Гульбадан-Бегим — автор исторического сочинения «Хумаюн-наме»

Гульбадан-Бегим (1523—1603) — единственный историк-женщина средневековой Центральной Азии, автор исторического сочинения «Хумаюн-наме», потомок Амир Тимура, младшая дочь Бабура. По просьбе своего племянника, императора Акбара, в 1585-87 годах написала на персидском языке воспоминания о своем отце и сводном брате Хумаюне, отце Акбара, под названием «Хумаюн-наме». На европейских языках «Хумаюн-наме» впервые было опубликовано в 1902 году А. Бевериджем (Англия) вместе с комментариями. В 1959 году в Ташкенте был издан узбекский перевод. В годы независимости Узбекистана он был переиздан. Её произведение является единственной средневековой хроникой в Индии, написанной женщиной. «Хумаюн-наме» содержит обильный материал по истории своего времени.

На миниатюре – Акбар воссоединяется со своей матерью после двухлетнего отсутствия. Эта сцена из Акбарнаме происходит в женских помещениях. Одной из женщин почти наверняка была Гульбадан-бегим (миниатюра из Британской библиотеки)

Вот что пишет о Гульбадан-Бегим Урсула Симс-Вильямс, Британская библиотека, в блоге названной “Автобиография могольской принцессы Гульбадан, («Жизнь падишаха Хумаюна (Хумаюн-наме)»).

В коллекции Британской библиотеки содержится много уникальных исторических текстов. Некоторые из них имеют основополагающее значение для изучения истории Моголов, но они никогда не выставлялись.

Например, автобиография принцессы Гульбадан, «Avval-i Humāyūn Pādshāh» («Жизнь падишаха Хумаюна» – второго падишаха Империи Великих Моголов, сына Бабура и отца Акбара), является фактически единственной сохранившейся копией, вероятно, сделанной в начале 17-го века, возможно, из оригинальной рукописи Гульбадан. К сожалению, текст неполный, резко обрывается на 1553 году. Он был приобретен коллекционером, полковником Джорджем Уильямом Гамильтоном (1807-1868), который служил в Индии с 1823 по 1867 год в качестве комиссара в Дели. В наше время он был оцифрован и выставлен онлайн.

См. на английском – Gulbadan. The history of Humāyūn (Humāyūn-Nāma). Edited and translated by Annette S. Beveridge. London: Royal Asiatic Society, 1902

Принцесса Гульбадан (1523-1603), дочь Бабура и сводная сестра Хумаюна, несмотря на окружавший ее мужской мир, играла важную роль в политике и правительстве, а также была известна как покровительница образования и искусства.

Гульбадан родилась в Кабуле за несколько лет до того, как Бабур обосновался в Индии. Она последовала за ним туда в 1529 году, когда он основал свой двор в Агре. Ей было всего восемь лет в 1530 году, когда Бабур умер, и его сменил ее брат Хумаюн. В 1540 году она уже вышла замуж и вернулась в Кабул, а Хумаюн безуспешно пытался удержать власть в Индии. Спустя некоторое время после 1553 года, когда заканчиваются ее мемуары, она вернулась в Индию, и мы узнаем из “Акбарнаме” Абу-Фазля, что она отправилась в хадж в 1575 году, вернувшись оттуда спустя шесть лет после кораблекрушения в Адене, а затем задержавшись в Гуджарате. Она умерла в феврале 1603 года в почтенном возрасте 82 лет (лунных лет).

Гульбадан была высокообразованной женщиной. Она могла читать и писать как на родном чагатайском тюркском, так и на персидском языках (в отличие от своего мужа, представителя чагатайско-могольской знати, Хизр Хаджа Хана). Мы знаем, что у нее была собственная библиотека, потому что Баязид Баят, автор жизнеописания Хумаюна, отмечает, что передал ей копию своей работы. В 1589 году Акбар поручил своему главному министру Абу’л-Фазлю составить исчерпывающую историю своего правления и приказал всем, кто помнит прошлые события, скопировать свои записи и отправить их ко двору (предисловие к Акбарнаме). Как пишет Гульбадан: «Был отдан приказ: “Напишите, что вы знаете о жизни Фирдауса-Макани [живущего в раю Бабура] и Его Величества Джанната-Макани [Хумаюна]». Признавая, что ее воспоминания о Бабуре не были исчерпывающими, она привела в своем труде множество семейных воспоминаний и анекдотов, дополняющих то, что она знала из воспоминаний своего отца. В случаях, когда она не присутствовала сама, например, во время изгнания Хумаюна в Персию между 1543 и 1545 годами, она опиралась на рассказы его жены Хамиды-Бегим и других очевидцев.

Мемуары Гульбадан дают восхитительную возможность заглянуть в женские покои. Она приводит имена и ценные сведения о царских женах и детях, а также других членов семьи.

Например, она приводит слова Хумаюна, когда падишаха упрекают за то, что он не посещал одну из своих жен. В ответ Хумаюн говорил: «Я пристрастился к опиуму, и если я долго не прихожу к тебе, ты не расстраивайся».

Когда ее отец Бабур построил бассейн в Дхолпуре, недалеко от Агры, он пообещал: «Когда этот бассейн будет готов, я наполню его вином». Тем не менее, как пишет Гульбадан, «поскольку Бабур отказался от вина перед битвой с Санграм Сингхом, он вместо этого наполнил его лимонным шербетом».

Описание похода в горы, чтобы увидеть ранний ревень, начинается с рассказа о дамах, путешествующих при лунном свете в Лагман из Балха, болтающих, рассказывающих друг другу истории и тихо поющих. К сожалению, они так задержались в пути, что к тому времени, когда они достигли Кухдамана, листья ревеня уже выросли. Хумаюн был так зол на задержку, что заставил их написать ему письма с извинениями.

В одном отрывке мемуаров Гульбадан пишет о болезни Хумаюна. Его мать жалуется отцу Бабуру: “Вы император: будете ли вы печалиться? У вас есть другие дети. Мое горе в том, что у меня есть только один сын”. «Махим-Бегим, – ответил он, – хотя у меня есть другие дети, я не люблю ни одного из них, как твоего Хумаюна. Ради него я приобрел империю, и я хочу, чтобы мир был ярким для моего любимого Хумаюна, единственного в мире, редчайшего в своем времени, а не других”.

“Пока он [Хумаюн] болел, Его Величество соблюдал пост Хазрата Муртазы Али. Это пост, который обычно держится со среды, но он был так встревожен и расстроен, что держал его со вторника. Погода была очень жаркой. Его сердце и печень перегрелись, и во время поста он помолился, сказав: «О Боже, если жизнь может заменить жизнь, я, Бабур, отдаю свою жизнь и душу Хумаюну». В тот же день Его Величество Фирдаус-Макани почувствовал недомогание, а Хумаюн Падишах омыл голову и вышел ко двору. В свою очередь Его Величество мой отец Падишах удалился в покои и провел в болезни около двух-трех месяцев, лежа на постели”. Бабур вскоре скончался от этой болезни в возрасте 47 лет.

Гульбадан также описывала кочевой образ жизни могольских женщин. Ее юность была проведена в типичном стиле могольской семьи, кочующей между Кабулом, Агрой и Лахором. Во время изгнания Хумаюна ей пришлось жить в Кабуле с одним из ее сводных братьев, который позже пытался завербовать ее мужа в мятеж против Хумаюна. Гульбадан-Бегим убедила мужа не делать этого. Однако тот все же принял участие в заговоре против ее племянника Акбара и вместе со своим сыном потерпел поражение. Он был изгнан из двора и из ее жизни. Ему даже не разрешили быть похороненным рядом с ней.

В целом Гульбадан наслаждалась счастливой и благополучной семейной жизнью и большую часть времени провела в Кабуле, когда в 1557 году ее племянник Акбар пригласил ее присоединиться к императорскому двору в Агре. Она имела большое влияние и уважение в императорском доме и была очень любима как Акбаром, так и его матерью Хамидой.
Гульбадан активно занималась благотворительностью и в стремлении угодить Богу ежедневно помогала бедным и нуждающимся. Говорят, что в течение двух лет после ее смерти Акбар постоянно сетовал, что скучал по своей любимой тете, вплоть до собственной смерти в 1605 году.

Говорили также, что Гульбадан был писала стихи, но ни одно из ее стихотворений не сохранилось, хотя на ее поэзию ссылаются другие поздние авторы. К сожалению, большая коллекция архивных материалов императорских моголов была уничтожена в Индии.

Также читайте: Фатима из Самарканда. Ученая, которая советовала эмирам и имамам

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

 ПОДПИШИТЕСЬ, ЧТОБЫ БЫТЬ ПЕРВЫМ В КУРСЕ СОБЫТИЙ 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *