Внешнеполитический курс президента Атамбаева: хроника и анализ

В декабре исполнилось пять лет с тех пор, как Алмазбек Атамбаев стал президентом Кыргызстана. Это, безусловно, серьёзный срок, чтобы начать подводить итоги его деятельности, в том числе во внешней политике. Что обещал президент Атамбаев в самом начале своей деятельности? Что ему удалось, а что нет во внешнеполитической сфере?  В чем особенности внешней политики Кыргызстана в период президентства Атамбаева и что изменилось в отношениях Кыргызстана с другими странами и международным сообществом за последние пять лет? Эти и другие вопросы анализируются автором в предлагаемой статье.

Наследие прежнего режима

Наследие президента Бакиева во внешней сфере оказалось очень плачевным. Кыргызстан оказался еще больше зависимым от внешних игроков, а имидж страны в международном сообществе значительно ухудшился. Сосредоточившись главным образом на укреплении своей власти и обслуживании интересов собственного клана, Бакиев фактически свел к минимуму внешнеполитические коммуникации и поставил в качестве главной цели отношений Кыргызстана с другими странами меркантильные интересы своей семьи и окружения. При Бакиеве внешняя политика перестала быть диверсифицированной, и начался разворот в сторону России. За 2006-2009 гг. Бакиев не совершил ни одного официального визита в европейские страны. Пообещав вывести базу «Ганси» с территории Кыргызстана и добившись у России выгодных кредитных соглашений на строительство ГЭС, Бакиев повел нечестную игру и с Россией. Попытки Бакиева извлечь коммерческие выгоды, играя на различии интересов России, США и Китая, крайне отрицательно сказались на восприятии страны в международном сообществе. Беспринципность, непрофессионализм внешнеполитических подходов Бакиева вызывали неприятие международных игроков.

Законодательный пробел в Конституции 2010 года – кто должен определять внешнюю политику Кыргызстана?

Необходимо отметить, что начало президентства Атамбаева было отмечено определёнными трудностями, связанными с законодательными пробелами. Оказалось, что Конституция, принятая в 2010 году, не давала четкого ответа на вопрос о том, кто должен определять внешнюю политику Кыргызстана. Данный пробел новой конституции был устранен путем принятия нового закона 4 июля 2012 года (№ 96) «О взаимодействии государственных органов в сфере внешней политики Кыргызской Республики». С принятием этого закона право определять внешнюю политику и осуществлять общее руководство переходит к президенту КР.

Таким образом, Атамбаев получает карт-бланш во внешнеполитической сфере. С одной стороны, это делало кыргызскую политику более предсказуемой, поскольку лидеры других стран знали с кем теперь иметь дело. С другой стороны, критики президента обвинили его в том, что он подмял под себя полномочия, не указанные в конституции.

Обещания и планы президента Атамбаева в начале его президентского срока

Атамбаев официально вступил в должность президента Кыргызстана 1 декабря 2011 года. По инаугурационной речи президента Атамбаева можно было сделать вывод, что он намерен исправить ошибки своих предшественников во внешней политике. Заявления Атамбаева несли посыл, что внешняя политика государства должна быть подчинена исключительно интересам народа, что Кыргызстан должен занять достойное место в международном сообществе. Этот посыл закреплялся такими эмоциональными заявлениями президента, «что лучше умереть стоя, чем жить на коленях», «что, ни Бог, ни духи наших предков, ни наши потомки не простят нас, если мы допустим потерю независимости и суверенитета» [1].

Другой наиболее важный месседж Атамбаева — это курс на сближение с Россией и вступление Кыргызстана в Таможенный Союз. Это, с его точки зрения, был верный шаг в сторону развития экономики, улучшения безопасности и отношений с соседними странами. «У нас с Россией и соседними странами – общая история и совместное будущее!»,- заявил президент Атамбаев.

Вместе с тем, в 2011 году речь не идет об отказе от многовекторной политики. Атамбаев заявил о намерении Кыргызстана продолжать сотрудничество со всеми государствами и международными организациями. Даже в мае 2013 года на встрече с представителями Клуба главных редакторов стран СНГ, Балтии и Атамбаев скажет: «Мы хотим со всеми дружить, со всеми спокойно работать и думаем, что все страны с пониманием встречают наши решения. В первую очередь, мы настроены на сотрудничество с нашими соседями по региону. Во внешней политике у Киргизстана не должно быть врагов»[2].

Одним из важных пунктов в инаугурационной речи президента была задача превратить Кыргызстан в транзитную страну, тем самым вывести ее из транспортного тупика. Для этого Атамбаев предлагал строительство железной дороги Китай-Кыргызстан-Узбекистан.

Подытоживая, можно сказать, что в сфере внешней политики главными обещаниями Атамбаева в начале его президентства были укрепление суверенитета страны, уменьшение ее зависимости от внешних игроков, налаживание двусторонних связей со многими странами и диверсификация внешнеполитических отношений. Внешняя политика была нацелена на продвижение национальных интересов с фокусом на вопросы экономического сотрудничества и улучшения ситуации в сфере национальной безопасности. Исходя из заявленных целей, главным приоритетом было объявлено вступление в Таможенный союз и более тесная интеграция, как с Россией, так и другими странами-членами ТС.

Россия и Кыргызстан в 2011-2013: трудное сближение

В 2011-2013 гг. значительно активизировалась внешнеполитическая коммуникация между руководством Кыргызстана и России, что соответствовало продекларированному Атамбаевым курсу на усиление стратегического партнерства с Россией. Участились внешнеполитические контакты, происходившие в рамках различных мероприятий (саммитов, сессий, встреч на высоком уровне) в рамках ОДКБ, ЕврАзЭС, СНГ, ШОС.

Особого внимания заслуживает первый рабочий визит Атамбаева в Российскую Федерацию в феврале 2012 года, в ходе которого он встретился с президентом Медведевым и премьер-министром В.В. Путиным и присутствовал на открытии памятника Манасу в Москве.

Этот первый визит президента Атамбаева в Москву интересен тем, что вызвал бурную реакцию в информационном пространстве. Причиной этого послужили нетривиальные заявления и выступления кыргызского президента. Присутствуя на открытии памятника Манасу в городе Москве, Атамбаев сказал, что предки кыргызов долгое время жили на территории Западной Сибири и Алтай – родина Манаса, и поэтому его можно назвать этническим россиянином. [3]

Но не столько выступление на открытии памятника Манасу взбудоражило информационное пространство, сколько высказанные Атамбаевым претензии российскому руководству по поводу накопившегося долга по арендной плате за российские военные объекты в Кыргызстане, невыполнения российской стороной обязательств по ранее достигнутым соглашениям в области гидроэнергетики и другим договоренностям

Многие эксперты назвали это поведение президента непродуманным и рискованным, тем более что российская сторона высказала недовольство, хотя и по неофициальным каналам. С другой стороны, авторитет Атамбаева резко подскочил внутри страны, поскольку его смелые заявления были восприняты многими в Кыргызстане как стремление защитить суверенитет страны и заставить внешнеполитических партнеров считаться с Кыргызстаном.

В сентябре 2012 г. состоялся визит в Кыргызстан вновь избранного президента РФ Путина В.В. Этот визит окажет сильное влияние на векторы внешней политики Кыргызстана, так как в ходе него были подписаны несколько важных двусторонних соглашений, в том числе соглашение о поэтапном списании Россией государственного долга на общую сумму 488,9 млн. долларов по основному долгу и 110,1 млн. долларов по процентам, которые подлежали бы выплате до 2049 года. Также было подписано соглашение о размещении объединенной военной базы на территории Кыргызстана сроком на 15 лет, начиная с 2017 года по истечению ныне действующего соглашения. Приняты также соглашения и план действий по реализации проекта по строительству Камбаратинской ГЭС-1. Обсуждались вопросы сотрудничества в сфере поставки нефтепродуктов и тогда же начались переговоры о предоставлении Кыргызстану преференций в случае вступления его в Таможенный Союз.

Значение этих соглашений заключается в том, что они положили начало разворота в сторону сближения с Россией, который станет более интенсивным в последующие годы. Хотя ряд российских и региональных аналитиков назвали эти соглашения геополитической победой России, которой удалось консолидировать свои стратегические позиции в Центральной Азии, получить рычаги воздействия на лидеров Кыргызстана, который находился на грани экономического дефолта, скептики указывали на риски, как для Кыргызстана, так и для России. Не было никаких гарантий о том, что Россия сможет изыскать обещанные суммы инвестиций (почти 5 млрд. дол.) для гидроэнергетических проектов. Кроме этого, участие России в этих «спорных» проектах могло создать определенные линии напряженности между Россией и Казахстаном и Узбекистаном. Риски усугубить отношения с Казахстаном, и особенно с Узбекистаном, были еще большими для Кыргызстана. Несмотря на это, руководство страны шло на подписание этих соглашений поскольку, на мой взгляд, нарастающие экономические трудности страны и возможность внутриполитической дестабилизации пугали руководство Кыргызстана больше.

Принятие Национальной Стратегии Устойчивого развития (НСУР) на 2013-2017 гг. показало, что доминирующим мотивом стратегии развития страны становится вступление в Евразийский Экономический Союз. Кроме задачи вывести на новый уровень стратегическое сотрудничество с Российской Федерацией, приоритетом внешней политики была указана «глубокая перезагрузка» отношений с соседними странами – Казахстаном, Китаем, Таджикистаном и Узбекистаном. Важно подчеркнуть, что НСУР делает большой акцент на экономических интересах Кыргызстана во внешней политике или, другими словами, на экономическую дипломатию.

В целом, главным лейтмотивом внешней политики Атамбаева становится поиск инвестиций, поиск выгодных экономических проектов для Кыргызстана.

Во время приезда в Кыргызстан в январе 2013 года Роберта Блейка, Помощника Госсекретаря США по Южной и Центральной Азии, президент Кыргызстана вновь подтвердил свою позицию о том, что в аэропорте «Манас» не должно быть военной базы, а вместо этого должен быть создан гражданский хаб. Это было символичным, если учесть, что 26-27 декабря 2012 Бишкек посетила делегация из России во главе с руководителем «Россавиации», обсудившая вопросы сотрудничества в области гидроэнергетики и модернизации кыргызской армии. Кроме этого, Россией была обещана щедрая помощь в размере в 1,1 млрд. долларов на перевооружение кыргызской армии.

Вывод американской базы и охлаждение отношений Кыргызстана с США

Дистанцирование Кыргызстана от США было ожидаемым, учитывая, что с самого начала президент Атамбаев назвал Россию стратегическим партнером и объявил о том, что после истечения срока соглашения, американская база — Центр транзитных перевозок (ЦТП) — покинет Кыргызстан.  14 ноября 2013 года Министерство иностранных дел Кыргызстана вручает Памеле Спратлен, американскому послу, ноту о прекращении деятельности американской авиабазы в Кыргызстане с июля 2014 года. И в июле 2014 года американская военная база – Центр транзитных перевозок – прекращает существовать на территории Кыргызстана.

Уже осенью 2014 года в информационном пространстве страны разгорается скандал. Причиной послужила статья американского посла в КР Памелы Спратлен, которую она написала накануне завершения своей дипломатической миссии. Статья называлась «Демократия в Центральной Азии», но была посвящена Кыргызстану. Признавая успехи Кыргызстана в построении демократического общества, Памела Спратлен написала и о трудностях, в частности о разочаровании молодежи ходом реформ после 2010 года, проблемами в управлении, неудовлетворительным ходом реформ судебной системы и правосудия и т.д. В то же время, Спратлен предельно откровенно написала о том, что считает сближение Кыргызстана с Россией как потенциальную угрозу демократической траектории Кыргызстана и как проблему для усилий США по поддержке демократических процессов. Вступление Кыргызстана в «протекционистский» Таможенный союз рассматривается как вынужденный выбор в виду отсутствия более выгодных альтернатив.

Скандал вокруг Азимжана Аскарова, правозащитника узбекской национальности, осужденного на пожизненный срок по обвинениям в разжигании межнациональной розни и убийстве милиционера во время межэтнического конфликта в 2010 году на юге Кыргызстана, стал следующей вехой усиления напряженности в кыргызско-американских отношениях. 16 июля 2015 года Госдепартамент США наградил Аскарова премией «Защитник прав человека». Данное событие вызвало крайне негативную реакцию президента Атамбаева, и было расценено как недружественный акт США в отношении Кыргызстана. Президент назвал решение Госдепа попыткой создать в республике «управляемый хаос».

В заявлении для прессы 27 июля Атамбаев сказал, что награждение осужденного в тяжких преступлениях Аскарова является частью заговора о содействии узбекскому сепаратизму на юге страны. МИД КР сделал заявление, в котором расценил решение Госдепа как направленное на нарушение межэтнического мира в стране. Правительство КР пошло на беспрецедентный шаг – денонсировало действовавшее с 19 мая 1993 года Рамочное соглашение о сотрудничестве между США и Кыргызской Республикой. Денонсация касалась всех проектов, реализуемых в рамках указанного договора и по линии ЮСАИД. Налоговые, таможенные льготы, привилегии сотрудникам, иммунитет граждан США, задействованных в проектах, были отменены.

Денонсацию соглашения многие местные эксперты назвали непропорциональным и нерациональным шагом. В свою очередь США выразили разочарование данным решением. Посольство США в своем заявлении отметило, что такое решение Кыргызстана может поставить под угрозу программы помощи, приносящие пользу кыргызстанцам. Это программы по борьбе с насильственным экстремизмом, программы поддержки экономического роста и создания рабочих мест, программы в области образования, развития демократии в стране.

После денонсации указанного соглашения в Бишкеке с визитом побывали американские чиновники, в том числе первый заместитель помощника Государственного секретаря США Ричард Хоугланд, помощник Госсекретаря США по делам Южной и Центральной Азии Ниша Бисвал.

На изменения в отношениях между США и Кыргызстаном отреагировали местные СМИ и соцсети. Развернулось информационное противостояние сторонников сохранения дружественных отношений с США и сторонников однополюсной ориентации Кыргызстана во внешней политике. Часть политических экспертов расценивали данное событие как похороны многовекторности. Судя по материалам в российских СМИ, к действиям Кыргызстана в России отнеслись одобрительно, считая это правильным и логичным шагом на пути укрепления сотрудничества с Россией и ЕАЭС.

Вступление Кыргызстана в ЕАЭС

Переговорный процесс по вступлению Кыргызстана длился несколько лет, поскольку Кыргызстан хотел добиться определенных преференций. К тому же, руководству Кыргызстана нужно было заручиться поддержкой большинства населения, поскольку изначально было довольно много критических мнений и опасений о целесообразности присоединения страны к этому интеграционному объединению, в том числе среди предпринимателей.

С начала 2014 года правительство Кыргызстана усиливает информационную работу, главной целью которой было убедить население в том, что вступление Кыргызстана в ТС является необходимостью, и что Кыргызстан выиграет больше, чем проиграет. Применялись не только экономические аргументы, сколько убеждение людей на почве страхов о том, что Кыргызстан окажется в изоляции и экономической блокаде. Очень сильным аргументом было то, что вступление в Единое экономическое пространство значительно облегчит положение трудовых мигрантов в России.

В марте 2014 года на пост премьер-министра страны был назначен Джоомарт Оторбаев. Именно при нем активизировалась работа по подготовке вступления Кыргызстана в Таможенный союз. Итогом этой подготовительной работы стало принятие Дорожной карты по присоединению Кыргызстана к Таможенному союзу по итогам заседания Высшего евразийского экономического совета в Астане 29 мая 2014 г. Тогда же между правительствами РФ и Кыргызстана было подписано соглашение о развитии экономического сотрудничества в условиях евразийской экономической интеграции. Было принято решение о создании фонда развития с уставным капиталом в $ 500 млн. долларов и $ 500 млн. заемных средств. Кроме этого Россия предоставляла на безвозмездной основе еще $200 млн. для реализации «дорожной карты».

Практически через год, 8 мая 2015 года, накануне Дня Победы президент Атамбаев в ходе визита в Москву подписал документы о вхождении Кыргызстана в ЕАЭС. Значительная часть жителей Кыргызстана восприняла это событие позитивно, связывая с интеграцией надежды на улучшение экономики, на возможности увеличения экспорта, развития производства внутри страны и создания рабочих мест.

В то же время, членство в ЕАЭС, как не без основания полагают отечественные эксперты, стало окончательным поворотом к преимущественно одновекторной политике. Политолог Эмил Жороев считает, что своим вступлением в ЕАЭС, Кыргызстан сделал последний штрих к закрытию периода «геополитизированного» состояния для страны, начавшегося с появлением западных коалиционных сил в аэропорту «Манас» в конце 2001 года[4]. Известный общественный деятель и предприниматель Эмиль Уметалиев приравнял вступление Кыргызстана в ЕАЭС к утере суверенитета[5].

Хотя кыргызское руководство продолжает настаивать на том, что ЕАЭС является сугубо экономическим объединением, в экспертных кругах существует мнение, что Кыргызстан оказался в зоне влияния политических интересов России, и его возможности вести самостоятельную внешнюю политику весьма ограничены. В этом контексте приводится пример реакции Кыргызстана на украинский конфликт и на российско-турецкий инцидент по поводу сбитого российского самолета Су-24 в ноябре 2015 года.

Но российско-кыргызские отношения, которые, казалось, только укреплялись с 2013 года, оказались небезоблачными. Уже в конце 2015 г. стало ясно, что из-за финансовых трудностей Россия не сможет изыскать необходимые средства для строительства каскада нарынских ГЭС и Камбараты-1. В декабре Кыргызстан принял решение выйти из соглашения в одностороннем порядке, а в январе 2016 г. кыргызский парламент денонсировал договоры с Россией о ее участии в строительстве нескольких ГЭС на территории Кыргызстана.

В январе ряд российских СМИ написали о росте напряжённости между Россией и Кыргызстаном, в частности издание «Регнум» 26 января 2016 г. включило Кыргызстан в лидеры рейтинга напряженности с Россией наряду с Молдовой и Саудовской Аравией.[6] Российские эксперты, составлявшие рейтинг, отметили, что причиной роста напряженности стал ухудшающийся инвестиционный климат, в том числе для российских инвесторов, несмотря на полученные Кыргызстаном преференции при вступлении ЕАЭС.

Важно отметить, что некоторое охлаждение отношений с Россией не воспринимается как принципиальное изменение внешнеполитического ориентира Кыргызстана, поскольку руководство Кыргызстана по-прежнему утверждает, что вступление Кыргызстана в ЕАЭС было правильным и называет Россию стратегическим партнером. Надо отметить, что в настоящее время среди населения нарастает критика ЕАЭС и разочарование от вступления страны в этот интеграционный союз. Кроме некоторого улучшения положения трудовых мигрантов из Кыргызстана в России, никто не видит особенных плюсов для экономики Кыргызстана. На этом фоне, растет и число критиков пророссийской внешней политики Атамбаева.

Затрагивая вопрос размещения объединенной российской базы в Кыргызстане Атамбаев 1 декабря 2016 г. сказал, что после истечения срока соглашения (15 лет начиная с 2017 г.), российская база должны уйти. Это заявление было воспринято с излишней чувствительностью в информационном пространстве России как очередное «огрызание» кыргызских властей в сторону России, хотя президент всего лишь констатировал сроки существующего соглашения.

Отношения Кыргызстана с Китаем

В отношениях Кыргызстана и Китая всегда приоритетным направлением были торгово-экономические связи. Отношения с Китаем в период президентства Атамбаева характеризуются усилением экономического влияния Китая, прежде всего, через китайские инвестиции. Китай является для Кыргызстана пятым партнером по объему экспорта и вторым (после России) по объему импорта. Китайские власти достаточно спокойно отнеслись к вступлению Кыргызстана в ЕАЭС, демонстрируя прагматичность и начав поиск новых форматов сотрудничества. В частности, китайцы проявляли интерес к открытию заводов на территории Кыргызстана, а также участию в гидроэнергетических проектах. Предполагается, что Китай готов занять место России, которая выбывает из гидроэнергетических проектов после денонсации кыргызским парламентом соглашения между Кыргызстаном и Россией об участии «РусГидро» и «Интер РАО» в строительстве каскада ГЭС в верховьях реки Нарын и Камбар-Атинской ГЭС-1.

Кыргызстан позиционирует себя как связующее звено между Китаем и Западом и видит перспективы в участии китайской инициативы «Один пояс – один путь», выдвинутой китайским президентом Си Цзиньпином осень 2013 года. Китайские инвестиции имеют большое значение для Кыргызстана в первую очередь как возможность поддерживать свою экономику без каких-либо политических условий, и как альтернатива российским инвестициям. Поэтому Кыргызстан заинтересован в том, чтобы экономическая компонента Шанхайской организации сотрудничества увеличивалась.

Что касается двусторонней внешнеполитической коммуникации, надо отметить, что она была достаточно интенсивной. Между Китаем и Кыргызстаном была подписана совместная декларация об установлении стратегического партнерства, и только в 2015 году состоялось более 80 визитов, в том числе — рабочий визит в Китай президента Атамбаева, премьер-министра Сариева, и других высокопоставленных лиц.

Одним из вопросов, который поднимал Атамбаев в начале своего президентства — это строительство железной дороги Китай-Кыргызстан-Узбекистан. Однако этот проект, несмотря на предварительные договоренности глав соответствующих государств, превратился в настоящий долгострой. С тех пор как идея этого проекта появилась на свет, неоднократно менялись предлагаемые маршруты, не решался вопрос с финансированием, были споры по техническим вопросам – в частности по ширине колеи и т.д.

Сильное стремление Кыргызстана выйти из транспортного тупика и стать транзитной страной все время наталкивалось на геополитические страхи, страхи об окупаемости проекта и др. Эти страхи подпитываются и внешними игроками, не заинтересованными в усилении влияния Китая в центрально-азиатском регионе. Есть и нестыковки между Кыргызстаном и Узбекистаном. Заметное охлаждение отношений между этими странами в последние годы, связанное с противоречиями по вопросу водных ресурсов и строительства крупных ГЭС, приграничные проблемы, усложнили рациональное решение данного вопроса.

Отношения с соседями

Казахстан является одним из ключевых экономических и политических партнеров для Кыргызстана. В сравнении с другими странами-соседями, Казахстану и Кыргызстану удалось за постсоветский период выстроить достаточно устойчивые и взаимовыгодные отношения. Существуют, безусловно, и расхождение в интересах и разногласия по некоторым вопросам, которые до сих пор удавалось решать дипломатическим путем и без конфликтов.

Дважды происходившая революционная смена власти в Кыргызстане была воспринята политической элитой Казахстана как определенный вызов для безопасности. Закрытие границ после во время и после периодов политической дестабилизации можно объяснить этими опасениями. Но в Бишкеке такие действия Казахстана, всегда считавшегося братской страной, воспринимали с обидой.

Хотя каких-то кардинальных перемен в отношениях Кыргызстана с Казахстаном во время президентства Атамбаева не случилось, тем не менее, произошло заметное потепление в отношениях, подпорченных режимом Бакиева. Кроме того, главной особенностью этого периода было развитие взаимоотношений в рамках ЕАЭС. Кыргызстан пытался заручиться поддержкой Казахстана по ряду позиций и условий, при удовлетворении которых Кыргызстан был готов вступить в ТС. Однако изначально Казахстан не проявлял большого энтузиазма по этому поводу и не был готов автоматически принимать условия соседней республики. Было несколько случаев ужесточения фитосанитарного контроля и ограничения ввоза в Казахстан продукции сельского хозяйства из Кыргызстана, главным образом, молочной, животноводческой продукции и картофеля.

Ожидания, что со вступлением в ЕАЭС такого рода торговые инциденты исчезнут, не оправдались. В 2015 г. сентябре Астана запретила ввоз молочных и мясных продуктов из России и Кыргызстана. В мае 2016 г. Казахстан ввел временные ограничения на ввоз картофеля из Кыргызстана, ссылаясь на заражение картофеля карантинным объектом, — золотистой картофельной нематодой. Такие инциденты не перерастали в масштабные торговые войны, но свидетельствовали об определенных трудностях в функционировании ЕАЭС и расхождении интересов двух соседних стран.

Отношения с Узбекистаном за годы правления Атамбаев развивались достаточно сложно, хотя Атамбаев и ставил задачу перезагрузки отношений именно с ближайшими соседями. Но поскольку противоречия по вопросам границ, водных ресурсов остались, трудно было ожидать кардинальных перемен. Отношения с Узбекистаном еще более осложнились из-за желания Бишкека построить ГЭС, против строительства которых выступал Узбекистан. Узбекистан и Кыргызстан имеют объективно противоположные интересы, и вопрос использования водных ресурсов был долгое время камнем преткновения в отношениях двух стран. Известно, что Ислам Каримов неоднократно говорил о возможных водных войнах в Центральной Азии. Эти вопросы осложняли взаимоотношения стран. В 2014 году Ташкент на восемь месяцев прекратил поставку голубого топлива на юг Кыргызстана. В итоге газовый Бишкек решил выйти из кризиса с помощью российского «Газпрома».

За последние оды участились и приграничные инциденты. Существует около 58 спорных участков, на которых постоянно происходят конфликты. В августе текущего года произошло очередное противостояние между Кыргызстаном и Узбекистаном. Возле Орто-Токойского водохранилища был задержан сотрудник узбекской милиции . В ответ Узбекистан высадил с вертолета своих сотрудников милиции и спецназа, и задержал четырех граждан Кыргызстана – работников релейной станции. Узбекистан требовал отпустить задержанного милиционера и снять посты вокруг Орто-Токойского водохранилища. Силовика оштрафовали и отпустили 23 августа, а граждан КР освободили только 9 сентября

Ранее также были инциденты с демонстрацией силы узбекскими силовиками на приграничных территориях. Действия узбекских силовиков вынуждали Бишкек предпринимать ответные действия. В марте 2015 года Кыргызстан переписал на себя десятки хозяйственных объектов, которые еще с советских времен эксплуатировались Узбекистаном, в том числе 18 ноября 2015 г. было переведено на баланс Кыргызстана крупное Орто-Токойское водохранилище в Ала-Букинском районе Джалал-Абадской области. В начале апреля 2016 года кыргызское правительство национализировало четыре узбекских пансионата на озере Иссык-Куль: «Рохат», «Дилором», «Золотые пески» и «Бустон».

Кроме этих шагов, Кыргызстан стал апеллировать к международным организациям, в частности, к ШОС и ОДКБ, за помощью в разрешении приграничных конфликтов и даже поставил вопрос о своем выходе из ШОС.

В целом, отношения между Ташкентом и Кыргызстаном оставались натянутыми. Эксперты характеризовали отношения между двумя странами как «холодная война», «худой мир». Дипломатические отношения были сведены до минимума, не было взаимных визитов глав государств.

Возвращение к диалогу между лидерами двух стран наметилось в середине 2016 года во время саммита ШО в Ташкенте, во время которого состоялась встреча Атамбаева и Каримова. Заведующий отделом внешней политики Аппарата Президента КР Сапар Исаков тогда отметил, комментируя встречу двух президентов, что в отношениях между Узбекистаном и Кыргызстаном возникло потепление. Хотя кроме общих намерений об улучшении экономического сотрудничества никаких договоренностей заключено не было, тем не менее, в Кыргызстане эту новость восприняли с некоторым оптимизмом и надеждой на улучшение отношений с Узбекистаном.

Тенденция нормализации отношений была продолжена в последние месяцы 2016 года со вступлением Шавката Мирзияева на пост исполняющего обязанности президента после смерти Ислама Каримова. В октябре между шестью приграничными областями Кыргызстана и Узбекистана были подписаны меморандуму о сотрудничестве. Документ был подписан главами Ошской, Баткенской, Джалал-Абадской областей КР и Андижанской, Ферганской и Наманганской областей Узбекистана. В начале октября делегация из Кыргызстана (более 130 человек) побывала по приглашению узбекской стороны в Андижане, вице премьер-министры обеих стран подписали меморандуму о сотрудничестве. А в конце октября с ответным визитом прибыла узбекская делегация в город Ош. Эти визиты освещались кыргызскими СМИ и нашли очень позитивный отклик у граждан. Выступая 1 декабря 2016 г. на пресс-конференции, президент Кыргызстана предложил Узбекистану участвовать в строительстве Камбар-Атинской ГЭС-1. По его словам, у него была предварительная договоренность с Исламом Каримовым, и Атамбаев сказал, что надеется, что новый президент Узбекистана поддержит проект.

Несмотря на некоторое потепление отношений между Кыргызстаном и Узбекистаном после смерти Ислама Каримова, необходимо понимать, что фундаментальные противоречия по-прежнему существуют и требуют долгих и взаимных усилий, чтобы найти приемлемое решений для обеих сторон.

Сотрудничество Кыргызстана с Таджикистаном развернулось за последние пять лет, главным образом, по линии международных региональных организаций, в частности СНГ, ЕврАзЭс, ОДКБ и ШОС. Республики поддерживали приемлемый уровень дипломатических отношений и культурно-гуманитарных контактов.

По экономическому, военно-техническому потенциалу и геополитическим параметрам, наши республики близки друг другу, а в плане трудовой миграции в России наши страны являются в некотором смысле конкурентами. Кыргызстан и Таджикистан имеет также схожие интересы в вопросе водных ресурсов в центральной Азии как страны верхнего течения. Однако нельзя сказать, что у двух республики есть согласованная общая позиция по водной проблематике, и каждая из стран пытается решать проблемы с соседними странами по-своему.

Отношения наших стран за последние пять лет не были лишены сложностей, которые связаны главным образом с взаимными территориальными претензиями, главным образом, в Баткенской области Кыргызской Республики. За последние годы участились инциденты с участием пограничников двух стран, инциденты с участием местных жителей на спорных участках кыргызско-таджикской границы. До сих пор эти конфликты удается решать дипломатическими методами путем переговоров.

Из контактов на высшем уровне нужно отметить официальный визит президента Таджикистана Э.Рахмона в КР 27 мая 2013 года. Запланированный официальный визит президента Атамбаева в Таджкистан в мае 2016 года не состоялся. Предполагалось участие Атамбаева в церемонии запуска CASA-1000. В ходе визита планировалось подписать соглашение нового пакета двусторонних соглашений, в том числе Договора о государственной границе. Однако вместо Атамбаева в Душанбе поехал премьер-министр Сооронбай Джеенбеков.

Взаимоотношения Кыргызстана с Европейским союзом и странами ЕС

Европейский Союз является крупнейшим донором Кыргызстана, оказывающим помощь в сфере экологии, демократизации и прав человека, социально-экономических, гуманитарно-образовательных реформ, усиления безопасности границ и борьбы с наркотрафиком, а также обеспечения продовольственной безопасности. Внешнеполитические контакты с европейскими странами заметно активизировались с самого начала президентского срока А.Ш. Атамбаева. Первый визит в Западную Европу состоялся 10-12 декабря 2012 г. с визита кыргызского президента в Германию. Были подписаны ряд меморандумов о сотрудничестве в сфере образования, науки, культуры, здравоохранения. Но все же основным лейтмотивом поездки Атамбаева в Европу был вопрос решения долговых обязательств между КР и KfW и подтверждение о вступлении в силу в КР соглашения между правительством КР и правительством ФРГ о финансовом сотрудничестве на 2011-2012 годы и соглашения между правительством КР и правительством ФРГ о техническом сотрудничестве на 2011-2012 годы.

В марте 2013 состоялся визит Федерального президента Австрии Хайнца Фишера в Кыргызстан. В том же году в сентябре 2013 г. состоялся официальный визит Атамбаева в Европейский союз и рабочая поездка в Бельгию. В ходе визита были подписаны Рамочное соглашение между КР и Европейским инвестиционным банком «О деятельности Европейского инвестиционного банка в КР», и финансовое соглашение о предоставлении ЕС Кыргызстану 13,5 млн евро по проекту «Платформа верховенства права». Состоялись встречи с ключевыми фигурами различных институтов ЕС и первыми лицами Бельгии.

Интересным было состоявшееся в конце марта 2015 года «европейское турне» Президента КР А.Атамбаева. В течение 10 дней глава Кыргызстана посетил ключевые страны Европы, в том числе Австрию, Францию, Швейцарию, Бельгию и Германию, а также встретился с представителями ОБСЕ и Европарламента. Президентский аппарат назвал эту поезду Атамбаева беспрецедентной, имея в виду, что он посетил те страны, которые являются фактически локомотивами Евросоюза и его принимали на самом высоком уровне. Это было расценено как поддержка со стороны ЕС проводимых демократических реформ, особенно в сфере парламентской демократии.

Неожиданной была информация о том, что Атамбаев едет в Европу в качестве посредника между Россией и ЕС. Информационное агентство «Кабар», в частности, отметило, что визит Атамбаева в Европу «ознаменовал укрепление роли Кыргызстана в международном сообществе. До этого момента ни одному главе Центральной Азии не доводилось выступать в роли посредника между Россией и Западом»[7]. Эту информацию позже подтвердит и сам президент во время совместной пресс-конференции с немецким канцлером. Речь шла о содействии Кыргызстаном сближению позиций Европы и России по вопросы Украины. Информация о том, что главной целью визита Атамбаева был украинский вопрос, была воспринята с разочарованием сторонниками более тесного сотрудничества с развитыми западными странами и возвращения к активной многовекторной политике.

Ответные визиты в Кыргызстан вице-спикера Бундестага Йоханнеса Зингхаммера, главы Фонда Ханнса Зайделя, главы МИД ФРГ и председателя ОБСЕ Ф.В.Штайнмайера, а также визит канцлера Германии А.Меркель в июле 2016 г. стали продолжением коммуникаций с европейскими лидерами. Особенно стоит отметить визит Ангелы Меркель 13-14 июля 2016 в Кыргызстан. По поводу целей этого визита было очень много спекуляций, в том числе информация о том, что в Кыргызстане создадут лагерь для сирийских беженцев. Международное сообщество почти не заметило этот визит, но в самом Кыргызстане это стало важным событием. В Кыргызстане надеялись привлечь внимание Германии к Кыргызстану, но эксперты высказывали предположения, что визит Меркель связан с отношениями между Евросоюзом и Евразийским экономическим союзом.

На фоне разочарования в Кыргызстане результатами от вступления в ЕАЭС, определенный оптимизм возник после того как Европейский союз предоставил статус ВСП+ Кыргызстану с 27 января 2016г. Данный режим предполагает отмену тарифов на более чем 6 тысяч товарных позиций для развивающихся стран, включая все виды сельскохозяйственной продукции, ткани, войлок, кожаные изделия и др. Мало кто надеялся, что режим ВСП+ станет прорывным механизмом для экономики Кыргызстана. Тем не менее, эта новость была принята позитивно как дополнительная возможность для Кыргызстана выйти на европейский рынок.

Отношения с Турцией

Отношения с Турцией при Атамбаеве развивались от романтического периода в начале президентской карьеры Алмазбека Атамбаева до охлаждения, наступившего после того как кыргызский президент фактически принял сторону России в возникшем инциденте по поводу сбитого турецкими военными российского самолета Су-24.

С самого начала президентства Атамбаева были ожидания значительного укрепления связей с Турцией. Основанием для таких ожиданий были связанные с Турцией бизнес-интересы кыргызского президента и личные контакты с турецким руководством. Став президентом, Атамбаев, вопреки устоявшейся традиции, отправился с первым официальным визитом в Турцию, где был встречен очень торжественно и даже выступил в парламенте Турции. До сих пор вспоминают слова Атамбаева, произнесенные им в стенах турецкого парламента, о том, что Турция для Кыргызстана «путеводная звезда» и «родина-мать».

Турция, как известно, в 2010 г. выделила грант и кредит Временному правительству, а после того, как Атамбаев стал президентом, списала финансовый долг в размере 49, 2 млн. долларов. В свою очередь, турецкий бизнес получил благоприятные условия для работы в Кыргызстане. В период между 2011 и 2015 гг был совершен ряд официальных визитов с обеих сторон и подписаны различные соглашения меморандуму о сотрудничестве.

Отношения были омрачены после того, как Атамбаев во время пресс-конференции призвал Турцию извиниться перед Россией за сбитый 24 ноября российский самолет Су-24. Он отметил, что Турция совершила ошибку, сбив самолет РФ.

Другим событием, усугубившим охлаждение между Турцией и Кыргызстаном, стало предупреждение министра иностранных дел Турции Мевлюта Чавушоглу «о террористической угрозе», исходящей от Фетхулла Гюлена, которого турецкие власти обвинили в произошедшей в июле 2016 г в Турции попытке военного переворота. Турецкий министр порекомендовал Кыргызстану закрыть турецкие лицеи «Себат», сказав, что они являются угрозой терроризма. Данное заявление турецкого министра в Бишкеке сочли некорректным, и Атамбаев резко прореагировал на рекомендации турецкого министра.

В поисках диверсификации инвестиционных потоков в Кыргызстан и двустороннего сотрудничества

Как говорилось выше, президент Атамбаев сделал акцент на экономическом компоненте внешней политики, что неудивительно, учитывая ухудшающиеся показатели кыргызской экономики, необходимость поддержания стабильности и социального порядка в Кыргызстане. К тому же, на практике кыргызское руководство убедилось в рисках зависимости страны от одного или нескольких источников инвестиций.

В данном контексте становится понятной активизация поиска инвестиций в различных направлениях, в том числе в арабском мире. Именно в этом ключе стоит рассматривать визиты Атамбаева в арабские страны в декабре 2014 года. Состоялись впервые официальные визиты президента КР в Королевство Саудовская Аравия (КСА), Объединенные Арабские Эмираты (ОАЭ) и Катар, совершенные с 2 по 8 декабря 2015 года. Кыргызстан открыл посольства в Дохе и Абу-Даби. Через год в 2015 году Атамбаев побывал с официальными визитами в Катаре и Кувейте. По итогам были подписаны двусторонние соглашения о сотрудничестве в сфере торговли. Несмотря на это, большая часть экономического сотрудничества, о котором говорилось, пока остается на бумаге в виде меморандумов без конкретных договоренностей.

Отдельного слова заслуживают кыргызско-японские отношения. Япония является одним из основных двусторонних доноров, оказывающим поддержку различным проектам, в том числе и через JICA. В феврале-марте 2013 года Атамбаев посетил Японию с рабочим официальным визитом, и встретился с премьер-министром, императором и спикером парламента. Было подписано совместное заявлением и кыргызскому президенту удалось договориться о получении кредита 10 млн. долл. в японских йенах для строительства моста Кок-Арт на дороге Бишкек-Ош.

В октябре 2015года премьер-министр Японии Синдзо Абэ в рамках своего тура по странам Центральной Азии и Монголии, посетил Кыргызстан. Местные СМИ писали, что делегация такого высокого уровня з Японии впервые посетила Бишкек. Япония привезла помощь в размере 120 млн. дол., включая кредит в 107 млн. долл., выдаваемый на 40 лет под низкие проценты на реабилитацию автодороги Ош — Баткен — Исфана. Оставшиеся средства будут выделены в качестве гранта на модернизацию и обновление оборудования аэропорта «Манас». Эти итоги являются успешными для Кыргызстана, но совершенно очевидно, что Кыргызстан не является привлекательным местом для японских инвестиций. К примеру, с Узбекистаном Синдзо Абэ во время этого тура подписал соглашения на сумму в 8,5 млрд. долларов и 18 млрд. долл. с Туркменистаном. Эти соглашения касаются нефтегазовых проектов.

Ухудшающиеся отношения с международными организациями

В последние пять лет постепенно ухудшался общий климат для работы международных организаций, особенно тех, которые работали по правам человека, по развитию демократических институтов, поддержке гражданского общества. Свою лепту в ухудшение отношения к международным организациям со стороны кыргызских властей внесла ситуация вокруг попыток принять закон об иностранных агентах, который был очень похож на аналогичный российский закон. Международные организации высказывали озабоченность, что в случае принятия закона будут ущемлены права гражданского общества.

Еще одно событие послужило дальнейшему ухудшению восприятия международных организаций. Как известно, 21 апреля Комитет ООН по правам человека призвал власти Кыргызстана отменить обвинительный приговор Азимжану Аскарову, указывая на то, что в ходе следствия были допущены грубые нарушения его прав. Аскаров был обвинен в разжигании межэтнической розни и убийстве милиционера во время межэтнического конфликта на юге Кыргызстана и осужден на пожизненный срок. После принятия решения Комитета ООН по правам человека Верховный суд объявил о повторном рассмотрении дела Аскарова. Данное событие было негативно воспринято в политических кругах как вмешательство комитета ООН во внутренние дела Кыргызстана и нарушение его суверенитета.

Президент Атамбаев обвинил создателей Конституции 2010 г. в том, что они «продали независимость страны комитету ООН из 12 человек», имея в виду, что авторы намеренно включили в Конституцию статью 41, п.2, согласно которой решение международных органов по правам человека подлежало исполнению Кыргызстаном[8]. Кстати, власти использовали дело Аскарова как повод для инициирования внесения изменений в конституции страны путем проведения референдума. Несмотря на противодействие экспертных кругов и гражданского общества, референдум состоялся 11 декабря и одна из принятых поправок устранила приоритет международного законодательства в области прав человека над национальным законодательством.

В целом, несмотря на то, что в Кыргызстане представлены 27 агентств ООН, и Кыргызстан участвует в работе выборных органов ООН (Совет ООН по правам человека, ЭКОСОС), на мой взгляд, отношение руководства к ООН претерпевает изменения. Атамбаев, будучи еще премьер-министром, в марте 2011 года подписал вместе с постоянным координатором ООН Рамочное соглашение ООН по оказанию технической помощи Кыргызстану (ЮНДАФ) на 2012-2016 гг. Однако за все годы своего президентство, Атамбаев ни разу не участвовал на сессиях Генеральной Ассамблеи ООН.

Другим раздражающим фактором для власти в отношении международных организаций стало выступление на совещании ОБСЕ в Варшаве 20 сентября Кадыржана Батырова, находящегося в розыске и осужденного заочно на пожизненный срок по обвинению в организации массовых беспорядков и разжигании межнациональной розни и сепаратизме в 2010 г. В ответ, МИД Кыргызстана выступил с резким заявлением и в жесткой форме потребовал от ОБСЕ не давать площадку для преступника. Кыргызстан также объявил о своем решении изменить статус присутствия ОБСЕ в Кыргызстане с 1 января 2017 года, преобразовав Центр ОБСЕ в Бишкеке в Программный офис.

Таким образом, отношения Кыргызстана и ОБСЕ ухудшились за несколько месяцев. В декабре этого года в Кыргызстане состоялся референдум по внесению изменений в конституцию. ОБСЕ отказалась отправлять на референдум своих наблюдателей, мотивируя это нехваткой специалистов. Однако многие эксперты убеждены в политической подоплеке. Критические замечания Венецианской комиссии по поправкам в конституцию, возможно, также повлияли на решение ОБСЕ.

В период президентства Атамбаева одновременно с усилением пророссийского крена во внешней политике, ощутимые изменения произошли в отношениях со странами Запада

Заключение

Подводя итоги, необходимо отметить, что после смены Бакиевского режима в обществе был огромный общественный запрос на улучшение позиций Кыргызстана во внешней политике. Даже принимая все ограничения Кыргызстана как небольшого государства с ограниченными ресурсами и политическим влиянием, существовал запрос на улучшение имиджа страны как внутри региона, так и в мире, запрос на избавление страны от всех негативных ассоциаций, в том числе от ярлыков несостоятельного государства и ненадежного и непоследовательного игрока.

С другой стороны, экономический аспект внешней политики выходил на первое место, учитывая слабость экономики и достаточно высокую бедность в стране, которая всегда была одним из основных факторов социальной нестабильности.

В этом контексте обещания Атамбаева, произнесенные им при вступлении в должность президента, вполне объяснимы. Президент говорил то, что от него хотели услышать — о том, что Кыргызстан должен занять достойное место в мире, что суверенитет и национальные интересы – это краеугольные камни внешней политики, что Кыргызстан не бедная страна и имеет все шансы на развитие и т.д. Причем нужно сказать, что эмоциональность президента поначалу усиливала позитивное восприятие его посылов, адресованных гражданам.

Что касается его более конкретных обещаний, нужно отдать должное Атамбаеву. Он выполнил свое главное обещание о вступлении Кыргызстана в Таможенный союз, несмотря на неоднозначную оценку этого шага в самом Кыргызстане. Вместе с процессом включения в интеграционные процессы под эгидой России начался и сдвиг внешней политики в сторону России. Свою роль в этом сдвиге сыграли различные факторы, в том числе стремление Атамбаева получить инвестиции в экономику Кыргызстана, и заручиться поддержкой России в вопросах безопасности, особенно в связи с нестабильностью ситуации в Афганистане, Таджикистане и напряженными отношениями с Узбекистаном, а также угрозами терроризма и экстремизма.

Вывод американской военной базы с территории Кыргызстана в 2014 году, вступление Кыргызстана в Евразийский Экономический Союз ( ЕАЭС) в 2015 году показали, что Атамбаев последователен и выполняет собственные обещания. Другое дело, что оба этих шага оцениваются в Кыргызстане далеко неоднозначно. Курс Атамбаева на сближение с Россией и дистанцирование от США, стран Евросоюза подвергается критике сторонниками многовекторной и дифференцированной политики. Эта критика усилилась особенно в 2016 году, когда стало понятно, что ожидания кыргызских властей от вступления Кыргызстана в ЕАЭС оказались неоправданными.

На фоне не очень позитивных результатов полуторагодичного пребывания Кыргызстана в ЕАЭС, наметились и некоторые линии напряженности между Кыргызстаном и его главным стратегическим партнером. Это отразилось в денонсации соглашения об участии российских компаний в строительстве согласованных ранее гидроэнергетических проектов на территории Кыргызстана.

В период президентства Атамбаева одновременно с усилением пророссийского крена во внешней политике, ощутимые изменения произошли в отношениях со странами Запада. Произошло постепенное дистанцирование от США, а после закрытия Центра транзитных перевозок в 2014 г., наступил период заметного охлаждения отношений. Еще более стремительное ухудшение отношений наступило в 2015 в силу разразившегося скандала вокруг присвоения премии «защитник прав человека» Азимжану Аскарову, осужденному в Кыргызстане за разжигание межнациональной розни и убийстве милиционера во время межэтнических столкновений в 2010 г. на юге Кыргызстана. Последовавшая за этим денонсация Рамочного соглашения о сотрудничестве между Кыргызстаном и США от 1993 г была очередной ступенью в охлаждении двусторонних отношений с США.

Период президентства Атамбаева также отмечен ухудшением общего климата в отношениях Кыргызстана с международными организациями. Об этом свидетельствует скандал вокруг решения комитета ООН по правам человека по делу Аскарова, давший повод президенту обвинить ООН во вмешательстве во внутренние дела. Это и скандал с выступлением Батырова на совещании ОБСЕ, на который кыргызские власти прореагировали резким заявлением МИД, понижением статус присутствия ОБСЕ в Кыргызстане.

Отношения с Китаем за последние пять лет характеризовались усилением экономического влияния большого соседа, что неудивительно, учитывая то, что Китай становится практически основным крупным инвестором Кыргызстана.

Президент Атамбаев предпринимал попытки диверсифицировать двусторонние отношения с разными странами, в первую очередь в поиске так необходимых республике инвестиций. В этом смысле он выгодно отличается от предыдущего президента, который свел к минимуму внешнеполитическую коммуникацию. Очень большое количество визитов было совершено Атамбаевым за последние годы, в том числе в страны Европы, арабского мира, а также в Японию и Турцию и др. В свою очередь в Кыргызстан приезжали лидеры Германии, Японии, ряда европейских стран, что положительно повлияло на имидж самого президента. Безусловно, программа визитов помогла достигнуть определенные «победы» в налаживании связей, улучшении внешнеполитической коммуникации, обсуждении перспективных сфер сотрудничества, временами даже получить финансовую помощь. Однако в большинстве случаев, экономические проекты остались в стадии меморандумов и намерений, что говорит о том, что Кыргызстан не является привлекательным для больших инвестиций в экономику.

В отношениях с соседями, более или менее стабильными были отношения с Казахстаном. Сотрудничество с Казахстаном развивалось в основном в рамках вступления Кыргызстана в ЕАЭС. Однако время от времени возникали трудности и с нашим ближайшим соседом, который предпринимал протекционистские шаги, не допуская продукцию сельского хозяйства из Кыргызстана на свои рынки.

Отношения с Узбекистаном характеризовались минимумом дипломатических отношений и нарастанием напряженности, учащением приграничных конфликтов, последним из которых был инцидент на Орто-Токойском водохранилище. Заявленная Атамбаевым перезагрузка отношений с Узбекистаном наметилась только в середине 2016 г., когда впервые за долгое время состоялся конструктивный диалог между президентами Каримовым и Атамбаевым. После смерти Каримова и прихода к власти Шавката Мирзияева заговорили о потеплении отношений между соседними республиками. Состоялись обмены делегациями между приграничными областями Кыргызстана и Узбекистана. Другими словами, наметились позитивные изменения в двусторонних отношениях. Тем не менее, с учетом накопившихся проблем, в том числе по водным вопросам и взаимным территориальным претензиям, еще преждевременно говорить о полной нормализации отношений.

К сожалению, в последний год было отмечено ухудшение отношений с дружественной Турцией. Начавшись почти романтически, отношения двух стран пережили определенные трудности. Осложнение отношений между Россией и Турцией из-за инцидента по поводу сбитого турками российского самолета СУ-24 вынудило Атамбаева сделать трудный выбор и принять сторону России. В последующем, рекомендация турецкого министра иностранных дел закрыть так называемые «гюленовские» школы на территории Кыргызстана внесли свою негативную лепту в нарастание взаимных обид.

Ссылки

[1] Выступление Алмазбека Атамбаева на церемонии инаугурации. 1 декабря 2011. Текст. Источник:  http://knews.kg/2011/12/vyistuplenie-almazbeka-atambaeva-na-tseremonii-inauguratsii-tekst/

[2] Президент Кыргызстана: «Мы хотим со всеми дружить!». 23 мая 2013. Источник: http://www.notum.info/news/politika/prezident-kyirgyizstana-myi-xotim-so-vsemi-druzhit

[3] Алмазбек Атамбаев: Памятник Манасу – это символ единства народов Кыргызстана и России. Источник: http://www.president.kg/ru/news/itogi_sobytij/298_almazbek_atambaev_pamyatnik_manasu__eto_simvol_edinstva_narodov_kyirgyizstana_i_rossii_/,24.02.2012.

[4] Эмиль Джураев: ЕАЭС и внешняя политика Кыргызстан. 18.06.201. Источник: http://www.cabar.asia/ru/kyrgyzstan/301-emil-dzhuraev-eaes-i-vneshnyaya-politika-kyrgyzstana

[5] Киргизия в ЕАЭС: угроза  суверенитету или  большие возможности для роста. 9 мая 2015. Источник: http://kloop.kg/blog/2015/05/09/kirgiziya-v-eaes-ugroza-suverenitetu-ili-bolshie-vozmozhnosti-dlya-rosta/

[6] http://knews.kg/2016/01/rossiyskie-smi-uroven-napryajennosti-mejdu-kyirgyizstanom-i-rossiey-rastet/,  26 января 2016.

[7] Амплитуды внешней политики Кыргызстана. ИАЦ «Кабар». Источник : http://www.kabar.kg/rus/kabar/full/108822, 20 июля 2016.

[8] Алмазбек Атамбаев: Авторы действующей Конституции продали независимость страны комитету ООН из 12 человек, 1 августа 2016. Источник: http://24.kg/vlast/35292/

 

 ПОДПИШИТЕСЬ, ЧТОБЫ БЫТЬ ПЕРВЫМ В КУРСЕ СОБЫТИЙ 

comments powered by HyperComments
Центральная Азия – 2016: изменения конституции, экономический кризис, борьба с террористами и надежды на мегапроекты и … региональное сотру
2017-01-06 02:17:53
[…] да и всей Европы к Кыргызстану, тем самым наладить многовекторную внешнюю политику. В декабре 2016 года в Кыргызстан прибыл с официальным […]
Бабанов, Жээнбеков или тандем? О кыргызских выборах рассуждает Брюс Панниер - Central Asia Analytical Network Central Asia Analytical Network
2017-08-31 21:25:44
[…] […]