Реформы Мирзиеева в Узбекистане – новый курс на пути к свободному рынку?

Посткаримовское будущее может быть более либеральным, чем ожидалось. Смена власти в Узбекистане ускорила введение некоторых реформ, которые могут модернизировать как экономику, так и само общество. Политические реформы могут стать реальностью только на последующем этапе.

Хотя большинство нововведений, предпринятых только что избранным президентом Шавкатом Мирзиеевым, получили пока осторожную оценку, есть основания полагать, что мы наблюдаем смену экономического курса в Узбекистане. И хотя начало было положено при покойном президенте Каримове, новоизбранный президент вполне возможно имеет амбиции заявить о собственном «курсе Мирзиеева».

Прежняя модель исчерпала себя в новых условиях экономического кризиса

Подход, выбранный первым президентом Каримовым к управлению экономикой, был более привычен для постсоветской политики планирования, так как сохранял госконтроль над рентой и таким образом давал стабильность режиму. После азиатского кризиса конца 1990х Узбекистан резко сменил парадигму открывающегося рынка и адаптировал так называемый «экономический национализм», заимствованный в значительной степени из опыта таких азиатских стран, как Корея и Тайвань. Из этого опыта узбекские власти извлекли урок, что страна должна обеспечить свою конкурентоспособность, прежде чем она сможет открыть границы и конкурировать с внешним миром.

Но той же Корее, которая осуществляла замещение импорта и, как Узбекистан, имела множественные обменные курсы, высокий уровень защиты торговли и ограниченное движение капитала, потребовалось более десяти лет, чтобы исчерпать этот «простой этап» импортозамещения. В начале 1960-х годов Корея изменила свою экономическую стратегию и начала более агрессивную экспортоориентированную политику, а также поставила цель привлечения инвестиций в сочетании с сохранением государственных интервенций. Несмотря на принятие таких моментов неолиберального курса, как снятие барьеров во внешней торговле для поощрения прямых иностранных инвестиций, Корея продолжала поддерживать определенные отрасли экономики.

«Узбекская модель реформ» покойного президента Каримова схожим образом предусматривала сильную роль государства в реформах и постепенный переход к рыночной экономике. Каримов во главу угла ставил стабильность, в том числе и валютную, недопущение роста внешнего долга, государственный протекционизм и диверсификацию экономики (главным образом, для внутренней самообеспеченности, а не экспорта). За счет государственного вмешательства были реформированы многие отрасли страны и созданы отдельные крупные предприятия (производство автомобилей, сельскохозяйственной техники, нефтегазового машиностроения, железнодорожного машиностроения, бытовой электроники, фармацевтической, пищевой, текстильной продукции).

В результате некоторые цели были достигнуты – в частности, экономический рост, макроэкономическая стабильность, диверсификация экономики и экспорта. Но «каримовский» подход имел, в сущности, временный характер, чтобы оградить растущую экономику от чрезмерной конкуренции, пока ее мощности не станут более конкурентоспособными, и в какой-то момент экономика должна постепенно открываться. Хотя он оградил себя от мирового кризиса 2008-09 годов, Узбекистан оказался с ограниченными инструментами, чтобы преодолеть региональный кризис, вызванный российским экономическим спадом.

«Не разрушай старый дом, не построив нового»

Любимая поговорка президента Каримова — «Не разрушай старый дом, не построив нового». Уже в 2005 году Каримов объявил курс на либерализацию и расширение частного сектора, но этот курс разрабатывался крайне медленно. Второе поколение реформ давно назрело, но в последние годы тормозилось стратегической дилеммой: либерализация рынка капитала и торговли против более сложных соображений безопасности (как социальной, так и государственной). К примеру, темпы кредитования частными банками были ограничены такими условиями, как уголовная ответственность кредитного менеджера за потери.

Комплекс мер по сокращению контроля, упрощению лицензирования и упорядочению  разрешений был принят только в июле 2012 года. В целях улучшения инвестиционного климата в Узбекистане президент Каримов подписал несколько законодательных поправок 20 января 2014 года, разрешая иностранным инвесторам некоторые преференции для привлечения иностранной рабочей силы и получения многократных виз для своих международных сотрудников, а также предоставляя больше гарантий от государства для создания необходимой инфраструктуры и защиты инвестиций. Кроме того, в январе 2015 года первый президент дал конкретные инструкции для правительства, чтобы сосредоточиться на улучшении рейтинга страны в рамках Doing Business Всемирного банка. Он также поручил правительству сократить государственную собственность в ряде секторов и реализовать новую программу приватизации государственных активов на 2015-2016 гг, в дополнение к программе развития индустриализации и модернизации инфраструктуры, запущенной на 2011-2015 годы.

В целях улучшения торгового и инвестиционного климата в Узбекистане, президент Каримов начал реализовать некоторые меры по упрощению таможенных процедур. Эти меры включали значительное сокращение и упрощение таможенных документов, создание общей электронной базы данных на межведомственном уровне, а также отмену регистрации импортных контрактов.

Были предприняты отдельные попытки для продвижения гражданского общества, как закон о прозрачности и подотчетности государственных органов и законодательство о социальном партнерстве.

Однако все эти меры не касались устранения барьеров в конвертации валюты и репатриации доходов, что оставляло Узбекистан больше полагаться на двусторонние соглашения для привлечения ПИИ, а также на внутренние инвестиции. Внутрирегиональных инвестиций практически не было, ввиду отсутствия знаний соседних рынков, слабых ассоциаций и неэффективной связи между частными компаниями.

Самое главное, государство продолжало играть важную роль в экономическом управлении и регулировании инвестиционных проектов, направляя их в соответствии с политикой импортозамещения и экспортно-ориентированной индустриализации.

Новый президент обещает ускорение реформ 

Шавкат Мирзиёев, в отличие от других «вторых президентов» в регионе, имеет многолетний опыт на посту главы правительства, и он играл главную роль в реализации экономической политики. Возможно, именно он продвигал политику «потепления» в последние годы Каримова. Взгляды, изложенные Мирзиеевым в предвыборной программе, делают упор на необходимости «развития экономики на индустриальной основе, повышения экспортного потенциала страны, коренного реформирования аграрной сферы».

Программа нового президента предусматривает реформы в трех главных блоках. В сфере развития гражданского общества — реализация Концепции «От сильного государства – к сильному гражданскому обществу»: принятие Закона «Об органах государственной власти на местах», предусматривающего передачу полномочий от центра на места, и дальнейшего усиления роли и значения института махалли как необходимого элемента гражданского общества.

В сфере экономических реформ — удвоение до 2030 года объема валового внутреннего продукта, доведение доли промышленности в экономике до 40 процентов. В этих целях приняты и реализуются 8 специальных программ, направленных на развитие химической промышленности, переработки цветных и редких металлов, углеводородного сырья, текстильной, кожевенно-обувной, фармацевтической промышленности, переработки плодоовощной продукции и производства строительных материалов. Планируется принять Программу ускоренного развития в 2017–2021 годах сферы туризма, в рамках которой будет упрощен порядок регистрации и выдачи виз для туристов и созданы специальные экономические зоны по развитию туризма.

Третий блок – социальный, в который входит строительство жилья и социальной инфраструктуры, а также меры по сохранению религиозной толерантности и межнационального согласия.

Все это войдет в планируемую Стратегию действий по пяти приоритетным направлениям развития Республики Узбекистан в 2017–2021 годах.

Реформирование «узбекской модели»

Что предлагает модель Мирзиеева? Некоторую модификацию предыдущей политики или масштабные и глубокие реформы?

Конкретные, количественные показатели реформ указаны не были, есть только общие цели: увеличение доли частного сектора в экономике; внедрение современных стандартов управления; укрепление предпринимательства за счет устранения барьеров и ограничениями; дальнейшая модернизация и диверсификация отраслей экономики; повышение энергоэффективности экономики; модернизация инфраструктуры; расширение программы локализации.

Пока новый президент, с многолетним опытом реализации именно «каримовского курса», вводит меры по его корректировке в достаточно ускоренном режиме:

В частности, с сентября 2016 года правительство приняло:

1) Указ «О свободных экономических зонах», который устанавливает единый правовой режим для всех трех свободных экономических зон в Узбекистане (Навои, Ангрен и Джизак). Унификация налоговых и таможенных льгот и преференций, направленная на создание наиболее благоприятных условий для иностранных компаний. Компании, которые будут организовывать производство в этих свободных зонах, будут освобождены от всех налогов и таможенных пошлин.

Льготы предоставляются на срок от 3 до 10 лет в зависимости от объема инвестиций, от $300 тысяч до $3 млн — на срок от 3-х лет; от $3 млн до $5 млн — сроком на 5 лет; от $5 млн до $10 млн — сроком на 7 лет.

2) Правительство утвердило дополнительные меры для дальнейшего развития предпринимательства, полной защиты частной собственности и улучшения бизнес-климата. В частности, начиная с 1-го января 2017 года, будут отменены все виды проверок за деятельностью хозяйствующих субъектов.

Кроме того, в целях укрепления форм парламентского контроля за исполнением законов в сфере защиты прав и интересов бизнеса, правительство создало институт Бизнес-омбудсмена.

Был представлен проект закона о борьбе с коррупцией в парламенте. Принятие закона, как утверждается, позволит повысить эффективность мер по борьбе с коррупцией, создать дополнительные правовые гарантии для защиты прав и свобод граждан.

На стадии разработки находятся законы «О государственных закупках» и «О государственно-частном партнерстве». Эти законы, как утверждают госорганы, составлены с учетом положительного опыта США, Великобритании, Германии, Южной Кореи.

3) Приоритетом для реализации является 5-летняя программа приватизации, которая предлагает иностранным инвесторам активы более чем 1200 компаний. План состоит в том, чтобы увеличить присутствие частного сектора в экономике за счет сокращения участия государства в отраслях экономики.

Дополнительно инвесторам предлагаются 900 новых инвестиционных проектов на сумму 41 млрд. долл в нефтегазовой, нефтехимической, текстильной, пищевой, фармацевтической и промышленности строительных материалов.

4) Большим шагом для развития туристического потенциала стало подписание указа в декабре 2016 года уже избранным президентом, который с 1 апреля 2017 года отменяет визовый режим для туристов из 15 государств, включая Австралию, Австрию, Великобританию, Германию, Данию, Испанию, Италию, Канаду, Люксембург, Нидерланды, Республику Корея, Сингапур, Финляндию, Швейцарию и Японию, а также для туристов из 12 государств, достигших возраста 55 лет, в том числе Бельгии, Индонезии, КНР (в составе туристских групп), Малайзии, США, Франции, Вьетнама, Израиля, Польши, Венгрии, Португалии и Чехии.

5) На очереди теперь и валютный вопрос. 28 ноября на правительственном портале regulation.gov.uz был опубликован проект постановления ВРИО президента «О приоритетных направлениях валютной политики». Документ был опубликован в открытом доступе, чтобы любой желающий мог внести свои предложения и коррективы в него до 14 декабря сего года.

В валютной политике Узбекистана предлагается снизить государственный контроль и принять меры по защите инвестиционного климата и деловой среды: создание равных условий всем участникам внешнеэкономической деятельности при проведении ими валютных операций, с запрещением практики представления льгот и преференций отдельным предприятиям или отраслям.

Курс национальной валюты по отношению к иностранным валютам[1] будет формироваться исключительно с использованием рыночных механизмов, и будут запрещены законодательные нормы, отрицательно влияющие на стабильность национальной валюты Республики Узбекистан. Особый интерес вызывает для простых граждан пункт, где говорится, что вывоз наличной иностранной валюты за пределы республики в пределах суммы, эквивалентной 10 000 (десяти тысячам) долларов США осуществляется без ограничений, за исключением случаев, установленных правительственными решениями. При этом наличная иностранная валюта в пределах суммы, эквивалентной 2000 (двум тысячам) долларов США не подлежит обязательному декларированию при её ввозе и вывозе из Республики Узбекистан. Ранее любую иностранную валюту необходимо было декларировать независимо от суммы.

Для компании и фирм экспортеров предлагается отменить обязательную продажу части выручки в иностранной валюте по курсу Центробанка за исключением экспорта товаров и услуг, перечень которых ежегодно утверждается решением Кабинета Министров Республики Узбекистан. А индивидуальным предпринимателям предоставлено право без образования юридического лица приобретать иностранную валюту на внутреннем валютном рынке, в порядке, установленном для юридических лиц — резидентов Республики Узбекистан. Им также разрешено оплачивать импорт товаров и услуг в установленном порядке через свои банковские счета.

Сначала экономика …

Наступающий 2017 год Шавкат Мирзиёев предложил объявить Годом диалога с народом и интересов человека. Можно ли это считать намеком на то, что новая власть в Узбекистане признает, что подобного диалога в предыдущие годы не было? Для реализации всех намеченных реформ, а можно не сомневаться, что новая власть именно экономику ставит на первое место, необходимо доверие общества и поддержка элиты. Возможно, для этого новый президент хочет реформировать госаппарат и даже предлагает «подумать о выборах руководства на местах (хокимов)». Такие меры, как открытие виртуальной приемной, реабилитация старых представителей элиты (как Инамжона Усманходжаева, преемника Шарафа Рашидова, осужденного по хлопковому делу), возвращение на сцену опальных звезд – это шаги, способные быстро повысить народную популярность нового президента и обеспечить ему поддержку элиты.

А в краткосрочной перспективе нужно полагать, что подобная перестройка в экономике не будет безболезненной и приведет к изменению баланса сил, в том числе, в неформальном секторе. В теневом секторе, по оценкам, существуют многочисленные льготы и привилегии для отдельных компаний, которые достигают до 30 процентов от ВВП, включая субсидии по энергоресурсам для госкомпаний и т.д. Одна только валютная реформа нанесет удар по сложившейся системе «черного курса» и по группам, стоящим за ней, а также может сопровождаться временными резкими скачками валютного курса, что приведет к недовольству привыкшего к старой системе населения.

Несомненно, существует группа политических элит, получающих выгоды от замкнутой системы и сопротивляющихся дальнейшей либерализации. До недавнего времени считалось, что сам бывший глава правительства и новый президент и есть гарант сохранения этой системы. Как будет достигаться внутриэлитный консенсус, пока неясно, как непонятно и то, будет ли правительство ослаблять гайки внутреннего контроля. Изменилось ли отношение к пресловутым угрозам безопасности («исламские террористы, опасные соседи, валютные спекуляции, туристы моложе 55 лет») или тормозом к реформам был только первый президент Узбекистана?

Но несомненно и то, что экономика Узбекистана нуждается во встряске. Если будет поощряться предпринимательская деятельность в стране, придут иностранные инвестиции и будет стимулироваться свободная торговля, Узбекистан может стать ведущей диверсифицированной экономикой в ​​регионе в долгосрочной перспективе. Благодаря своей центральной роли в регионе, Узбекистан имеет потенциал, чтобы стать производственным, транспортным и финансовым центром для стран Центральной Азии и Южного Кавказа.

Для достижения такой цели политическая либерализация вряд ли считается необходимой нынешним руководством. По традиции азиатских реформ новая власть может сохранить уровень государственного контроля и ограничения политического поля. Хочет ли новый президент затеять встряску или действительно стремится к реформам, на этом пути его ждут большие вызовы, но и большие возможности.

 

[1] Пока в обязательном порядке экспортеры продают по курсу Центрального Банка Узбекистана 50% от общей суммы экспортной валютной  выручки. В настоящее время курс ЦБ Узбекистана 3176 сум за один доллар. По другому курсу безналичной валюты экспортеры продают оставшиеся 50% своей валютной выручки импортерам, которые нуждаются в валюте для оплаты импортных контрактов. В настоящее время это курс колеблется от 8500 до 9500 сумов за один доллар. Есть и третий курс наличной валюты, по которой осуществляется покупка и продажа наличной валюты на рынке, на базаре, или в иных местах. В настоящее время этот курс составляет примерно 6700-7000 сумов за один доллар.

 ПОДПИШИТЕСЬ, ЧТОБЫ БЫТЬ ПЕРВЫМ В КУРСЕ СОБЫТИЙ 

comments powered by HyperComments

Центральная Азия – 2016: изменения конституций, экономический кризис, борьба с террористами, надежды на мегапроекты и … региональное сотруд
2017-01-10 03:02:53
[…] надежда на изменение к лучшему, на долгожданные реформы, и это волна не обошла даже оппозицию, некоторые […]