Узбекистан 25 лет спустя: Что делать с прошлым? Как проектировать будущее?

Больше четверти века прошло с тех пор, как страны бывшего Союза вступили в фазу независимого развития. Хотя Узбекистан достиг некоторой социально-экономической стабильности благодаря своим природным энергетическим ресурсам, есть целый ряд факторов, которые продолжают сдерживать развитие страны.

Неудобное географическое положение республики

Географические границы Узбекистана созданы искусственно. В свое время советские власти не пошли навстречу представителям интеллигенции, предложившим создание на юге Центральной Азии – на территории ликвидированных Бухарских, Хивинских и Кокандских ханств и части Туркестанского края (образованного после аннексии Средней Азии к России) — монолитного союзного государства с местным аппаратом. Вместо большого региона с крупным населением и обширной территорией советские власти предпочли создать несколько национальных республик, что надолго отбросило назад идею консолидацию коренных народов и их интеграцию.

Сегодня Узбекистан вместе с Лихтенштейном является одной из уникальных стран мира, граничащих исключительно со странами, также не имеющими выхода в мировой океан. Но если учесть, что Лихтенштейн, население которого чуть больше 30 тыс. человек, является членом Европейского экономического пространства, где обеспечена свободная торговля товарами, то Узбекистан становится страной с самым затрудненным выходом к морю.

Отсутствие выхода к мировым торговым путям существенно ограничивает возможности страны улучшить показатели экономической деятельности. Об этом упомянул и бывший президент Узбекистана И. Каримов еще в 90-ые годы в своем труде «Узбекистан на пороге XXI века: угрозы безопасности, условия и гарантии прогресса»: «Для выхода к морским путям нам необходимо пересечь границу нескольких государств. Узбекистан – это самое удаленное государство от моря и портов. Самый близкий из них находится от нас на расстоянии 3000 км. Такое положение, естественно, ограничивает широкое развитие экономических связей нашей республики».

Отсутствие диверсифицированной экономики

При Советском Союзе в Узбекистане сложилась моноотраслевая структура экономики. Несмотря на огромные возможности развития легкой промышленности (текстильной, швейной, пищевой), благодаря высокой обеспеченности сырьем и дешевой рабочей силой, Узбекистан выделялся в общесоюзном разделении труда лишь производством хлопкового сырья, предназначенного для легкой промышленности СССР. При этом основные предприятия легкой промышленности СССР, как и другие индустриальные базы, были сосредоточены на территории России, Украины, Белоруссии, стран Балтики. В то же время Узбекистан, будучи окраиной СССР, выполнял лишь роль хлопковой базы Советского Союза, производящей главным образом аграрное сырье. «В условиях тоталитарной, плановой системы управления бывшего СССР, в Узбекистане сложилась уродливая структура промышленности, связанная почти исключительно с аграрной ориентацией экономики и узкой специализацией сельского хозяйства на хлопке. Практически почти все отрасли промышленности республики были подчинены задачам развития монокультурной специализации, и в первую очередь первичная переработка хлопка-сырца и обеспечение сельского хозяйства минеральными удобрениями и техникой» [1].

Если в других частях СССР происходила всеобщая индустриализация и коренное переустройство общества — так, к 1990-годам более 70% населения РСФСР проживало в городах, работая в предприятиях легкой и тяжелой промышленности, а также научно-технических отраслях – то большая часть коренного населения Узбекской ССР была занята в сельском хозяйстве и проживала в сельских местностях, где образ жизни и общая картина местности в целом изменились незначительно со времен XIX века.

Действительно, в столице Узбекской ССР и в некоторых областных центрах республики были построены комбинаты, заводы, предприятия, а также различные объекты инфраструктуры. В частности, в таких миниатюрных городах как Чирчик, Ангрен, Навои, Зеравшан появились промышленные объекты и современные жилые комплексы со всеми удобствами. Но при этом в таких современных городах проживало преимущественно русскоязычное население, занятое в ресурсодобывающих объектах, производящих и доставляющих местное сырье Центру. На селе, где проживало основное население Узбекистана, советская индустриализация едва сказалась, если не считать хлопковые плантации. В итоге «большой удельный вес сырьевых отраслей, крайне неравномерное и необоснованное размещение промышленных предприятий привели к однобокости и не комплексному развитию промышленности в ряде экономических районов, где преобладающий удельный вес занимает, в основном, первичная переработка сельскохозяйственного сырья» [2].

Моноотраслевый характер экономики, отсутствие диверсифицированного промышленного сектора и демографический кризис, возникший в результате преднамеренных преобразований в хозяйственной сфере, еще в конце 80-ых годов прошлого века сузили возможности для занятости трудоспособного населения и создали базу для миграции, которая в период независимости приобретет угрожающие масштабы.

Нехватка квалифицированных местных кадров и избыток некачественной рабочей силы

Как отмечалось в начале 90-ых годов, «в Узбекистане темпы демографического роста в значительной степени опережают уровни социального и экономического развития. Ярко проявляются противоречия между высоким приростом населения и трудовых ресурсов и низким уровнем эффективности общественного производства. …отдается довольно острый дефицит в квалифицированных кадрах, в то время как налицо общая перенасыщенность трудовыми ресурсами» [1].

Как правило, под квалифицированной рабочей силой понималось русскоязычное население, большая часть которого после распада Союза стремилась уехать из республики, а местное население, которое не переставало испытывать дефицит рабочих мест, представляло собой низкопробную рабочую силу. В советском Узбекистане научно-исследовательских и наукоемких отраслей, подготавливающих из числа коренного населения широкопрофильные кадры высшей квалификации, было крайне мало. Парадоксально, но советская индустриализация и научно-просветительская политика не привела к появлению в республике высококвалифицированных местных рабочих кадров, обладающих управленческими навыками. Накануне независимости «во всех городах – промышленных комплексах Узбекистана имели место узость строительной базы, отсталость производственной и социальной инфраструктуры, низкий уровень занятости населения и низкий уровень научно-технического прогресса. Характерной особенностью и до сих пор остается острый недостаток квалифицированных кадров из местного населения, что особенно остро ощущается сейчас с возрастающей миграцией из республики квалифицированных кадров русскоязычного населения», говорилось в одной из диссертации, защищенной в 1994 году в Санкт-Петербурге [1].

Для осуществления незамедлительных реформ в период независимости не оказалось достаточно национальных специалистов, способных управлять реформами в рамках страны и предложить кардинально иной путь развития.

25 лет поисков

Таким образом, Узбекистан еще до независимости был страной изолированной и неиндустриальной со стремительно растущим бедным и неквалифицированным населением. В стране не было условий, подобных таким развивающимся индустриальным странам, как Малайзия, Сингапур, Тайвань, Таиланд, Турция, Вьетнам, Аргентина, Южная Корея, которые имели преимущество либо в виде человеческого капитала, либо близости к морским торговым путям. Не было (и возможно, до сих пор нет) понимания, какие преимущества имеет страна и как их использовать наилучшим способом.

«Узбекский» путь до сих пор не сформулирован. Демократическая модель не смогла прижиться. Поддержка Запада и развитие свободной конкуренции и частной собственности, как это было в других развивающихся странах, представляли слишком радикальный путь для местных властей, предпочитавших более знакомые, «советские» подходы к управлению. Инициатива США «Большая Центральная Азия», в которой предполагалось включение стран региона в мировые финансово-экономические процессы, развитие в Центральной Азии внутрирегионального сотрудничества, по разным причинам, так и не была воплощена в жизнь.

В течение 25 лет независимости Узбекистан пытался найти решение вышеобозначенным вызовам. Например, в кадровой сфере была принята «Национальная программа подготовки кадров», позже открылись филиалы зарубежных университетов – Международный Вестминстерский университет, Туринский политехнический университет, Сингапурский институт развития менеджмента, Университет Инха, а также филиалы нескольких российских университетов.

Для решения географического тупика Узбекистан после независимости активно участвовал в формировании новых железнодорожных транспортных коридоров для выхода через Афганистан к международным морским портам Ирана и Пакистана. Также Узбекистан был инициатором создания транспортного коридора в направлении Персидского залива и Индийского океана: Узбекистан – Туркменистан – Иран – Оман.

Одновременно «постсоветский Узбекистан провел частичную индустриализацию…Экономика Узбекистана за постсоветское время перевернулась: из в основном хлопковой превратилась в ресурсодобывающую. В 1991 году доля хлопка в вывозе из республики составила почти 60%, сейчас – менее 8%, а доля энергоносителей увеличилась с 17% до трети экспорта (в основном газ). Приступил к экспорту построенный автозавод GM Uzbekistan, выпускающий автомобили по лицензиям Chevrolet. Впрочем, несмотря на успехи индустриализации, все еще 40% населения занято в сельском хозяйстве» [3].

Но настоящая модернизация так и не произошла. Глубоких реформ не было, как и не было перехода к настоящей рыночной экономике.

Развитие более свободного внутреннего климата и новых институтов, по образцу лучших моделей развитых стран, имели бы существенное значение. Для этого нужно заново критически оценить свое прошлое и настоящее и сформулировать более конкретный план на будущее. Новым властям Узбекистана нужно выдвинуть действительно эффективную программу реформ как экономики, так и институтов. Иностранные инвестиции сыграют важнейшую роль в развитии Узбекистана, тем более, что программа Республиканской партии США, выдвинувшей Д. Трампа на пост президента, призывает «правительство и наших союзников работать над интеграцией центрально-азиатских республик в мировую экономику путем предоставления иностранных инвестиций, которые могут стимулировать рыночные и политические реформы, а также упрочить власть закона» [4].

Узбекистану, как и другим странам Центральной Азии, нужно покончить с советским прошлым и сделать рывок от «советских» институтов к развитому миру. Это «окно» или «путь в Европу», но только метафорически. Ориентация на лучшие примеры мирового развития в мудром сочетании с национальными условиями обречена на успех.

 

Ссылки:

  1. Алимжанов, Дильшодбек Турсунбаевич, «Использование опыта развивающихся стран в формировании рыночных связей республик Центральной Азии», 1994, http://economy-lib.com/ispolzovanie-opyta-razvivayuschihsya-stran-v-formirovanii-rynochnyh-svyazey-respublik-tsentralnoy-azii
  1. Серикбаев, Алишер Буриевич, «Развитие и размещение промышленного производства Узбекистана в новых условиях хозяйствования», 1991, http://economy-lib.com/razvitie-i-razmeschenie-promyshlennogo-proizvodstva-uzbekistana-v-novyh-usloviyah-hozyaystvovaniya
  1. Алексей Михайлов, «Нищета на богатстве», 6 сентября 2016, Профиль, http://m.profile.ru/economics/item/110032-nishcheta-na-bogatstve
  1. Республиканская партия США озвучила позицию по отношению к России, http://m.vz.ru/news/2016/7/19/822328.html

 

 

 

 

 ПОДПИШИТЕСЬ, ЧТОБЫ БЫТЬ ПЕРВЫМ В КУРСЕ СОБЫТИЙ 

comments powered by HyperComments