Символы и мосты в отношениях Узбекистана и Туркменистана

Второй президент Республики Узбекистан Шавкат Мирзиёев осуществляет свой первый государственный визит в соседний Туркменистан. Добрососедские отношения, установленные между странами после прихода Гурбангулы Бердымухамедова к власти, укрепились целым рядом новых подписанных соглашений: Договором о стратегическом сотрудничестве между Туркменистаном и Узбекистаном, Договором об экономическом сотрудничестве на 2018-2020 годы и Меморандумом о дальнейшем развитии сотрудничества в области железнодорожного транспорта.

По информации официальной туркменской прессы, встреча президента Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедова и президента Республики Узбекистан Шавката Мирзиёева, состоявшаяся 6-го марта в Ашхабаде, прошла в формате «один на один». 7-го марта два президента торжественно открыли новый железнодорожный мост Туркменабат-Фараб и даже проехались на поезде на правый берег Амударьи. Вдоль дороги лидеры двух государств наблюдали «этнографическую композицию — импровизированное туркменское селение, в масштабной панораме которого представлено богатство национальных традиций».

Символический визит

Данный визит окружен многими символизмами. Для Шавката Мирзиёева это первая официальная зарубежная поездка после избавления от приставки «врио», для Гурбангулы Бердымухамедова Шавкат Мирзиёев стал первым высокопоставленным гостем после третьего избрания президентом Туркменистана. И Шавкат Мирзиёев, и Гурбангулды Бердымухамедов унаследовали власть после смерти первых руководителей, перешагнув председателей Сената, которые по официальному конституционному порядку должны были бы временно управлять страной до внеочередных выборов. Энергичные, хозяйственные и в меру модернизированные, Мирзиёев и Бердымухамедов отлично представляют второе поколение лидеров в Центральной Азии.

После того как Шавкат Мирзиёев был избран вторым президентом Узбекистана,  многие эксперты принялись разгадывать своеобразный ребус о его первом зарубежном визите. Автор статьи сам неоднократно давал комментарии о том, что логически, конечно, Мирзиёеву было бы совершить свой первый государственный визит в Москву. Между двумя странами накопилась масса тем для обсуждения: от вопросов модернизации вооруженных сил Республики Узбекистан до правовых вопросов пребывания трудовых мигрантов Узбекистана в России. Экономические вопросы, в частности, доступ узбекской продукции на большой рынок сбыта России — также в приоритете, учитывая, что президент Шавкат Мирзиёев приступил к широкой реорганизации сельскохозяйственной сферы Узбекистана и дал старт сокращению хлопковых полей и расширению фруктовых плантаций и других культур.

Другие эксперты склонялись к варианту, что первый визит Шавката Мирзиёева будет в Астану. Впечатлившись новыми приоритетами региональной политики Узбекистана, они посчитали, что первый визит в Астану в этом плане станет предпочтительнее. Ось Ташкент – Астана станет гарантом регионального развития, а также наладит отношения между двумя элитами и равноудалит Ташкент от Москвы, Вашингтона и Пекина.

Президент Мирзиёев же решил совершить свой первый государственный визит в Туркменистан, возможно, отчасти, в дань памяти ушедшего Ислама Каримова. Как известно, туркменский президент Гурбангулы Бердымухамедов на церемонии прощания с Исламом Каримовым заявил, что в честь первого президента Узбекистана в Туркменистане назовут именем Ислама Каримова площади и скверы. «Мы всегда будем его помнить… Наши площади, наши скверы не только в столице, но и по всей стране будут носить имя Ислама Каримова», — сказал лидер Туркменистана в лучших традициях восточной дипломатии. Сказал – сделал, пригласив Мирзиёева на открытие поселка имени Ислама Каримова в туркменском городе Туркменабад. Там же был открыт памятник первому президенту Узбекистана и его именем названа одна из центральных улиц.

Таким образом, дух добрососедства, благословенный усопшим политиком, стал благоприятным фоном для обсуждения насущных проблем.

Предыстория «добрососедства»

Вообще, предыстория двухсторонних отношений между Ашхабадом и Ташкентом весьма динамичная. Как известно, в советское время Туркменистан находился в тени своих условных «средних братьев» в лице Узбекистана и Казахстана. Как отмечал бывший вице-премьер Туркменистана Назар Суюнов, для Сапармурата Ниязова Беловежские соглашения означали повышение статуса – «он теперь не меньше, чем Назарбаев или Каримов, они же всегда для Москвы значительнее были, да и сами вровень с собой Ниязова не ставили».

В первой декаде независимости отношения Узбекистана и Туркменистана были напряженными, подпорченные амбициями своенравных лидеров. Но здесь присутствовали и более системные проблемы: длинная и населенная граница, пересекаемая Амударьей, спорные территории, водные ресурсы и этнический вопрос. В Туркменистане узбеки составляют около 10% населения, и около 150,000 туркмен проживают на пограничных территориях Узбекистана. Граница между странами и введенный Туркменией визовый режим  раскололи многочисленные семейные узы.

Но не жалобы людей испортили отношения между странами, а загадочное покушение на Туркменбаши 25 ноября 2002 г., в организации которого власти Туркменистана обвинили Бориса Шихмурадова, бывшего главу туркменского МИДа. Ашхабад увидел в этом и причастность властей Узбекистана, предъявив некие доказательства, что главный «заговорщик» Шихмурадов тайно попал в Туркменистан с территории Узбекистана. За этим последовал дипломатический скандал, когда представители туркменских спецслужб пришли с обыском в узбекское посольство, и посол был выслан из страны. Ходили слухи, что тогдашний узбекский премьер-министр Уткир Султанов два часа прождал в приемной у Сапармурата Ниязова и, вспылив, покинул соседнюю страну, не оставшись даже на прием в его честь.

Но в 2004 году Ниязов и Каримов вдруг встретились в Бухаре и даже приняли декларацию о дружбе и сотрудничестве. Примирение обеспечили высокие цены на газ и перспективы совместной транспортировки газа на новый рынок – в Китай. В апреле 2006 года было подписано «Генеральное соглашение между Правительством Туркменистана и Правительством КНР о реализации проекта газопровода Туркменистан-Китай и продаже природного газа из Туркменистана в КНР», а в декабре 2006 года к власти пришел нынешний президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухаммедов, что ознаменовало начало двухсторонних отношений с Узбекистаном с чистого листа.

Бердымухамедов смог обойти стороной острые углы в сотрудничестве с Узбекистаном. Ислам Каримов поддерживал своего молодого коллегу и отпускал немало комплиментов ему за достигнутые экономические успехи. В 2012 году визит Каримова в Ашхабад был окружен особенной теплотой. Как подчеркнул на той встрече Каримов, «Узбекистан искренне дорожит исконными, крепнущими год от года узами дружбы с Туркменистаном, в котором видит доброго соседа и надежного, проверенного временем, партнера. Мы никогда не забываем, какие корни связывают два наших народа, которые в течение столетий жили бок о бок в традициях добрососедства, которые сегодня находят достойное продолжение».

«Ашхабадское соглашение», как учтиво предложил назвать его Каримов, или пятистороннее соглашение между Узбекистаном, Туркменистаном, Ираном, Оманом и Катаром положило начало формированию нового международного транспортного коридора «Средняя Азия — Ближний Восток». Транспортные коридоры, где Узбекистан получал бы выход к морю, а Туркменистан – выход к Китаю, стали полновесными аргументами для обеих сторон, чтобы забыть «прошлые обиды».

Общие точки

Для Узбекистана Туркменистан интересен в нескольких ключах. Узбекистан и Туркменистан хорошо связаны между собой автомобильными и железнодорожными путями, что делает возможным планирование объединенных транспортных проектов по всем трем направлениям: Центральная Азия и Европа, Центральная Азия и Кавказ и Ближний Восток, Центральная Азия и Китай. Открытый двумя президентами мост через Амударью, как заявил  Бердымухамедов, «открывает прямой выход грузопотоков из государств Азиатско-тихоокеанского региона, Южной Азии к Каспийскому морю и далее – в Черноморский и Средиземноморский регионы, страны Европы, Закавказья, Ближнего и Среднего Востока».

Узбекистан в энергетическом аспекте недостаточно богат как другие соседи — Казахстан и Туркменистан. Но подключение к транзитным и транспортным проектам позволяет ему активно развивать отношения с другими соседями Туркменистана, в первую очередь, с Ираном для выхода к иранским портам. Туркменистан положительно встретил инициативу Узбекистана по созданию транспортного и транзитного коридора. В феврале 2015 года в Тегеране было проведено заседание Координационного Совета в рамках соглашения данного транспортного коридора с участием представителей Ирана, Узбекистана, Туркменистана и Омана. По мере роста потребностей в нефти в Узбекистане, можно смело предположить начало Ираном экспорта нефти в эту страну через Туркменистан. Запасы нефти Узбекистана уже истощились, а быстрый демографический рост и ускорение урбанизации повышает потребность Узбекистана в нефти.

Имеется и потенциал расширения торговли. Учитывая потребности Туркменистана в промышленной продукции и растущие объемы строительства, Узбекистан рассматривает этот рынок как доступный и перспективный и надеется увеличить поставки легковых и грузовых автомобилей, автобусов, сельскохозяйственной техники, запасных частей, минеральных удобрений, химикатов, строительные материалы, электрические (бытовые и общественные) приборы, сельскохозяйственные продукты. Туркменистан в обмен мог бы экспортировать нефть, газовый конденсат, полипропилен, полистирол, бишофит, ковры и товары текстильной, сельскохозяйственной и перерабатывающей промышленности.

В соответствии с достигнутыми договоренностями этого визита, министерство железнодорожного транспорта Туркменистана заключит за счёт собственных средств контракт с предприятием «Andižan mehanika zawody» (Республика Узбекистан) по переоборудованию 100 вагонов открытого типа в вагоны-цементовозы с продлением срока их эксплуатации; государственный концерн «Туркменхимия» заключит с акционерным обществом «Uzsanoateksport» (Республика Узбекистан) контракт на закупку 30 000 тонн удобрения suprefos с 24-х процентным содержанием фосфора; а министерство сельского и водного хозяйства Туркмении заключит с акционерным обществом «Uzsanoateksport» (Республика Узбекистан) контракт на закупку сельскохозяйственной техники и оборудования.

Кроме того, Туркменистан, безусловно, нуждается в поддержке по вопросам безопасности. В частности, проход через туркменские границы определенных сил с Афганистана может перекинуть на территорию Узбекистана нежелательных радикалов. По крайней мере, такая гипотеза существует у узбекской стороны.

Начало регионального турне?

Визит Мирзиёева в Туркменистан получился символически позитивным и традиционно торжественным. Возможно, это был лучший выбор для нового узбекского президента, так как назад в Ташкент он вернется с хорошо укрепленным имиджем – он помянул Первого президента, открыл новый мост и протестировал «добрососедские» отношения. На очереди – Астана, Москва, а также встреча с кыргызским президентом Атамбаевым в Ташкенте. Как будет «строить мосты» с ними президент Мирзиёев, покажет уже ближайшее время.

 ПОДПИШИТЕСЬ, ЧТОБЫ БЫТЬ ПЕРВЫМ В КУРСЕ СОБЫТИЙ 

comments powered by HyperComments
Новая сборка Центральной Азии? Первые результаты региональной политики Ш. Мирзиёева - Central Asia Analytical Network Central Asia Analytical Network
2017-03-26 14:57:33
[…] марта 2017 года президент Мирзиёев совершил свой первый государственный визит в Туркменистан. Помимо, так сказать, рядовых […]