Президентские выборы 2017 в Кыргызстане: как проходит предвыборный сезон

Нынешний предвыборный сезон, безусловно, очень важен для страны. Если удастся обойтись без эксцессов, произойдет, по сути, первая в Кыргызстане мирная передача власти от президента, который «досидел» до конца свой президентский срок, другому президенту, избранному в ходе всеобщих выборов. Разумеется, президент переходного периода Роза Отунбаева, передав власть Алмазбеку Атамбаеву в 2011, прервала «традицию» насильственной смены власти в стране. Но именно Атамбаеву выпала миссия закрепить в Кыргызстане традицию мирной передачи власти по итогам выборов. Сам президент неоднократно публично обещал, что обеспечит мирный переход власти. В настоящее время все граждане страны, независимо от политических взглядов, надеются именно на такой итог шестилетнего правления нынешнего президента.

По теме: Кто хочет стать президентом Кыргызстана? (инфографика)

Но все же эти надежды не полностью свободны от беспокойства и тревоги, поскольку граждан волнует не только мирный характер передачи власти, но и в значительной степени то, каким образом и кому перейдет президентская власть. Многое в нынешних предвыборных процессах до боли знакомо гражданам и заставляет их беспокоиться о будущем страны. Об ощущении déjà vu говорят как аналитики, так и обычные граждане. Основания для таких ощущений есть.

В первую очередь, это пресловутый административный ресурс, работающий во благо правящей группировки и заставляющий сомневаться в честности и открытости выборов. Знакомы всем и методы информационной войны, применяемые властью против своих оппонентов, а также политический торг и давление как инструменты нейтрализации реальных или потенциальных политических противников. Послушный в целом ЦИК и послушные суды, которые призваны обеспечить власти «нужные решения», наступление на права гражданского общества и СМИ, — это ставшие также традиционными элементы политической игры.

Что касается политиков, не находящихся сейчас во власти, подавляющее их большинство далеко не безгрешно и использует весь имеющийся у них арсенал средств и ресурсов для того, чтобы ближе подобраться к власти. В ход идут и поддержка внешних игроков, войны компроматов, использование националистических настроений и регионального фактора. При всем этом, главная проблема Кыргызстана — в отсутствии привлекательных для электората программ развития страны.

Итак, в чем особенности нынешнего предвыборного политического сезона, и какие общественные настроения и ожидания преобладают сейчас в Кыргызстане?

Претенденты на пост президента: количество, не переходящее в качество

В Кыргызстане привыкли к тому, что президентами хотят стать очень многие. К окончанию срока приема документов 31 июля 2017 года ЦИК принял документы от 59 кандидатов. Из них 11 человек были выдвинуты от политических партий, остальные — самовыдвиженцы. Никто особенно не одобряет этот факт, считая, что на президентский пост выдвигаются люди, не отвечающие общественным ожиданиям общенационального лидера. С другой стороны, отношение к этому процессу в целом довольно спокойное. Большое число претендентов на пост главнокомандующего воспринимается как издержки демократии, а с другой стороны все понимают, что мотивы у претендентов разные. Кто-то пытается привлечь внимание к своей персоне, кто-то надеется заполучить определенную должность, набраться опыта для участия в муниципальных или парламентских выборах, а есть среди претендентов и откровенные «искатели приключений». В любом случае, до официальной регистрации, а тем более — предвыборного финиша, дойдут далеко не все. Претендентам необходимо по требованию закона сдать в ЦИК не менее 30 тысяч подписей избирателей, внести избирательный залог в размере одного миллиона сомов, создать избирательный фонд, сдать экзамен по кыргызскому языку. 10 сентября начнется агитационная кампания, а выборы назначены на 15 октября.

Основная борьба развернется между так называемыми «политическими тяжеловесами», имеющими различные ресурсы влияния – финансовые, политические, региональные, геополитические. Таких кандидатов, возможно, наберется с десяток, но реальными шансами обладают не более 3-4-х претендентов. В СМИ и социальных сетях обсуждаются фигуры именно политических тяжеловесов. На это влияет наличие у таких политиков собственных инструментов информационного влияния — печатные и онлайн-издания, наличие доступа к национальным средствам массовой информации, финансовые ресурсы для собственной команды поддержки на национальном и региональном уровнях. Необходимо отметить, что в этом сезоне влиятельные политики довольно активно стали использовать социальные сети для продвижения своего имиджа. В свою очередь, в этом сезоне наряду с традиционными методами войны компроматов применяется новая технология создания фейковых аккаунтов в фейсбуке, различные анимационные ролики, рисунки-демотиваторы, статьи, дискредитирующие кандидатов. Жертвами подобных интернет-технологий стали лидирующие кандидаты в президенты, включая Омурбека Бабанова, Темира Сариева и Сооронбая Жеенбекова.

Аутсайдеры президентской гонки не пользуются таким вниманием СМИ и информационных изданий. Среди аутсайдеров есть несколько категорий кандидатов в президенты. Не секрет, что многие лица, возглавляющие политические партии или общественные фонды, а также бывшие чиновники и депутаты исчезают из поля зрения в межвыборный период, и появляются только перед выборами. К слову, среди таких лиц немало тех, кто участвует в выборах президента не в первый раз. Но многие такие деятели не запомнились электорату сколько-нибудь примечательными делами на благо общества. Ничего, кроме досады и иронии, такие претенденты не вызывают. Их обещания давно никому неинтересны.

Отдельных претендентов в СМИ откровенно высмеивают, называя «клоунами», «артистами», «сумасшедшими», словом, чудаковатыми людьми, которые не повлияют на результат выборов, но придают выборам некую пикантность.

Среди аутсайдеров политической гонки есть не только чудаки, чьи мотивы участия в выборах трудно понять, но и вполне достойные и образованные люди. Например, две женщины — претендентки на пост президента — президент международного университета Центральной Азии Камила Шаршекеева и правозащитница Рита Карасартова — являются, безусловно, открытием нынешнего политического сезона. Откровенно говоря, вряд ли у них есть шансы на победу, но создать себе хорошее реноме на будущее этим кандидатам вполне под силу. Обе обладают поддержкой и уважением среди определенных групп населения, в частности — в академической сфере, неправительственном секторе, среди интеллигенции и обычных активных граждан, желающих увидеть незапятнанные коррупцией новые имена в политике. Другой «новичок» в президентской гонке 2017 — это экс-чиновник системы ООН Таалатбек Масадыков, неизвестный широким кругам в стране, но зато свободный от коррупционного политического прошлого. Все упомянутые кандидаты не имеют в своем распоряжении значительных ресурсов для работы на свой имидж. В их распоряжении разве что социальные сети. Отсутствие опыта в большой политике играет не в пользу этих кандидатов в президенты.

Об остальных аутсайдерах гонки трудно что-то сказать даже в обобщённом виде, особенно учитывая, что они полностью отсутствуют в информационном пространстве, что само по себе не позволяет воспринимать их серьёзно.

При наличии такого большого количества претендентов на пост президента, отличительной особенностью нынешнего предвыборного процесса является явный дефицит идей. Если на предыдущих выборах еще существовало определенное доверие обещаниям политиков, в нынешних выборах обещания о светлом будущем вызывают скорее раздражение. Каких-то по-настоящему инновационных и потому привлекательных идей, не говоря о программах и стратегиях развития страны, пока не прозвучало. Все это позволяет говорить, что идет процесс «естественной» утилизации нынешнего поколения политических элит.

Отдельные политические тяжеловесы озвучили свое намерение снова перекроить политическую систему (значит, и Конституцию). Например, Омурбек Бабанов сказал, что если власть перейдет к нему, он предпримет шаги по ликвидации либо поста премьер-министра, либо поста президента. Бакыт Торобаев считает, что Кыргызстану подходит президентская система. Кроме этих, связанных непосредственно с распределением власти идей, Бабанов объявил, что его целью является за шесть лет обеспечить вхождение Кыргызстана в десятку лучших для жизни стран по индексу процветания. Темир Сариев обозначил важность сотрудничества со странами ЕАЭС и духовное возрождение народа. Главными привлекательными пунктами платформы Бакыта Торобаева (партия Онугуу-Прогрес) на сегодня стала поддержка молодых и образование «как в Финляндии».  Впрочем, большинство из этих идей нельзя назвать абсолютно новыми, да и вопрос вовсе не в лозунгах. Как привести Кыргызстан к процветанию, как поднять качество образования, что нужно делать для того, чтобы все это осуществить на практике и за счет каких реформ? Об этом кандидаты пока не распространялись.

Обобщая можно сказать, что количество кандидатов в президенты все еще не перешло в качество, и, скорее всего, президентская гонка 2017 года, будет банальной борьбой за власть.

Разлад в правящей партии и неопределенность операции «преемник»

Одной из особенностей нынешнего предвыборного сезона стал раскол внутри правящей СДПК. Долгое время, почти с конца 2016 г. держалась интрига о преемнике Атамбаева. Считалось, что Атамбаев постарается поддержать в качестве претендента на пост президента от СДПК лояльного себе человека. Первоначально назывались сразу несколько имен, в том числе нынешний премьер-министр Сооронбай Жеенбеков, лидер парламентской фракции СДПК, бывший мэр Бишкека Иса Омуркулов, спикер Жогорку Кенеша Чыныбай Трусунбеков , заведующий отделом внешней политики Аппарата Президента КР Сапар Исаков, первый заместитель руководителя аппарата президента Аалы Карашев. Реже упоминались имена нынешнего мэра Бишкека Албека Ибраимова и главы ГКНБ Абдиля Сегизбаева.

Интрига была создана: все обсуждали, кому же отдаст предпочтение Атамбаев. Как бы в ответ на критику политологов за непубличность «любимца» Атамбаева Сапара Исакова, которого президент несколько раз публично назвал своей «правой рукой», Исаков стал чаще появляться на публике, зачитывать от имени президента его обращения на различных мероприятиях, разрезать красные ленточки. Многие говорили тогда об «обкатке» возможного преемника. Однако весной 2017 года стало понятно, что президент поддержит Сооронбая Жеенбекова. По оценкам экспертов, кандидатура Жеенбекова была выбрана действующим президентом неспроста. Упоминалось, что Жеенбеков несамостоятельный политик, лоялен президенту и станет «послушным» проводником его политики после ухода с президентского поста. Отсутствие харизматичности у Жеенбекова компенсировалось тем, что он не был связан с коррупционными скандалами и при предыдущих президентах не выдвигался на ключевые должности. К тому же южанин-президент мог бы стать определенным гарантом межрегионального баланса.

Основные события, связанные с выдвиженцем СДПК, произошли в июне, после государственного визита президента Атамбаева в Российскую Федерацию. После встречи Атамбаева с президентом РФ Путиным, съезд политсовета СДПК был перенесен, а спикер парламента Чыныбай Турсунбеков внезапно был смещен с должности заместителя руководителя политсовета СДПК. В конце июня в Кыргызстан приехал спикер Госдумы Вячеслав Володин, затем Кыргызстан посетила Валентина Матвиенко. Такое стечение обстоятельств создало новую интригу вокруг СДПК. Заговорили о том, что Чыныбай Турсунбеков выдвинется кандидатом в президенты, и что, возможно, Сооронбай Жеенбеков не был поддержан во властных кругах России. Вскоре Чыныбай Турсунбеков заявил о своем намерении баллотироваться на пост президента, оживив дискуссии о преемнике Атамбаева и подтвердив догадку местных политологов о том, что Сооронбай Жеенбеков не устраивает всех даже внутри своей партии, не говоря обо всем электорате. В штабе СДПК, командовать которым был предусмотрительно назначен давний соратник Атамбаева Фарид Ниязов, не преминули «упрекнуть» Турсунбекова, намекнув ему на исключение из партии в случае самостоятельного выдвижения кандидатом в президенты. Об исключении из партии спикера сказал и сам президент во время своей последней в качестве президента КР летней пресс-конференции для журналистов и политологов в Чолпон-Ате. На съезде политсовета СДПК, прошедшем 15 июля в Бишкеке, Чыныбай Турсунбеков, как свидетельствуют различные СМИ, был освистан при попытке публично заявить о намерении выдвинуть свою кандидатуру на участие в президентской гонке в качестве самовыдвиженца. Пытался Чыныбай Турсунбеков и заявить о расколе внутри партии и необходимости очистить партию от случайных членов.

Было заметно, что за заявлением Турсунбекова о возможности самовыдвижения начался анти-пиар против него в СМИ. Так или иначе, 31 июля 2017 г. Турсунбеков дал пресс-конференцию и публично отказался от намерения баллотироваться на пост президента. Он мотивировал свое решение тем, что не хочет стать «яблоком раздора» внутри СДПК накануне выборов. Решение Чыныбая Турсунбкова было встречено критикой среди политиков, которые его поддержали, а также среди пользователей социальных сетей. Высказывались предположения о том, что торага Жогорку Кенеша отказался от своего желания стать президентом в обмен на сохранение поста спикера. Были озвучены также предположения о том, что спикеру, возможно, был обещан пост премьер-министра. Оппонирующие кыргызскоязычные СМИ злорадствовали, обвиняя Турсунбкова в слабости, в поведении «коммерсанта» и неумении вести себя по-мужски в политике.

Другой скандал внутри СДПК связан с именем Рената Самудинова, члена молодежного крыла СДПК. Его не пустили на съезд партии за то, что ранее он заявил в СМИ, что кандидат от СДПК должен выдвигаться методом праймериз, а не решением одного человека или группы людей. Политический штаб СДПК открестился от Рената, заявив, что у СДПК нет молодежного крыла.

Два упомянутых факта показывают, что не все вышло гладко в операции «преемник», поскольку внутри партии достаточно много амбициозных политиков, имеющих свои планы на власть, не совпадающие с планами уходящего президента.

Недавний отказ премьер-министра уйти в отставку, как предполагал президент Атамбаев, показал, что характеристики Жеенбекова как «тихого» политика, могут быть ошибочными. Кроме этого, как полагают некоторые аналитики, отказ премьер-министра подать в отставку может означать, что сам он сомненевается в том, что президент стопроцентно делает ставку именно на него. Очевидно также, что Жеенбеков почувствовал вкус власти и не намерен отказываться от административного ресурса. Поведение Жеенбекова лишний раз свидетельствует о кризисе детища президента Атамбаева – его партии СДПК. А это добавляет толику неопределенности в исход выборного процесса.

Отсутствие общенациональных лидеров, фактор регионализма и политические альянсы

К сожалению, в Кыргызстане фактор регионализма, в частности, в президентских выборах, остается очень сильным. Предвыборные альянсы, как правило, создаются в кыргызской политике не по идейным соображениям или сходству политических платформ, а в первую очередь именно для мобилизации голосов избирателей из определенного региона.

Предвыборные альянсы, как правило, создаются в кыргызской политике не по идейным соображениям или сходству политических платформ, а в первую очередь именно для мобилизации голосов избирателей из определенного региона.
К сожалению, никто из претендентов, баллотирующихся на пост президента, не обладает равнозначной электоральной поддержкой и на юге, и на севере страны. Хотим мы того или нет, основная база поддержки претендентов все-таки сосредоточена в регионе происхождения, хотя это и не означает, что у кандидатов нет последователей из «неродного» региона. Обозначенная тенденция говорит о том, что в Кыргызстане пока нет политика, способного стать общенациональным лидером, политиком, который бы смог заставить граждан забыть о регионе его происхождения и сплотить значительный электорат на основе своей политической платформы. В будущем такой политик в Кыргызстане, возможно, появится, но не на предстоящих выборах.

В данном сезоне мы наблюдаем на сегодняшний момент пока единственный альянс, о создании которого 6 августа объявили претенденты на пост президента Адахан Мадумаров, Камчибек Ташиев, Ахматбек Кельдибеков, и присоединившийся на днях к этой тройке Бакыт Торобаев. Альянс заявил о том, что к концу месяца выдвинет единого кандидата от всей четверки. Все эти политики являются выходцами из южного региона. Учитывая, что они являются лидерами разных политических партий (Кельдибеков и Ташиев являются сопредседателями партии «Ата-Журт»), скорее всего, они будут апеллировать именно к региональному фактору, поскольку трудно предположить, что за два с половиной месяца до выборов, новый альянс успеет создать общую идеологическую платформу.

Новый альянс создает новую интригу и новую неопределенность в выборах. Альянс может «оттянуть» голоса у Сооронбая Жеенбекова, тоже южанина, и, возможно, Жеенбекову придется идти на какие-то договоренности с четверкой, чтобы не допустить потери своего электората на юге.

В настоящее время есть информация о переговорах между Темиром Сариевым и данной четверкой, но пока неизвестен исход этих переговоров. Если объединение произойдет, то чисто южный альянс станет объединением оппозиционных сил, которые, вряд ли выиграют выборы, но смогут укрепить свои позиции для политического торга. Для Сариева присоединение к данному союзу чревато наибольшими рисками. Объединение со вчерашними идейными противниками будет воспринято негативно многими сторонниками Сариева и он может потерять часть северного электората. Не секрет, что эта четверка ассоциируется у многих со сбежавшим из страны предыдущим президентом Бакиевым. Кроме этого, трудно предположить, что пять амбициозных политиков смогут найти общий язык, если даже Кельдибеков и Ташиев, будучи в одной партии, не смогли полностью договориться. Для Бакыта Торобаева, этот альянс тоже несет определенные риски, при всех возможных плюсах. В отличие от трех других политиков, Бакыт Торобаев, несмотря на обвинения его в симпатиях к Бакиевым, воспринимается как молодой и перспективный политик, в парламенте есть фракция партии «Онугуу-Прогресс», члены его партии представлены в местных кенешах. Учитывая все эти обстоятельства, делать прогнозы о судьбе этого альянса еще рановато. Единственное о чем пока существует консенсус среди экспертов, это то, что альянс добавит сложности в без того сложную предвыборную гонку.

Закон – что «дышло»? Скандал вокруг допуска Омурбека Текебаева к сдаче теста по кыргызскому языку

Еще одной особенностью предвыборного сезона 2017 года является история Омурбека Текебаева, руководителя социалистической партии «Ата-Мекен» и депутата национального парламента. Как известно, Текебаев был задержан еще в феврале по обвинению в мошенничестве и коррупции, и с тех пор находится в СИЗО. Текебаева задержали по заявлению российского бизнесмена Леонида Маевского, обвинившего парламентария в получении крупной взятки в 2010 г. Сам Омурбек Текебаев отрицает свою вину и считает свое дело заказным. Текебаев является одним из наиболее яростных критиков действующего президента. Его задержанию предшествовала острая критика в адрес президента. В частности Текебаев выступал против внесения поправок в действующую конституцию, инициированных президентом и принятых народным референдумом в декабре 2016 г. Слушание по делу Текебаева откладывалось множество раз, давая повод его оппонентам обвинить в намеренном затягивании процесса с тем, чтобы успеть зарегистрироваться кандидатом в президенты до вынесения решения суда.

Еще до своего задержания Текебаев не скрывал желания попробовать свои силы на предстоящих президентских выборах. Подать свои документы в ЦИК Текебаев смог только через своих адвокатов и доверенных лиц, поскольку находится в СИЗО с февраля текущего года. Основная проблема возникла на этапе сдачи теста на владение кыргызским языком.

«Избирательный» Центризбирком и недовольство граждан

С таким недовольством, сопровождающимся официальными жалобами от претендентов и от гражданского сектора, негодованием в СМИ и соцсетях ЦИК в предыдущие годы не сталкивалась.
Предвыборный сезон 2017, по всей видимости, запомнятся жителям страны скандалами вокруг ЦИК и недовольством гражданского общества. Связано это недовольство с несколькими моментами.

Во-первых, эта история с Текебаевым. В качестве претендента на пост президента КР, Текебаеву было необходимо сдать тест по кыргызскому языку, но это ему не удалось. Первоначально представители ЦИК заявили, что в законодательстве существует пробел, и ЦИК не знает, как кандидат, находящийся в СИЗО, может сдать экзамен. Текебаеву порекомендовали обратиться в суд за решением о допуске к экзамену. В ответ на это, юристы Текебаева обратились в межрайонный суд с жалобой на бездействие ЦИК в этом вопросе. Межрайонный суд 3 августа признал бездействие ЦИК, но отказался допустить Текебаева к экзамену. В свою очередь ЦИК заявила, что оспорит претензии защитников Текебаева о бездействии в Верховном суде. С этим решением в ЦИКе согласились не все члены. Три члена ЦИК выступили за то, чтобы Центризбирком допустил находящихся под следствием кандидатов в президенты к тестированию[1]. В дальнейшем ЦИК пытался обжаловать претензии о бездействии в Верховном суде. Верховный суд 8 августа своим решением оставил в силе решение межрайонного суда Бишкека о признании незаконными действия ЦИК, выраженные в непринятии решения относительно допуска Текебаева на экзамен по кыргызскому языку. Несмотря на решение Верховного суда, юристы Текебаева опасались, что ЦИК найдет еще какую-то лазейку, чтобы препятствовать сдаче экзамена Текебаевым. И действительно, 10 августа ЦИК отказала в обращении уполномоченного Омурбека Текебаева в создании ему условий для прохождения теста по кыргызскому языку, заявив, что решение Верховного суда не обязывает ЦИК выполнять какие-то определенные действия. Сдача экзамена по кыргызскому языку является обязательным условием по закону для регистрации в качестве кандидата в президенты. 14 августа председатель ЦИК Нуржан Шайлдабекова на пресс-конференции отметила, что, если Текебаева оправдают в суде до 1 сентября, он получит право стать кандидатом в президенты.

Другим поводом для недовольства действиями ЦИК является позиция ЦИК в реагировании на жалобы от кандидатов в президенты по поводу нарушений правил предвыборной борьбы. Сразу несколько жалоб поступило на Сооронбая Жеенбекова, действующего премьер-министра и кандидата в президенты от СДПК.

29 июля с жалобой на Сооронбая Жеенбекова в ЦИК обратилась Коалиция за демократию и гражданское общество. Коалиция заявила, что Жээнбеков использует пост премьер-министра для своей агитации перед выборами и нарушает избирательное законодательство.

С жалобой на то, что действующий премьер-министр Сооронбай Жеенбеков использует свое служебное положение для собственного пиара во время рабочих поездок по стране, обратилась претендент на пост президента Рита Карасартова. Другой кандидат в президенты Темир Сариев также обратился в ЦИК с жалобой на то, что Сооронбай Жеенбеков использует административный ресурс и просил ЦИК отказать ему в регистрации. В обращениях на своей странице в фейсбуке 8 -10 августа Темир Сариев написал о том, что партия власти допускает грубые нарушения законодательства. В частности, говорилось, что руководители предвыборного штаба СДПК Фарид Ниязов и Икрамжан Илмиянов в рабочее время проводили встречи в здании «Форум» с чиновниками и акимами из разных областей. Говорилось также и о преимущественном доступе Сооронбая Жеенбекова к республиканским СМИ.

Жалобы от Сариева и Карасартовой были отклонены ЦИКом. ЦИК сослалась на отсутствие доказательств об использовании СМИ в целях проведения сбора подписей или предвыборной агитации, а также на то, что Сооронбай Жеенбеков еще не получил официальную регистрацию в качестве претендента на пост президента и встречается с людьми по служебным обязанностям в качестве главы правительства. На 14 августа, по словам председателя ЦИК, зарегистрировано 19 жалоб на кандидатов в президенты. Многие из них, по ее словам, не подтверждаются.

Штаб кандидата Темира Сариева 14 августа сделал заявление, в котором обвинил ЦИК в двойных стандартах, применяемыми ЦИК к кандидатам в президенты. Представитель партии Ак-Шумкар Айжан Орозбекова заявила, что только за период с 19 июля по 8 августа в эфире главного телевизионного канала ОТРК вышло 127 сюжетов с подробными и явно агитационными сюжетами о премьер-министре, кандидате в президенты от СДПК Сооронбае Жээнбекове.

13 августа Общественный Фонд «Гражданская платформа» сделал заявление, в котором выражена обеспокоенность ситуацией в ЦИК КР. В заявлении говорится о том, что деятельность ЦИК стала закрытой и менее прозрачной в сравнении с предыдущими годами. Изменения в процедурах, в частности, создание рабочих групп по разным вопросам и предварительное рассмотрение вопросов на заседаниях таких групп препятствует эффективному и своевременному принятию решений по многим вопросам. В обращении «Гражданской платформы» также утверждается, что ЦИК искусственно ограничивает присутствие независимых наблюдателей и журналистов на своих заседаниях, а заседания ЦИК не транслируются, хотя для этого есть оборудование, приобретенное за счет средств международных организаций на старте избирательной реформы.

11 августа на своей страничке в фейсбуке правозащитник и руководитель группы «Прецедент» Нурбек Токтакунов написал, что его юридическая группа обратилась в Генеральную прокуратуру с заявлением о возбуждении уголовного дела в отношении членов Центральной избирательной комиссии, воспрепятствовавших реализации избирательных прав заключенного Омурбека Текебаева. Нурбек Токтакунов считает, что девять членов ЦИК, проголосовавших против допуска оппозиционного депутата к экзамену, нарушили первую часть 139 статьи Уголовного кодекса — «Воспрепятствование осуществлению избирательных прав или работе избирательных комиссий».

По всей видимости, следует ожидать, что у ЦИКа будут проблемы. Во-первых, с собственной легитимностью. С таким недовольством, сопровождающимся официальными жалобами от претендентов и от гражданского сектора, негодованием в СМИ и соцсетях ЦИК в предыдущие годы не сталкивалась.

Административный ресурс

Административный ресурс всегда использовался в Кыргызстане во благо властной группировки, и было бы странным, если бы на этих выборах правящая партия вдруг отказалась бы от его использования. Как было упомянутого выше, ЦИК пытается делать вид, что никакого административного ресурса нет, потому что жалобы поступают в основном на кандидата от партии власти. Как писали кыргызстанские СМИ, еще задолго до начала регистрации кандидатов президент Атамбаев несколько раз публично поддержал кандидатуру Сооронбая Жеенбекова, называя его «хорошим выбором» для страны. Некоторые посчитали это нарушением закона, другие решили, что поскольку регистрация еще не началась, то и не было нарушений правил агитации. С другой стороны трудно не заметить, что в последние месяцы премьер-министр так часто появляется по телевидению, что невольно задаешься вопросом, почему вдруг всегда «тихий» и мало появлявшийся на публике премьер стал активно разъезжать по стране, встречаться с учителями и врачами, с инновационной молодежью и т.д. Возможно, он просто стал лучше работать? А возможно, масс медиа стали просто чаще освещать его работу? Вопросов много, у всех на них свои ответы.

Президент Атамбаев во время пресс-конференции 24 июля 2017 г в Чолпон-Ате высказался за то, чтобы премьер-министр после регистрации кандидатом в президенты ушел в отставку, аргументируя это необходимостью исключить обвинения в использовании административного ресурса. Такая позиция президента нашла противоречивые отклики у общественности. Многие расценили эту позицию Атамбаева как желание сформировать до выборов полностью подконтрольное ему правительство. В качестве кандидатов на пост премьер-министра называли руководителя Аппарата Президента Саапара Исакова и Бишкекского мэра Албека Ибраимова.

У нынешнего предвыборного сезона много сходств с предыдущими выборами – многочисленность и разношёрстность списка претендентов на пост президента, война компроматов, использование административного ресурса, наличие претендентов из числа находящихся в СИЗО, влияние регионального фактора
Президент также публично признался, что, не будь кандидата от СДПК, он лично поддержал бы Омурбека Бабанова. Само это заявление президента взбудоражило общество, дав повод разного рода спекуляциям, в том числе предположениям о том, что Атамбаев не доверяет полностью никому из своего окружения и ищет «запасные варианты». Были и предположения о том, что это элементы какой-то многоходовой политической игры с выбыванием Бабанова из президентской гонки в обмен на должность премьер-министра. Омурбек Бабанов почти незамедлительно опроверг такие предположения, заявив о своем намерении участвовать в выборах. В сложившихся обстоятельствах, в числе проигравших может оказаться и уходящий президент, планам которого, возможно, не суждено сбыться. Все понимают, что Сооронбай Жеенбеков не хочет упустить свою «птицу счастья», тем более что он находится в выгодном положении по сравнению с другими кандидатами. Он будет участвовать в выборах, пользуясь административным ресурсом, при этом имея приличные шансы победить если не в первом, то во втором туре. А с другой стороны, он имеет возможность вернуться на кресло премьер-министра в случае проигрыша. Жеенбекову в принципе выгодно оттянуть (насколько позволяет законодательство) свою официальную регистрацию в качестве президента, чтобы продолжать пользоваться административным ресурсом.

Заключение

Итак, сезон президентских выборов 2017 в Кыргызстане будет очень интересным. Как правильно замечают местные и зарубежные аналитики и исследователи, в настоящее время никто в Кыргызстане не знает наверняка, кто станет будущим президентом. С одной стороны, это показатель политического плюрализма и динамизма политической жизни в Кыргызстане. С другой стороны, неопределенность и сложность всегда тревожат, учитывая, что стране пришлось пройти через серьёзные политические потрясения прошлых лет. Понятно, что в Кыргызстане политика делается не только и даже не столько в формально-институциональных рамках законов, политических и государственных институтов. Велика роль неформальных институтов и неписаных правил.

У нынешнего предвыборного сезона много сходств с предыдущими выборами – многочисленность и разношёрстность списка претендентов на пост президента, война компроматов, использование административного ресурса, наличие претендентов из числа находящихся в СИЗО, влияние регионального фактора.

С другой стороны, есть и особенности. В частности, это то, что незадолго до выборов был арестован Омурбек Текебаев, известный как «отец конституции» 2010 года. Власть сделала все, чтобы предотвратить его регистрацию в качестве кандидата. В нашей современной истории были случаи, когда основного соперника сажали за решетку, но случай с Текебаевым — другой. Мало кто считает упорную позицию ЦИК не допускать Текебаева к языковому экзамену рациональной, поскольку Текебаев вряд ли стал бы фаворитом президентской гонки. Удивляет и откровенное игнорирование властью и ЦИК жалоб кандидатов в президенты и организаций гражданского общества по поводу применения административного ресурса. Как показывает история, излишне откровенное использование административного ресурса на фоне давления на независимые СМИ и общественные организации чревато политической дестабилизацией. Кризис внутри правящей партии СДПК может лишь усилить риски дестабилизации и привести к образованию совершенно непредсказуемых альянсов.

 

[1] Речь на тот момент шла, кроме Текебаева, также о Садыре Жапарове, экс-депутате, находившемуся под следствием, и по делу которого суд в начале августа судом вынесен приговор о лишении свободы на 11.5 лет.

 ПОДПИШИТЕСЬ, ЧТОБЫ БЫТЬ ПЕРВЫМ В КУРСЕ СОБЫТИЙ 

comments powered by HyperComments