Кыргызстан и ЕАЭС: «медовый месяц» подходит к концу?

Дебаты о пользе или вреде евразийской интеграции в Кыргызстане не утихают. Несмотря на все прилагаемые властями усилия (а вступление в ЕАЭС – это важнейший пункт политики действующего президента Алмазбека Атамбаева), даже самому президенту пришлось признать на прошедшем в конце декабря прошлого года заседании Высшего Евразийского экономического совета в Санкт-Петербурге, что «негатив [от вступления Кыргызстана в ЕАЭС (прим. автора)] временами превалирует… И это естественно накладывает отрицательный отпечаток на экономический эффект от интеграции Кыргызстана в Евразийский экономический союз».

Кыргызстан является полноправным членом Евразийского экономического союза с августа 2015 года, и говорить о долгосрочных последствиях от членства в нем пока не приходится. Но, тем не менее, уже сейчас обнажились отдельные проблемы: готовы ли институты реализовать преимущества от вступления в ЕАЭС? Способен ли Кыргызстан реагировать на внешние шоки?

Складывающаяся в Кыргызстане ситуация говорит о том, что полисимейкеры оказались не в состоянии адекватно оценить последствия от большей интеграции. На фоне снижения цен на золото и торможения экономики (реальный рост ВВП в январе-сентябре 2016 года составил лишь 1.5%), введенные против России санкции, девальвация тенге, и, как следствие, снижение спроса со стороны основных стран-торговых партнеров по ЕАЭС, отрицательно сказались на функционировании экономики Кыргызстана.

Позитивный эффект от вступления ЕАЭС ожидался от роста прямых иностранных инвестиций, расширения доступа к более емким рынкам, применения новых технологий и общего усиления конкуренции. Кроме того, ожидалось, что при согласованной политике стран ЕАЭС, будут создаваться устойчивые экономические связи в промышленности, транспорте и сельскохозяйственном секторе. Важным для Кыргызстана являлось и то, что в случае присоединения страны к ЕАЭС, создавались все условия для свободного перемещения трудовых мигрантов на территории союза.

Наибольшую выгоду получили трудовые мигранты

Действительно, наибольшую выгоду от вступления Кыргызстана в ЕАЭС сейчас испытывают трудовые мигранты. Со времен ратификации и вступления в силу договора о присоединении Кыргызстана к ЕАЭС 12-го августа 2015 года, многие ограничения для мигрантов были сняты. Были отменены патенты и специальные разрешения на работу, экзамены на знание языка, культуры, истории и законодательства. Увеличены сроки нахождения трудовых мигрантов без регистрации на территории государств-членов ЕАЭС. Кыргызские трудовые мигранты были освобождены от процедуры признания документов об образовании и получили право на равное социальное обеспечение[1].

По данным Центрального банка России, в третьем квартале 2016 года трансграничные переводы физических лиц-нерезидентов из России в Кыргызстан выросли на 37% по сравнению с аналогичным периодом 2015 года, составив 864 млн. долл. США, и уже обогнали суммарную величину переводов за 2015 год. В то же самое время, переводы из России в Таджикистан сократились на 7%, а в Узбекистан – на 11% по сравнению с 3 кварталом 2015 года[2].

Экспорт Кыргызстана продолжает сокращаться

В отношении внешней торговли ситуация складывается небоагоприятная. Экспорт Кыргызстана за прошедшие два года продолжает снижаться. В 2015 году экспорт сократился на 12% по сравнению с 2014 годом, а за 10 месяцев 2016 года, по предварительным данным, экспорт снизился на 8% по сравнению с аналогичным периодом 2015 года. Доступ на рынок ЕАЭС на самом деле не вырос, а сократился. Доля ЕАЭС в экспорте Кыргызстана в 2015 году составила 37%, а за 10 месяцев 2016 года составила только лишь 33% (за исключением Армении). Вопреки ожиданиям, экспорт в страны вне ЕАЭС, не сократился: экспорт в Китай вырос в 1.9 раза в январе-октябре 2016 года, в Турцию – в 1.1. раза[3].

Девальвация тенге и нетарифные барьеры на границе с Казахстаном

Сокращение экспорта Кыргызстана вызвано в основном значительным снижением экспорта в Казахстан. В 2015 году экспорт в Казахстан составил 439 млн. долл. США против 579 млн. долл. США в 2014 году, а в октябре 2016 суммарный экспорт в Казахстан сложился в объеме всего 283 млн. долл. США.

Тому есть две основные причины. Первая – девальвация тенге, которая произошла как раз в момент вступления Кыргызстана в ЕАЭС. Падение курса тенге к сому привело к тому, что кыргызские товары, оцененные в тенге, стали дороже, и, как следствие, стали неконкурентоспособными. В то же самое время, ослабление курса сома к доллару, привело к удешевлению кыргызских товаров, оцененных в долларах США, что и позволило удержать экспорт в дальнее зарубежье.

Вторая причина  – это нетарифные барьеры на границе с Казахстаном. Несмотря на то, что правила ЕАЭС предусматривают открытие границ, фитосанитарный контроль был снят Казахстаном только 27 октября 2016 года, спустя более чем год после вхождения Кыргызстана в ЕАЭС. Ветеринарный контроль до сих пор не снят. К тому же 3 января 2017 года стало известно, что Казахстан ввел запрет транзита молока и мяса автомобильным транспортом. Данные нетарифные барьеры не могут не сказаться отрицательно на сельскохозяйственных производителях, которые в первую очередь ориентировались на казахстанский рынок.

По данным Комитета по статистике Казахстана, импорт Казахстана из Кыргызстана по статье «мясо, субпродукты свежие, мороженые и охлажденные» в январе-ноябре 2016 года составил лишь 74% от величины аналогичного периода 2015 года, а по статье «молоко и сливки сгущенные и несгущенные» и того меньше – всего лишь 53%[4]. Предполагается, что данные меры имеют и протекционистский характер, но при этом, если бы Кыргызстан был институционально подготовлен к прохождению ветеринарного контроля, оснащен соответствующими лабораториями для сертификации продукции, Казахстану было бы сложнее вводить такого рода барьеры.

Страна поспешно и непродуманно посчитала, что готова стать конкурентоспособным и полноправным членом союза

Скорее всего, к такому применению протекционистской политики в рамках ЕАЭС кыргызские политики были неподготовлены. К сожалению, в действиях законодателей и правительства Кыргызстана прослеживается принцип «давайте введем, а потом посмотрим». Проблемные вопросы в отношении технического регламента, строительства и оснащения лабораторий, таможенного и налогового администрирования необходимо было решать предварительно, в том числе на стадии переговоров. В итоге, только 24 января 2017 года министерство сельского хозяйства объявило о намерении построить дополнительные лаборатории для сертификации продукции для рынка ЕАЭС.

Помимо этого, уже сейчас импортеры несут дополнительные издержки, связанные с пересечением границ и администрированием налогов, когда правительство то вводит новые процедуры пересечения границ и декларирования ввезенного груза, то отменяет их вследствие их неэффективности[5]. Интересно и то, что в начале 2017 года правительство объявило о намерении принять новый Налоговый кодекс, измененный в соответствии с реалиями ЕАЭС. Данный документ предусматривает отмену упрощенных процедур налогообложения, которые в первую очередь затронут импортеров и экспортеров, а также представителей швейной отрасли. При этом, по информации бизнес-сообщества, новый Налоговый кодекс был подготовлен поспешно, не был согласован с бизнесом и не прошел необходимые процедуры по анализу регулятивного воздействия[6]. Только благодаря возмущению общественности и бизнеса, сроки принятия данного кодекса были отложены, а сам документ отправлен на доработку[7].

В сентябре 2015 года, будучи министром экономики, вице-премьер-министр Олег Панкратов говорил, что «вступив в ЕАЭС, Кыргызстан стал более привлекательным и конкурентоспособным на мировом рынке». На прошедшем 24 января 2017 года круглом столе, обсуждавшем итоги завершения льготного периода Кыргызстана в ЕАЭС, уже в должности вице-премьер-министра, Панкратов заявил, что: «…была такая ситуация [перед вступлением в ЕАЭС (прим. автора)], и нужно было выбирать из двух зол наименьшее и было принято решение о том, что необходимо в ускоренном формате присоединиться к Евразийскому союзу»[8].

Оказалось ли меньшее из зол большим — неясно, но такие утверждения фактически подтверждают, что страна поспешно и непродуманно посчитала, что готова стать конкурентоспособным и полноправным членом союза. О текущих проблемах ЕАЭС сказал и заместитель руководитель Аппарата Президента Кыргызстана Сапар Исаков, делая упор на том, что не все партнеры по ЕАЭС готовы к открытой конкуренции, и что необходимо снять внутренние барьеры и изъятия, наличие которых сейчас «не дают оснований полагать, что будущее союза будет успешным»[9].

На упомянутом выше совете президент Атамбаева высказался о «превалирующем негативе», а также не подписал соглашение о выстраивании совместной внешнеэкономической деятельности в рамках ЕАЭС. По мнению аналитиков, это может быть вызвано тем, что Кыргызстан пытается «сохранить преференции для своих производителей». Означает ли это, что первоначальная эйфория в отношении вступления Кыргызстана в ЕАЭС, как ее демонстрировали власти Кыргызстана, начинает угасать?

В любом случае, в августе 2017 года заканчивается льготный период Кыргызстана в рамках ЕАЭС, с 1 июля вступит в силу договор о Таможенном кодексе ЕАЭС, а с 1 августа в Кыргызстане начнут действовать технические регламенты ЕАЭС, и, исходя из текущей ситуации, можно с уверенностью говорить, что страна еще столкнется с целым спектром новых вызовов в рамках Евразийского экономического союза.

 

Ссылки:

[1] Алиев С. Б. Трудовая миграция и социальное обеспечение трудящихся в Евразийском экономическом союзе. – Бишкек: ЕЭК, 2016.

[2] http://www.cbr.ru/statistics/?prtid=tg

[3] Бюллетень Национального банка Кыргызской Республики за ноябрь 2016 года: http://www.nbkr.kg/index1.jsp?item=137&lang=RUS

[4] http://stat.gov.kz/faces/wcnav_externalId/homeNumbersCrossTrade?_afrLoop=15174191125353487#%40%3F_afrLoop%3D15174191125353487%26_adf.ctrl-state%3D12x8nf4i4c_88

[5] http://www.sti.gov.kg/news/2016/10/13/importery-pri-vvoze-tovarov-iz-stran-eaes-vmesto-zapolneniya-talonov-dolzhny-budut-imet-soprovoditelnye-nakladnye

[6] http://argumenti.kg/novosti/v-svezhem-nomere-gazety-argumenty-nedeli/23049-vniz-po-lestnice-veduschey-vverh.html

[7] http://kabar.kg/news/oleg-pankratov-rabota-nad-novoi-redaktciei-nalogovogo-kodeksa-dolzhna-vestis-otkryto-i-prozrachno/

[8] https://www.youtube.com/watch?v=aOoaq-RO1sM

[9] http://www.interfax.ru/interview/547294

 ПОДПИШИТЕСЬ, ЧТОБЫ БЫТЬ ПЕРВЫМ В КУРСЕ СОБЫТИЙ 

comments powered by HyperComments
Кыргызстан и ЕАЭС: «медовый месяц» подходит к концу?
2017-02-03 19:34:38
[…] http://caa-network.org/archives/8331 […]
В медвежьи объятья ЕвразЭС… Таджикская дилемма - Central Asia Analytical Network Central Asia Analytical Network
2017-02-16 06:30:05
[…] в рамках Евразийского экономического союза. Как показал кыргызский опыт, мигранты стали первыми […]
Денежные переводы трудовых мигрантов в Кыргызстане и Таджикистане: противоречивый эффект и «подводные камни» - Central Asia Analytical Network Central Asia Anal
2017-06-12 20:23:59
[…] страны в Евразийском экономическом союзе. Мы уже писали ранее о том, что упрощенная миграционная политика в […]