«Шариат в движении» Обзор российских СМИ за январь 2019 г.

Cтраны Центральной Азии находят все больше тем для активного регионального сотрудничества – мирное урегулирование в Афганистане, единые цены на газ (в рамках ЕАЭС), новые маршруты в сторону Ирана. Лента.ру подробно рассказывает об истории и возрождении Исламского дивжения Узбекистана и тут же – о новой узбекской власти и наследии Каримова. Еще в фокусе внимания российских СМИ: “киргизский бунт против экспансии Пекина”, тревожная ситуация на афганской границе с Туркменистаном и Таджикистаном и состояние русского языка.

Регион

Фото: МИД РУ

В рамках диалога Индия – Центральная Азия с участием Афганистана, 13 января в Самарканде прошла встреча министров иностранных дел Казахстана, Таджикистана, Кыргызстана, Туркменистана, Афганистана, Индии и Узбекистана, сообщает “Новая Газета” (Нью-Дели укрепляется в Центральной Азии). Индия расширяет присутствие в Центральной Азии. Заявив о намерении помочь Афганистану, Индия выделяет 3 миллиарда долларов на стабилизацию афганской экономики. Заместитель генерального директора Центра стратегических оценок и прогнозов Игорь Панкратенко полагает, что Индия создает еще одно направление для конкуренции с Китаем. «Правда, с теми позициями, которые уже застолбила здесь китайская сторона, Нью-Дели соперничать крайне сложно. Индия серьезно опоздала. Но, как говорят, лучше поздно, чем никогда…Сегодня Индия работает на будущее с тем, чтобы использовать международный транспортный коридор Юг–Север в Европу, отказавшись при этом от китайского «Пояса и Пути». По мнению эксперта, Афганистан для Индии – не только экономическое, но и стратегическое пространство, которое поможет усилить позиции Дели в диалоге с Пакистаном. С другой стороны, через Афганистан Индия получит доступ на рынки Центральной Азии. И ради достижения этой комплексной цели Дели налаживает взаимодействие с Ташкентом, который «ведет сейчас головокружительную партию по реанимации проекта «Мирное урегулирование в Афганистане», выступая одновременно и посредником в переговорах между официальным Кабулом и «Талибаном», и инициатором стратегий примирения, и стороной, которая пытается выработать ту общую платформу, которая устроит всех завязанных на Афганистане внешних игроков – от Тегерана до Вашингтона и от Нью-Дели до Пекина».

Фото: khabar.kz

Cтраны Евразийского экономического союза планируют создание единого рынка газа с 2025 года (Мечты сбываются: ЕАЭС двинулся к созданию единого рынка газа, 03.01.2019). Соответствующие документы подписаны в начале декабря 2018 в Санкт-Петербурге. Предполагается что во всех странах ЕАЭС будет введена единая система цен на газ для промышленности. В Кыргызстане, где распределением и продажами газа занимается «дочка» «Газпрома», стоимость одного кубометра газа для населения— 14,3 сома, для промышленности — 17,5 сома. Аналогичная цена будет и в рублях, поскольку один сом практически равен одному российскому рублю. Эти показатели ставят кыргызских потребителей между потребителями Армении и Белоруссии. Самый дешевый газ среди стран ЕАЭС в Казахстане, где цена варьируется по регионам. В Актюбинске цена на газ составляет от 9,8 тенге (1,8 рубля) за кубометр, в Алма-Ате— 30,8 тенге (5,6 рубля). Самый дорогой газ в Армении, 139 драм за кубометр   (примерно 20 рублей)— для населения, для предприятий — $2,42, или 17 рублей. В России цены на газ также варьируются средняя цена на газ для населения – 4–5 рублей, для промышленности — на рубль больше. Сегодня цены на газ в странах ЕАЭС серьезно различаются и главный вопрос стоит так: «после создания единого рынка поднимутся цены на газ для граждан в государствах Союза до армянских или опустятся до казахстанских?». Гендиректор Института национальной энергетики Сергей Правосудов полагает, что для создания единого рынка газа необходимо провести реформы в странах ЕАЭС. Эксперт также отметил, что «цены для населения, скорее всего, будут устанавливать, как и сейчас, антимонопольные органы в каждой из стран ЕАЭС. Другое дело — промышленность, здесь цену должен определять рынок, исходя из баланса спроса и предложения».

Regnum рассказывает о логистических проектах в Центральной Азии, или Туркестане (как регион продолжает называть это агентство) (Казахстан разочаровался в инициативе США по развитию Туркестана: мнение, 18.01.2019) Отвечая на вопросы Евгении Ким, эксперт по логистике Кубат Рахимов считает, что, предложив создать «консорциум с участием всех стран Туркестана для соединения железнодорожных маршрутов Казахстан — Туркмения — Иран и Казахстан — Узбекистан — Туркмения — Иран с портом Чабахар, Казахстан пытается скоординировать работу в двустороннем или многостороннем формате», тем самым выражет разочарование в ЦАРЭС (В ЦАРЭС не входит ключевое государство региона — Иран) и пытается регулировать вопрос крупных финансовых вложений в логистическую инфраструктуру, последнее характерно также для Туркменистана и Узбекистана. По мнению эксперта, «для России выгодно перебрасывать большие объемы груза куда-то в сторону иранского рынка кратчайшим путем по железной дороге. Чем короче маршруты, тем меньше нефизические барьеры», а «Китай устраивает любой расклад». Рахимов полагает, что увеличение задолженности Казахстана и Туркменистана— единственный минус этого проекта. Для решения ситуации необходима активизация Ирана и запуск МТК «Север — Юг», однако санкции в отношении Ирана затрудняют развитие инфраструктуры, окупить которое могут только объемы, объемы и еще раз объемы. Колеса должны стучать по рельсам день и ночь». Но может оказаться, что «минус на минус» в конечном итоге даст «плюс». «Например, Иран зажмут со всех сторон, и этот сухопутный коридор окажется для Тегерана критически важным. Тогда иранцы напрягутся, организуют народную стройку и сделают все необходимое, чтобы не зависеть от морских проливов».

Иллюстрация в одной из гостиниц города Душанбе. 

«Известия» рассказывают о главных, по мнению издания, археологических находках на постсоветском пространстве за прошедший год (Новые древности: главные находки археологов в постсоветских странах. 07.01.2019). В Таджикистане найден древний город в 85 км от Душанбе. Поселение предположительно относится к периоду Кушанского царства. Обнаружены ряд строений, трон правителей, монеты, украшения и керамика. Монеты указывают на 1–2 века до нашей эры, то есть город был построен 2 –1,8 тыс. лет тому назад. Аналог Великой Китайской стены обнаружен во время раскопок в крепости Узундара в Байсунских горах в Узбекистане. Сооружение назвали Великой Бактрийской стеной. Оно построено в III веке до нашей эры и относится к оборонной системе государства Селевкидов. Археологи нашли детали железных шлемов, пластины доспехов, оружие, около 200 монет и фрагменты керамики. В Кыргызстане древнее захоронение было обнаружено во время подготовки к третьим Всемирным играм кочевников. В ущелье Кырчын раскопан древний курган с останками человека, бронзовыми наконечниками для стрел, дротиками и элементами конской сбруи искусной чеканки. Ученые полагают, что захороненный был знатным воином-саком — представителем одного из скифских племен. В Казахстане обнаружен клад с золотыми драгоценностями, которым более 2800 лет. Внутри кургана «Елеке Сазы» найдены серьги, золотые пластины с заклепками и ожерелье с драгоценными камнями. Также обнаружено погребение юноши 17–18 лет. На шее «золотого человека» лежала гривна, свидетельствуя о высоком социальном статусе погребенного.

Узбекистан

Бойцы «Исламского движения Узбекистана» (ИДУ). Кадр: видео «Радио Озоди»

Lenta.ru опубликовала большой материал Дмитрия Плотникова об «Исламском движении Узбекистана» (ИДУ). (Шариат в движении, 26.01.2019). Движение внесено в список террористических организаций в России и в США, и статья рассказывает о борьбе «узбекского религиозного подполья за построение шариатского государства в Средней Азии».

Как рассказывает статья, с середины восьмидесятых прошлого столетия в Узбекистане начинается «исламский бум», которому способствовали сохранение традиционного уклада и война в Афганистане. К концу восьмидесятых религиозным центром страны становится Ферганская долина, где появились первые религиозные школы, финансируемые Саудовской Аравией, странами Персидского залива и религиозными организациями Турции. «С 1989 по 1993 год количество мечетей увеличилось с трехсот до шести тысяч». Между тем в Ферганской долине и приграничном Термезе ислам принял радикальные формы. Способствуют этому ханбалисткий мазхаб региона и проникновение салафизма из Афганистана. Какое-то время правительство Узбекистана не препятствовало исламистам. К концу 1991 г. религиозный лидер Тахир Юлдашев— глава  «Адолат», становится сильным конкурентом официальных властей. В середине девяностых правительство Каримова начинает борьбу против религиозных активистов. Юлдашев консолидирует религиозные силы в «Исламское движение Узбекистана». Цель движения — построение шариатского государства в Узбекистане, и во всей Средней Азии. ИДУ проводит серию террористических акций и правительство переходит к массовым репрессиям. ИДУ уходит в Афганистан к талибам, продолжая вербовать сторонников в Узбекистане и устраивая вылазки в Кыргызстан, Таджикистан и Узбекистан. Во время американской операции в 2001-2002 гг. движение потеряло множество своих сторонников и попало под контроль «Талибана». В 2009 г. погиб и Тахир Юлдашев. После смерти лидера деятельность ИДУ полностью сосредоточилась на противостоянии войскам международной коалиции в Афганистане. После смерти Каримова всплеска джихадизма не произошло. «Но это не означает, что джихадистского подполья в стране нет, а полевым командирам просто нравится бегать по афганским горам с непонятными перспективами. Причина, по которой они все еще не дали о себе знать, в активных реформах, начатых преемником Каримова Шавкатом Мирзеевым». Другая причина— отъезд молодых узбеков из страны в поисках работы. В заключении материал предупреждает, что радикальные настроения растут и в других странах региона.

Президент Узбекистана Ислам Каримов (слева) танцует на праздновании дня независимости Узбекистана. Ему аплодирует премьер-министр Шавкат Мирзияв (справа). Узбекистан, Ташкент, 2007 год. REUTERS/Shamil Zhumatov

Другой материал  от «Lenta.ru»  сравнивает правление экс-президента Ислама Каримова с президентом Шавкатом Мирзиёевым (Тонут в величии, 17.01.2019). Преобразования и либеральные реформы Мирзиёева противопоставляются авторитарным каримовским временам. Тем не менее, для борьбы с культом Каримова Мирзиёев «выбирает те же средства, которые Каримов использовал в борьбе с советским наследием». За два года Шавкат Мирзиёев полностью заменил команду бывшего президента: снял главу Службы национальной безопасности Рустама Иноятова и первого вице-премьера Рустама Азимова. Избавился от черного рынка валюты, взялся за налоговую, судебно-правовую, сельскохозяйственную, административную, кадровую и образовательную реформы. Позитивные изменения помогли Узбекистану восстановить отношения с западными странами и соседями по региону. «…узбекское общественное мнение все больше склоняется к тому, что, не приди вовремя Мирзиёев, великое будущее так и осталось бы мечтой. А воодушевленные переменами граждане все чаще сравнивают его с китайским реформатором Дэном Сяопином— главным архитектором «китайского экономического чуда». Однако тень Каримова все еще преследует узбекского президента. «За четверть века правления в Узбекистане выросло целое поколение граждан, которые верили в его несменяемость, а некоторые и в бессмертие». Несмотря на серьезные проблемы в стране большинство узбекистанцев оставались искренними сторонниками Каримова или как его называли Юртбаши. Новые власти понимают, что быстро от наследия экс-президента избавиться не получиться, поэтому официальная риторика почитания бывшего президента, сопровождается негласной «политикой забвения культа Каримова». Таким образом «цель новой узбекской власти — превратить память о Каримове в памятник прошлого. Монументы историческим деятелям, с одной стороны, напоминают молодежи о величии предков, с другой — не обязывают обывателей задумываться, диктаторами или либералами они были. Со временем, память о них становится все безобиднее и удобнее действующей власти. На нее можно свалить все грехи предыдущего этапа развития страны и возвысить на этом фоне действующую власть. И при этом никто не задумывается, что и новая власть плоть от плоти старой». Материал заключает: в правлении Каримова и Мирзиёева много общего. Однако есть надежда что, продолжая социально-экономические преобразования, Мирзиёев все же выйдет на радикально другой путь правления.

Кыргызстан

Баннер против коррупции в Бишкеке. 2012 год. 

Марат Шибутов обсуждает проблему контрабанды и коррупции на кыргызской таможне (Контрабанда в Киргизии: почему элита так остро реагирует на претензии ЕАЭС, 05.01.2019). Сравнивая  открытые таможенные данные по Кыргызстану, Китаю, США и Турции и выявив разницу, превышающую 50%, Шибутов утверждает наличие контрабанды или контрафакта. Эксперт обращает внимание на то, что смена президентов и правительств в Кыргызстане никак не влияют на ситуацию. « Кто бы ни возглавлял Киргизию, контрабандный поток не иссякал, обогащая элиту и организованные преступные группировки». По мнению Шибутова, открытые данные доказывают, что «элита Киргизии имеет доходы от контрабанды, измеряющиеся миллиардами долларов. Отсюда и такое число богатых людей в такой бедной стране.»

На собрании «Кыргызстан: вчера, сегодня, завтра» оппозиционные политические организации подготовили законопроект о лишении русского языка официального статуса. (Русский язык теряет позиции в Киргизии, 16.01.2019) Согласно Конституции страны, за русским языком закреплен статус официального. Но периодически встает вопрос о сведении роли русского до языка межнационального общения. Министерство образования страны недавно постановило, что при поступлении на бюджетные места в вузы предпочтение будет отдаваться абитуриентам с сертификатом владения кыргызским языком. Как комментирует кыргызский независимый эксперт Кубат Рахимов,  «происходящее является проверкой на прочность существующей политической конструкции. Сегодня во власти – самое кыргызоязычное правительство и самый кыргызоязычный парламент за всю историю страны. Несмотря на интернациональный состав верхов, рабочим языком все чаще становится государственный, то есть кыргызский». Эксперт считает недопустимым понижение статуса русского языка до уровня языка межнационального общения, особенно учитывая большое количество кыргызских трудовых мигрантов в России. Также Рахимов назвал «дискриминационным и антиконституционным» решение Минобразования КР и предупредил, что нагнетание обстановки вокруг русского языка может привести к событиям, имевшим место в Молдавии или Украине. Эксперт называет инициативы оппозиции «подставой правительства» и считает, что такие действия последовательно ухудшают отношения Кыргызстана с другими странами, в частности с Россией и Китаем.

Китайские рабочие на строительстве электростанции в Чуйской области Кыргызстана. 1 августа 2012 года. Фото Радио Азаттык

«Китайцы подмяли под себя всё! Они нам не нужны», – декларировал участник антикитайского митинга в Бишкеке. (Китай-горе: киргизы взбунтовались против экспансии Пекина, 23.01.2019). Митинг состоялся 17 января на прощади Ала-Тоо при участии 500 человек, задержан 21 активист. Спровоцировали митинг задержания этнических кыргызов в Синьцзян-Уйгурском автономном районе (СУАР) Китая, также протестующие требовали возвратить госдолг Китаю, ввести мораторий на выдачу гражданства и запретить выходить замуж за китайцев. Это третий антикитайский митинг за месяц, предыдущие состоялись 7 января и 20 декабря. Власти страны не одобряют подобные выступления: «Мы знаем, кто стоит за попытками политизировать вопрос [китайской экспансии] с целью испортить международные отношения»- заявил президент Сооронбай Жээнбеков и пригрозил привлекать к ответственности тех, кто пытается «дестабилизировать ситуацию». По словам активиста Серикжана Билаша, задерживают сотрудников когда-то существовавшего кыргызского канала и тех, кто издавал книги, писал статьи о национальной истории, культуре. Кыргызы, вернувшиеся из Китая, рассказывают о задержании этнических кыргызов в СУАР и многочисленных смертях задержанных в китайских лагерях. На конец сентября 2018 года внешний государственный долг КР составил почти $3,8 млрд, из которых 1,7 млрд — долг Китаю. Перспективы вернуть долг— туманны, и многие переживают, что Пекин потребует часть территории Кыргызстана. Китайские мигранты – также причина беспокойства для кыргызов. По официальным данным, в страну прибыли 35 тыс. граждан КНР и практически столько же покинули страну. По неофициальным данным, в стране уже проживают от 80 до 200 тыс. китайцев. Общественный деятель Мелис Мураталиев сообщает: «около 30 тыс. китайцев заключили браки с кыргызскими женщинами, чтобы легче было получить гражданство». Эксперты говорят, что антикитайские выступления поддерживают многие в Кыргызстане, хотя число участников митинга невелико. Кыргызский политолог Марат Казакпаев указывает на то, что антикитайские настроения могут быть выгодны странам Запада. Согласно другому предположению, за митингами стоит команда экс-президента страны Алмазбека Атамбаева. Казакпаев говорит о необходимости решения проблем, накопившихся в кыргызско-китайских отношениях, иначе не избежать протестной и «горячей весны».

Казахстан

Алматы. Ноябрь 2018 г. 

Марат Шибутов обсуждает итоги года 2018 и дает прогнозы на 2019 год (2019 год станет трудным для Казахстана: что ждет страну в ближайшее время? 08.01.2019). Главные внешнеполитические события 2018 года – отправка казахстанских миротворцев в составе индийского батальона миротворцев ООН в Ливан; подписание Конвенции о правовом статусе Каспийского моря; проведение первой консультативной встречи глав государств Туркестана; Казахстан – непостоянный член Совета Безопасности ООН, был председателем ОДКБ, продолжился Астанинский процесс. Положительный тренд для внешней политики страны – активность на мировой арене; отрицательный— «нарастание противоречий между, с одной стороны, Россией и США с Евросоюзом, а с другой стороны, между КНР и США». Главные события внутренней политики: изменение административно-территориального деления страны — выделение Чимкента как города республиканского значения и перенос административного центра Туркестанской области в город Туркестан; принятие закона о «Совете Безопасности»; введение латинской графики для казахского языка; продолжение программы «Рухани жангыру» и ее развитие в виде статьи президента «Семь граней Великой степи» и т.д. Повышение зарплат в государственном секторе и выделение Чимкента расценены как положительное явление, избегание ответственности со стороны исполнительной власти – отрицательное.

В числе главных событий экономики: лишение лицензии трех банков — Банка Астаны, Эксимбанка и Qazaq Banki; постепенное повышение возраста выхода женщин на пенсию; запуск государственной ипотечной программы «7−20−25». Положительно оценивается лишение лицензий слабых банков, отрицательным – усиление налогообложения «люди — новая нефть».  Основные трагедии 2018: гибель 52 граждан Узбекистана в загоревшемся автобусе по пути в Россию на территории Актюбинской области; изнасилование ребенка в поселке Абай Южно-Казахстанской области; убийство олимпийского призера Дениса Тена в Алматы. Отмечается общая напряженность в обществе и сильное снижение доверия к власти.

О конфликте в Караганде между группой казахов и армян писала НГ (Казахстан проходит проверку на межэтническую прочность, 09.01.2019). Чрезвычайный и полномочный посол Армении в Казахстане Гагик Галачян не склонен считать конфликт чисто этническим. Казахские власти придерживаются аналогичной точки зрения. Директор Группы оценки рисков Досым Сатпаев считает, что причины «в неспособности властей решать социально-экономические проблемы страны». Он обращает внимание на то, что любой значительный конфликт в Центральной Азии начинался с банального. Сатпаев приводит примеры подобных конфликтов в Казахстане в период независимости. Он подчеркивает важность реакции близких к власти структур, как Ассамблея народов Казахстана, на события и губительность «информационного вакуума».

«Новая газета» обсуждает судебный приговор по делу об убийстве фигуриста Дениса Тена (Королевство кривых автозеркал, 17.01.2019). Приговор по резонансному делу об убийстве фигуриста и бронзового призера Олимпиады в Сочи вынесен, убийцы получили по 18 лет колонии строгого режима, но у казахстанского общества осталось много вопросов к властям страны. Неприглядная роль полиции в этом деле и требования национального движения за реформу МВД заставила власти провести реформу. «Ее суть — внеплановая аттестация, сокращение численности полицейских для повышения их эффективности, а также новая форма одежды, на которой будут желтые полоски, а вместо «Полиция» будет написано Polisia». Однако многие считают, что реформа – «для галочки». Материал заключает, что трагедия не привела к улучшению ситуации ни с кражами автозеркал, ни с нападениями на граждан. Полиция продолжает отмалчиваться и по возможности уходить от любой ответственности.

Туркменистан

На туркменско-афганской границе осложняется ситуация, и в Туркменистане начат учет резервистов (Туркменских резервистов ставят под ружье, 15.01.2019). Под угрозой не только ситуация в регионе, но и реализация транспортных проектов—  Lapis Lazuli (Лазуритовый коридор) и TAPI. Корреспондент Радио «Азатлык» Шамердангулы Мырады заявил, что пять афганских провинций, граничащих с Туркменистаном, частично или полностью под властью боевиков. В Министерстве обороны Туркменистана подтвердили, что боевики блокируют район строящегося газопровода TAPI, оппозиционный портал «Хроника Туркменистана» сообщает, что в военкоматы республики поступило негласное указание о постановке на учет всех мужчин до 50 лет. Узбекский политолог Рафик Сайфулин не верит, что «нынешние мелкие стычки перерастут в потенциальные масштабные столкновения, которые затронут интересы суверенных государств», и полагает, что в случае военного столкновения на помощь придут Узбекистан и Россия. Российский эксперт по Центральной Азии и Среднему Востоку Александр Князев отметил, что не все афганские группировки стремятся в Туркменистан. Эксперт отмечает роль проекта TAPI в ситуации на границе и в регионе. Против TAPI— Китай, Россия, Иран, Катар и Турция. Эксперт считает, что именно спецслужбы Дохи и Анкары замешаны в нагнетании обстановки, и ссылается на возрожденное «Исламское движение Узбекистана» (ИДУ), командиры которого активны в Афганистане и связаны с Турцией и Катаром. Князев также отмечает «реваншистские настроения, включая претензии на родовые земли Серахского и Мервского (Марыйского) оазиса» среди «этнических туркменских группировок из приграничных с Туркменистаном афганских провинций». Князев считает, что туркменские власти могут обратиться за помощью к Москве, Ташкенту или ООН. В последнем случае «придется взять обязательства перед международным сообществом – принять беженцев-туркменов из Афганистана, предоставить им гражданство, выплатить компенсацию за причиненный в советское время вред».

Известия продолжают тему продовольственного кризиса в стране (Президент со стержнем: туркменский лидер поет и собирает автомобили, 05.01.2019). Кризис осложняется, а туркменский президент Гурбангулы Бердымухамедов продолжает эпатировать широкую публику своими видео — президент покоряет гоночный автомобиль, исполняет песни собственного сочинения или демонстрирует спортивные успехи. В стране, тем временем, опустели прилавки государственных магазинов, дефицитом стал хлеб. Тяжелая ситуация и с правами человека. В рейтинге по Индексу восприятия коррупции Transparency International от 2017, Туркменистан на 167 месте из 180. В рейтинге по индексу свободы прессы «Репортеров без границ» от 2018 на 178 месте из 180. В отчете Human Rights Watch за 2018 год Туркменистан назван закрытым и репрессивным государством.

Таджикистан

Интернет-портал «СНГ.Сегодня» опубликовал материал о возможном сопернике президента Эмомали Рахмона на предстоящих выборах (Будущего конкурента Рахмона считают неадекватным,  24.01.2019). Кувватали Муродов, бывший член Народного фронта Таджикистана, заявил о намерении участвовать в президентских выборах в 2020 году. Немедленно после его заявления про Муродова были опубликованы 3 материала от Центра стратегических исследований при президенте Таджикистана, один из которых говорит о неадекватности политика. Замдиректор Центра Сайфулло Сафаров заявил, что авторы статей – простые жители столицы, а относительно выдвижения Муродова добавил: «кто вообще может конкурировать с нынешним президентом»?

Тот же портал сообщает о переброске боевиков к границе Таджикистана со стороны Афганистана (Боевиков к границе Таджикистана доставляют неизвестные вертолеты, 29.01.2019). По заявлению замглавы российского МВД Игоря Зубова, «боевиков доставляют на север афганской территории неизвестными вертолетами из Пакистана». Материал предполагает, что это может спровоцировать поток беженцев в РФ. Зубов считает, что «должно быть повышено внимание к лицам, прибывшим из Таджикистана и Узбекистана».

 ПОДПИШИТЕСЬ, ЧТОБЫ БЫТЬ ПЕРВЫМ В КУРСЕ СОБЫТИЙ 

comments powered by HyperComments