Об Ануаре Алимжанове: большом Писателе и последнем председателе Красной Империи

В этом году исполняется 25 лет независимости Республики Казахстан, а значит, прошло и 25 лет со дня распада великой страны под название СССР. Главные события того декабря 1991 года оказались для многих неожиданными, если не сказать катастрофическими: Беловежские соглашения, когда трое лидеров «славянских республик», между охотой и баней (или наоборот), подписали бумагу о прекращении существования СССР как «субъекта международного права и геополитической реальности» и доложили по телефону об этом американскому президенту. Уже затем 25 декабря последовал добровольный отказ Первого президента СССР Михаила Горбачева от своего президентства, что окончательно поставило точку в истории Советского Союза, Красной Империи, как его называли на Западе. Распад огромной страны, одной из двух сверхдержав того времени, до сих пор отзывается политическими, религиозными и межнациональными катаклизмами по всему миру, которые порой переходят в стадию военных столкновений.

Между тем, за всеми этим громкими и судьбоносными для всего мира переменами, как- то не очень заметно прошло еще одно важное событие, в котором непосредственное участие принимал и классик казахской советской литературы и общественный деятель Ануар Турлыбекович Алимжанов.

Ануар Алимжанов, Сабит Муканов, Роза Багланова и Олжас Сулейменов

Две звезды, две легенды

Во времена развитого, а потом загнивающего социализма, на литературном небосклоне социалистического Казахстана особенно ярко светили только две звезды-Олжас Сулейменов и Ануар Алимжанов — большой поэт и большой прозаик. Оба писали на русском, оба издавались не только в Казахстане, но и в Москве, а также переводились за рубежом, что по тем временам было очень круто и престижно. В местных писательских кругах ходила даже такая легенда, что один очень большой русский литератор высказался о них следующим образом: «в Казахстане сегодня есть два писателя: один ведет себя так, как будто перед ним в долгу весь мир, а другой словно он должен всему миру». В этой байке, удалось удивительно точно передать характеры двух наших литературных светил. С обоими мне удалось встречаться, и с первого взгляда характеристика была прямо в точку, другое дело, если потом начинаешь приглядываться, то все намного сложнее, но байка она и есть байка.

Действительно, поэт порой смахивал на поп-звезду, передвигался со свитой, его узнавали на улицах, а когда он прилюдно читал свои стихи, то это был настоящий театр одного актера, а вот прозаика мало кто знал в лицо, скромный с виду, вежливый, никто бы и не подумал, что это известный писатель, но за него говорили книги, которыми зачитывалась вся страна. Творческие люди, особенно большого калибра, как водится личности разносторонние, вот и Ануар Алимжанов был не только талантливым литератором ( оставим Олжаса Сулейменова на время), его перу принадлежат не только несколько романов и повестей: «Пятьдесят тысяч миль по воде и суше», «Караван идет к солнцу», «Синие горы» — повесть о современности, «Сувенир из Отрара», «Степное эхо», «Стрела Махамбета», «Гонец», «Трон Рудаки», «Возвращение учителя», и еще он был крупным общественным деятелем, который сильно влиял на социум того времени.

Как Ауэзов избежал ареста, и возвращение Аль-Фараби

Известный факт: будучи студентом Ануар Алимжанов пришел на помощь Мухтару Аэзову, которого ждала тюрьма, по этому поводу сын Ауэзова Мурат рассказывает (источник местная пресса-А.Б.), что он услышал это непосредственно от самого Ануара Алимжанова. История произошла в 1952 или 1953 году. Алимжанов тогда учился на журфаке КазГУ, и среди студентов были те, кто сотрудничал с КГБ, одному из них стало известно о готовящемся аресте Мухтара Ауэзова. Когда Мухтар Омарханович пришел к ним читать лекцию, они передали ему записку с предупреждением, а потом студенты собрали деньги и купили Ауэзову билет на самолет, воспользовавшись депутатским мандатом Калибека Куанышбаева.

Аунар Алимжанов еще во времена застоя искал пути свободного развития Казахстана на опыте африканских стран, и, опять таки, по словам Мурата Ауэзова, собирая опыт деколонизации, Алимжанов вовлек туда и Олжаса Сулейменова, и весь Союз писателей, и даже Кунаева. И когда Союз писателей во главе с Ануаром решил провести Пятую конференцию писателей стран Азии и Африки, то Динмухаммед Кунаев (тогда первый секретарь ЦК КП Каз.ССР-А.Б) пошел навстречу, и даже построил современный конференц-зал Союза писателей, с синхронным переводом. В истории афро-азиатского писательского движения это была самая крупная и содержательная конференция.

Возвращение на родину Аль-Фараби — тоже во многом заслуга Ануара Алимжанова, как известно одно время шел спор между Казахстаном и Узбекистаном, чей же он, великий мыслитель, какой стране принадлежит? Алимжанов написал книгу “Возвращение учителя”, произведение, которое переносит нас в эпоху средневековья. Место действия — города Центральной Азии и Ближнего Востока, где жил и создавал свои трактаты главный герой повести Наср Аль-Фараби, прозванный за глубокий ум и обширные знания Вторым Учителем (после Аристотеля). Роман оказался одним из главных аргументов, который позволил Казахстану вернуть себе своего великого сына.

Некоторое время писатель занимал пост Председателя Общества защиты памятников культуры, и это, как считается, было понижением, но все равно Аунар Алимжанов проводил большую работу. Считается еще, что сохранение куланов Аральского моря, которые были перевезены на побережье Капшагая, это целиком его заслуга. Так же он организовал Валихановские чтения, и первую экспедицию из Казахстана по Шелковому пути, начиная с Алаколя, в Каракол, Фрунзе (ныне Бишкек-А.Б.), Ташкент, Самарканд, Бухару, Хиву и к Аральскому морю.

С поэтом Робертом Рождественским

Антиядерное движение «Невада–Семей» и Алимжанов

Писатель Габбас Кабышулы утверждает, что выступление Ануара Алимжанова “Чтоб не остаться под атомным пеплом!” на ежегодной конференции Национального комитета за ядерное разоружение 10 ноября 1990 года и через три дня, 13 ноября, с трибуны палаты общин Великобритании было уникальным для того времени. Он даже нашел в архивах его речь. Вот каким было начало эмоционального выступления писателя: «Сегодняшняя тема — это нечто, о чем мы опасались даже заговорить в течение десятилетий. Мы долго обманывались сами и, случалось, обманывали друг друга. Иногда, говоря неправду, мы и сами начинали верить ей. Но ложь в нынешних обстоятельствах будет подобна смерти. Все зашло слишком далеко — мы сами нанесли ущерб и себе, и своей земле. Речь не столько о Семипалатинском полигоне, сколько о том, что экология казахской земли поставлена на грань… Да, мы все буквально на грани. Казахстан стал ареной не просто ядерных испытаний — сам наш народ подвергнут испытаниям!»[1].

В этом выступлении писатель говорил о грядущем апокалипсисе, который сотворен во многом руками человека, напоминая миру о количестве произведенных в мире взрывов – в США, Советском Союзе, Франции, Великобритании, Китае и 467 взрывах в местечке Дегелен в Казахстане! И призывал: хватит, остановитесь!

Я прекрасно помню то романтическое время, когда все без исключения: правые и левые, патриоты и либералы, и даже богема были едины в своем благородном порыве — избавить нашу страну от атомных испытаний, и тогда по городу постоянно шли какие-то движняки: митинги, собрания, выступления на радио и телевидении, статьи против «ядерной чумы» в газетах. В то время я работал в газете «Горизонт», которая была среди первых коммерчески успешных изданий в Алма-Ате, субботний тираж еженедельника раскупался за час… максимум за пару часов, и вот однажды нас пригласили в штаб- квартиру комитета движения антиядерного «Невада –Семей», который находился на втором этаже дома Союза Писателей Казахстана, где перед нами с пламенным спичем выступил вначале харизматичный Олжас Сулейменов, а потом уже более конкретно, по делу, Мурат Ауэзов — они просили помощи в создании их газеты «Избиратель». Возглавлял тогда «Горизонт» уже не Вячеслав Столяров, первый главный редактор, который и сделал нашу газету такой успешной, а Алтынбек Сарсенбаев, много позже он станет министром информации Казахстана, уйдет в оппозицию и будет убит при странных обстоятельствах. И мы стали писать для «Избирателя» какие- то статьи, помогали с версткой, материалами и т.д., причем бесплатно, иначе говоря, мы тоже внесли свою посильную лепту в закрытии ядерного полигона в Семипалатинске.

Но к тому времени, как считают некоторые, между двумя нашими литературными светилами – Олжасом Сулейменовым и Ануаром Алимжановым, пробежала «черная кошка». Об этом Мурат Ауэзов в одном из своих интервью говорит, что антиядерное движение было движением души, и в том, что Ануар Алимжанов, который возглавлял тогда Комитет защиты мира, поддержал его, он видит достоинство народа, «славные джигиты которого, ставят ценности и интересы народа, нации, государства выше своих личных амбиций и обид». А вот как он характеризует Ануара Алимжанова в одном из интервью: « Я тогда был студентом факультета восточных языков МГУ, входил в движение “Жас тулпар”. На дворе стояли времена, благоприятные для вольнодумия. А мы были патриотами. И формировали наше чувствование в большей степени две личности – Олжас Сулейменов и Ануар Алимжанов. Олжас воздействовал на нас эмоционально, а Ануар – через разум и знания. Именно через него мы узнавали о тюрко-индийских связях, имена Бабура и Акбара, династии Великих Моголов. Казахстан читал его “Сувенир из Отрара” и открывал новые пласты в своей истории. Ануар словно взрывал временные, хронологические границы, которые были предписаны идеологическим аппаратом».

Ким Ир Сен и Ануар Алимжанов

«Декларация № 142-Н» о «клинической смерти СССР» или «Что мы потеряли, мы знаем, а вот что приобрели, неизвестно…»

Считается, что вначале были Беловежские соглашения, которые повлекли за собой распад СССР, а уже 25 декабря около 19:00 Горбачев подписал указ «О сложении президентом СССР полномочий Верховного Главнокомандующего Вооруженными силами СССР и упразднении Совета обороны при президенте СССР», и позже президент СССР Михаил Горбачев выступил в прямом эфире центрального телевидения с заявлением об отставке. И на этом все закончилось, казалось бы… Между тем, был один человек, который все же как то мог в последний момент остановить распад великой страны, этим человеком как раз и был Ануар Алимжанов!

Судите сами, согласно официальным документам писатель с 29 октября по 26 декабря 1991 года возглавлял Совет Республик Верховного Совета СССР, как еще написано, что « этот орган был образован Законом СССР от 5 сентября 1991 года № 2392-I, но не предусмотренный Конституцией СССР». И именно под его председательством 26 декабря 1991 года Совет Республик принял «Декларацию № 142-Н» о прекращении существования СССР, тем самым признав Беловежское соглашение о прекращении существования СССР и об образовании СНГ. То есть, депутаты во главе с Ануаром Турлыбековичем Алимжановым подтвердили распад СССР 26 декабря после подписания отречения Горбачева от президентства, а ведь могли и заартачится, и тогда история пошла бы по другому пути! Со временем все это как-то забылось…

Любопытная статья, посвященная развалу СССР, вышла в московском «Коммерсанте» к 10 -летнему юбилею распада Советского Союза, под названием «Клиническая смерть СССР. Как советские депутаты страну потеряли» («Коммерсантъ» №236 от 26.12.2001)

Приведу оттуда несколько отрывков: «Сегодня исполняется десять лет с того дня, когда Верховный совет СССР упустил возможность спасти СССР. В его полномочиях было назначить выборы второго президента Советского Союза (вместо сложившего с себя это звание накануне Михаила Горбачева). Но вместо этого верхняя палата Верховного совета СССР объявила о прекращении существования Союза Советских Социалистических Республик как государства и субъекта международного права…» Вот так, ни больше, ни меньше! Вот еще: « Утром 25 декабря 1991 года президент СССР Михаил Горбачев позвонил по телефону президенту США Джорджу Бушу-старшему, поздравил его и весь американский народ с Рождеством и добавил: «Можете спокойно праздновать Рождество, СССР больше не существует».» Пропустим несколько строк: «Еще накануне, 24 декабря, собравшиеся в Кремле депутаты советского парламента ждали Михаила Горбачева с объяснениями, а когда стало ясно, что он не появится, слово взял председатель верхней палаты Ануарбек Алимжанов. Товарищ Алимжанов сказал, что «напрасны ожидания тех, кто рассчитывал поучаствовать в похоронах Верховного совета СССР». Товарищ Алимжанов настаивал на обязательном заключительном заседании обеих палат. Его призыв развили и углубили другие депутаты, считавшие, что ни о каком «заключительном» для них заседании не может быть и речи, а надо созвать чрезвычайный съезд народных депутатов СССР, которому и надлежит решать судьбу государства. А не каким-то Горбачеву с Ельциным!» Вот исторический момент, тут и могло все развернуться на 180 градусов!

Далее вот что написано: «Но в один день депутатам, как обычно, ни до чего договориться не удалось, а на следующий день говорить было уже поздно. Михаил Горбачев сказал по телефону американскому народу (в лице президента), что будет с СССР, а вечером по телевизору – и советскому народу. Он сложил с себя президентские полномочия, над Кремлем спустили государственный флаг СССР и подняли российский триколор, а Верховный совет РСФСР, заседавший в Белом доме (вплоть до октября 1993 года), немедленно принял закон о переименовании РСФСР в Российскую Федерацию…» Вот интересные детали: « Тем не менее, утром 26 декабря депутаты ВС СССР все-таки собрались снова в Кремле. На этот раз их было заметно меньше, чем двумя днями раньше, а в президиуме остался лишь один Ануарбек Алимжанов, который произнес провидческие слова: «Что мы потеряли, мы знаем, а вот что приобрели, неизвестно». Но депутаты практически единогласно проголосовали за это неизвестное под названием СНГ…»

 И еще: « А на следующий день и самих депутатов освободил от их должностей Верховный совет РФ, правда, только на территории РФ и только со 2 января 1992 года. И ни тогда, ни годы спустя никому не пришло в голову, что таким образом у депутатов ВС СССР формально оставалась еще целая неделя, чтобы изменить все свои решения, переголосовать и снова создать Советский Союз. Но наступал Новый год, первый год долгожданной свободы, а в магазинах по-прежнему ничего не было, и никто о спасении империи не думал.» Конец статьи. Написал ее некто «ГЕРОНТ Ъ-ЛЕЩЕВ».

Не знаю, как у вас, но у меня, когда я вчитывался в эти строки, мурашки по коже шли. Ведь был момент, и именно Ануар Алимжанов мог остановить распад великой страны! Но почему он тоже сдался? Почему не боролся до конца? Не хотел? Устал? Или есть еще причины? Давление Ельцина, Горбачева? Или действительно, всем уже все надоело и хотелось просто по домам? И что было бы, если бы Ануар Алимжанов и депутаты не стали голосовать «за»? Сейчас конечно невозможно найти на это однозначные ответы, время прошло и ничего уже не исправить, но все же, согласитесь, шанс был, вернее, дилемма — остановить распад страны или похоронить, но выбрали последнее. Почему? Вопрос для меня остается открытым, но одно ясно, последнее слово в этом историческом событии осталось за Ануаром Алимжановым…

Интервью с Аскаром Алимжановым

Чтобы дополнить портрет Ануара Турлыбековича я задал несколько вопросов его сыну Аскару Алимжанову ( журналист, сценарист, продюсер и руководитель одного из казахстанских подразделений международного медиа-холдинга, автор документального сериала «Дорога людей»).

Отношения в союзе писателей, говорят, всегда были напряженные?

Я слышал, по разговорам, что все время там скандалы. Теперь я это понимаю, руководить гениями, а все творческие люди считают себя гениями, в большом коллективе всегда тяжело. И ничего удивительного в этом нет. И так отложилось, что это как большая арена цирка и люди там постоянно ругаются. Такие у меня детские впечатления.

Отношения Ауэзов –Алимжанов?

Что якобы мой отец был студентом, то помог уехать в Москву, когда было преследование. Это было после того как Ауэзов выступал в защиту эпоса Манас, об этом есть в нашем документальном фильме филиала телекомпании МИР в Казахстане, его можно найти с сети на ютубе и посмотреть.

Потом это как то отложилось на отношение власти к твоему отцу?

Честно говоря, точно не знаю, но были такие времена, когда рекомендовали отцу уехать, например, в Москву. По разному было, если ты творчеством занимаешься, нужно ведь постоянно кому-то что-то доказывать.

Отношения между Олжасом Сулейменовым и твоим отцом? Говорят, моментами были сложными?

Они дружили. Мало того, дружба семьями. Я прекрасно помню, как отдыхали вместе на Иссык-Куле, У меня куча фотографий детских того времени. Это были нормальные товарищеские отношения.

А как Ануара Алимжанова назначили на такой большой пост в Верховный Совет? Я читал где-то, что лично Горбачев его порекомендовал? Или как это произошло?

Я знаю, что это были выборы. В это время был в командировке в США, а когда приехал в Москву, то понял что произошли серьезные дела.

Конечно серьезные! Это как третий или четвертый человек во власти в СССР! Во всяком случае, в первой десятке уж точно! А там кто было до него?

Рафик Нишанов. Но там все решала все партия. И хотя декларировалось, что законодательная власть принадлежит парламенту, все-таки первую скрипку играла Коммунистическая Партия. Была статья в Конституции, по-моему, четвертая статья, о лидирующей роли компартии…Мы же все тогда учили историю КПСС. Соответственно, юридическое распределение власти было тогда формальным. Реально управляла всем партия…

Ты где в это во время жил в Москве или в Алма-Ате?

Его избрали… кажется, в августе, а я прилетел в октябре, по-моему… в страну, в СССР. И мы планировали, что на зимние праздники приедем к нему с внуком. Моим страшим сыном. Но в декабре СССР прекратил свое существование.

Но же наверняка знаешь, какие отношения были у него с Горбачевым?

Это был достаточно краткий промежуток времени, и то, что я знаю, это были хорошие деловые отношения, но нужно понимать, какой это был период, и какое это было время для страны.

Схватка между Ельциным и Горбачевым? Что он об этом тебе рассказывал?

Это была война чиновников Москвы, России, но не наша! Вернее, эта была не наша война.

Интересно, когда уже все закончилось, и твой отец вернулся в Алма-Ату, он какие-то прогнозы на будущее делал?

Вот теперь я начинаю понимать, что в принципе они были готовы к этому раньше… Потому что вся литература у меня дома была в основном из стран Азии и Африки, именно из тех стран, которые только сбросили колониальное иго.

Как это понять — вся литература из тех стран?

Это была литература стран, которые только получили суверенитет, и о том, как они развивались…

То есть, как это всегда бывает, творцы, творческие люди обычно предчувствуют какие-то важные события будущего?!

Получается, что так. И еще что меня поразило, когда я выбирал профессию и сказал, что хочу стать журналистом, то отец ответил, что это хорошая профессия, и что журналист найдет себе работу при любом режиме. А это было в конце семидесятых годов… И тогда я подумал, какие режимы? О чем он вообще? А выяснилось, если человек умеет хорошо и профессионально излагать свои мысли на бумаге, то он будет востребован при любой власти.

И еще раз про Москву, какие там были условия жилищные у твоего отца?

Шикарные условия. Я, правда, там не был, но знаю, что он жил в одном доме с Ельциным. И возможность приватизации тоже была, тем более, это девяностые годы, развал страны. А иметь квартиру в центре Москвы в элитном доме это же мечта была!

Конечно мечта! Такие квартиры сейчас как минимум по 2- 3 миллиона долларов или даже больше стоят

И на мой вопрос, почему ты не приватизировал квартиру, он ответил, что если бы я это сделал, то тебе бы потом это аукнулось. Теперь я понимаю, что он правильно поступил.

Сюда приехал, чем он тут занимался? Писал… или политикой?

Он всегда писал…Это был 91 год. И последние годы он занимался партийным строительством — возглавлял социалистическую партию Казахстана. Он никогда не сидел без дела, никогда не сидел дома, утром уходил, вечером приходил.

Как его родина вспоминает? Памятный знак на доме, где жил Ануар Алимжанов? Памятник или бюст… поставили?

Да. Памятный знак давно есть. Есть школа имени его на родине под Талдыкорганом, названа улица в Алма-Ате

Ты выбрал профессию журналиста, еще режиссер и сценарист. Это влияние отца?

Не знаю. На самом деле моя мечта была поступить в Институт стран Азии и Африки в Москве. Но тогда нужна была московская прописка. Не получилось…

Ты же работал еще журналистом в США какое-то время?

Тогда в Советском Союзе была обменная программа между союзом журналистов СССР и журналистской организацией в Америке — общество редакторов Новой Англии. И была такая программа: советские журналисты ездил туда, а американские сюда. Вот, кстати, был же Артем Боровик. Он по этой программе туда ездил…

Да, да я смотрел его фильм про армию США.

Но как раз по этой программе туда ездил. В Казахстане почему-то было трудно найти журналиста с английским языком, и поехал я. Со мной должен был ехать человек из России, но он не смог, это же было сразу после путча в 91-ом года. И вот я оказался под Бостоном и начал работать в газете «Cape Cod Times», жил там месяца три-четыре, получал примерно 300 долларов как стажер, из них 60 платил за жилье.

Писал на английском языке?

Да, на английском языке о Казахстане. Тогда вообще никто не знал, где и что за страна. Но на первый мой материал они сами попросили написать том, что меня удивило в Америке. И честно говоря, для меня было удивительным обилие корма для кошек и собак, учитывая, что я приехал из страны, где на тот момент с человеческой едой была напряжёнка. А там реклама кошачьего корма на каждом шагу. Я написал об этом искренне, им очень понравилось, и я даже получил кучу писем от местных жителей. Ездили по городам небольшим, читали лекции о Советском Союзе, о Казахстане, и показывал им три паспорта — внутренний паспорт, загранпаспорт и еще какой-то там у меня был, и это их очень забавляло. Я им рассказывал, что джинсы стоят у нас бешеных денег, и один мальчик мне запомнился, лет десяти, который посоветовал купить «там за углом» по дешевке штук десять джинсов… и не теряться! Меня это поразило!

Возвратимся к твоему отцу: писательские гонорары были огромными?!

Мы, конечно, были обеспечены, но машины и дачи тогда не было.

То есть, очень скромно жили?

Не могу сказать, что очень скромно, некоторые жили намного скромнее. Но это было не все сразу. Я помню рассказ мамы, что когда они получили первое жилье, это была комната 8 квадратов, и она не знала чем её заставить, такой огромной казалась!

Сейчас книги твоего отца издаются? Отчисления получаете?

Никаких отчислений не получаем. И никто книг его не издает. Был один прецедент, когда бывший министр культуры Мухтар Кулмухаммед издал полное собрание сочинений моего отца. Кстати, недавно мне сообщили из Австрии, что переиздали его книгу на немецком языке «Стрела Махаммбета», благодаря нашему посольству в Австрии и послу Кайрату Сарыбаеву. Мы очень благодарны этим людям.

 

P.S. Ануар Алимжанов. Родился 12 мая 1930 года в ауле Карлыгаш, Талдыкорганской области. Обучался в Казахском Государственном университете в Алма-Ате. В 1953 году вступил в КПСС. После окончания факультета журналистики работал собственным корреспондентом «Литературной газеты» (Москва) по Центральной Азии и Казахстану. Работал главным редактором киностудии «Казахфильм». В 1968 году был приглашен собственным корреспондентом газеты «Правда» (Москва) по Казахстану. С 1969 года являлся главным редактором литературного еженедельника «Казах эдебиеті». С 1970 до 1979 года избирался первым секретарем Союза Писателей Казахстана. Одновременно в это же время, но по 1986 год являлся секретарем правления Союза Писателей СССР. С 1986 года избирался председателем Казахского Фонда культуры, председателем Совета Мира и Согласия Республики Казахстан. Депутат Верховного Совета Казахской ССР. Народный депутат Казахской ССР (1990—1993). Неоднократно избирался членом Президиума Верховного Совета Казахской ССР, делегат 24 и 25 съездов КПСС. С 1959 года являлся заместителем председателя Советского комитета по связям с писателями Азии и Африки, являлся активным членом Афро-Азиатской Ассоциации писателей и Европейского сообщества культуры. В 1981-1991гг. председатель Казахского агентства охраны авторских прав. В марте — октябре 1991г. президент Ассоциации коммерческого телевидения и радиовещания Казахской ССР. А уже с 29 октября по 26 декабря 1991 года возглавлял Совет Республик Верховного Совета СССР (образованный Законом СССР от 5 сентября 1991 года № 2392-I, но не предусмотренный Конституцией СССР). Под его председательством 26 декабря 1991 года Совет Республик принял «Декларацию № 142-Н» о прекращении существования СССР, тем самым признав Беловежское соглашение о прекращении существования СССР и об образовании СНГ. Стоит отметить, что в указанной декларации было ряд неточностей. Например, утверждалось, что высший государственный орган Российской Федерации (РСФСР) — Съезд народных депутатов ратифицировал соглашение о создании СНГ.

В 1991 году был избран председателем «Социалистической партии Казахстана».

Умер 9 октября 1993 года. Похоронен в Алма-Ате.

[1] речь Алимжанов в палате Общин Великобритании: https://thenews.kz/2016/05/18/1979193.html

 ПОДПИШИТЕСЬ, ЧТОБЫ БЫТЬ ПЕРВЫМ В КУРСЕ СОБЫТИЙ 

comments powered by HyperComments