Беженцы таджикской войны: умирая дома и на чужбине

Двадцать лет назад в Таджикистане был подписан договор о мире, завершивший гражданскую войну 1992-1997 гг., которая считается самой кровопролитной из всех военных столкновений, которые произошли на территории бывших советских республик после распада Союза. Десятки тысяч были убиты и сотни тысяч стали беженцами. О беженцах ужасной войны в беседе с CAAN рассказывает Умайро Рашидова, преподаватель Таджикского национального университета, которая уже много лет исследует данную тему.

Как можно классифицировать процессы вынужденной миграции населения Республики Таджикистан в годы гражданской войны?

Процесс переселения или миграция народов всегда сопровождается определёнными этапами, которые связаны с теми или иными событиями. В вынужденной миграции граждан Республики Таджикистан в годы гражданского противостояния (1992-1997гг.) можно выделить следующие этапы:

 

Первый этап: С июля 1992 года – до мая 1993 года. На этом этапе 5 июля 1992 г. президентским указам был создан Департамент по делам беженцев, а также были приняты ряд постановлений и указов о социальной защите беженцев и освобождение от уголовной ответственности лиц, незаконно перешедших государственную границу.

Второй этап: С осени 1992 года – до первой половины 1995 года. В этот период важную роль сыграло принятие в 1995г. «Закона о беженцах».

Третий этап: С середины 1995 года – до января 1997 года. Значимым событием стало подписание 19 января 1997г. в Тегеране «Протокола по вопросам беженцев», предусматривающего в течение 12-18 месяцев возврат всех беженцев.

Четвертый этап: После подписания 27 июня 1997 г. «Общего согласия о мире» — до конца 1998 года. На этом этапе наблюдалось наиболее массовое возвращение беженцев на родину.

Таким образом, с начала июля 1992 г. под эгидой Управления Верховного комиссара ООН по делам беженцев (далее — УВКБ ООН) беженцы начали возвращаться из северного Афганистана на родину. Внутренние переселенцы с середины 1993 г. самостоятельно, а иногда и организованно стали переезжать в свои оставленные дома. Этот процесс продлился до 1998 г. и даже частично до 2000-2002 гг.

Есть ли какие-нибудь цифры и статистика о беженцах. Сколько, откуда, куда?

Автор фотографии: Российский фотограф и журналист Виктория Ивлева. Фотография предоставлена собеседником

На сегодняшний день предоставить полную и достоверную схему стран и общее число перемещенных лиц не предоставляется возможным в силу ряда причин. Во-первых, статистические данные, собранные мною в различных источниках ненадежны, т.к. данные предоставленные правительством и оппозицией зачастую были противоречивыми.

Так, созданная в апреле 1994 г. совместная комиссия по делам беженцев под эгидой ООН имела в качестве одной из своих целей определение количества и расположение таджикских беженцев. Однако должностные лица, состоящие из членов правительства и оппозиции, не могли договориться по многим фундаментальным вопросам, в частности — о числе беженцев, что в немалой степени помешало достижению компромисса и взаимопонимания.

Во-вторых, даже международные организации представляли неточные данные о количестве беженцев, т.к. они не всегда имели доступ к таджикским беженцам. Например, в Афганистане они общались с беженцами только в одном регионе на севере страны. Оценка же беженцев в странах СНГ также была затруднена, поскольку многие лица, которые искали убежище, не были зарегистрированы в качестве беженцев в принимающей стране. Кроме того, русские и переселенцы других национальностей также были включены в число таджикских беженцев, хотя многие из них бежали в страны СНГ, особенно в Россию, из-за экономической и политической нестабильности в стране, которая началась еще в 80-х годах, и эти люди не собирались возвращаться в Таджикистан. Но тем не менее, несмотря на ряд других трудностей, я попыталась на основе доступных (в основном опубликованных) источников и исследований, а также отчетов международных организаций представить количественные показатели исследуемой проблемы, некоторые из них в будущем, по-видимому, потребуют уточнения.

В результате гражданской войны, по данным ООН, уже к 1 июню 1992 г. число беженцев в республике достигло 83 тыс. человек, а на 24 июля 1992 г. их численность составила 133 тысяч. На начало 1993 г. в Таджикистане официально было зарегистрировано более 1 млн. человек, вынужденно покинувших свое постоянное место жительства.

Огромные потоки беженцев устремились в ближнее и дальнее зарубежье. Ниже предоставлена разбивка количества беженцев по странам, их принявших.

Когда мы говорим о беженцах гражданской войны, скорее всего перед глазами возникает Афганистан. Почему, говоря о беженцах, общественность, прежде всего, вспоминает тех, кто бежал по ту сторону реки Амударья, а ведь люди уходили и в Кыргызстан, и в Узбекистан, и в Туркменистан, Иран, и в Россию. Единственная причина в том, что в Афганистане их было намного больше, чем в других странах?

В действительности это так, когда мы говорим о проблеме беженцев в ходе гражданской войны в Республике Таджикистан, перед глазами в основном возникает Афганистан, и это не только по той причине, что в северные районы Афганистана переместилось большое количество таджикских беженцев. Более того, в целом же в страны СНГ бежало 80% из общего количества таджикских беженцев. Это было естественно, т.к. совсем еще недавно таджикистанцы проживали в единой стране, у многих в других республиках бывшего СССР были родственники, друзья, просто знакомые, которые на первых парах могли приютить переселенцев. Основная проблема была в том, что все эти перемещенные лица нигде не числились как беженцы, а значит, не пользовались соответствующими правами, предусмотренными международными правовыми документами. Процесс возвращения их на Родину не наблюдался и не контролировался.

Беженцы, находившиеся на территории Афганистана, были зарегистрированы в качестве беженцев, и соответственно могли пользоваться всеми предусмотренными для них правами и лишь таджикских беженцев, находившихся на территории Афганистана, официально репатриировали на Родину под наблюдением международных организаций, в частности УВКБ ООН.

Автор фотографии: Российский фотограф и журналист Виктория Ивлева. Фотография предоставлена собеседником

Сталкивались ли беженцы с трудностями при переходе границы? С какими?

Начиная с весны 1992 г., конфликт вышел за пределы Душанбе и распространился на сельские местности. С 1992 по 1997 гг. насилие охватило Хатлон, Каратегинскую долину, а также районы, прилегающие к городу Душанбе. Мирные граждане, по происхождению относящиеся к оппозиционным силам, вынуждены были бежать к границе с северным Афганистаном и в другие соседние страны СНГ. При этом они столкнулись с такими трудностями:

  • старики, дети, беременные женщины, больные не достигли поставленной цели. Пеший пробег по бездорожью нередко заканчивался трагично;

  • тем, кому удалось добраться до границы, попали под перекрестный обстрел: сзади в них стреляли боевики Народного фронта, впереди их встречал шквал стрельбы пограничников, которые стреляли на поражение в «нарушителей границы». Однако, когда толпа беженцев стала увеличиваться, они были вынуждены отступить и убрать заграждения;

  • переход через реку Пяндж также был небезопасен. Хотя в этот период река была неполноводной, те, кто не мог плавать, а также находился на переполненных баллонах, зачастую тонули, не добравшись берега спасения;

  • женщины с младенцами на руках вынуждены были выбирать: или спастись самим, или сохранить жизнь своему ребенку (часто приходилось освобождать себе руки, жертвуя малышом);

  • холод, голод, болезни, чувство страха, безысходности и отчаяния сопровождали беженцев на всем их нелегком пути;

  • тем «счастливчикам», которым удалось добраться до противоположенного берега, тоже было нелегко. Их там никто не ждал… Высадившись на пустынной местности, они и далее встречали горе и лишения: негде было спрятаться от ветра и холода, нечего было есть, никто им не гарантировал безопасность (бандформирования северного Афганистана могли в любое время открыть стрельбу) и т.д.;

  • поэтому уже через неделю недалеко от места временного расположения беженцев появилось кладбище, которое быстро разрасталось. Сколько граждан Таджикистана осталось навечно на чужбине – никто пока не подсчитал…А это, я считаю, надо сделать когда-нибудь.

Автор фотографии: Российский фотограф и журналист Виктория Ивлева. Фотография предоставлена собеседником

С какими трудностями сталкивались беженцы в других странах?

Быть беженцем это означает жить в изгнании и зависеть от других в обеспечении себя такими предметами первой необходимости, как продовольствие, одежда, и жилье и т.д. Как и все беженцы по всему миру, таджикские беженцы также столкнулись с большим количеством трудностей в местах временного проживания. Прежде всего, эти трудности носили материально-бытовой характер. В Афганистане переселенцы попали в тяжелые бытовые и материальные условия. Так, например, лагерь Шеркат был расположен на месте бывшей хлопчатобумажной фабрики на окраине Толикона. Беженцы жили в грязи, в старом здании завода. В лагере не было электричества. По словам главы женского комитета лагеря Шеркат, в лагере находилось 3600 беженцев. Зимой помещение обогревалось чугунными печками за счет сухого хвороста. В ходе интервью было выяснено, что дрова выделялись в качестве гуманитарной помощи на каждого человека по 14 кг за месяц, но этого зачастую не было достаточно, и беженцам (в основном — детям) приходилось добывать дрова самостоятельно. Было зарегистрировано несколько случаев подрыва беженцев на минах во время собирания сухих веток.

Медицинское обслуживание также не было предоставлено в достаточном масштабе. Хотя международные организации, в частности, специализированная организация «Врачи без границ» (Бельгия) всячески способствовали оказанию помощи беженцем, но, тем не менее, в лагерях были широко распространены такие инфекционные завоевания, как тиф, малярия, холера, от которых ежегодно умирало большое количество детей и стариков.

Необходимо отметить, что эти вышеуказанные трудности были бы гораздо больше и стали бы причиной смерти большего количество беженцев, если бы не своевременная и безвозмездная помощь, оказанная международными организациями, такими как ООН, Красный Крест, Фонд Ага-Хана, Фонд помощи детям (США), Хьюман Райтс Вотч /Хельсинки, «Врачи без границ /Бельгия» и т.д.

Народ Афганистана, в лице его правительства, великодушно, доброжелательно и, наконец, по -братски принял наших беженцев. На долю Афганистана выпало наиболее тяжелая миссия – разместить и дать питание тысячам гражданам Таджикистана. Необходимо отметить, что в северных районах Афганистана, куда в основном и переместились таджикские беженцы, были созданы специальные лагеря для таджикских беженцев. В Афганистан переместились около 87 тыс. (86621) таджикских беженцев. Из них около 27500 бежали в провинцию Балх, в лагерь Сахи беженцев вблизи Мазари-Шарифа, находившийся в ведении УВКБ ООН, и некоторые другие бежали в Кундуз и Тахар, провинции, где три лагеря были не в зоне контроля. Это лагерь Шеркат (Толикон, провинция Тахар), который был расположен на месте бывшей хлопчатобумажной фабрики, где находилось 3600 беженцев, лагерь Амирабад (около Ханабада, провинция Кундуз), который был построен на земельных участках, выделенных местным афганским командиром. По словам лидера лагеря, на территории лагеря проживало около 6500 таджикских беженцев, лагерь Боги Шеркат (город Кундуз, провинция Кундуз) был создан в августе 1993 года на окраине города Кундуза, где проживало 14995 человек.

Таким образом, на территории северной части Афганистана существовало 4 официальных лагеря для таджикских беженцев, где проживало с учетом трудностей в подсчете и неточными данными, отраженными в разных официальных документах, в среднем около 80 тыс. человек.

Автор фотографии: Российский фотограф и журналист Виктория Ивлева. Фотография предоставлена собеседником

Правда, что труднее всего приходилось беженцам в Афганистане? Например, что детей вербовали во всякие лагеря боевиков?

Да, пребывание наших граждан в Афганистане имело и негативную сторону. Так, вопреки протесту таджикского правительства и опровержениям Кабула, некоторые командиры формирований афганских маджахедов при поддержке некоторых организаций помогали радикально настроенным элементам таджикской оппозиции вооружить и готовить часть беженцев к партизанским действиям. По сведениям ООН, от 3 до 5 тыс. молодых таджиков проходили военную подготовку под эгидой Исламской Партии Возрождения в различных районах Кундуза и Тахара. Было организовано также обучение партизан в Толикане (где располагалась штаб-квартира ИПВ в изгнании). Амир Чугай готовил их в Кундузе, а полевые командиры Хекматиара – в Имам Сахибе.  Все это еще больше усложнило межтаджикский конфликт, до мирного разрешения которого было еще очень далеко.

Какова была реакция международного сообщества на проблемы беженцев? Помогали ли гуманитарные организации, и насколько данная помощь доходила до всех беженцев? Оказывали ли медицинскую и психологическую помощь?

Проблемы, которые привели к конфликту в Таджикистане, нельзя было решить в течение нескольких месяцев, и без международной помощи страна не смогла бы преодолеть стоящие перед ней трудности, и я считаю, что реакция международного сообщества на проблемы беженцев была молниеносной. Деятельность миротворческих миссий в Таджикистане можно разделить на два направления: военно-политическое и социально-гуманитарное.

2 марта 1992 г. РТ стала членом ООН и уже в декабре 1992 г., в страну прибыла миссия доброй воли, состоящая из представителей Департамента по политическим делам беженцев и Верховного комиссара по делам беженцев. Члены департамента направлялись в самые отдаленные районы республики, а также на таджикско-афганскую границу. Международные организации содействовали доставке, охране и распределению чрезвычайной и другой гуманитарной помощи, создавали условия для безопасного возвращения беженцев на места их постоянного проживания, принимали активное участие в восстановлении и строительстве разреженных домов, наблюдали за соблюдением прав человека по отношению к возвращающимся беженцам, оказывали правовую, медицинскую, а также психологическую помощь, так как кровопролитная гражданская война нанесла обществу и стране огромную морально-психологическую травму.  Международными организациями  оказывалась существенная гуманитарная помощь.  На мой взгляд, данная помощь, в основном, находила своего адресата и многие тысячи таджиков выжили благодаря усилиям сотрудников международных организаций, оказавшим помощь нуждающимся в трудное время. Эта деятельность имела огромное значение для населения Таджикистана. Общая сумма, использованная УВКБ ООН на оказание помощи беженцам и внутренним переселенцам в Таджикистане,составляла 32 миллиона 190 тысяч долларов США. 

Как получали образование дети? Создавались ли какие-то спонтанные школы?

После того, как правительство, например, в городе Кундузе выделило землю вынужденным мигрантам для постройки домов, одновременно отдельные участки земли были отведены для строительства зданий школ. При участии самих беженцев и при поддержке мусульманского мира в кратчайшее сроки в районах компактного нахождения беженцев появились школы (с июня 1992 до января 1993гг.). 

Выступая в феврале 1993г. на совещании со своими соратниками, лидер ОТО (Объединённая таджикская оппозиция) Саид Абдуллои Нури высоко оценил гуманитарную деятельность правителя провинции Бахорак Мавлави Абдулхайя Искандара, и предложил возложить на него ответственность за образовательно-воспитательную работу среди мигрантов. С его согласия он был включен в специальную комиссию при партии Исламского возрождения, занимающуюся вопросами образования мигрантов. Был составлен план работы и начаты поиски программ и книг для учащихся. Так, в городе Кундузе беженцы были размещены на территории бывшего аэропорта подразделений советской армии. После вывода советских войск с территории Афганистана существующие здесь здания пустовали, они и были переданы беженцам. Именно в этих помещениях были образованы школы.

Однако в других провинциях и городах, в таких как Толикон, Мазари-Шариф таких условий не было, поэтому здесь школы располагались в частных домах. В этих школах на основе программ, составленных представителями вышеназванной комиссии, преподавались предметы в начальных и средних образовательных школах (как светских, так и основы духовных наук). Учителями работали как и сами беженцы (среди них были и бывшие учителя), так и религиозные просветители. Обучение проводилось в две смены (в первой половине — девочки, во второй половине — мальчики). Учебно-воспитательная работа среди беженцев находилась под постоянным контролем С.А. Нури.

Кроме того, было организовано 2 школы-мадраса, в одной из которых обучалось 40 девочек, в другой 50 мальчиков. Для взрослых мигрантов были образованы курсы ликбеза для освоения основ исламского учения и овладения навыками чтения Корана. В итоге почти все беженцы, находящиеся в северном Афганистане, научились элементарным знаниям и понятиям ислама.     

Какие в целом настроения царили среди беженцев?

На долю таджикских беженцев выпала нелегкая участь – нужно было организовать жизнь заново в другой стране. Для многих таджикских беженцев процесс миграции стал долгим: с 1992 до 1998 гг. и даже дольше. Поэтому практически все стали обживать лагеря, место своего временного проживания. Так как таджикский народ с древних времен не вел кочевой образ жизни, а был оседлым народом, поэтому для многих таджикских беженцев Афганистан стал родным домом, пусть даже ненадолго. Земледелие являлось основным источником проживания для многих таджиков еще задолго до войны. В Афганистане каждая семья получала 4 сотки земли для обработки. Отсутствие оросительной системы ограничивало их способность работать на земле, но тем не менее, какие-то овощи и фрукты беженцы добывали своим трудом, работая на своих прилагерных участках. Рождались дети, создавались новые семья, умирали больные и старики, т.е. в целом, настроение в лагерях беженцев в Афганистане было рутинное, каждый занимался тем, что мог делать.

Основной проблемой в лагерях беженцев в Афганистане было отсутствие достаточной и достоверной информации. Из Таджикистана до беженцев доходили лишь отдельные слухи, правдивость которых не всегда соответствовала реальности. Родственники беженцев, которые остались на Родине, не имели связи со своими родственниками-беженцами. В 1993г. по инициативе Совета Министров республики и, в частности, тогдашнего председателя Комитета радио и телевидения И. Усмонова была создана специальная передача «Хоки Ватан» (Земля Родины). С самого начала передача вызвала живой отклик наших граждан, временно находившихся в Афганистане. С учетом их пожеланий регулярно стали передавать сообщения о политической, экономической, социальной и культурной жизни страны. Они связывали незримой нитью беженцев с родиной, не по своей воле оказавшихся на чужбине. Беженцы писали письма и ждали ответа и так коротали свое время. Радиопередача стала основным источником информации таджикских беженцев на чужбине.

Автор фотографии: Российский фотограф и журналист Виктория Ивлева. Фотография предоставлена собеседником

Очень мало сказано о внутренних беженцах. Что мы знаем сейчас о них, откуда, в каких масштабах и в каких направлениях они перемещались? В случае с жителями Душанбе, они, я думаю, бежали в основном в районы своего происхождения. Как насчет других? Они тоже бежали к своим родственникам?

Не только гражданская война стала причиной бегства сотен тысяч людей в соседние страны, но также местнический конфликт стал причиной перемещения сотен тысяч людей внутри страны. В первые месяцы войны еще не было точно сформулировано различие между термином «беженец» и людьми, перемещенными внутри страны. У беженцев и у внутренних переселенцев были одинаковые проблемы в плане материальных условий, поддержки со стороны правительства в плане безопасности, гуманитарной помощи со стороны международных организаций и т.д. По данным председателя УВКБ ООН, внутри страны переместилось около 600 тыс. граждан. При изучении картины переселения людей внутри страны становилось ясным, что люди переезжали из своего старого места проживания, в основном, в свои исконные места обитания к родственникам или знакомым. Большинство внутренних переселенцев переместились из своих родных мест в Каратегин и в Бадахшан.

По данным «Агентства по правам человека», из 600 тыс. внутренних переселенцев более 25 тыс. бежали в г. Душанбе, а более 15 тыс. направились в сторону северной части республики в город Худжанд.  Большую группу беженцев составили жители Вахшской долины. В тяжелые бытовые и материальные условия попали переселенцы Каратегина, Бадахшана и г. Душанбе. Зачастую они семьями, численность которых насчитывала десятки человек, ютились в предоставленных родственниками небольших помещениях, жили без элементарных бытовых удобств, плохо были обеспечены продуктами питания и т.д. 

Каким образом и когда начался процесс возвращения? После возвращения сталкивались ли беженцы с какими-нибудь проблемами? Какой характер носили эти проблемы?

В начале марта 1993г. УВКБ ООН начало репатриацию таджикских беженцев из северной части Афганистана — с провинции Кундуз. Двумя месяцами позже УВКБ ООН начала репатриацию беженцев из Мазари-Шарифа. 1 декабря 1994 г. УВКБ ООН репатриировало около 26,500 беженцев из Афганистана. Главным принципом, по которому должен был осуществляться процесс возвращения таджикских беженцев, было обеспечение добровольного характера репатриации, так как ни правительство, ни оппозиционные силы, ни международные организации не могли заставить людей вернуться в свои дома. В начале июня 1993 года существовало два основных маршрута возвращения беженцев на Родину. Репатриантов в Мазари-Шарифе отправляли на грузовиках УВКБ ООН из лагеря Сахи. Затем их доставляли на железнодорожный терминал в афганский порт Хайратон, откуда они на поезде следовали через Термез в Шаартуз. Репатрианты из Шерханбандара пересекали Амударью на пароме, попадая в порт Нижний Пяндж. После регистрации их развозили по местам на автобусах.

Основной проблемой, ожидавшей беженцев после возвращения домой, была их безопасность. В ходе проведенного исследования нам стало очевидно, что уровень безопасности беженцев в большинстве случаев в отдельных районах Таджикистана зависел от того, кто стоит во главе местного правительства, от регионального и этнического состава района и от наличия представителей международных организаций на местах. В Курган-Тюбинском и Бохтарском районах в начале репатриационных операций в основном возвращались женщины, дети и старики. Молодежь все еще опасалась возвращаться домой, так как ходило множество слухов о жестком обращении в этих районах, а те, которые все же рискнули вернуться, старались не выходить из дома или уезжали к своим родственникам в другие деревни. Те жители Хатлонской области, которые считали себя победителями в межтаджикском конфликте, враждебно относились к возвращающимся беженцам по той причине, что, по их убеждению, все кто покинул места своего прежнего проживания и обратились в бегство, являются сторонниками ИПВ, так как тысячи граждан были связаны с оппозицией просто в силу своего этнического или регионального происхождения. Для того, чтобы переубедить население в обратном, сотрудникам международных организаций пришлось сделать немало. Прежде всего, им пришлось переубеждать местные власти в том, что возвращающиеся беженцы не являются сторонниками оппозиции и не принимали участие в вооруженном столкновении, и что они являются лишь жертвой этой братоубийственной войны. Принять их обратно является их долгом и условием полного и скорейшего установления мира и согласия во всем Таджикистане.

Другой немаловажной проблемой, которая ожидала беженцев по их возвращению домой, являлась проблема незаконно занятых домов, которые были оккупированы после того, как беженцы оставили свое имущество и обратились в бегство. Эта проблема серьезно влияла на процесс репатриации беженцев из Афганистана. 1 декабря 1994 г. правительством была проведена оценка незаконно оккупированных домов. В результате было выявлено, что в ходе гражданской войны незаконно было занято 8924 домов и 2847 домов до сих пор были не возвращены владельцам.

В ходе гражданской войны были разрушены почти все дома, принадлежащие беженцам. Так как правительство не было в состоянии помочь в восстановлении домов, международные организации, такие как УВКБ ООН и организация «Спасение детей США» стали активно помогать беженцам в восстановлении разрушенных в ходе гражданской войны домов.

В результате совместной оценки ситуации международными организациями в марте и апреле месяцах 1993г., такими как УВКБ ООН, международный Комитет Красного Креста и т.д. в Хатлонской области было выявлено 18500 тыс. разрушенных домов. С 1993 по 1997гг. при поддержке международного сообщества в 170 сельских джамоатов Хатлонской области было восстановлено все 18500 домов, жителями которых в основном были репатриированные беженцы.

Другой проблемой, с которой столкнулись беженцы после возвращения домой, была этническая напряженность между местными жителями и репатриантами. В Хатлонской области, в частности в таких районах как Шаартуз, Бохтар, Кабадиан, Джиликул проживало достаточное количество этнических узбеков, которые составляли приблизительно 25% из общего числа населения Хатлонской области. Еще до войны взаимоотношения местных таджиков и этнических узбеков были весьма доброжелательными. Узбеки и таджики проживали по соседству, помогали друг другу, создавали смешанные семья, дети вместе игрались, учились и т.д. Тем не менее, так как узбеки по отношению к таджикам находились в меньшинстве, все же ощущалась некая дискриминация по отношению к первым. Были очень редки случаи, когда узбека назначали на какие-нибудь руководящие должности. Лучшие земли распределялись, прежде всего, таджикам. Необходимо отметить, что во время войны основная часть узбеков встали на сторону правительственных сил и стали им активно помогать в изгнании якобы сторонников оппозиции из страны. И после репатриации беженцев (таджиков), которые стали возвращаться в свои прежние места проживания, некоторые руководители-узбеки стали вести дискриминационную политику по отношению к таджикам. 

Все ли возвратились?

Нет, конечно же, нет, не все таджикские беженцы вернулись на Родину, так как обзавелись семьями, девушки вышли замуж, родили детей, некоторые открыли бизнес и стали неплохо зарабатывать, а остальным было комфортнее проживать в исламской стране и они предпочли жить там. Вышеперечисленные трудности явились причиной того, что процесс возвращения и реинтеграции беженцев в Таджикистане был достаточно растянут во времени, а страна не досчиталась своих граждан, по тем или другим причинам решившим не возвращаться на Родину. Точное количество еще нам предстоит исследовать в будущем.  

Как вы считаете, может ли положительный пример решения проблемы беженцев в Республике Таджикистан в ходе гражданской войны послужить опытом для мировой практики?

Безусловно, можно считать, что проблема возвращения и реинтеграция таджикских беженцев является положительным примером и об этом не раз с высокой трибуны заявляли видные мировые политики, так, например, бывший Генеральный секретарь ООН Кофи Аннан в обращении к парламенту республики говорил о значении опыта Таджикистана, как в теоретическом, так и в практическом плане: «Я глубоко убежден, что опыт Таджикистана по достижению мира и стабильности может служить примером для соседнего Афганистана».

В связи с обострением миграционной политики во всем мире, страны, страдающие проблемой беженцев, могут использовать таджикскую модель решения данной проблемы, которая заключается в следующем:

  1. Необходимо убедить противоборствующие стороны сесть за стол мирных переговоров.
  2. Обеспечить взаимодействие правительства, оппозиции, соседних стран-гарантов, международных организаций и государств-доноров.
  3. Процесс репатриации и реинтеграции беженцев должен контролироваться представителями специализированных международных организаций, в частности организацией УВКБ ООН.
  4. Процесс репатриации беженцев должен носить исключительно добровольный характер, иначе не исключён повторный отток беженцев, которых вернуть на родину вторично будет очень сложно.
  5. Целесообразно убедить беженцев в том, что ситуация в стране улучшилась, обеспечить их правдивой и достоверной информацией.
  6. До начала процесса репатриации необходимо устранить все возможные трудности, которые могут ожидать беженцев после возвращения домой (восстановление разрушенных домов, возвращение незаконно отнятого имущества, обеспечение безопасности).
  7. Обеспечить общеизвестные механизмы, такие как посредничество, мирные переговоры, различные диалоги, встречи представителей правительства и оппозиции с беженцами в лагерях временного пребывания.
  8. Следует не допускать иждивенческое настроение среди беженцев, активно привлекать их к общественно полезному труду.
  9. Создание Комиссии национального примирения в Таджикистане после подписания мирного соглашения, которая должна была функционировать в постконфликтный период, в частности, заниматься процессом реинтеграцией таджикских беженцев на местах своего прежнего проживания, не имела аналогов в мировой практике, что можно использовать в других странах с подобной ситуацией.
 ПОДПИШИТЕСЬ, ЧТОБЫ БЫТЬ ПЕРВЫМ В КУРСЕ СОБЫТИЙ 

comments powered by HyperComments