Центральноазиаты в США – диаспоры или сообщества?

Люди из Центральной Азии стали переезжать в США на постоянное место жительство сравнительно недавно. Число выходцев из этого региона в Штатах пока сравнительно невелико в силу ряда причин. Среди них — трудности с получением визы, дороговизна поездки, нехватка информации или недостаточный уровень образования, а также сложная финансовая ситуация, все это не позволяют быстро перебраться по другую сторону океана. Тем не менее, уже сформированные общины играют все более важную роль в жизни мигрантов из Центральной Азии вдали от родительского дома. Опыт выходцев из этого региона в Америке привлекает внимание исследователей. О нем рассказывают Навбахор Имамова, корреспондент узбекской службы Голоса Америки и в настоящее время слушатель Школы управления им. Джона Ф. Кеннеди Гарвардского университета, и Наталья Зотова, преподаватель и аспирантка факультета антропологии Государственного университета штата Огайо.

Навбахор Имамова

Наталья Зотова

 

In RussianEnglish

Формирующиеся сообщества американских центральноазиатов

Навбахор: Сообщества выходцев из Центральной Азии в Америке находятся только в стадии формирования; задачи этих сообществ пока ограничены. В целом, все люди приехали в США в поисках возможностей. Я встречаю людей из нашего региона по всей территории Соединенных Штатов. Они работают в любой отрасли. У каждого есть своя история. Они иммигранты. Большинство из них мечтают о возвращении домой в какой-то момент или, по крайней мере, стремятся помогать родинам развиваться и становиться лучшим местом для жизни.

Начиная с середины 20-го века, было несколько волн иммиграции из региона. Некоторые иммигрировали в США, потому что имели уникальные навыки, другие перебрались сюда, поскольку в США уже находились родственники. Здесь есть и политические беженцы, и те, у кого нет надлежащих документов. Самая большая группа, мне кажется, это победители лотереи Green Card.

Наталья: Отдельные люди и семьи стали переезжать в США с середины 20-го века из разных стран Центральной Азии. Тем не менее, большими потоки переселенцев стали только в 70-е годы, когда советским евреям разрешили покинуть СССР. Среди них были и бухарские евреи, которые начали селиться в США. Вокруг этих ранних поселенцев стали позже формироваться этнические общины выходцев из Центральной Азии в США, в первую очередь, в Нью-Йорке.

Навбахор: Жизнь иммигрантов из Центральной Азии в США пока достаточно мало исследована. Кроме общих цифр переписи населения, правительство США не ведет статистический учет этих групп. Однако лидеры общин имеют свои собственные оценки. Узбеки в Америке, например, говорят, что их количество достигает около 250 000, если добавить сюда этнических узбеков из Афганистана, Турции и других частей мира. Казахи, киргизы и таджики оценивают количество своих сограждан примерно в 15 000 — 20 000. Туркмены утверждают, что, их, по крайней мере, 5 тыс. в США.

Наталья: Трудно дать точную цифру общего числа выходцев из Центральной Азии в США, потому что миграция — это растущее и сложное явление. По данным национальной переписи населения 2010 года, проведенной Бюро переписи населения США, узбеки являются крупнейшей этнической группой из Центральной Азии; их число составляет 50 500 человек. Выходцев из Казахстана — 24 000; представителей других этнических групп не регистрировали в переписи по отдельности из-за их относительно небольшого размера. Глядя на эти цифры, мы должны также учитывать два других фактора. Во-первых, перепись прошла в 2010 году, а общины Центральной Азии, возможно, значительно увеличились с той поры. Во-вторых, переписи во всем мир, скорее занижают количество мигрантов, поскольку нелегальные мигранты, в основном, не участвуют в опросах из-за боязни задержания или депортации. Принимая во внимание все это, я бы оценила общее число уроженцев Центральной Азии в США в 200 тысяч человек.

Навбахор: Я освещаю жизнь наших общин в США в течение последних 15 лет. Я бы сказала, что как индивидуально, так и в плане региональных групп, сообщество выходцев из Центральной Азии пока сложно охарактеризовать термином «диаспора», по крайней мере, в том виде, в котором термин используется в американском контексте. Выходцы из Центральной Азии в США раздроблены, их сообществам не хватает структурной организационности и слаженности, в них важную роль играют скорее отдельные личности и семьи, нежели ассоциации или институты. Представления о целях и векторе развития среди общин также пока достаточно ограничены. Наиболее интегрированная узбекская община находится в Нью-Йорке. Расположенная в Брайтон-Бич в Бруклине, эта община включает в себя множество поколений иммигрантов. Я называю ее «Маленький Узбекистан». По оценкам, там живут от 25 000 до 50 000 узбеков. Представители других республик, в основном, тоже живут в больших городах по всей территории США. Казахи зачастую проживают в городах в штате Техас. Растущая киргизская община находится в Чикаго, штат Иллинойс. Таджики проживают в Вашингтоне (округ Колумбия), в Вирджинии, а также в Колорадо. Туркмены также сконцентрированы в столице США.

Наталья: Во многих штатах можно найти растущие общины узбеков, таджиков, киргизов и других выходцев из региона. На протяжении всей своей истории Нью-Йорк был известен как основное место, которое привлекает иммигрантов, в том числе из Центральной Азии. Узбекистанцы являются крупнейшей в Нью-Йорке общиной выходцев из Центральной Азии; в этом городе проживает одна треть всех американских узбеков. По данным городской администрации 2013 года, из 21 000 узбекских жителей Нью-Йорка 43% осели в Центральном Квинсе (районы Форест Хиллз или Рего Парк). Иммигранты, которые родились в Узбекистане, также проживают в русско-украинско-белорусских районах южного Бруклина: Брайтон-Бич, Шипсхед Бей, Боро-парк и другие. Статистики по местам проживания таджиков и киргизов не ведется. Тем не менее, мои этнографические данные показывают, что таджики и киргизы проживают в одних и тех же русскоязычных районах, в основном, в южной части Бруклина и в меньшей степени в Квинсе.

Узбеки фактически начали селиться в Квинсе раньше, чем в Бруклине, поскольку они следовали за бухарскими евреями, которые были самыми ранними поселенцами из Центральной Азии в Нью-Йорке (я имею в виду, начиная с предыдущей волны миграции в 70-е годы). Выходцы из других стран региона предпочитают селиться в тех же районах: так, таджики говорят, что они проживают в Бруклине, а также в Квинсе (около Форест-Хиллз, который был центром советско-российской еврейской общины в Квинсе).

Другие места, где среднеазиатские иммигранты предпочитают жить и работать, включают город Вашингтон (округ Колумбия), соседние районы штатов Вирджиния и Мэриленд, город Филадельфию (штат Пенсильвания), город Чикаго (штат Иллинойс), штат Флорида (в первую очередь, район Майами) и город Боулдер (штат Колорадо). В Чикаго быстро растет киргизская община. Таджикская община в Боулдере возникла в результате исторических связей: Боулдер является городом-побратимом Душанбе и в нем находится великолепная таджикская чайхана.

Чем занимаются центральноазиаты в США?  

Наталья: Выбор работы зависит от правового статуса мигрантов Центральной Азии, имеющихся ресурсов и информации. В Нью-Йорке мигранты из Центральной Азии, в основном, полагаются на ресурсы, созданные русскоязычными переселенцами в течение 30-40 лет. Советско-русско-еврейские мигранты селились в южной части Бруклина и Квинса и создали большую инфраструктуру. Она включает в себя различные предприятия, продуктовые магазины и цепочки поставок, медицинские кабинеты и стоматологические клиники, центры ухода за детьми и пожилыми людьми, средства массовой информации и социальные сети. Мигранты из Центральной Азии, в основном, находят низкооплачиваемую работу в сфере услуг в рамках этой этнической инфраструктуры. Они работают строительными рабочими и чернорабочими, обслуживающим персоналом и кассирами в магазинах, грузчиками, водителями такси, домработниками и сиделками, воспитателями, нянями, официантами, барменами, работниками кухни, уборщиками и так далее. То же самое относится и к мигрантам из Центральной Азии в других районах США.

У узбекских мигрантов более широкие возможности трудоустройства, потому что большинство имеют вид на жительство. Их статус позволяет им найти рабочие места легче, чем другим выходцам из Центральной Азии. Есть большие и маленькие узбекские предприятия, такие как кафе и рестораны, а также транспортные компании.

Среди выходцев из Центральной Азии есть и квалифицированные специалисты. Эти люди, в основном, получают образование в США и находят тут работу. Все больше и больше жителей Центральной Азии приезжают в США, чтобы получить последипломное образование, обучиться в аспирантуре и получить степень магистра и доктора наук. Аспирантов из Центральной Азии принимают различные университеты, и многие из этих университетов являются учебными заведениями высокого ранга.

Как работают сообщества?

Навбахор: В США работают несколько общественных организаций, целью которых, в том числе, является предоставление помощи вновь прибывшим и другим членам сообщества. Узбекско – американская федерация «Ватандош» в Нью-Йорке, Узбекская американская ассоциация Чикаго, Американская ассоциация киргизов (также в Чикаго), Таджикская американская культурная ассоциация в Вашингтоне, Казахская американская ассоциация в Вирджинии являются наиболее известными. В разных штатах также создаются местные ассоциации, в основном неофициальные, и ориентируются, в частности, на оказание помощи соотечественникам.

Основываясь на своих наблюдениях, я могу сказать, что, как и у себя дома, среди выходцев из Центральной Азии пока еще не распространена практика финансовых пожертвований в пользу сообщества. Друзья и родственники помогают друг другу. Некоторые являются более щедрыми, чем другие. Но, в общем, мы еще не видим развития какого-либо заметного фонда, который служил бы в качестве надежного источника помощи соотечественникам. Организации, которые я упоминала выше, в основном, финансируются за счет учредителей и их друзей. Они собирают деньги от участников таких мероприятий, как пикники и культурные встречи, и эти форматы являются наиболее популярными в любом сообществе.

Наталья: Выходцы из Центральной Азии создают этнокультурные объединения и организации различных видов. Наиболее известные из них это «Ватандош», Таджикская американская культурная ассоциация и Киргизская американская ассоциация. Эти ассоциации проводят регулярные встречи членов сообщества и отмечают крупные праздники. Культурные объединения Центральной Азии ставят целью сохранение и продвижение культурных традиций, а также объединение членов своего этнического сообщества. Эти организации не имеют больших возможностей (как финансовых, так и организационных) для помощи согражданам, у которых могут быть проблемы. Вероятно, наиболее активным в этом отношении является «Ватандош», который организует языковые курсы для детей и предоставляет некоторым семьям консультационные услуги.

Помимо этих зарегистрированных ассоциаций с формальным руководством и членством, диапазон этнических или региональных сообществ включает в себя онлайн-группы в социальных сетях (Фейсбук и другие). Онлайн группы становятся эффективным средством коммуникации и поддержки, где выходцы из Центральной Азии могут спросить совета и найти информацию, делиться информацией об имеющихся ресурсах и даже найти жилье и работу.

Когда мигранты из Центральной Азии нуждаются в помощи, они, в основном, ищут ее через родственников и друзей в США. С течением времени неформальные социальные связи развиваются и становятся эффективным средством для поддержки тех, кто в беде, и новичков. Эти социальные связи, в первую очередь, основанные на этнической почве, часто выходят за рамки изначальных этнических делений и объединяют мигрантов со всей ЦА.

Навбахор: В Нью-Йорке и Чикаго, а также в некоторых городах Вирджинии и Мэриленда, в выходные дни сообщества организовывают мастер-классы, уроки, спортивные мероприятия, а также развлекательные программы для детей и взрослых. Много внимания уделяется культурной составляющей и родному языку. Частота встреч зависит от того, насколько члены конкретного сообщества активны и заинтересованы. На основании того, что я видела в течение многих лет, община бухарских евреев в Квинсе, пожалуй, наиболее интегрированная и активная группа из всех сообществ выходцев из Центральной Азии. Они живут здесь дольше, чем другие. Также нужно учитывать загруженность людей: время — это деньги. Поэтому зачастую нашим мигрантам сложно выкроить время на что-то еще, помимо работы и семьи.

Наталья: Центральноазиаты, живущие в США, ценят свои традиции и культуру. Тем не менее, быстрый темп жизни, напряженный график, семейные, рабочие и финансовые обязательства не оставляют много времени для встреч. Люди встречаются с друзьями и семьей, чтобы отмечать праздники, дни рождения и так далее. Этнические ассоциации Центральной Азии прилагают усилия по организации культурных мероприятий и событий. Они отмечают крупные светские и религиозные праздники, такие как Навруз, Новый год, Курбан-байрам и Ураза-Байрам. В 2016 году я принимала участие в праздновании Навруза, организованного таджикским сообществом недалеко от Вашингтона. Праздник собрал более 200 людей разных возрастов, и там проводилось соревнование мастеров приготовления плова (участвовали сразу 4 плов-баши!), разные конкурсы, спортивные игры; были танцы и музыка. Представители посольства Таджикистана в США посетили праздник и выступили с речами. Таджики также принимают участие в ежегодном параде Навруз в Нью-Йорке, который организовывают иранцы.

Отношения внутри сообщества

Наталья: Я не могу сказать, что они разделяют на своих и чужих. Каждый старается оказывать поддержку. Единственное отличие состоит в том, что мигранты с постоянным видом на жительство (грин-картой) имеют более хорошие возможности для трудоустройства, и, как следствие, более высокий доход. Из-за этого у них может отличаться социальный статус и социальные связи. С увеличением продолжительности пребывания в стране социальные связи выходцев из Центральной Азии начинают включать и американцев.

Навбахор: В целом, иммигранты с документами не дискриминируют нелегалов. Но большинство людей не говорят о своем правовом статусе. Трудно узнать, кто в какой ситуации. Иммигранты понимают трудности соотечественников в США и дают друг другу советы. Было несколько случаев задержания узбекских иммигрантов по обвинениям, связанным с терроризмом, в Нью-Йорке, Колорадо, Айова, Алабама и в других местах. Некоторые из них были признаны виновными в поддержке международных экстремистских групп и приговорены к длительным годам лишения свободы. Дело, по крайней мере, шестерых других все еще не завершено. Когда такие проблемы возникают, сообщества активно это обсуждают. Люди выражают озабоченность, призывают к осторожности и искать больше информации друг от друга. Лидеры призывают к осознанности. Существует полное понимание того, что многим нелегко приходится с точки зрения ассимиляции и интеграции, религиозной идентичности, и вообще трудно найти себя в новом обществе, даже если вы окружены многими соотечественниками в таких местах, как Нью-Йорк.

Наталья: Я не наблюдала каких-либо проявлений местничества в структуре этнических общин Центральной Азии в США. Полагаю, этому можно дать несколько объяснений. Во-первых, подавляющее большинство мигрантов из Центральной Азии приехали из столиц своих стран или крупнейших городов: это Ташкент и Самарканд, Бишкек, Душанбе, Алматы или Астана. Это связано с тем, что перебраться в США значительно сложнее, чем переехать в Россию. В то время как в Россию уезжают люди из всех слоев общества и всех регионов, для переезда в США нужно иметь больше ресурсов, информации и знаний. Это гораздо дороже, проще говоря. Поэтому, выходцы из Центральной Азии в США имеют много общего – у них сопоставимый уровень образования, социального капитала и ресурсов. Возникающие этнические общины относительно невелики, что также не допускает развития жестких региональных делений внутри них. Все поддерживают друг друга.

Лоббирование

Навбахор: Нет лоббирования, поскольку нет диаспор. Вот как я это вижу. Самое простое определение диаспоры говорит о том, что это группа людей вдали от дома, иначе — дисперсно проживающее население за границей. Но в Америке, когда говорят о диаспоре, имеют в виду этническую группу, которая имеет политическое влияние и власть. Диаспоры относятся к истеблишменту и лоббируют от имени сообщества или лоббируют различные интересы родных стран/регионов (не обязательно правительства страны своего происхождения). Например, армянская диаспора лоббирует против Азербайджана, украинская диаспора против России, еврейская диаспора лоббирует интересы Израиля. Есть торгово-промышленные палаты: Узбекско-американская, казахо-американская и кыргызо-американская, но это не деятельность диаспоры. Посольства играют центральную роль в их деятельности. На протяжении многих лет я видела, что посольства республик Центральной Азии становятся все более активными в плане задействования сообществ и продвижения государственной политики. Возможно, когда-то в будущем мы увидим американцев, которые родом из Центральной Азии, лоббирующих в законодательных органах США. Некоторые политические деятели из Центральной Азии пытаются привлечь американских политиков, но, опять же, я бы не назвала это – «лоббирование диаспоры».

Политика

Наталья: Я не исследовала политические взгляды мигрантов из Центральной Азии в США. Поэтому я не могу комментировать их политический выбор. Тем не менее, я бы сказала, что большая часть мигрантов из Центральной Азии пока не являются гражданами в США и не могут голосовать на выборах.

Навбахор: Я пока что не знаю никого, кто пытался бы избираться в государственные должности в Соединенных Штатах. Однако многие иммигранты из региона работают на высоких должностях на федеральном уровне и на уровне штатов, в неправительственном и частном секторах. Поскольку все больше и больше выходцев из Центральной Азии принимают гражданство США, то есть, становятся избирателями, их влияние на внутреннюю политику будет расти. Я знаю сотни успешных профессионалов родом из Центральной Азии по всей стране, которые делают феноменальные вещи. Вы найдете их в каждом секторе. Если эти люди сами не пойдут в политику, то их дети сделают это.

Тысячи выходцев из Центральной Азии проголосовали на последних президентских выборах. Так же, как и у всей Америки, у выходцев из Центральной Азии разные политические взгляды. Среди них есть либералы и консерваторы. Среди них вы найдете и сторонников Трампа, сторонников Клинтон, сторонников Сандерса и даже тех, кто поддерживает менее известные политические партии, как либертарианскую. Но значительная часть мигрантского сообщества не интересуется всем этим. По крайней мере, они так говорят. Они не верят, что их голоса имеет значение, даже если они являются гражданами. Они до сих пор считают себя чужаками в этом обществе, и в то время как их американские паспорта открывают многие двери для них, в один прекрасный день они хотят вернуться и прожить остаток своей жизни в своих родных странах.

Когда я спрашиваю у людей о том, почему они любят Трампа, они обычно говорят, что они видят его как крутого парня, решительного и смелого. Некоторые ценят его «качества мачо» и «политическую некорректность». Его богатство также играет в его пользу. Вы видите подобные комментарии в социальных сетях, как от мужчин, так и от женщин. Многие иммигранты говорят мне, что предпочитают консервативную политику с точки зрения экономики и национальной безопасности. Они хотят более низких налогов в бизнесе, например. Они хотят увидеть сильную Америку с точки зрения обороны и ее роли в мире.

Многие иммигранты предпочитают официально не говорить о политике или политиках. При этом в частной беседе многие из них готовы поделиться своими критическими взглядами. Так же, как и дома, выходцы из Центральной Азии более открыты в частной среде. Но в эпоху социальных сетей они обсуждают политику и в виртуальном пространстве. Люди более смелые, чем когда-либо. Они связаны между собой. Я рассматриваю это в качестве перспективного фактора с точки зрения влияния на политику.

Религия

Наталья: Я не могу прокомментировать этот вопрос, так как не исследовала тему религиозной принадлежности и соблюдения предписаний, а также то, как ценности религии меняются с течением времени в новой стране. Я знаю, что некоторые мигранты из Центральной Азии соблюдают предписания (держат пост, посещают мечеть, отмечают главные исламские религиозные праздники). Другая часть мигрантов в Центральной Азии представляют себя как светских и нерелигиозных.

Навбахор:  Я бы не сказала, что выходцы из Центральной Азии становятся более религиозными после приезда в США или становятся менее религиозными, когда находятся здесь. Более молодые люди в некоторых кругах могут быть более религиозными. Но нельзя обобщать. Можно сказать, что большинство иммигрантов из нашего региона являются светскими людьми. Они могут с гордостью обсуждать свою этническую и религиозную принадлежность, древнюю историю и уникальные ценности с другими американцами за бокалом вина или пива. Мы такие же разные здесь, как и дома. Иммиграция меняет людей. Люди меняют свою идентичность в ходе жизни в новой стране. Как журналист, я твердо убеждена, что у каждого человека своя уникальная история. Центральноазиаты не являются исключением.

 

Central Asians are one of youngest immigrant groups in the United States of America. The number of Central Asians in the States is comparatively small and is not growing fast, as difficulties in obtaining visa, high costs of travel, insufficient educational background, and lack of financial resources bar them from reaching the other side of the ocean and enriching their American communities. However, existing communities play more important role in shaping the life of community members far from parents’ home. Ethnic groups of Central Asians living in the States often become an object of study. Navbahor Imamova, Uzbek broadcaster at the Voice of America, currently studying at Harvard University’s John F. Kennedy School of Government, and Natalia Zotova, a graduate teaching associate and PhD candidate at the Department of Anthropology at the Ohio State University shed some light on the aspects of the life of our fellows in the USA.

How many and where?

Navbahor: Central Asians in America are very much at the beginning of their group/community formation, with fundamentally modest and limited goals. Simply put, they are here because of opportunities. I meet people from our region all over the United States. They are in every field and any sector. Every person has her or his story. They are immigrants. Most of them dream of going back at some point or at least help their native countries develop and become a better place to live.

There have been several waves of immigration from the region since the middle of the 20th century. Some people immigrated to the U.S. because of unique skills; others because of family connections. There are political refugees and also those without proper documentation. The largest group appears to be those who arrived as Green Card lottery winners.

Natalia: Single individuals and families started moving into the U.S. since the middle of the 20th century from different countries. However, bigger population flows only emerged in the 1970s when Soviet Jews were allowed to leave the U.S.S.R. and move elsewhere. Bukhara Jews moved along with other people of Jewish ancestry and began settling in the U.S. These early settlers later served as a core of emerging Central Asian ethnic communities in the U.S., first of all, New York City.

Navbahor: Very little research has been conducted about the lives of Central Asian immigrants in the U.S. Other than very general census data, the US government does not track these groups as such. But community leaders have their own estimates. Uzbeks in America, for example, place their numbers at about 250,000, including ethnic Uzbeks from Afghanistan, Turkey and other parts of the world. Kazakhs, Kyrgyz, and Tajiks estimate themselves to be 15-20,000. Turkmens claim to be at least 5,000.

Natalia:  Is hard to give an accurate estimate of the total number of Central Asians in the country, because it is a growing and complex population movement. The U.S. Census Bureau released data from the 2010 national census. The data show that Uzbeks are the largest Central Asian ethno-provenance group of 50,500 people. There are 24,000 natives of Kazakhstan; other ethnic groups were registered in the census separately because of their relatively small size. Looking at these numbers we need to consider two other factors as well. First, the census took place in 2010, and Central Asian communities might have enlarged significantly since that time. Second, all censuses worldwide are likely to underestimate the number of migrants because unauthorized migrants mainly do not participate in the surveys due to the fear of detention or deportation. Considering all facts, I would estimate the total number of Central Asian natives in the U.S. in 200 thousand people.

Navbahor: As a journalist who has covered these communities in the U.S. for 15 years, I’d argue that Central Asians, both separately and as a regional group, are quite far from a “diaspora”—at least in the way the term has been used in an American context. Central Asians in the U.S. are atomized as a community, lacking structure and cohesiveness, with certain individuals or families, rather than associations or institutions, playing the most important roles. They also tend to be parochial in their goals and vision. The most integrated Uzbek community is based in New York. Concentrated in Brighton Beach, Brooklyn, it includes every generation of immigrants. I call it “Little Uzbekistan.” The estimated number there falls between 25,000 – 50,000. Other Central Asians too mostly live in big cities but you find them across the States. Kazakhs are well-organized in metropolitan areas in Texas. Kyrgyz seem to be getting stronger in Chicago, Illinois. Tajiks are forming networks in Washington, D.C., and Virginia as well as Colorado. Turkmens have a bigger concentration in D.C. too.

Natalia: Many U.S. states have growing communities of Uzbeks, Tajiks, Kyrgyz and other natives of the region. Throughout its history, New York City was known as a major immigrant gateway, which attracts recent immigrants from Central Asia as well. Uzbekistan’s natives are the largest Central Asian community in New York City, which hosts nearly one-third of all Uzbek immigrants in the U.S. Out of 21000 Uzbek residents of New York City 43% settle in Central Queens (Forest Hills or Rego Park districts). Uzbekistan-born immigrants also settle in the Russian-Ukrainian-Belarusian neighborhoods of southern Brooklyn: Brighton Beach, Sheepshead Bay, Borough Park and other. There is no statistics on the settlement patterns of Tajiks and Kyrgyz. However, my ethnographic data show that Tajiks and Kyrgyz reside in the same Russian-speaking neighborhoods, mainly in Southern Brooklyn, and to a smaller extent in Queens.

Uzbeks actually started making Queens their home earlier than Brooklyn, because they followed Bukhara Jews, who were the earliest Central Asian settlers in New York City (I mean, from the previous wave of migration in the 1970s). Other Central Asians follow the same social networks as well: I learned from my Tajik respondents that they settle in Brooklyn as well as Queens (around Forest Hills, which was at the core of Soviet-Russian Jewish community in Queens).

Other places that Central Asian migrants choose to live and work in include Washington, DC metropolitan area and neighboring parts of Virginia and Maryland; Philadelphia (PA), Chicago (IL), Florida (Miami metropolitan area) and Boulder (CO). Chicago has a large and rapidly growing Kyrgyz community. Boulder, CO has Tajik community which emerged due to historical connections: Boulder was the sister city of Dushanbe, and has a magnificent Tajik chayhana (tea house).

Jobs     

Natalia: The choice of the job depends on the legal status of Central Asian migrants, available resources and information. In New York City Central Asian migrants mainly rely on resources, developed by the Russian-speaking communities over 30-40 years. Soviet-Russian-Jewish migrants have been settling in Southern Brooklyn and Queens and developed a large infrastructure. The infrastructure includes different businesses, grocery stores and supply chains, medical offices and dental clinics, child care and elderly care centers, media; and social networks. Central Asian migrants mainly find low-paid service jobs within this ethnic infrastructure. They work as construction workers and manual laborers, shop attendants and cashiers, movers, taxi drivers, home attendants and caregivers, babysitters, waiters, barmen, kitchen workers, janitors and so on. The same applies to CA migrants all across the U.S.

Uzbek migrants enjoy better job opportunities because most part of them are Green card holders, and as such, permanent residents of the U.S. Their status allows them to secure jobs more easily than other Central Asians. There are small and big Uzbek businesses such as cafes and restaurants, as well as transportation companies.

There are skilled professionals among Central Asians as well. These individuals mainly get their education in the U.S. universities and enter the job market. More and more Central Asians come to the U.S. to complete their graduate education and get a PhD degree. Graduate students from Central Asia are accepted by different universities, and many of these universities are of a high rank.

Community organizations

Navbahor: There are several community organizations aiming to help the newly arrived as well as others. Vatandosh Uzbek-American Federation in New York, Uzbek-American Association of Chicago, Kyrgyz-American Association, also based in Chicago, and Tajik-American Cultural Association in Washington, D.C., Kazakh American Association in Virginia are more known but state by state, Central Asians are forming local associations, mostly informal, and mainly focusing on assisting compatriots.

But based on my observations, I would say that just like at home, Central Asians have not yet developed a culture of giving — contributing financially to the benefit of the community. Friends and relatives help each other. Some are more generous than others. But, in general, we are yet to see any foundation or a significant endowment that would establish a reliable source of assistance. The organizations I mentioned above are mostly financed by the founders and their peers. They collect money from the attendants of every event, such as picnics and cultural gatherings, which are most popular in any community.

Natalia: Central Asians start ethno-cultural associations and organizations of various kinds. The most known are such associations as Vatandosh, Tajik-American Cultural Association, and Kyrgyz-American Association. These associations hold regular meetings of the community members and celebrate major holidays. Central Asian cultural associations position themselves as a means to preserve and foster cultural traditions, and the space to unite members of their ethnic community. These organizations do not have large opportunities (both financial and organizational) to help fellow citizens who are in trouble. Possibly, the most active in this regard is Vatandosh, which organizes language classes for children and provides some family consultancy services.

Beside these institutionally registered associations with formal leadership and membership, the range of ethnic-based or provenance-based communities include a number of online groups on the social media platforms (Facebook and other). Online groups become an effective tool of communication and support, where Central Asians can ask for advice and information, share ideas on available resources, and even find accommodation and jobs.

When Central Asian migrants need help they mainly seek it through relatives and friends in the U.S. Informal social networks develop over time and become an effective means to support those in trouble and newcomers. These social networks, primarily ethnic-based, often cross the ethnic lines and bring together Central Asian migrants to a meta-community with the same background and experiences in the new country.

Navbahor: In New York and Chicago, as well as in some cities in Virginia and Maryland, the communities have weekend workshops, classes, sports activities as well as entertainment for children and adults. There is a lot of emphasis on cultural uniqueness and mother tongue. The frequency of these sessions depends on how active and committed the members of that specific community are. I would say again, based on what I have seen for years, the Bukharian Jewish community in Queens, New York is perhaps the most integrated, pro-active and engaged group from Central Asia. They have been here longer than others. Time is money and that is something many Central Asians cannot afford to spend outside of work and family commitments.

Natalia: People who come from Central Asia to settle in the U.S. value their traditions and culture. However, the quick pace of life, busy schedules and pressures of family and financial obligations do not leave much time for gatherings. People meet friends and family to celebrate holidays, birthdays and the like. Central Asian ethnic associations make efforts to organize cultural activities and events. They celebrate major secular and religious holidays such as Navruz, New Year, Kurban Bayram and the end of Ramadan. In 2016 I participated in Navruz celebration, organized by Tajik community not far from Washington, DC. The celebration brought together more than 200 members of the community of different ages, and included the contest of four palav masters, performances, sports games, dance, and music. Representatives of the Tajikistan Embassy in the U.S. visited the celebration to meet people and deliver speeches. Members of the Tajik ethnic community also take part in the annual Navruz parade in New York City, organized by Iranian cultural associations.

Inter-community relationships

Natalia: I cannot say that there are any divisiveness and exclusion. Everyone tries to be supportive. The only difference is that legal residents have better job opportunities, and, consequentially, higher income. As such, they might have different social networks and social status. With increased length of stay in the country social networks of Central Asians begin to include Americans as well.

Navbahor: In general, people don’t discuss their status. It is hard to know who is here how. Immigrants understand each other’s complex journeys and do their best in terms of advising each other. There have been several terrorism-related cases involving Uzbek immigrants in New York, Colorado, Iowa, Alabama and other places. Some of them have been found guilty of supporting international extremist groups and sentenced to long years in prison. Other cases, at least six of them, are still pending. When such issues come up, there is a vibrant discussion in the community. People express concern, call for caution, and seek more information from each other. Leaders call for awareness. There is a full recognition that many struggle in terms of assimilation and integration, religious identity, and in general, it is hard to find yourself in a new society even if you are surrounded by compatriots.

Natalia: I have not seen any traces of regionalism in the structure of Central Asian ethnic communities in the U.S. I think there could be a couple of possible explanations: first, the overwhelming majority of Central Asian migrants in the U.S. originate from the national capitals or the largest cities: Tashkent and Samarkand, Bishkek, Dushanbe, Almaty or Astana.  That is due to the fact that getting to the U.S. is a much more complicated matter, than migrating to Russia. While migration to Russia involves people from all social strata and all regions of Central Asian countries, those who migrate to the U.S. need to have more resources, information, and knowledge. It is much more expensive, simply put. Therefore Central Asians in the U.S. share a lot in common — the same background, a comparable level of education, social capital and resources. The emerging ethnic communities are relatively small, which also does not allow for the development of rigid regional boundaries within them. Everyone is friendly and supportive of each other.

Lobbying

Navbahor: There is no lobbying, thus no diaspora. That is how I see it. It is true that in its simplest definition, the diaspora is a group away from home, scattered population abroad. But when they call someone a diaspora in America, they mean an ethnic group with a political power and impact. They refer to an establishment, lobbying on behalf of the community or various interests of the native land (and not necessarily of the government). For example, the Armenian diaspora lobbies against Azerbaijan, the Ukrainian diaspora lobbies against Russia, the Jewish diaspora lobbies for the interests of Israel. There are chambers of commerce — Uzbek-American, Kazakh-American, and Kyrgyz-American, but these are not “diaspora”-driven efforts. Embassies play a central role in their activities. Over the years, I have seen them become more active in engaging the community, promoting state policies, but we are yet to see Central Asian Americans lobbying in state legislatures or in Washington. Some political activists try to engage American politicians and policy makers, but again, I would not call this a “diaspora lobbying” yet.

Politics

Natalia: I did not do any research on political views of Central Asian migrants in the U.S. Therefore I cannot comment on their political choices. However, I would argue that most part of Central Asian migrants are not naturalized U.S. citizens yet. As such, they cannot vote at the elections.

Navbahor: I don’t know of anyone who has tried to get elected to a public office in the United States. But many immigrants from the region work in high positions in federal and state level, non-governmental and private sector. As more and more Central Asians become U.S. citizens and thus voters, their impact and influence on the domestic politics will grow too. I know hundreds of successful Central Asian professionals across the country who are doing phenomenal things. You find them in every sector. If these people don’t get into public policy, then their children will.

Thousands of Central Asians voted in the last presidential election. Just like the rest of America, Central Asian Americans are politically diverse. There are liberals. There are conservatives. You find Trump supporters, Clinton supporters, Sanders supporters and even those who support less known political parties, such as Libertarians. And then there is a sizable part of the community that does not care. At least, they say so. They don’t believe that their votes matter even though they are citizens. They still see themselves as aliens in this society, and while their U.S. passports open many doors for them, they aspire to go back one day and live the rest of their lives in their native countries.

When I ask people about why they like Trump, they usually say that they see him as a tough guy, decisive and bold. Some value his “macho qualities.” They also like his “political incorrectness.” His wealth also appeals to them. You see similar comments on social media, from both men and women. Many immigrants also tell me that they prefer conservative policies, especially when it comes to the U.S. economy and national security. They want lower taxes on businesses, for example.

On the record, many immigrants prefer not speak of politics or policies. But off the record, many are willing to share their critical views. Just like at home, Central Asians here are more open privately. But I would also say that in the age of social media, there is a virtual public debate about everything. People are more daring than ever. They are connected. I see this as a promising factor in terms of impact on the dynamics at home.

Religion

Natalia: I cannot comment on that since I did not do research on religious affiliation and observance, as well as how the value of religion changes over time. I know that some Central Asian migrants are observant (they fast during Ramadan, attend mosques and celebrate major Islamic religious festivals). The other part of Central Asian migrants represents themselves as secular and non-observant.

Navbahor: The level of religiosity depends on people’s backgrounds, age, and individual path. I would not say that Central Asians are more religious after they get to America or become less religious once they are here. Younger men in some circles tend to be or claim to be more religious. But again, I would not generalize, other than saying that most of the immigrants from our part of the world are secular. They proudly discuss their ethnic and religious identities, ancient history and unique values with other Americans, while also enjoying some wine or beer. We are as complex here as we are back at home. Immigration obviously changes people. People develop their own (new) identities during this process. As a journalist, I strongly believe that everyone has her or his story. Central Asians are no exception.

 ПОДПИШИТЕСЬ, ЧТОБЫ БЫТЬ ПЕРВЫМ В КУРСЕ СОБЫТИЙ 

comments powered by HyperComments