Президент Назарбаев и его отставка. Комментарии западных экспертов

Программа новых подходов к исследованиям и безопасности в Евразии (ПОНАРС Евразия  – международная сеть ученых, изучающих проблемы внутренней и внешней политики, безопасности и сотрудничества в России и Евразии) попросила нескольких экспертов прокомментировать недавнюю отставку президента Назарбаева.

Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев на съезде партии “Нур Отан”. Рядом с ним справа – Касым-Жомарт Токаев, председатель сената парламента. Астана, 11 февраля 2011 года. Источник

Паулин Джонс (Мичиганский университет). Отставка президента Нурсултана Назарбаева до выборов 2020 года не была неожиданной, хотя никто не мог сказать, когда она состоится. Задним числом очевидно, что первый и единственный лидер постсоветского Казахстана планировал постепенный и частичный уход от власти в течение нескольких лет. Признаки этого появились еще в 2011 году, когда Назарбаев отклонил запланированный референдум о продлении своего правления (без выборов) до 2020 года – но только после того, как Верховный суд поставил под сомнение его конституционность. Он также упомянул о возможности уйти в отставку, а не баллотироваться на новый срок, когда объявил о досрочных президентских выборах в 2015 году. Касым-Жомарт Токаев, ранее являвшийся спикером верхней палаты парламента и выбранный Назарбаевым в качестве исполняющего обязанности президента, уверенно утверждал год назад в телевизионном интервью BBC о том, что Назарбаев не будет баллотироваться на шестой срок в 2020 году.

Цель его отставки также очевидна. Как многие считают, Назарбаев хочет контролировать процесс передачи власти и, возможно, даже организовать династическую преемственность, где его место займет дочь (Дарига Назарбаева). Однако самое важное это то, что Назарбаев хочет сохранить свое наследие. До того как он ушел в отставку 19 марта 2019 года, Назарбаев был единственным оставшимся лидером в бывшем Советском Союзе, который непрерывно находился у власти после распада СССР в 1991 году. Он уже давно моделирует развитие своей страны, основанное на стабильности и процветании через экономическую либерализацию и мягкий авторитаризм – на примере другого сильного руководителя, Ли Кван Ю, которому приписывают экономические преобразования Сингапура. Более того, легитимность Назарбаева во многом была связана с предполагаемым успехом этой модели – как внутри Казахстана, так и в других частях бывшего СССР. Особенно контраст был заметен по сравнению с другими странами бывшей советской Центральной Азии, где царили политическая нестабильность и повсеместная бедность, а экономический спад был неудержим с момента обретения независимости от СССР. По сравнению с этими государствами, богатый нефтью Казахстан действительно добился значительного прогресса в переходе к рыночной экономике. Но эти достижения достигли своего пика в середине 2010-х годов. Примерно с 2016 года экономическая ситуация в стране продолжала стагнировать из-за низких цен на нефть, коррупции и ограниченного развития частного сектора. В связи с этим в Казахстане стали проявляться недовольство населения и политическая мобилизация, что вынудило правительство использовать суверенный фонд благосостояния как для поддержки экономики, так и для увеличения социальных расходов.

Если его преемники не преуспеют там, где он потерпел неудачу, наследие Назарбаева может стать не более чем поучительной историей

По иронии, отставка Назарбаева, хотя и давно запланированная, кажется несвоевременной. Текущая ситуация не внушает доверия ни к его модели развития, ни к будущей экономической траектории развития Казахстана. Если его преемники не преуспеют там, где он потерпел неудачу, наследие Назарбаева может стать не более чем поучительной историей.

Азамат К. Жунисбай (Pitzer College). По оценкам 2018 года, средний возраст в Казахстане составляет 30 лет для мужчин и 32 года для женщин. Почти половина населения Казахстана родилась во время правления президента Нурсултана Назарбаева, и его телевизионное выступление об отставке 19 марта вызвало дисгармонию. Несмотря на многочисленные признаки предстоящего транзита, в том числе, когда совсем недавно Назарбаев просил Конституционный совет прояснить причины, по которым президент может покинуть свой пост до истечения срока его полномочий, время его объявления застало всех врасплох.

Почему его отставка состоялась именно сейчас, неизвестно никому, кроме самого Назарбаева и, вероятно, очень небольшого числа его ближайших союзников и членов семьи. Тем не менее, логику решения уйти, возможно, легче расшифровать. Назарбаев стремится избежать узбекского сценария, когда члены семьи и союзники покойного президента Каримова вдруг оказались уязвимыми после неожиданной кончины Каримова. Отставка Назарбаева в этом смысле – предусмотрительный и проактивный шаг, призванный обеспечить президенту личный контроль над процессом транзита, обеспечивая защиту его наследия, а также интересов и благополучия членов его семьи.

Этот переход трудно рассматривать как прелюдию к значимой политической модернизации в богатой ресурсами стране

То, что Назарбаев последовал процессу, предусмотренному Конституцией Казахстана: по собственному желанию освободил пост президента и передал полномочия спикеру Сената Касыму-Жомарту Токаеву (который будет исполнять обязанности президента до выборов, запланированных на 2020 год), было немедленно объявлено самим Токаевым как признак приверженности Назарбаева демократическим ценностям. Тем не менее, этот переход трудно рассматривать как прелюдию к значимой политической модернизации в богатой ресурсами стране. Назарбаев сохраняет множество рычагов власти даже после своей отставки. Ему было предоставлено пожизненное председательство в недавно укрепленном Совете Безопасности, что дает ему полный контроль над обширным государственным аппаратом безопасности. Он продолжит занимать пост председателя правящей партии «Нур Отан». Наконец, что не менее важно, благодаря своему особому статусу лидера нации он пользуется пожизненным иммунитетом от судебного преследования за любые действия, совершенные при исполнении служебных обязанностей, в то время как активы его и его семьи конституционно защищены от конфискации.

20 марта, в своем первом обращении к совместному заседанию парламента в качестве нового президента Казахстана, Токаев посвятил большую часть своей речи щедрой похвале Назарбаева, перечислив способы увековечивания его наследия, включая переименование столицы Казахстана из Астаны в Нур-Султан и возведение памятника Назарбаеву в переименованной столице, переименование главных улиц во всех центрах регионов в честь Назарбаева и использование всеми государственными учреждениями фотографий Назарбаева как часть официального декора. Несколько часов спустя выдвижение Токаевым старшей дочери Назарбаева – Дариги Назарбаевой – на должность спикера Сената было единодушно поддержано 44 сенаторами, которые проголосовали тайным голосованием.

Эти события демонстрируют, что отставка президента Назарбаева прямо направлена ​​на сохранение статус-кво и защиту долгосрочного благополучия Назарбаева и членов его семьи.

Эрик МакГлинчи (Университет Джорджа Мейсона). Управлять действиями подконтрольного себе президента Касым-Жомарта Токаева – не впервой для Нурсултана Назарбаева в его истории борьбы за номинальное лидерство в Казахстана. В декабре 1986 года Назарбаев, будучи председателем Совета министров Казахской ССР, организовал массовую акцию протеста против только что назначенного этнически русского первого секретаря Казахстана Геннадия Колбина. Протест дискредитировал Колбина и позволил Назарбаеву управлять первым секретарем, как марионеткой, до июня 1989 года, когда сам Назарбаев стал неоспоримым лидером Казахской республики.

Спустя три десятилетия Назарбаев снова взялся за закулисное управление казахстанской политикой. Пока что он, кажется, справляется с задачей. В течение 48 часов после его отставки 19 марта его дочь Дарига Назарбаева была избрана председателем Сената Казахстана, что сделало ее следующей в очереди на пост президента Казахстана, а столица Астана была переименована в Нур-Султан в честь первого президента. Решение Назарбаева номинально уйти в отставку представляется мудрым в сравнительном контексте. В отличие от узбекского Ислама Каримова и туркменского Сапармурата Ниязова, скончавшихся при исполнении служебных обязанностей, Назарбаев имеет сравнительно удачную возможность посвятить все внимание взращению и укреплению своего наследия.

Первый секретарь ЦК Компартии Казахстана Динмухамед Кунаев, председатель Совета министров Казахской ССР Нурсултан Назарбаев (слева крайние), генеральный секретарь ЦК КПСС Михаил Горбачев (крайний справа). Целиноград, 1985 год. Источник

Однако другой эпизод из личной истории Назарбаева предполагает, что для дела свежеиспеченного пенсионера могут обернуться неожиданно. Назарбаев приобрел известность благодаря покровительству предшественника Колбина Динмухамеда Кунаева, служившего на посту первого секретаря КазССР довольно долгое время. Тем не менее, именно осуждение Назарбаевым первого секретаря ускорило отставку Кунаева. В блистательной мартовской речи 1986 года Назарбаев обвинил Кунаева в «порождении атмосферы лести и подхалимства» и «требовании бережного отношения к кадрам». Подобно тому, как Назарбаев бросил вызов своему наставнику, сможет ли протеже Назарбаева продвинуть свою карьеру так же, обвинив первого президента в создании атмосферы подхалимства?

Усилия по реализации управляемой смены власти часто терпят неудачу. Казахстанская политическая элита делает ставки, и не все шансы говорят в пользу Назарбаева.

Шон Р. Робертс (Университет Джорджа Вашингтона). Неожиданное объявление Нурсултана Назарбаева о выходе на пенсию 19 марта было очень умным шагом чрезвычайно ловкого политика. Я давно предполагал, что если Назарбаев умрет при исполнении служебных обязанностей, это может привести к гораздо более интенсивной борьбе за власть, чем в случае более плавных переходов в Узбекистане и Туркменистане. В отличие от этих стран, Казахстан имеет более широкую и разнообразную экономическую и политическую элиту, политическое влияние которой Назарбаев искусно сдерживал во время своего пребывания в должности. В постназарбаевском Казахстане вполне вероятно, что несколько групп в этой элите захотят получить свою долю влияния в процессе транзита. Уйдя в отставку и сохранив за собой авторитет в стране, Назарбаев может контролировать процесс смены власти и, по крайней мере, сдерживать любые попытки борьбы за власть. Он может защитить свою семью и их активы, по крайней мере, пока.

Учитывая выбор Касым-Жомарта Токаева в качестве временного президента, я не ожидаю каких-либо изменений в управлении правительством до следующих президентских выборов, но именно тогда все станет интересным. Вероятно, Назарбаев уже наметил для себя человека, которого хочет видеть победителем на этих выборах, и которому он, вероятно, сможет помочь победить на этих выборах. Однако такой сценарий многое нам скажет о будущей траектории развития страны.

С одной стороны, если Назарбаев попытается продвинуть члена семьи в качестве своего долгосрочного преемника, он создаст династическую систему правления, легитимность которой со временем может быть подорвана. С другой стороны, если ему удастся организовать плавный переход власти к технократическому союзнику, обладающему сильными политическими навыками, это может обеспечить продолжение его личного видения страны, особенно если это будет сделано с соблюдением сроков и через механизмы однопартийного правления партии “Нур-Отан” по образцу Партии народного действия Ли Куан Ю в Сингапуре. Однако в любом из этих случаев на последующих президентских выборах останется много неизвестных факторов, учитывая количество и разнообразие богатых и влиятельных игроков в Казахстане. Вопрос состоит в том, сможет ли Назарбаев справиться с конкуренцией внутри этой элиты и сдержать несогласных. Если он не сможет этого сделать, страна может столкнуться с той же борьбой за власть, с которой она, вероятно, столкнулась бы, если бы Назарбаев умер при исполнении служебных обязанностей.

Назарбаев пошел на многое, чтобы «забрендировать» Казахстан как прогрессивное, просвещенное, процветающее, толерантное и цивилизованное новое национальное государство с самим собой в качестве отца-основателя

Эдвард Шатц (Университет Торонто). Вскоре после отставки Назарбаева только что назначенный президент Касым-Жомарт Токаев предложил переименовать столицу Астану в Нур-Султан, и послушный парламент с готовностью согласился. Города по всему Казахстану стали переименовывать улицы в честь первого президента. Дочь Дарига Назарбаева была выбрана новым спикером парламента, вторым в очереди на пост президента. Естественно, появились предположения о возможности династической преемственности. Хотя вероятность такого сценария существует, есть основания ожидать и чего-то другого.

Во-первых, большая часть правления Назарбаева с 1989 года была постоянной работой по созданию имиджа. В течение двух десятилетий это исключало взращение культа личности, подобного в соседних Туркменистане и Узбекистане; Назарбаев предпочитал делать упор не на своей личности, а на том, что он рассматривал как свои политические достижения. Конечно, элементы такого культа появились за последнее десятилетие, и этот образ противоречил наблюдаемому росту репрессий, коррупции и клептократии. Но Назарбаев пошел на многое, чтобы «забрендировать» Казахстан как прогрессивное, просвещенное, процветающее, толерантное и цивилизованное новое национальное государство с самим собой в качестве отца-основателя. Есть все признаки того, что он верит в этот образ и не хочет запятнать его.

Во-вторых, на протяжении десятилетий Назарбаев ловко старался изобразить себя умеренным прагматиком. Он, как известно, пообещал углубить демократизацию своей страны, когда это помогло обеспечить получение поста председателя ОБСЕ в 2010 году. Демократическая реформа так и не состоялась. Несколько раз он поручал своему парламенту инициировать и принимать драконовское законодательство, чтобы он мог наложить вето на «слишком крайние» инициативы, тем самым создавая образ мудрого, сдержанного и умеренного государственного деятеля, подписывая менее экстремальные версии.

Сегодня Назарбаев сохраняет большую власть. Он председательствует во влиятельном Совете безопасности, возглавляет правящую партию «Нур-Отан» и пользуется титулом «лидера нации». Путин продолжал править за кулисами, когда Медведев был президентом России в 2008-12 годах; то же самое, безусловно, будет верно в Казахстане. Пока Назарбаев в целом держит ситуацию под своим контролем, его указания, неофициально передаваемые всей элите, будут иметь широкое влияние. Таким образом, Назарбаев может и будет осуществлять переход к наиболее предпочтительному преемнику.

Но стоит ли ожидать династической преемственности? Какими бы ни были другие качества Дариги Назарбаевой (она, кажется, способный политик, обладающий огромными ресурсами и значительной поддержкой), передача ей власти запятнает наследие Назарбаева, означая, что политические институты стоят ниже родственных связей. В Казахстане обвинения в трайбализме могут быть политически смертельными. Назарбаев это знает. Будучи коварным политиком, он, безусловно, играет в длинную игру – культивируя видимость того, что он поддержит династический переход, – чтобы впоследствии он мог вдруг спасти Казахстан от худшего сценария. Процессы транзита могут стать хаотичными, но пока что есть основания полагать, что Назарбаев, вероятно, собирается реализовать гладкий, управляемый переход власти к новому авторитарному президенту, который однако не будет близким родственником первого президента страны.

 ПОДПИШИТЕСЬ, ЧТОБЫ БЫТЬ ПЕРВЫМ В КУРСЕ СОБЫТИЙ 

comments powered by HyperComments