Узбекистана. Автор коллекций «Машраб», «Духобо», «Байрамона» и ряда других. Творит абровый рисунок на джинсе и вареном шелке, использует печать золотом архитектуры Самарканда и Бухары. Экспериментирует с хан-атласом, узбекским крепдешином и парашютной тканью.

[1] Smithsonian’s Freer/Sackler weaves together traditional and contemporary fashion. http://www.alaintruong.com/archives/2018/03/25/36261454.html (24.11.2018)

[2] Napoleon Ney. En Asie Centrale à la vapeur. Paris. 1888. P.426

[3] Miller, Joshua. 2005 .Fashion and Democratic Relationships. Northeastern Political Science Association 0032-3497/05 $30.00 http://www.palgrave-journals.com/polity

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

 ПОДПИШИТЕСЬ, ЧТОБЫ БЫТЬ ПЕРВЫМ В КУРСЕ СОБЫТИЙ 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *