Протестный апрель 2019: Митинги против урана в Кыргызстане

Митинг на площади Ала-Тоо в Бишкеке против добычи урана. Фото: The World News

Апрель 2019 года в Кыргызстане был отмечен протестами граждан. Хотя митинговали по разным поводам, все же самой резонансной темой оказалась «урановая». Протестное движение против разработки месторождений урана создало для правительства дополнительные неприятности, добавив критики общественности в отношении качества работы нынешнего кабинета. Анализируя хронологию протестного движения против урана и то, как правительство, парламент и президент прореагировали на протесты и работали с населением, можно сделать несколько выводов.

Во-первых, «урановая» тема обнаружила, что уровень доверия населения к правительству, и в целом, к власти, находится сейчас на крайне низком уровне.

Во-вторых, совершенно очевидным становится факт слабости парламента, который зачастую не обладает ни адекватной информацией, ни способностью эффективно осуществлять контроль за исполнением законов в сфере недропользования. Более того, ситуация показала конъюнктурность и популизм парламентариев, которые среагировали на ситуацию уже после того, как начались митинги протеста и гражданская акция с подписанием петиции против урана стала активно разворачиваться.

В-третьих, протестное движение против разработки и добычи урана в Кыргызстане выявило наличие существенного конфликтного потенциала в политической сфере. Различные группы интересов развернули информационные войны с целью использовать протестное движение в своих политических целях, причем речь идет не только об оппозиции, но и о власти.

В-четвертых, антиурановые митинги показали, что гражданское общество имеет потенциал самоорганизации и реализации своих гражданских и политических прав не только через протесты, но и через обсуждения в социальных сетях и СМИ, подписание петиций и через участие в публичных дискуссиях.

Ниже читателю предлагается краткая хронология и анализ событий в Кыргызстане, связанных с «урановой» темой.

Урановая проблема и Кызыл-Омпольское месторождение: история вопроса

В советское время в Кыргызстане добывали уран в ряде регионов. В 50-60-е годы шахты были закрыты, потому что добыча урана оказалась невыгодной, а урановые отходы закопали в хвостохранилища для радиоактивных отходов.

На сегодняшний день в Центральной Азии имеется семь опасных урановых хвостохранилищ, три их которых находятся в Кыргызстане.

Это город Майлуу-Суу, поселок Шекафтар (Джалал-Абадская область), и поселок Минкуш ( Нарынская область). Объектами высокого риска являются также хвостохранилища в Ак-Тюзе, Орловке и Каджи-Сае. Хвостохранилища и отвалы возле рек — самые опасные. Специалисты утверждают, что эти хвостохранилища пришли в негодность и их нужно переносить. Но все упирается в отсутствие средств в госбюджете, вследствие чего кыргызское правительство вынуждено искать деньги у международных доноров.

До сих пор не совсем понятно, почему советские специалисты решили захоронить урановые отходы возле русел рек, поскольку после распада СССР архивы вывезли в Москву и засекретили их.

В Кыргызстане в настоящее время, по информации, озвученной председателем Госкомитета промышленности, энергетики и недропользования (ГКПЭН) на заседании Жогорку Кенеша 2 мая 2019 года, есть 92 хвостохранилища с вредными отходами, в том числе 60 урановых. В этих хвостохранилищах находится 286 млн. тонн урановых и других высокотоксичных отходов.

В апреле 2019 г. в Кыргызстане прошла серия митингов протеста против разработки уранового месторождения Таш-Булак, которое относится к так называемой Кызыл-Омпольской группе уран-торианитовых россыпей, в которую также входят россыпи в Баке, Узунсай, Тюндюк, Оттук. Данное урановое месторождение расположено на северной стороне горы Кызыл-Омпол, на высоте 1640-3000 метров над уровнем моря. В плане административно-территориальной принадлежности россыпи входят в состав Тонского района Иссык-Кульской области и Кочкорского района Нарынской области.

Еще в середине прошлого века, в советское время, проводились геолого-разведывательные работы на этом месторождении. Тогда проектные изыскания завершились, но было принято решение отказаться от добычи урана на данной площади. В 2010 году компания «ЮрАзия в Кыргызстане» получила лицензию на проведение геологоразведочных работ на Кызыл-Омпульской площади до 2020 г., причем основным объектом изучения компании является месторождение «Таш-Булак».

По данным ГКПЭН, на этом месторождении разведанные запасы урана составляют 3,5 тыс. тонн, тория – 8,54 тыс. тонн, фосфора – 10 тыс. тонн, циркония – 34 тыс. тонн, и титано-магнетита – 1,6 млн. тонн.

На вопрос о том, почему советская власть отказалась от идеи добывать уран на Кызыл-Омполе, приводятся противоречивые мнения. Есть сведения о том, что тогдашнее руководство республики во главе с Турдакуном Усубалиевым было против разработки Кызыл-Омпольского месторождения из-за потенциального вреда Иссык-Кулю, который был важной здравницей союзного значения. Однако недавно журналисты в результате фактчекинга опровергли эти сведения и пришли к выводу, что основанием для отказа от добычи урана на указанном месторождении были соображения экономической нерентабельности из-за ограниченного объема запасов руды и низкого ее качества. Но поисковые и разведывательные работы продолжались и позже, в 60-70 е гг. прошлого века.

Как в настоящее время выясняется, хотя компания «ЮрАзия» получила лицензию в 2010 г, она вела разведывательные работы с 2012 года вплоть до настоящего времени, вложив в геологоразведку инвестиций на общую сумму в 271 млн. сомов.

28 марта президент Российской Федерации В.В. Путин посетил Кыргызстан с государственным визитом. В СМИ была информация о том, что между Кыргызстаном и Россией во время этого визита был подписан большой пакет документов о сотрудничестве в разных сферах. Кроме того, было подписано более 50 контрактов, соглашений и меморандумов на сумму, превышающую 6 млрд. долларов. В числе этих соглашений, как было позже озвучено депутатами парламента, было соглашение между ОсОО «Экономи Полимерс РУ» (Россия) и Кара-Балтинским горнорудным комбинатом (КГРК) (Кыргызстан) об инвестировании российским инвестором 30 млн. долларов в развитие КГРК. Сырье для КГРК предполагается доставлять из Таш-Булака. Ураносодержащий песок будет транспортироваться в Чуйскую область по железной дороге, и перерабатываться на КГРК.

В середине апреля появилась новость о том, что компания «ЮрАзия» приступает к техническому проектированию и разработке технико-экономического обоснования (ТЭО) и Оценке воздействия на окружающую среду (ОВОС). По имеющимся сведениям, компания «ЮрАзия» является кыргызско-канадской компанией: канадская компания “Азарга Ресурсез Лимитед” владеет долей в 70 %, а остальными 30 % владеют граждане Кыргызстана. (Информация озвучена заместителем председателя Госкомитета промышленности, энергетики и недропользования К.Ибраевым во время участия в телевизионной передаче «Пятеро на пятом». 5 канал, 24 апреля 2019).

По информации ГКПЭН, для разработки предполагается выделить четыре тысячи гектаров территории Кызыл-Омполского айыльного аймака. Проект рассчитан на 20-25 лет работы КГРК, а предположительная сумма инвестиций в разработку месторождения в Таш-Булаке частными инвесторами составляет 10 млн. долларов. Что касается создания рабочих мест, речь идет о 200 рабочих мест на Кызыл-Омпольском месторождении и около 500 рабочих мест в городе Кара-Балта Чуйской области.

Протесты против урана: краткая хронология

Митинг гражданских активистов в городе Каракол. Фото: Kloop.kg

Если не вдаваться в предысторию, создается впечатление, что апрельские митинги протеста и общественный резонанс по вопросу о добыче урана в Иссык-Кульской области возникли как-то внезапно и спонтанно. Однако в целях объективности необходимо вспомнить, что почти весь предыдущий 2018 год в Кыргызстане то и дело происходили митинги местного населения против иностранных инвесторов в горнорудной отрасли. Так, митинги прошли в Ала-Букинском, Кадамжайском, Тогуз-Тороузском, Бакай-Атинском и Тонском районах.

Ноябрь 2018: Первые признаки напряженности в Таш Булаке В селе Кок-Мойнок Тонского района часть жителей выступила против разработки месторождения. Основной аргумент жителей заключался в том, что разработки нанесут непоправимый вред экологии и здоровью местного населения, приведут к загрязнению значительных территорий в Иссык-Кульской области вплоть до города Балыкчи. Местные акимы в Кок-Мойноке и Тонском районе поддержали идею разработки урана, несмотря на протесты жителей.
31 декабря 2018 года была создана межведомственная рабочая группа

 

Целью межведгруппы были встречи с местным населением и депутатами местных кенешей на месторождении Таш-Булак и проведение радиометрических замеров естественного радиационного фона лицензионной площади и прилегающей к месторождению территории.
30 января 2019 г. Президент С. Жеенбеков провел заседание Совета Безопасности, посвященное вопросам недропользования Президентом была высказана резкая критика в адрес руководства ГКПЭН. Президент заявил об огромных масштабах коррупции в отрасли, особенно в сфере выдачи лицензий в горнорудной отрасли и дал указание произвести полную инвентаризацию выданных ранее лицензий. В решении Совета безопасности основной акцент был сделан на состояние национальной безопасности в сфере недропользования, говорилось о негативном воздействии истощения запасов полезных ископаемых, минерально-сырьевых и водных и других невозобновляемых ресурсов. На этом заседании Совета Безопасности генеральный прокурор страны Откурбек Джамшитов озвучил факты коррупции в выдаче лицензий. Удивление многих граждан вызвал факт выдачи 41 лицензии на различные месторождения в Кыргызстане с общей площадью 40 тысяч гектаров одному человеку, бывшему сотруднику МВД, не имевшему отношения к горнорудной промышленности. В действительности, реальными владельцами лицензий были офшорные компании (Британские Виргинские острова).
Февраль – март 2019 Митинги в ряде сел Тонского района – в селе Ак-Олон Тонского района 6 февраля, где жители заявили о своем несогласии с разработкой урана и других селах.
18 апреля 2019 года решением премьер-министра образована вторая межведомственная комиссия    Комиссия расширилась новыми членами из госорганов. Глава правительства поручил комиссии провести тщательный мониторинг и анализ воздействия на состояние окружающей среды, животноводства и здоровье человека.

 

21 апреля: сбор подписей под онлайн петицией против урана в социальных сетях Автором петиции является гражданский активист Алена Хоменко (г. Каракол). Петиция размещена на площадке «change.org» под названием «Мы против разработки уранового месторождения на Иссык-Куле!». За сутки петицию подписали около 15 тысяч человек, а на конец дня 3 мая было уже более 30 тысяч подписей. В петиции говорится о том, что территория Иссык-Кульской области является биосферной территорией, и разработка уранового месторождения грозит ухудшением экологической ситуации в регионе, приведет к краху туризма, повышению уровня безработицы и ухудшению здоровья будущих поколений.
22 апреля: Митинг в Тонском районе Около 50 человек собрались на стихийный митинг на перевале Куакы. Милиция контролировала ситуацию, призывая жителей не нарушать закон. Митинг завершился после того, как с местными жителями встретились депутаты Абдыбек Дуйшалиев и Алтынбек Жунус уулу. Жители района заявили о своем намерении идти пешим маршем в Бишкек 29 апреля.

Премьер-министр Мухаммедкалый Абылгазиев провел совещание кабмина по деятельности компании «ЮрАзия» и поручил приостановить работу на урановом месторождении на Кызыл-Омпольской площади. Он дал поручение усилить межведомственную комиссию, включив в ее состав «высококлассных экспертов, депутатов парламента, представителей гражданского общества и местного населения».

23 апреля – Распространилась информация о том, что добыча уже ведется Ряд местных активистов Тонского района посетили месторождение. В СМИ и соцсетях появилось видео, в котором активисты предположили, что на месторождении уже идет добыча, хотя власти говорят лишь об изыскательских работах.
24 апреля – состоялась пресс-конференция инвесторов Представители «Центрально-азиатской урановой компании» Андрей Акимов и представитель компании «ЮрАзия» Светлана Менг заявили, что идет дезинформация о работе компании в Кыргызстане. Акимов рассказал об уникальном «зеленом» методе добычи урана, который предлагается применять в Таш-Булаке и который не принесет вред, но, наоборот, поможет снизить уровень радиации в районе добычи за счет того, что урановый песок будет вывозиться для переработки на КГРК. Представители компании заявили, что готовы к любым проверкам со стороны госорганов, чтобы опровергнуть слухи о том, что компания уже начала добычу урана и что уже появился вред для окружающей среды. Инвесторы заявили, что заморозят работы до изменения ситуации и начнут вывозить тяжелую технику.
24 апреля : Реакция депутатов Жогорку Кенеша Депутат Махабат Мавлянова предложила ввести мораторий на выдачу лицензий в сфере геологоразведки. В ответ премьер-министр Мухамедкалый Абылгазиев ответил, что в настоящее время лицензии не выдаются, а действие лицензия, выданных предыдущими составами правительства, приостановлено. Кроме того, Абулгазиев сказал: «мы намерены делать акцент на туризме, а не на разработку месторождений». На этом же заседании премьер-министр заявил о своем намерении привлечь международных экспертов к консультациям.

Депутат Дастан Бекешев предлагает ввести мораторий на разработку урановых месторождений и добычу урана в биосферной зоне Иссык-Куля. Он написал на своем личном сайте о том, что подготовил законопроект. Он призвал жителей не верить фейковой информации и не становиться инструментом различных политических групп.

25 апреля: Депутаты парламента инициируют законопроекты о введении моратория на разработку и добычу урана до 20270 года Лидеры фракций «Ата Мекен» Алмамбет Шыкмаматов и «Бир Бол» Алтынбек Сулайманов выступили с инициативой нового законопроекта, который установил бы мораторий на изучение, разведку и добычу урана на всей территории Кыргызстана до 2070 года.

В этот же день в СМИ и социальных сетях распространилась информация о том, что первый вице-премьер-министр Кубатбек Боронов встретился с жителями села Боконбаева и города Балыкчи и проинформировал жителей о том, что лицензия у компании «ЮрАзия» отозвана. Но пресс-служба ГКПЭН не смогла подтвердить это, утверждая, что лицензию может отозвать только комиссия по лицензированию, но заседания комиссии не было.

26 апреля: Митинг в Бишкеке В Бишкеке на площади Ала-Тоо состоялся мирный митинг против добычи урана. Глава Ассоциации производителей Бакыт Дегенбаев заявил, что в Кыргызстане должны заниматься любым производством, кроме урана. В митинге участвовало по разным оценкам от 150 до 300 человек. Возможно, повлияло, то, что митинг был в рабочий день. Демонстранты держали плакаты с лозунгами «Мы против урана», «Добыча урана — враг Кыргызстана». Активисты специально вышли 26 апреля в годовщину аварии на Чернобыльской АЭС. Основное требование митингующих – полный запрет добычи и переработки урана по всей стране, а не только в Иссык-кульской области. Митингующие не позволили депутату Жогорку Кенеша Алмамабету Шыкмаматову и экс-парламентарию Равшану Жээнбекову выступить на митинге, поскольку они не хотели превращения митинга в площадку для политических лозунгов. Митингующие потребовали от спикера парламента провести заседание по этому вопросу, от президента – подписать и обнародовать закон, запрещающий добычу и переработку урана, а от генпрокурора – начать расследование по факту выдачи лицензии компании «ЮрАзия» в биосферной территории.
27 апреля, ГКПЭН сообщает, что лицензия о «ЮрАзии» отозвана Пресс-служба Государственного комитета промышленности, энергетики и недропользования сообщила, что лицензия на разведку Кызыл-Омпольской площади у компании “ЮрАзия в Кыргызстане” отозвана. СМИ и социальные сети обратили внимание на то, что эта информация появилась через два дня после того, как об этом объявил первый вице-премьер министр К. Боронов.
29 апреля: Митинг в городе Балыкчи, Иссык-Кульская область Участники около 200 человек. Жители требовали запретить добычу урана по всей стране.
30 апреля: Два митинга в Бишкеке В городе Бишкек – Партия зеленых во главе со своим лидером Эркином Белекбаевым устроила митинг. Лидера Партии зеленых Эркина Булекбаева после митинга доставили в милицию и оштрафовали, ссылаясь на то, что у него не было разрешения митинговать на площади Ала-Тоо.

В этот же день в сквере имени Горького прошел митинг против разработки урана, в котором участвовали жители города Балыкчи, которые накануне устроили марш протеста в своем городе и затем прибыли в Бишкек.

2 мая 2019 в Караколе Митинг гражданских активистов в городе Каракол. Участвовало около 50 человек. Митингующие требовали прекратить добычу сырья и объявить мораторий на разработку месторождений. Организатор митинга в Караколе против разработки урановых месторождений Алена Хоменко заявила, что, если власти не поставят точку в этом вопросе, акции протеста будут продолжаться.
2 мая 2019: Парламент заслушал правительство, принял постановление о запрете добычи урана Депутаты заслушали информацию Правительства Кыргызской Республики о мерах по обеспечению радиационной безопасности населения Кыргызской Республики. Парламент принял постановление о запрете добычи урана. Постановление поддержали 90 депутатов (всего 120).
4 мая 2019: Президент заявил, что в Кыргызстане уран не будут добывать Президент Сооронбай Жээнбеков высказался по урановой теме во время своей встречи с судьями Конституционной палаты. Президент отметил, что, еще 30 января он провел Совет безопасности, на котором он усложнил требования к недропользователям. Глава государства назвал ситуацию в горнодобывающей отрасли бардаком и заверил, что уран не будет добываться на Кызыл-Омполе.

Анализ протестных событий

Анализируя хронологию протестов против разработки и добычи урана в Кыргызстане, и реакцию власти и общества, можно выделить несколько ключевых моментов.

Митинг в Балыкчи. Источник: Turmush.kg

1) Последние события и антиурановые протесты показали, что уровень доверия населения к нынешнему составу правительства весьма низкий. Это видно по реакции жителей на действия и меры правительства по разрешению вопроса об урановых месторождениях.

Совершенно очевидно, что население не верит правительственным чиновникам, и в частности, не доверяет той информации, которую они дают по вопросу об урановых месторождениях, по истории с выдачей лицензии компании «ЮрАзия», реальной радиационной ситуации в Таш-Булаке и др.

Очень интересным моментом был запуск своеобразного флеш-моба в интернете под лозунгом «Если правительство не знает, что делать с ураном, пусть народ решит на референдуме». Посыл этого флеш-моба – показать возмущение неспособностью правительства эффективно и, не нарушая закон, разрешить кризисную ситуацию, возникшую вокруг разработок урана в Иссык – Кульской области.

И действительно, правительство, выступая и в парламенте, и в СМИ, все время оказывалось в роли оправдывающегося, ссылаясь на то, что лицензии на разработку урана выдавались предыдущими составами правительства. Члены правительства ссылались также на ограниченность возможностей урегулировать ситуацию с инвесторами без штрафных последствий и т.д. Создавалось впечатление, что правительство готово безропотно выполнять любое решение парламента.

Если рассуждать о причинах недоверия населения правительству, главные причины – это коррупция в органах власти, некомпетентность государственных служащих практически во всех сферах, и, что крайне важно, – недостаток прозрачности и подотчетности государственных органов перед гражданами.

Привычным стало расхождение между риторикой правительственных чиновников и их реальными действиями и поступками. Например, громогласно заявив об инициативе «Открытое правительство», в то же время правительство не демонстрирует открытость и прозрачность в отношениях с гражданами. Модель взаимоотношений не меняется, что бы ни говорили чиновники о прозрачности госорганов и участии граждан в принятии решений. В отношении рассматриваемой темы, показательно то, что население не было своевременно проинформировано о работе специальных межведомственных комиссий по Кызыл-Омпольскому месторождению, хотя первая комиссия была создана еще в декабре прошлого года. Более того, премьер-министр заявил о расширении второй комиссии за счет включения экспертов и гражданского общества уже после того, как состав комиссии был уже сформирован 18 апреля 2019 года и ни один представитель гражданского общества не вошел официально в состав комиссии. Неудивительно, что участники митингов против урана в апреле этого года подчеркивали, что не верят в объективность комиссии, состоящей только из государственных чиновников.

Коррупция в сфере недропользования и до этого вызывала недовольство граждан. Как выше упоминалось, почти весь год происходили стычки местного населения с иностранными инвесторами. Эти стычки и недовольство нужно рассматривать не только и не столько как иррациональное поведение граждан, возможно, подогреваемое определенными группами интересов, но и не в последнюю очередь как протест против коррумпированного государственного аппарата. В этом контексте, движение против урана не является только лишь экологическим движением, но направлено против коррумпированной власти в целом.

Интересно было услышать мнения отдельных политиков и политологов о том, что правительство проиграло информационную войну группам политических интересов, которым выгодно было раскачать волну народного негодования против действующей власти. При этом недвусмысленные намеки делались в сторону бывшего президента и его окружения.

Надо сказать, что есть определенная доля правды в том, что правительство в данном случае проигрывало в информационном поле. Кыргызское правительство ведет себя крайне неуверенно в плане коммуникации с населением. Недостаточный коммуникационный потенциал – одна из причин этого. Однако гораздо более важными причинами являются слабая координация внутри кабинета и недостаточная компетентность руководителей и чиновников различных ведомств. Наблюдая за тем, как члены правительства отвечали на вопросы депутатов парламента по урановому вопросу 2 мая 2019 г., можно было увидеть, что чиновники не могли ответить на вопросы, потому что не обладали нужной информацией, путались в статистике месторождений, лицензий, хвостохранилищ и т.д. Зачастую информация представителей одного ведомства противоречила информации другого; иногда чиновники говорили одно, но затем после нападок депутатов меняли свои слова или корректировали их, разъясняли, что на самом деле они имели в виду. Случай с информированием населения об отзыве лицензии у компании «ЮрАзия» весьма показателен в этом отношении. Некоторые министерства были в явном замешательстве, когда депутаты парламента спрашивали об официальной позиции их ведомства по вопросам разработки урана.

2) Что касается реакции парламента, «урановая» тема продемонстрировала лишний раз, что парламент не обладает достаточной политической самостоятельностью и способностью проводить заблаговременную активную работу.

Ведь не секрет, что в горнорудной отрасли в течение всего 2018 года происходили волнения местных жителей против зарубежных инвесторов, в том числе на территории Кызыл-Омпольского месторождения урана. На Совете безопасности 30 января 2019 года под председательством президента С.Жеенбекова речь шла о коррупции в недропользовании, и были приняты рекомендации, с которыми не соглашалось бизнес-сообщество, например, с ревизией всех выданных ранее лицензий. Казалось бы, что мешало депутатам глубже изучить этот вопрос, озаботиться, например, вопросом контроля реализации существующих законов, в том числе по вопросу возможного нарушения существующего закона о биосферной территории. Однако депутаты прореагировали на тему урана только постфактум, когда общество забурлило и люди вышли на митинги. К тому же многие парламентарии показали свою непоследовательность, меняя позицию в отношении этой проблемы. Все эти обстоятельства отнюдь не способствовали укреплению имиджа Жогорку Кенеша.

Очень важно отметить, что апрельские антиурановые митинги выявили пробелы и нестыковки в законодательстве, относящемся к вопросам недропользования. Парламенту важно заниматься не только лишь популизмом, но и способствовать усовершенствованию законов и устранению противоречий в законодательстве, работая с правительством.

В ответ на волнения граждан в парламенте возникло два законопроекта по урановой теме. Законопроект депутата Дастана Бекешева предлагает введение моратория на разработку урана в биосферной территории Иссык-Куля сроком на 20 лет. А инициатива лидеров фракций «Ата-Мекен» и «Бир бол» – ввести мораторий до 2070 года на разработку урана по всей территории Кыргызстана. Оба законопроекта выставлены на общественное обсуждение 25 и 26 апреля 2019 г. Дальнейшую судьбу этих законопроектов сложно предугадать. Учитывая, что долгие годы законодательство Кыргызстана не имело никаких ограничений на выдачу лицензий на разработку различных месторождений, в том числе и урана, законодателям придется учитывать возможную реакцию инвесторов.

3) Тема урана также выявила существующий значительный конфликтный потенциал в политической сфере. Это видно по попыткам использовать протестное движение различными группами в собственных политических интересах, внося в общество еще больше разногласий и споров.

Даже беглый обзор СМИ показывает, насколько активно разворачиваются информационные войны между различными группами интересов. Принимая во внимание общий политический контекст в Кыргызстане в 2018 и 2019 гг., характеризующийся противостоянием бывшего и действующего президентов, активизацией политических групп в подготовительный год перед предстоящими в 2020году парламентскими выборами, и расколом внутри партии власти (СДПК), попытки политических сил воспользоваться протестными настроениями были ожидаемыми.

В этом контексте неудивительно, что ряд кыргызских СМИ обвиняли бывшего президента Атамбаева в раскачке политической ситуации и в коррупции, ссылаясь на то, что во время его президентства было выдано большое количество лицензий в сфере недропользования. В свою очередь партия СДПК «отбивалась» от этих обвинений, указывая на то, что в свое время президент Атамбаев инициировал принятие специальной резолюции по радиационной безопасности Центральной Азии (2013 ), а в 2017 во время 72-й Генассамблеи ООН поднимал проблему радиационных хвостохранилищ и рисков загрязнения окружающей среды.

В интернете распространилась информация о том, что первоначально лицензия на геолого – разведывательные работы на Кызыл-Омполе в 2010 году» была выдана компании «ЮрАзия во время нахождения на посту временного президента Розы Отунбаевой, а в числе учредителей компании был Арсланбек Кененбаев, муж племянницы Р. Отунбаевой. Любопытно, что социальные сети прореагировали на эту новость неодобрительно и с большим разочарованием. Особенно много критики досталось Айжан Чыныбаевой, супруге А.Кенебаева, известной бизнес-леди, которая занимается организацией экологических акций и благотворительностью. Позже 2 мая Арсланбек Кененбаев опубликовал пост на своей странице в Фейсбуке, в котором сообщил, что давно продал свою долю в «ЮрАзии» и что участие в компании по геологоразведке уранового месторождения Кызыл-Омпул в 2011 году было одной из его больших ошибок в жизни. Затрагивая вопрос о его родственных связях с Розой Отунбаевой, А.Кененбаев заявил, что впервые лицензия на Кызыл-Омпол была выдана еще в 2004 году, до «тюльпановой революции», когда Р. Отунбаева не находилась во власти. А в 2010 году компании «ЮрАзия» была выдана обновлённая лицензия на геологическое изучение.

Стоит отметить, что парламентарии также по-своему использовали протестное настроение, позиционировав себя как защитников интересов народа и экологии страны. Но случилось это только после того, как тема уже приобрела большой резонанс и прошли митинги. Заслушивая доклад правительства по урановому вопросу 2 мая, большая часть выступавших депутатов критиковала правительство за коррупцию и нежелание видеть негативные последствия разработки урановых месторождений. Депутаты, которые ранее выступали за соблюдение интересов инвесторов, поменяли свои позиции, видимо, чтобы не идти «против течения».

В целом, все эти информационные войны между политическими группами и перекладывание ими вины за коррупцию в сфере недропользования друг на друга только усилили раздражение в обществе. С одной стороны появился новый поток информации о том, как и кому выдавались лицензии в сфере недропользования, и это стало возможным не только благодаря журналистским расследованиям и усилиям гражданского общества, но и благодаря межэлитной войне компроматов. С другой стороны, местные жители убедились в том, что правительство делится с ними далеко не всей информацией, а это создает основания для недоверия и подозрений. Все эти факторы в среднем и долгосрочном периоде будут играть на нарастание общественного недовольства существующими политическими элитами и формирование общественного запроса на новых политических лидеров.

Наверное, стоит отметить также то, что во всей этой протестной теме есть также и конфликтный потенциал другого рода. Участники некоторых он-лайн платформ и групп в Фейсбуке поднимали вопросы о том, что вся эта «истерия» организована внешними силами, например проплаченными западными странами НПО, которые выступают не против урана, а против российских инвесторов. Это тоже отражение политических интересов определенных групп.

4) Антиурановые митинги продемонстрировали потенциал самоорганизации гражданского общества и готовность граждан к реализации своих прав не только через мирные протесты, но и публичные дискуссии, выступление в СМИ, подписание петиций и т.д. Мобилизационные возможности интернета и социальных сетей тоже были хорошо продемонстрированы. За одну неделю онлайн петицию против проекта по разработке месторождений урана подписали около 30 тысяч человек. В начале мая гражданские активисты запустили в социальных сетях новую акцию «Президент, не молчи», поскольку за последний месяц президент ни разу не высказался по резонансному вопросу, не на шутку взбудоражившему население страны. Интересно, что президент дал в некотором роде свой ответ после запуска этой акции, но не напрямую, а на встрече с судьями конституционного суда 4 мая 2019 г.

Хотя тема, объединившая участников протеста, является экологической, тем не менее, рассматривать протесты как сугубо экологическое движение, было бы не совсем корректно. Это движение стоит рассматривать также в контексте недовольства граждан существующим уровнем политической коррупции, отсутствием подотчетности правительства и институтов власти перед гражданами и неэффективностью государственного управления.

Апрельские антиурановые митинги также важны как показатель растущего влияния общественного мнения на политическую ситуацию. С одной стороны, протесты вынудили правительство, парламент и президента сделать популистские заявления, судьба которых и последствия пока еще не ясны. С другой стороны, растущее недоверие граждан к власти может быть и позитивным фактором с точки зрения того, что растущий раскол между элитами и населением может способствовать дальнейшей делигитимации существующей системы взаимоотношений между коррумпированными институтами власти и гражданами. В конечном счете это может привести к стремлению общества добиваться перемен и развития. В этом контексте стоит обратить внимание на состав участников митинга в Бишкеке 26 апреля. Возможно, мы можем говорить о новой тенденции, а именно, об участии в протестном движении преподавателей, врачей, экспертов в различных областях, руководителей НПО или, иначе говоря, продвинутых в интеллектуальном отношении слоев общества. Если эта тенденция найдет свое продолжение, прежние схемы власти по манипулированию протестным движением будут постепенно изживать себя. И это дает надежды на то, что в нашей стране возможны сдвиги в отношении между государством и обществом в сторону реальной демократии.

 ПОДПИШИТЕСЬ, ЧТОБЫ БЫТЬ ПЕРВЫМ В КУРСЕ СОБЫТИЙ 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *