Майский форум «Один пояс-Один путь»: включена ли Центральная Азия?

В следующем месяце в Пекине пройдет форум «Один пояс – Один путь» (ОBOR), где будут обсуждаться глобальные и региональные экономические проблемы и вопросы взаимосвязанного развития (коннективности). Лидеры 28 стран уже подтвердили свое присутствие на этом форуме высокого уровня. ОBOR, который включает в себя морской Шелковый путь и Экономический пояс Шелкового пути, является программой развития, предложенной Китаем для интеграции инвестиций и торговли в Евразии посредством развития связей и сотрудничества между участвующими государствами-членами.

Перевод статьи в China US Focus, April 27, 2017

В следующем месяце в Пекине пройдет форум «Один пояс – Один путь» (OBOR), где будут обсуждаться глобальные и региональные экономические проблемы и вопросы взаимосвязанного развития («коннективности»). Лидеры 28 стран уже подтвердили свое присутствие на этом форуме высокого уровня.  OBOR, который включает в себя морской Шелковый путь и наземный Экономический пояс Шелкового пути, является программой развития, предложенной Китаем для интеграции инвестиций и торговли в Евразии посредством развития связей и сотрудничества между участвующими государствами-членами.

Представленный в 2013 году и получивший признание как самый грандиозный флагманский проект Пекина и личный проект президента Си Цзиньпина, «Один пояс — один путь» был сразу воспринят многими как историческая инициатива, способная возродить классический Шелковый путь в новом формате XXI века, обеспечивая беспрепятственную торговлю и финансовую интеграцию между Китаем и его соседями. Страны Центральной Азии, испытывающие хронические проблемы с плохой инфраструктурой, низкими инвестиционными ставками и экономическими трудностями, решительно приветствовали готовность Китая содействовать соседской дипломатии экономическими средствами.

Тем не менее, прошло уже четыре года, но перспективы положительного влияния OBOR на развитие в Центральной Азии остаются неясными, а обещания Пекина инвестировать 40 миллиардов долларов в изношенную и все ухудшающуюся инфраструктуру Центральной Азии пока не реализовались. На сегодняшний день Китай участвует лишь в нескольких крупных проектах в рамках OBOR: строительство плотины гидроэлектростанции Карот в Пакистане, приобретение 9,9% российского проекта по сжижению природного газа на Ямале и слияние ведущего химического концерна Китая China National Chemical Corp. и итальянского производителя шин Pirelli & CSpA. Эти инвестиции выглядят довольно скромно на фоне обещанных 900 миллиардов долларов, которые предполагалось инвестировать в экономические коридоры, связывающие Китай с Европой через Центральную Азию, Южную Азию, Юго-Восточную Азию, Западную Азию, Восточную Африку и Ближний Восток.

В контексте Центральной Азии список достижений еще более скуден. Взаимосвязанное развитие («коннективность») не продвинулась дальше декларативных заявлений. Например, «Фонд Шелкового пути» подписал рамочное соглашение с министерством инвестиций и развития Казахстана, представленным подразделением по развитию АО «Kaznex Invest», о создании китайско-казахстанского фонда сотрудничества в области производственных мощностей. Китай пообещал внести в этот фонд 2 млрд. долл. США, однако пока мало что известно о прогрессе в этой инициативе.

Существует несколько причин, которые могут объяснить относительно небольшой прогресс в реализации концепции «Один пояс — один путь» в Центральной Азии. Важнейшим фактором является то, что до сих пор отсутствует понимание — как в Китае, так и в Центральной Азии — того, что на самом деле представляет собой OBOR, и как он может быть реализован. Национальная комиссия Китая по развитию и реформам опубликовала краткую «дорожную карту», которая изложила видение Китая по инициативе «Один пояс — один путь», но этот документ не обозначил четкие цели и действия. Понятно, что Китай ставит и политические цели через реализацию OBOR, но даже среди наблюдателей нет единого мнения относительно целей, которые Пекин стремится решить таким образом.

Некоторые утверждают, что посредством концепции «Один пояс — один путь» Китай стремится разорвать свою растущую восточную изоляцию[1]. Другие утверждают, что OBOR является частью стратегии экономической экспансии Китая, направленной на увеличение своих приобретений на новых рынках и продвижение юаня в качестве новой региональной валюты. Есть те, кто полагает, что OBOR нужен для решения внутренних экономических проблем Китая, в то время как некоторые подчеркивают, что OBOR — это попытка стабилизировать ситуацию в сфере безопасности и помочь развитию неспокойных соседних регионов.

Разнообразие взглядов на «Один пояс — один путь» показывает, что это — далеко не полноценный продукт. Это развивающаяся концепция, которая еще не завершена. Соответственно, в контексте Центральной Азии остается неясным, какую форму примет проект. Является ли OBOR качественно новой инициативой, которая будет реализована в регионе? Или это просто ребрендированная форма ранее существовавших китайских инфраструктурных проектов, объединенных под эгидой дискурсов «Шелкового пути»?

Кроме того, остается неясным, является ли образ Китая как глобального игрока, который стремится создать благоприятную среду для процветания своих соседей, достаточно убедительным для того, чтобы все заинтересованные стороны могли согласовать свои разногласия и объединиться под эгидой региональной интеграции, осуществляемой под руководством Пекина. Пока главы 28 государств подтвердили, что примут участие на форуме высокого уровня в Пекине 14-15 мая, в том числе российский президент Владимир Путин, премьер-министр Италии Паоло Джентилони, президент Турции Тайип Эрдоган, премьер-министр Пакистана Наваз Шариф. Ожидается, что на форуме также примут участие Антонио Гутерриш, Генеральный секретарь Организации Объединенных Наций, управляющий директор Международного валютного фонда Кристин Лагард и президент Всемирного банка Джим Ен Ким. От Центральной Азии подтвердили свое участие президент Казахстана Нурсултан Назарбаев и президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев.

Тем не менее, есть еще большой список приглашенных, которые проигнорировали приглашение, в том числе лидеры трех стран БРИКС – Бразилии, Индии, Южной Африки, и большинство глав правительств стран Большой двадцатки. Центральная Азия также не полностью представлена на самом высоком уровне. Очевидно, что Пекину необходимо детально конкретизировать видение, миссию, цели и задачи проекта «Один пояс — один путь», и, возможно, в следующий раз все больше мировых лидеров захотят приобщиться к идее сообщества общей судьбы, экономического развития и региональной интеграции.

 

[1] См. Габуев, А. (2016) «С Китаем по пути», 8 июля, Карнеги-Москва

 ПОДПИШИТЕСЬ, ЧТОБЫ БЫТЬ ПЕРВЫМ В КУРСЕ СОБЫТИЙ 

comments powered by HyperComments