“Крошки с афганского стола”. Обзор российских СМИ за апрель 2019 г.

Проблемы Кабула? Ни Нур-Султан (Астана), ни Ташкент не вовлечены со всей серьезностью в афганские проблемы, – так считает российский эксперт Аждар Куртов. Российские СМИ в этом месяце также детально обсуждали предстоящие президентские выборы в Казахстане – несмотря на то, что в Казахстане у президента будет другая фамилия, править балом будет первый президент и его дочь. Среди других тем – Таджикистан в Евразийском экономическом союзе и мнение по этому поводу главного “оппозиционера” Кабири, “борьба вокруг русского языка” в Кыргызстане, а также состояние плодоовощной отрасли в Узбекистане.

Регион 

В материале Regnum под названием «Мир в Афганистане в теории и на практике: кто оплатит свет в конце тоннеля?» от 19.04.2019 года, российский аналитик по Туркестану Аждар Куртов анализирует ситуацию в регионе и комментирует взаимоотношения Афганистана с Казахстаном и Узбекистаном. Нур-Султан и Ташкент солидарны в поиске решений по афганской проблеме. Однако страны не в состоянии решить основную проблему — обеспечение безопасности Афганистана, «поэтому, соседи, по большей части, старались слизывать «крошки со стола», когда американцы пытались решить проблемы Афганистана». Решая отдельные экономические вопросы — «крошки с афганского стола», ни Нур-Султан, ни Ташкент не вовлечены со всей серьезностью в проблемы Кабула: военно-технической помощи ожидать не стоит. Центральноазиатские государства хотят преуспеть в торговле, но платежеспособность Афганистана находится под вопросом. Следовательно, если Казахстан или Узбекистан смогут наладить торговое сотрудничество с Афганистаном, оно не будет продолжительным. Касательно региональных проектов: ближайшее завершение ТАПИ невозможно; реализация CASA-1000 затруднительна. Но ведется дорожное строительство: Узбекистан построил дорогу до Мазари Шарифа. Эксперт считает, что ни Казахстан, ни Узбекистан не будут принимать участие в строительстве производств в Афганистане, хотя оба государства могли бы финансово поддержать своего соседа. Но «за все годы афганская экономика, как черная дыра, поглотила столько средств, выделенных под различными предлогами и на различные программы и проекты. Масштабы разворовывания средств, к которому причастны ближайшие родственники главы государства, просто поражают. (…) При таких обстоятельствах вкладывать серьезные средства без гарантий успешности проекта — весьма неразумно». Он резюмирует: «По большому счету, если США, страны Евросоюза, Россия и даже Китай не нашли ключ к решению проблемы — что могут сделать Узбекистан и Казахстан? Ничего».

Пока в Казахстане продолжается транзитный период, лидерство в регионе переходит к Узбекистану

Казахстан и Узбекистан были в центре внимания и другого материала. В Ташкенте состоялись переговоры президента Казахстана Касым-Жомарта Токаева с узбекским лидером Шавкатом Мирзиёевым. (Токаев получил поддержку Ташкента, 15.04.2019). Нынешний год объявлен Годом Казахстана в Узбекистане. Заслуженный деятель науки РФ, главный научный сотрудник Института проблем рынка РАН Наби Зиядуллаев считает, что уже наметилась «ось Нур-Султан–Ташкент», которая «стала базисом для региональной интеграции. Пока в Казахстане продолжается транзитный период, лидерство в регионе переходит к Узбекистану». Заместитель директора Института стратегических исследований при президенте РК Санат Кушкумбаев считает, что речь идет о региональном взаимодействии с самым крупным государством-партнером в Центральной Азии, но уверен, что хотя «без Узбекистана регионального взаимодействия быть не может, (…) говорить о центральноазиатской интеграции пока преждевременно. Речь идет о нормализации, кооперации всего спектра сотрудничества». Договоренность довести торговый оборот до 5 млрд. долл. к 2020 году говорит о больших планах сторон. Кушкумбаев напоминает о центральноазиатском экономическом форуме, который прошел в марте в Ташкенте и где были представлены как региональные, так и двусторонние проекты. Последние, по мнению Кушкумбаева, ведут к региональному сотрудничеству.

Казахстан

Президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев (слева) и экс-президент Нурсултан Назарбаев на съезде партии “Нур Отан”, Нур-Султан, 23 апреля 2019 года. Фото: Мухтар Холдорбеков, Рейтер

Исполняющий обязанности президента Касым-Жомарт Токаев заявил о проведении  внеочередных выборов президента Республики Казахстан 9 июня 2019 года, и Regnum обсудил с экспертами, что ждать от выборов (Досрочные выборы в Казахстане: интрига сохраняется, 09.04.2019). Политолог и эксперт по Центральной Азии Аркадий Дубнов считает, что будущее российско-казахстанских отношений стабильно позитивно, пока Нурсултан Назарбаев занимает пост  верховного лидера — Елбасы. Казахский политолог Досым Сатпаев считает, что выборы «пройдут по уже отработанному сценарию», и выделяет основные причины их проведения: «сейчас власть пытается ускорить процесс с определением легитимного президента, потому что Касым-Жомарт Токаев все-таки воспринимается как исполняющий обязанности президента. А выборы формально, юридически должны уже определить пятилетний срок для нового президента, который будет иметь уже более высокий легальный статус человека, который был избран в результате выборной кампании». Другая причина— успокоить инвесторов и местные элиты. Эксперты не исключают демократического поворота, хотя и прочат Токаева на президентский пост. В то же время Аркадий Дубнов комментирует возможности президентского выдвижения Дариги Назарбаевой: «кандидатов на пост президента в Казахстане выдвигает партийный съезд. А вдруг на съезде партии «Нур Отан» скажут, что дочь Елбасы самый достойный кандидат в президенты? Конечно, 90% за то, что выбор падет на Токаева. Но, по-моему, интрига сохраняется и вполне демократическая».

Вячеслав Половинко из «Новой Газеты» изучает предстоящие президентские выборы и грядущие результаты (Транзит в пустоту, 09.04.2019). Формально выборы преследуют две цели: 1) избежать нарушения Конституции. 2) речь и.о. президента о том, что следует соблюдать «преемственность, предсказуемость и стабильность нашей внутренней и внешней политики», подтверждает, что «за 20 дней в кресле президента Токаев дал волю своим амбициям и готов править дальше под мудрым взором Назарбаева». Но президентство Токаева будет чисто номинальным, поскольку все ключевые отрасли находятся в руках семьи Назарбаева. Материал приводит в пример недавнюю и «непродуктивную» встречу с российским президентом Путиным, о которой пошутили, что «второй президент Казахстана нужен лишь для того, чтобы ездить в Москву передавать Путину привет от первого президента». В этом контексте сохранить налаженную систему в Казахстане сможет только Дарига Назарбаева и для этого ей не нужно быть президентом. Дарига уже возглавляет парламент, роль которого усиливается согласно поправкам в Конституцию. «Логичный завершающий шаг транзита — превращение в парламентскую республику. (…) Сейчас ничего не мешает закончить начатое, и в таком случае главные полномочия в стране останутся в семье». А если транзит не случится, «Дарига Назарбаева все равно остается вторым человеком в стране с контролем над важными ресурсами — экономическими и информационными. И — на всякий случай: Дарига Назарбаева возглавляла в сенате комитет, который ничего не решал, но был связан с армией, — так что там все Назарбаеву знают. Нужно будет просто подождать. Умение терпеть — важная особенность восточной политики».

Назарбаеву не очень удобно выглядеть властителем по типу туркменского или таджикского лидеров.
Меж тем, Нурсултан Назарбаев приступил к «выполнению обязанностей первого президента – Елбасы (лидера нации)», о чем объявлено на совещании канцелярии первого президента. (Нурсултан Назарбаев вернулся к управлению государством, 04.04.2019). Как сообщает вице-министр финансов Казахстана Татьяна Савельева, на создание канцелярии из республиканского бюджета выделено около 1 млрд тенге (около 2,5 млн долл.). Казахстанский политолог, директор Группы оценки рисков Досым Сатпаев считает, что, несмотря на отставку, Назарбаев остается единственным лидером в стране: «Назарбаев сосредоточил в своих руках широкие полномочия, различные статусы и регалии, в частности, кроме лидера нации он является председателем Совета безопасности, Ассамблеи народа Казахстана и партии «Нур Отан». Он конкретно обозначил свою роль главного куратора внутренней и внешней политики. Передавать эти функции он никому не собирается. Касым-Жомарт Токаев – назначенный президент – пока выполняет представительские функции, и отношение к нему – как к исполняющему обязанности». По мнению эксперта, ситуация продлится до реального ухода экс-президента, пока Назарбаев контролирует все кадровые перестановки. В условиях предстоящих реформ ситуация для Назарбаева удобна по следующим причинам: социальное недовольство от болезненных реформ будет направлено не против Елбасы. «Кроме того, своим решением Назарбаев запустил процесс серьезной конкуренции элит, при этом оставаясь «над схваткой», но в то же время, имея возможность корректировать итоги этой конкурентной борьбы». Эксперт по постсоветским странам, политолог Аркадий Дубнов считает, что «казахстанский вариант не воспроизводит режим двоевластия, который реально существовал в России во времена президентства Дмитрия Медведева: все понимали, где доминирующий центр – естественно, в Белом доме, где работал Владимир Путин. (…) Назарбаев не вернется к реальной исполнительной власти. Вопрос лишь в том, насколько он сам себя видит в качестве смотрящего». По мнению эксперта, Назарбаеву важно быть уверенным в правильности своего выбора. Он не исключает «семейного транзита власти» впоследствии. «Но ровно так же не исключено и то, что он откажется от этого сценария, исходя из им же сформированного образа Казахстана как цивилизованного современного модернизированного государства, склоняющегося к восприятию западных ценностей. Назарбаеву не очень удобно выглядеть властителем по типу туркменского или таджикского лидеров. Он видит себя просвещенным автократом».

В материале Накануне.ru российские эксперты продолжают обсуждать уход Назарбаева, перспективы Токаева и шансы других претендентов на президентский пост  (Павел Мартынов, Казахстан на распутье: “сценарий Узбекистана” или “династия”?). Директор ИАЦ “Институт евразийской политики” Максим Крамаренко отмечает, что только дата события была неожиданностью в отставке Назарбаева, который оставил за собой звание первого президента, сохраняя рычаги влияния на внешнюю и внутреннюю политику государства. «Касым-Жомарт Токаев рассматривался в качестве одного из преемников давно, ещё с 2013 г., когда вернулся из командировки в Женеву и стал председателем Сената». Он напомнил, что Токаев обвинен в нарушении Конституции за переименование Астаны в Нур-Султан, «чего не может делать президент, который был не избран». Высказывание по образовательной реформе и введение трехъязычия в школе выглядят как «предвыборная агитация» Токаева. Зарубежные визиты в Ташкент и Москву говорят, что Токаев настроен на руководство страной. Директор центра актуальных исследований “Альтернатива” Андрей Чеботарёв считает, для придания «конкурентной оболочки выборам» кандидаты будут выдвинуты от «республиканских общественных объединений, типа Федерации профсоюзов, Конгресса молодежи и т.д.», а также «партий-сателлитов вроде “Ак жол”, КНПК и “Ауыл”». Открытым противником транзита власти остается диссидент Мухтар Аблязов, призвавший к протестным акциям, которые собрали «не более 20-30 человек в Нур-Султане и Алма-Ате». По мнению Крамаренко, «это свидетельствует о том, что казахстанцы, в основном, согласны со сценарием транзита власти, в котором они видят сохранение стабильности в обществе, и понимают, что они могут потерять от поддержки таких оппозиционных призывов. Примеры погромов в соседней Киргизии, да и майдана на Украине очень наглядно продемонстрировали, к чему приводят подобные акции».

Виктория Панфилова собрала мнения экспертов после съезда «Нур Отан», на котором Касым-Жомарта Токаева был выдвинут кандидатом в президенты Казахстана (Токаев возглавил шорт-лист кандидатов на пост президента Казахстана, 23.04.2019). В выборах также примут участие 4 кандидата, однако Токаев остается фаворитом, по мнению экспертов. По мнению авторов российского политического Telegram-канала «Мейстер», «для Назарбаева «советская империя» не окрашена в негативные тона, ее крах — тяжкое испытание. Для Токаева все просто: оковы тяжкие пали, независимость — это счастье. (…) Токаев — реалист и ценит выгоду экономической интеграции с Россией и в рамках ЕАЭС. Однако психологически на первом плане для него стоит Запад». Казахстанский политолог Султанбек Султангалиев считает, что Коммунистическая народная партия Казахстана и оппозиционная Общенациональная социал-демократическая партия (ОСДП) могут выдвинуть конкурентов действующему президенту. По мнению политолога, не стоит ожидать интриги по итогам, однако президентские выборы интересны как «тренировка» перед выборами в нижнюю палату Парламента и как «экзамен на лояльность новому главе государства». Пресс-секретарь ОСДП и член президиума политсовета партии Максим Андрюшин заявил, что партия постарается донести свою программу до казахстанцев, и возможный кандидат – Ермурат Бапи, журналист и  редактор главной оппозиционной газеты «ДАТ». По мнению директора Центра актуальных исследований «Альтернатива» (Казахстан) Андрея Чеботарева, выдвижение кандидатуры Ермурата Бапи станет совместной инициативой ОСДП и форума «Жана Казахстан» («Новый Казахстан»). Александра Воробьева, научный сотрудник Центра изучения Центральной Азии, Кавказа и Поволжья Института востоковедения РАН, уверена, что в Казахстане еще могут появиться «черные лебеди», которые поменяют ход событий.

Кыргызстан

Елена Кузьмина, заведующая сектором Центра постсоветских исследований ИМЭМО им. Е.М.Примакова РАН, рассуждает, как визит российского президента определяет роль и место КР в интеграционных процессах (Визит Путина в Киргизию— важный шаг к укреплению интеграционных процессов в Евразии, 02.04.2019). Несмотря на позитивное развитие, отношения между Бишкеком и Москвой осложнены «негативными тенденциями»: 1) Для Кыргызстана закончился «этап первичных выгод от вступления в Евразийский экономический союз». 2) Повышенный поток китайских товаров кыргызской таможней не облагается налогами и «это серьёзно повлияло на торгово-экономические отношения с Казахстаном и Россией и привело к перманентным перекрытиям казахско-киргизской границы». 3) В Афганистане наблюдаются боевики из Сирии и Ирака, что усиливает нестабильность границ государств ЕАЭС. 4) Наконец, в Кыргызстане «не закончено перераспределение финансовых потоков и бизнес-интересов, продолжается внутриэлитное противостояние. В стране начала расти социально-экономическая напряжённость, которая, в определённой мере, вылилась в недовольство интеграционными процессами. Более того, антиинтеграционные настроения подогревались рядом политиков внутри страны и внешними силами». Россия – крупнейший экономический партнёр и военный союзник для Кыргызстана. Для Москвы важно сохранить стабильность в стране. Соответственно подписаны «Протокол об изменениях и дополнениях в Соглашение об условиях и статусе пребывания Объединённой российской военной базы на территории Киргизии от 2012 года», ряд документов в экономической сфере, в том числе по проектам золотодобычи, а также рассматривались вопросы гуманитарного сотрудничества. По мнению эксперта, «подписанные документы должны способствовать сохранению региональной стабильности, решению ряда социально-экономических проблем Киргизии и укреплению интеграционных процессов в Евразии».

Мемориальный комплекс Ата-Бейит в честь жертв апрельской революции 2010 года. 07.04.2014. Фото: Шохрух Саипов, kloop.kg

Девятая годовщина со дня апрельской революции 2010 года в Бишкеке была отмечена заявлением президента Сооронбая Жээнбекова о наступлении новой эры, отныне неизменным демократическим курсом и митингом оппозиции во главе с Алмазбеком Атамбаевым, пишет “НГ” (Атамбаев призвал Жээнбекова покаяться, 07.04.2019). Кыргызский эксперт Нурсултан Акылбек задается вопросом, оправдались ли надежды погибших в апрельских событиях? Сам же отвечает: «Внешний долг увеличился в два раза, уровень коррупции достиг небывалых высот, безработица и массовая миграция продолжаются. Апрельские события называют «революцией», но коррумпированная система еще не сломлена. Коррупция на всех уровнях власти, правоохранительные органы и органы национальной безопасности продолжают кошмарить инвесторов и бизнесменов, парламентаризм с корня разрушили сами же депутаты, суды стали управляемы, как никогда». Один из лидеров революционных событий экс-президент Алмазбек Атамбаев «обвинил власти страны в том, что в республике под видом борьбы с коррупцией ведется преследование политических оппонентов и происходит реставрация семейно-кланового правления». Он призывает Жээнбекова «покаяться и начать исправлять ошибки» и обещает «организовать более масштабные мероприятия».

Внешний долг увеличился в два раза, уровень коррупции достиг небывалых высот, безработица и массовая миграция продолжаются. Апрельские события называют «революцией», но коррумпированная система еще не сломлена.
По мнению эксперта по Центральной Азии и Среднему Востоку Александра Князева, значение событий 7 апреля 2010 года следует сопоставлять с событиями 24 марта 2005 года. «Оба этих события являются строго де-юре насильственными антиконституционными государственными переворотами (…). Их суть одинакова – это результаты конкуренции различных групп местной элиты в системе, где власть равнозначна праву распределения невеликих ресурсов, и вовсе не обязательно в пользу общества». «Революция 2005 года» обозначила прецедент для событий 2010 года, став «традиционной формы смены элит у власти». «Сегодняшнее перманентно-кризисное состояние Киргизии – прямое следствие этих двух событий, по крайней мере, по двум составляющим: рост внешней экономической и политической зависимости правящих элит и растущее все более снижение ответственности этих элит, включая и их коррумпированность». Комментируя «революционеров» и их «безнаказанность», Князев констатирует, что «возможность обогатиться и уехать за пределы республики, не понеся за содеянное никакой ответственности, только плодит ряды тех, кто желает повторить такой путь. В целом, это можно, вероятно, охарактеризовать как качественное обеднение элиты, как один из элементов деградации общества, с каждым разом снижающий степень государственности Киргизии, ее способность хотя бы к относительно самостоятельному существованию, не говоря уже о развитии».

Объявление о наборе в начальную школу в Бишкеке с надписом “Кыргызский язык – мой родной язык”. Бишкек, апрель 2019 г. Фото: CAAN

Кыргызский эксперт Сергей Масаулов рассуждает о русском языке в современном Кыргызстане (Кыргызстан-2019: Перспективы русского языка, 08.04.2019). Массовое распространение русского языка в советский период сменилось «дерусификацией языкового пространства» вследствие «национального возрождения» страны. Такая ситуация объяснялась необходимостью закрепить статус кыргызского языка и внедрить его во все государственной жизни. Законодательные инициативы легитимируют исключение некыргызов из государственного управления, убеждают их во «второразрядности» и лишают карьерных возможностей. В совокупности это ведет к сокращению русских и русскоязычных. Но согласно статистическим данным, за прошедший период число владеющих русским языком увеличилось. Это свидетельствует о том, что «реальные потребности населения страны перевесили политические установки проектов сокращения ареала использования русского языка». Эксперт кратко описывает основные вехи «борьбы вокруг русского языка»: от попытки исключения в 1995 до законодательного оформления русского языка как официального в 2001. Предложения парламентариев касательно кыргызского языка нашли отражение в законопроекте «О государственном языке в КР», который среди прочих требований предписывает обязательное знание кыргызского языка госслужащими и разработку законов исключительно на кыргызском. Языковые противоречия стали одной из причин «вооруженных столкновений».

Русский язык должен сохранить за собой статус официального языка как минимум ещё на период жизни одного поколения.
Тем не менее, эксперт видит перспективу в «создании единой национальной экономики, которая связывает этносы в единство. Более того, сохранение перспективы единства просматривается только на пути тесной интеграции с традиционными партнерами Кыргызстана, а это требует сохранения статуса русского языка. Можно представить альтернативы интеграционному евразийскому процессу, но тогда нужно принять явные риски и угрозы сохранению целостности страны и действительного суверенитета Кыргызстана». Масаулов полагает, что выбор в пользу «моноэтнического государства ведёт к неизбежному расколу, поскольку исчезает начало, «сшивающее» единство кыргызов». Под началом подразумевается русские и представители других национальностей. Сохранение русского языка объясняется следующими условиями: отсутствие терминологического аппарата затрудняет подготовку документации; образовательные препоны— на кыргызском языке обучаются, в основном, в сельской местности; людские потребности. «Русский язык должен сохранить за собой статус официального языка как минимум ещё на период жизни одного поколения. Этот срок будет достаточным, чтобы кыргызский язык развился до необходимого уровня»— заключает материал.

Игорь Кармазин поднимает тему насильственного похищения девушек в республике (Похитители естества: как девушек в Киргизии принуждают к свадьбе, 21.04.2019). «Ежедневно в Киргизии похищают до 30 женщин, за год похищают около 10 тыс. невест. Примерно 20% всех браков в республике создаются путем ала-качуу. В сельской местности похищение предваряет 60% браков. По данным ООН, в республике 13,8% женщин в возрасте до 24 лет принудительно выдавались замуж». Как поясняет историк Элери Битикчи, «ала-качуу»-  это, когда влюбленные парень и девушка сбегали и женились против воли родителей, но по обоюдному согласию. Максимальное наказание за похищение – 10 лет лишения свободы, за кражу скота 11 лет. Несмотря на недавнюю трагедию похищенной и убитой Бурулай, отношение к похищению лояльно. Более того, это насилие «романтизируется в массовой культуре»: кыргызские киноленты рассказывают истории счастливых похищений, способствуя их популяризации.

Таджикистан

На встрече в Кремле президенты РФ Владимир Путин и Таджикистана Эмомали Рахмон обсудили ключевые вопросы: для Душанбе — это смягчение условий пребывания таджикских трудовых мигрантов на территории РФ, инвестиции и перевооружение армии российским оружием; для Москвы— Таджикистан в Евразийском экономическом союзе (ЕАЭС) (Москва и Душанбе выведут мигрантов из тени, 16.04.2019). По мнению политолога Нурали Давлатова, «Таджикистан с экономической точки зрения не интересен России, хотя возможности для сотрудничества, конечно, имеются». Он считает, что «Россия могла бы инвестировать в гидроэнергетику, в частности, в строительство Рогунской ГЭС». Ссылаясь на комментарий таджикского эксперта Абдугани Мамадазимова и долги по Сангтудинской ГЭС-1, материал акцентирует внимание на финансовых проблемах Рогуна. Давлатов отмечает: «Одними из главных проблем для таджикского общества остаются миграция, незаконные задержания граждан Таджикистана в странах пребывания, в частности, в РФ, грубое отношение со стороны российских властей и часто беспричинная депортация таджиков. Все это, к сожалению, стало обычным явлением».

С ним согласен лидер Национального альянса Таджикистана Мухиддин Кабири: «В том, что таджикские мигранты являются самыми незащищенными в РФ, играет роль несколько факторов. Во-первых, у них наиболее слабый правовой и социальный статус в сравнении с гражданами других государств бывшего СССР. Душанбе до сих пор не смог добиться льгот и привилегий, которые предоставляются гражданам других центральноазиатских стран – Киргизии и Узбекистана (последний не входит в состав ЕАЭС). Во-вторых, общая незащищенность и уязвимость граждан Таджикистана на территории России – не только перед российскими чиновниками и силовиками, но и таджикскими». По мнению Кабири, вступление в ЕАЭС предоставит таджикским мигрантам необходимые льготы и считает, что Душанбе отказывается от вступления, дабы скрыть «контрабандный поток товаров и денег». «Власти пекутся о своих интересах, но, не о том, что при вступлении в ЕАЭС не только таджикские мигранты получат дополнительные льготы, но появится возможность, легально контролируя потоки товаров и денег, пополнять бюджет миллионами долларов, которые сегодня проходят мимо государственной казны».

Плодовоощеводство создает больше рабочих мест и оплачивается лучше, чем другие сельскохозяйственные секторы

Узбекистан

Абу-Али Ниязматов обсуждает плодоовощной потенциал страны в материале для Regnum (Узбекистан: огромный, но пока нереализованный потенциал в плодоовощеводстве, 29.04.2019). Сельское хозяйство важно для развития страны: 50% населения проживает в сельских районах и 22% занято в сельском хозяйстве, доля которого уменьшилась с 30% до 18% с 2000 по 2016 год. В то же время хлопок и плодоовощеводство лидируют в сельскохозяйственном экспорте. Более того, плодоовощеводство составляет 14 % ВВП, что позиционирует Узбекистан среди 10 основных экспортеров мира. Однако страна производит больше продукции, чем экспортирует — всего 7%, и значит, потенциал есть. Плодовоощеводство создает больше рабочих мест и оплачивается лучше, чем другие сельскохозяйственные секторы, на что обращает внимание исследование Всемирного банка от 2013 года. Это ведет к перераспределению земель в пользу плодоовощеводческих культур, и процесс будет продолжаться. Однако увеличение земель и производства не значит рост экспорта узбекской плодоовощной продукции, которой не хватает «рыночной диверсификации». Узбекский экспорт идет в страны, которые покупают за низкие цены. Как отмечает отчет МФК, низкая стоимость производства дает рентабельность даже при невысоких ценах. С другой стороны, узбекская продукция остается конкурентоспособной, даже при высоких ценах. Исходя из мнения экспертов Всемирного банка, материал полагает, что узбекское плодоовощеводство не реализовало весь свой потенциал из-за отсутствия инвестиций в научно-исследовательскую деятельность и государственного контроля. «В результате потребуется некоторое время для того, чтобы реформы, недавно реализованные правительством, возымели действие, а также для закрепления новой культуры и мышления». Также отмечается устаревшая инфраструктура, нехватка квалифицированного персонала для работы на современном оборудовании, высокие затраты на транспорт, проблемы транспортировки скоропортящихся товаров и «неофициальные» сборы на границе. Всемирный банк отмечает основную проблему: «В Узбекистане существует значительная нехватка навыков и потенциала, необходимых для функционирования современного субсектора плодоовощеводства в рамках всей цепочки стоимости, что является одним из главным препятствий для перехода к современному диверсифицированному экспортному субсектору». Ну и наконец, одно из главных препятствий для экспорта – «отсутствие инфраструктуры стандартов и сертификации».

Туркменистан

Российский оператор сотовой связи судится с властями Туркменистана в международных судах из-за прекращения работы, цена вопроса – 1,5 млрд. долларов (Александра Посыпкина, МТС оценила убытки от прекращения работы в Туркменистане в 1,5 млрд. долларов, 09.04.2019). Прежняя сумма иска составляла 750 млн. долларов, представитель МТС Алексей Меркулов поясняет, что новая сумма – «последняя независимая оценка ущерба». МТС прекратило работу в Туркменистане в связи с тем, что государственный оператор «Туркментелеком» не продлил договор сотрудничества с МТС. В прошлом году иск был подан в Международный центр по урегулированию инвестиционных споров, недавно развернутые требования предъявлены в Комиссию по ценным бумагам и биржам США (SEC).

После трехлетнего перерыва Газпром возобновляет закупки туркменского газа (Наталья Карнова, Политика важнее экономики. Туркменский газ вновь пошел в Россию,  16.04.2019). В 2016 году “Газпром” взял коммерческую паузу в 25-летнем контракте из-за ценового вопроса. Российская компания инициировала разбирательство с корпорацией “Туркменгаз” в международном суде. Условия возобновленных сегодня поставок не уточняются, но эксперты считают, что закупочные цены ниже мировых. По мнению ведущего аналитика Фонда национальной энергобезопасности Игоря Юшкова, “возможно, есть определенная привязка к поставкам газа в Китай – это единственная страна, куда Туркмения сейчас его продает. Но там цены достаточно низкие, и уж точно ниже европейских”. Эксперт полагает, что возобновление поставок продиктовано политическими соображениями: затруднительное положение экономики Туркменистана, которое грозит дестабилизацией в республике и проникновением террористов. Россия в этом не заинтересована. С этим согласен аналитик “Финама” Алексей Калачев: “Как мы знаем, “Газпром” не просто коммерческая структура, но и в той или иной степени инструмент экономического влияния на партнеров РФ. Поэтому к вопросу цены в случае спора с Туркменией примешивались и политические отношения. Возможно, странам удалось наладить диалог в какой-либо плоскости, и, как результат, мы увидели возобновление поставок”. Касательно экономической целесообразности, Калачев полагает, что “Газпром” может продавать туркменский газ и в Европу, и в Азию, забрав «голубое топливо» у Китая и Трансанатолийского газопровода (ТАНАП). По мнению Юшкова, эта сделка невыгодна России: непонятно достаточно ли у Туркменистана газовых запасов; экспорт по ТАПИ – фантастический проект по причине нестабильности в Афганистане и Пакистане; проект ТАНАП также под вопросом из-за отсутствия консенсуса у его участников.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

 ПОДПИШИТЕСЬ, ЧТОБЫ БЫТЬ ПЕРВЫМ В КУРСЕ СОБЫТИЙ 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *