Политика и экономика на казахско-кыргызской границе. Интервью с Жумакадыром Акенеевым

Жумакадыр Акенеев, экс-министр сельского хозяйства и бывший глава Ассоциации нефтетрейдеров Кыргызстана, рассказывает о ситуации на казахско-кыргызской границе и перспективах разрешения затянувшегося конфликта.

Господин Акенеев, вы на днях побывали на казахско-кыргызской границе, встречались с людьми из Казахстана, которые хотят открыть границы для товаров из Кыргызстана. Расскажите подробнее, что происходит на данный момент на границе? Какие сложности имеются при пропуске товаров из Казахстана в Кыргызстан и из Кыргызстана в Казахстан?

Как известно, в основу конфликта между Астаной и Бишкеком легла состоявшаяся в разгар предвыборной кампании встреча президента Казахстана Н.Назарбаева и претендента на президентское кресло Кыргызстана Омурбека Бабанова, что вызвало однозначно отрицательную реакцию Бишкека и повлекло довольно неприятное развитие отношений, вплоть до пересмотра отношений между Астаной и Бишкеком.

Одним из последствий этого стало усиление контроля на границе между двумя республиками. Спустя месяц с того момента, как на казахстанской стороне усилили контроль и проверку, на границе скопились большие очереди, как грузоперевозчиков, так и физических лиц. Две-три недели назад количество машин перевалило за тысячу. Потом были достигнуты определенные договоренности, и очередь была практически сведена к нулю – пропускали российские и кыргызские машины, но в ограниченном количестве.

После того, как рассмотрели жалобу Кыргызстана в ВТО, где негласно была принята сторона Бишкека, «сверху» была дана команда опять плотно закрыть границу. Количество машин на границе вновь очень резко выросло: по всему периметру казахско-кыргызской границы в очереди сегодня стоят порядка 600-700 транспортных средств. Граница с казахской стороной закрыта не полностью.

Есть самый большой пост с четырьмя проходами, которые полностью оснащены необходимым оборудованием для проверки грузов, багажей и т.д., — пост «Ак Тилек». Но на сегодняшний день работает только один пропускной пункт с Казахстана, а остальные не работают. Объяснений никаких нет. Вместо 280 машин, которые должны в сутки проходить, пропускают только 70-80. Причем около 70 процентов автомобилей – это те машины, которые идут транзитом через территорию Казахстана, и никакого отношения к кыргызским товарам не имеют. Дальнобойщики везут товары с Китая, Таджикистана, Узбекистана в Россию.

Помимо этого, сегодня не пропускают кыргызские товары, поставка которых осуществляется на двусторонней основе еще до вхождения Кыргызстана в ЕАЭС. Сегодня в «черном списке» оказались наши следующие товары: мясо, молоко, продукция компании «Куликовский торт» и т.д. Мясо и молоко мы поставляли в Казахстан по просьбе самой казахской стороны. В отношении продукции «Куликовского торт», то этот продукт является уже брендом. Эту продукцию покупает Россия, Китай, Турция и Казахстан. Говорят, что этот торт не соответствует каким-то стандартам, хотя раньше проблем не было со стандартами, и он проходил свободно. Таких случаев много. Сегодня из Казахстана в Кыргызстан не проходят мука и зерно в том объеме, каким поставлялись ранее. Я был в составе экспертной комиссии в Алма-Ате. Наше мясо и молоко уже исчезло с прилавков, хотя жители и торговцы говорят, что качество наших животноводческих продуктов отменное.

Что предлагают Астана и Бишкек для разрешения сложившейся ситуации на границе?

Откровенно говоря, на уровне всех казахских и кыргызских органов и министерств достигнуто некоторое взаимопонимание. Я так понимаю, что казахская сторона ждет решения президента Нурсултана Назарбаева – его решение для них закон, поэтому самостоятельно ни правительство, ни отдельное министерство, ни политики ничего не могут поделать.

Согласно официальной версии Казахстана, Кыргызстан не выполняет регламенты ЕАЭС. У нас есть льготы по прохождению товаров из Китая в Кыргызстан, и все это подписывалось казахским лидером Назарбаевым, когда Кыргызстан готовился вступить в ЕАЭС. Все идет на законных основаниях.

Надо этот вопрос выносить на заседания Евразийской экономической комиссии, глав государств ЕАЭС, глав правительств ЕАЭС и только после этого принимать какие-то меры. К сожалению, 10 октября без предупреждения было принято решение о введении текущих ограничений казахской стороной в одностороннем порядке, и уже более месяца все это продолжается. Конечно, все это влияет на экономику как Кыргызстана, так и Казахстана.

К каким последствиям привело закрытие казахско-кыргызской границы? Как этот фактор ощущается на экономических показателях Казахстана и Кыргызстана?

Сегодня в Алма-Ате цены на мясо и молоко поднялись на 20-30 процентов. У нас тоже цены выросли на эти продукты. Международный валютный фонд заявил, что за 25 дней закрытия границы кыргызской экономике был нанесен ущерб в 200 млн долларов. Прошло уже более 40 дней, ущерб уже исчисляется примерно в размере 300-350 млн. долларов.

Страдает не только наша экономика, но страдают и экономики Казахстана, и России. На этой неделе официально объявили, что ВВП Кыргызстана упал на 0,3 процента. Если эта ситуация продолжится до конца года, то эта цифра может возрасти 1,5 процентов.

Кыргызстан обеспечивал своим мясом и молоком около 6 млн. казахстанцев. У нас весь север Кыргызстана работал на нужды Казахстана – примерно 80 процентов выработанной животноводческой продукции экспортировали в Казахстан.

Очень хорошо начала развиваться легкая промышленность, наши текстильные изделия тоже не проходят, ни в Казахстан, ни в Россию. Если сегодня мы этот момент упустим, не примем оперативные меры, то наши многие швейники могут разориться, поскольку они взяли кредиты. Им необходимо вести торговлю.

Более тщательные проверки затрудняют и прохождения границы со стороны физических лиц. Сейчас тщательно проверяют паспорта, багажи, сумки наших граждан и в аэропортах. Многие наши граждане летят через Алма-Ату.

Все это надо быстрее прекращать, поскольку противостояние лидеров государств не должно отражаться на людях, они должны стоять выше.

Какая роль отводится России в этом вопросе? Исходит от них какая-та инициатива, чтобы разрешить ситуацию?

С частичным вмешательством России, две недели назад пробка рассосалась. Было влияние России на Казахстан, российские транзиты пропустили, но опять закрыли. На этой неделе наш президент Атамбаев сказал, что Кыргызстан заблокирован, что не работает Евразийская экономическая комиссия во главе с председателем Саргсяном, молчат другие главы государств, указал и на Россию и на других. Бесспорно, Россия имеет большое влияние на все эти процессы, хотя инициатор создания ЕАЭС – лидер Казахстана Назарбаев.

А как реагируют на ситуацию другие страны-члены ЕАЭС?

В отношении Армении не знаю, никто не высказался. Но президент Беларуси Лукашенко на саммите в Сочи, месяц назад, раскритиковал действия Казахстана. Я просмотрел стенограмму этого заседания, он сказал, что «действия Казахстана не соответствуют принятым решениям и политику не надо с экономикой путать». Он так и прямо сказал. Думаю, что Минск может поддержат Бишкек, посодействовать тому, чтобы товары через границу беспрепятственно проходили.

Повлияло ли закрытие границы на работу бизнес-проектов в Казахстане и Кыргызстане?

Нет. В Кыргызстане имеется ряд проектов, инициированных Казахстаном, и с нашей стороны, никакие претензии не предъявляются к казахским предпринимателям. Они платят налоги, как и полагаются по закону. Мы заинтересованы в том, чтобы казахские бизнесмены у нас строили новые объекты, вкладывали деньги в нашу экономику. Насколько я знаю, не чинятся препятствия и нашим проектам в Казахстане. Но если так продолжится, то казахские бизнесмены могут уйти из Кыргызстана по своей воле. От приезда в Кыргызстан могут воздержаться и те, кто собирался приехать к нам.

Я думаю, что оба лидера найдут общий язык, и мы решим этот вопрос между собой, без всяких ВТО, комиссии ЕАЭС, потому что этого хотят люди

Вы верите в то, что новоизбранный президент Кыргызстана сможет решить этот вопрос?

Новоизбранный президент пока не вступил в свою должность. Инаугурация состоится 24 ноября. В каких-то своих отдельных выступлениях перед российскими СМИ он сказал, что Бишкек продолжит членство в ЕАЭС, что народы Казахстана и Кыргызстана являются дружественными народами, даже неплохо отозвался о президенте Назарбаеве.

Я думаю, что оба лидера найдут общий язык, и мы решим этот вопрос между собой, без всяких ВТО, комиссии ЕАЭС, потому что этого хотят люди, как с Казахстана, так и с Кыргызстана.

На ваш взгляд, когда ситуация на границе может разрешиться?

Я думаю, что до Нового года ситуация разрешится. Мне кажется, что 30 ноября на саммите в рамках ОДКБ в Минске этот вопрос поднимется и может быть решен положительно.

Ведь торгово-экономическое сотрудничество обеих стран развивалось прекрасно. Наша экономика показывала высокие темпы роста в последние годы: 6,8 процента в 2016 году, в 2017 году ожидался рост на 8,5 процентов. Но сегодня все это сокращается. До конца года уже осталось 1,5 месяца, и мы планировали достигнуть определенной цифры в товарообороте.

Когда у нас еще не были достроены лаборатории, мясо и молочная продукция свыше 30 кыргызских предприятий по просьбе казахской стороны были включены в реестр, и продукция беспрепятственно проходила через границу и поставлялась в Казахстан. По уровню товарооборота с Кыргызстаном, Казахстан стоит на третьем месте среди других стран, на первом месте — Россия, на втором месте – Китай. С Казахстаном товарооборот был на уровне 1,1 млрд долл долларов в 2014 году до вступления КР в ЕАЭС, но эта цифра уже снизилась в 2016 году до почти 900 млн долл (при том, что импорт остается на том же уровне, а экспорт сократился в два раза). Теперь торговля.может снизиться еще больше из-за ситуации на границе.

 ПОДПИШИТЕСЬ, ЧТОБЫ БЫТЬ ПЕРВЫМ В КУРСЕ СОБЫТИЙ 

comments powered by HyperComments
Политика и экономика на казахско-кыргызской границе — Евразийские исследования
2017-11-18 10:27:29
[…] Источник: CAAN […]