Подготовка к смене власти в Кыргызстане: отсчет пойдет с референдума 11 декабря

Следующей осенью в Кыргызстане пройдут очередные президентские выборы. Действующий глава государства Алмазбек Атамбаев – уже четвертый в истории суверенного Кыргызстана президент — заявил, что, в соответствии с Конституцией, он не планирует выставлять свою кандидатуру на следующий срок и не готовит себе преемника. Тем не менее, при Атамбаеве личная президентская власть в формально парламентской республике значительно усилилась, при этом он имеет поддержку подконтрольной ему Социал-демократической партии Кыргызстана (СДПК).

А 11 декабря нынешнего года в стране пройдет референдум по изменению Конституции, на котором предлагается проголосовать за новую систему сдержек и противовесов в структуре власти с усилением роли парламента и премьер-министра. Какое место в этой системе займет сам Атамбаев? Кто может выступить конкурентом этого, очевидно, амбициозного политика? Какие политические события следует ожидать Кыргызстану в 2017-м году?

На эту тему рассуждают политологи: профессор, доктор юридических наук Кайрат Осмоналиев, профессор Американского университета в Центральной Азии Эмиль Жороев и политолог-консультант Даниэль Кадырбеков.

Кайрат Осмоналиев, профессор, доктор юридических наук

kairat-osmonaliev

Какие реальные кандидатуры на пост президента Кыргызстана вы можете отметить?

Предсказать, как будет развиваться политическая ситуация в республике, непросто – все может поменяться быстро и кардинально.

Один из вероятных кандидатов – экс-спикер парламента Асылбек Жээнбеков. Хотя президентских амбиций он не проявлял, тем не менее, у него есть реальные шансы занять пост главы государства. Его может поддержать электорат на юге республики, к тому же этому наверняка будет способствовать и поддержка брата – премьер-министра Сооронбая Жээнбекова.

Следует отметить, что в СМИ в последние полгода также обсуждается и тема преемника, хотя мне она представляется не самой реальной. Пока в окружении президента нет четкой позиции относительно кандидатуры преемника. Попытка предложить кандидатуру Сапара Исакова, заведующего международным отделом аппарата президента, на пост первого премьер-министра в новом составе правительства не нашла поддержки ни в обществе, ни в парламенте.

Если же события станут разворачиваться вокруг этого сценария, то наиболее подходящей кандидатурой преемника представляется секретарь Совета обороны Темир Джумакадыров, которого президент ненадолго уже назначал на позицию руководителя аппарата президента в прошлом году вместо изгнанного в связи с коррупционным скандалом Данияра Нарынбаева. Темир Джумакадыров позиционируется как человек, реализующий популярные политические лозунги президента, связанные с борьбой против коррупции и необходимостью проведения реформ в правоохранительной сфере, возглавляя соответствующие рабочие группы при Совете обороны.

Есть шансы побороться за президентское кресло у бывшего премьер-министра Темира Сариева. Он политик-тяжеловес, который, к тому же, не имеет критических разногласий с президентом и большинством парламентариев. Эти обстоятельства могут быть учтены и приняты во внимание в случае наступления очередной политической турбулентности весной следующего года после возможного развала действующей коалиции.

В нынешней оппозиции тоже немало политиков, имеющих президентские амбиции. Среди них можно выделить Омурбека Бабанова, лидера партии «Республика-Ата Журт» («РАЖ»). Бабанов и его фракция поддержали поправки в Конституцию, но отказались входить в коалицию большинства. Тем самым дав понять, что им пока не требуется очевидный союз с нынешней оппозицией, равно как продемонстрировали свою самодостаточность и независимость от правящей партии. Не исключено, что по тем же причинам в выборах президента поборются лидер фракции партии «Онугуу-Прогресс» Бакыт Торобаев и некоторые другие политики.

Запланированные на 11 декабря 2016 года референдум по внесению поправок в Конституцию и выборы в местные кенеши, где участвуют представители всех партий в парламенте, за исключением партии «Ата-Мекен», станут отсчетной точкой для президентской гонки и продемонстрируют реальный расклад политических сил в стране.

Почему развалилась предыдущая коалиция большинства в парламенте?

Для политологов с самого начала было ясно, что коалиция большинства не имеет перспективы быть устойчивой или долговременной. Разнородность партий и в большей степени амбиции их лидеров стали причиной разногласий, а затем и цивилизованного «развода». Первые разногласия начали проявляться при дележке политического «устукана» (в переводе с кыргызского – «лучший кусок мяса на столе») – должностей в органах власти. СДПК как правящая партия не особо уступала своим партнерам в этом процессе.

Почему в новую коалицию не вошла фракция «Республика-Ата Журт», сотрудничество с которой было бы выгодно правящей партии СДПК в разрезе противостояния с «Ата-Мекен»?

Не думаю, что раздор между президентом, за которым самая большая фракция в парламенте и силовой блок, и лидером партии «Ата-Мекен» можно назвать противостоянием. Фракция «Ата-Мекен» является самой малочисленной в парламенте, хотя в ее рядах немало опытных политиков, а ее лидером является политик-тяжеловес Омурбек Текебаев. За небольшой сравнительно срок эта фракция лишилась многих позиций, полученных в начале «сотрудничества» в составе коалиции большинства.

Что касается блока СДПК с «РАЖ», он все равно был бы обречен, так как президентские выборы в 2017 году неизбежно привели бы к расколу и обострению политических разногласий. Поэтому «РАЖ» предпочла дипломатический путь в возникшем кризисе в октябре этого года, поддержав линию президента относительно поправок в Конституцию и не входя в открытый союз с фракцией «Ата-Мекен».

Премьер-министр Сооронбай Жээнбеков сохранил свой пост в новом составе правительства. В чем будет заключаться его роль на текущий период?

Сооронбай Жээнбеков является креатурой президента, с которым у него давние дружеские отношения, соответственно, наличествует доверие. К тому же он представляет серьезный клан, обладающий авторитетом на юге страны. Его младший брат Асылбек несколько лет довольно успешно проработал в должности спикера парламента. Для президента важно сформировать устойчивую конфигурацию власти в ближайший год, а личная преданность в этом смысле является основным критерием.

Эмиль Жороев, профессор Американского университета в Центральной Азии

emil-joroev2

Почему внезапно возникла необходимость менять Конституцию, по которой власти управляли страной 6 лет?

Решение о внесении изменений в Конституцию продиктовано грядущей передачей власти. Президент Атамбаев заканчивает свой шестилетний срок президентства, и важнейшей задачей поправок в Основной закон является возможность обеспечить безопасное, спокойное постпрезидентское будущее. Какое именно оно будет, сейчас трудно очертить в точности, но инструментом обеспечения такой безопасности должна быть совокупность партийной представленности во власти (в парламенте и правительстве), слабой, управляемой судебной власти и, возможно, лояльного президента.

В Кыргызстане имеется всего три опыта экс-президентства, два из них трагические и один не совсем ординарный. Есть все предпосылки об этом задуматься и беспокоиться будущему экс-президенту. И его близкому окружению, конечно.

Многие другие изменения, не имеющие к этой цели прямого отношения, – вопросы, которые ранее поднимались тут и там, в критику действующей Конституции, – придают больше веса референдуму, оправдывая его необходимость.

В чем смысл усиления роли премьер-министра?

Глава правительства должен стать серьезным противовесом и парламенту (особенно если парламент окажется непослушным), и президенту (если президент будет не из своих). Но чтобы он не был слишком сильным, прерогатива назначения руководителей силовых министерств остается за президентом.

Однако, боюсь, декларируемые цели – предотвращение президента-«дракона» – не реализуются внесением этих изменений. Наоборот, конституционные реформы могут повысить этот риск.

Понимают ли кыргызстанцы, за что собираются голосовать? Насколько граждане политически сознательны?

Сейчас нет данных о том, насколько люди в Кыргызстане осведомлены о политических событиях. По моим наблюдениям, народ чаще высказывается в поддержку изменений в Конституцию, и поводом для такой позиции является то, что в стране нет порядка, развития, зато много коррупции и безответственности. В чем власть действительно преуспела, так это в том, чтобы убедить людей, что нынешняя Конституция отдала суверенитет внешним силам, что она не определяет ответственность депутатов и министров, и что именно из-за несовершенства Основного закона так часто меняется правительство и коалиция большинства.

Даниэль Кадырбеков, политолог, консультант Nikkyo Co. Ltd., Токио

daneil

Если референдум по изменению Конституции состоится и народ проголосует «за», то какое место в новой системе займет Атамбаев?

Хотя исход не ясен, но все сопутствующие факторы указывают на то что, несмотря на неконституционность назначенного референдума, административный ресурс, односторонняя подача информации через все проправительственные СМИ, подконтрольные институты, начиная от парламента и заканчивая судами, сделают свое дело. И скорее всего, большинство проголосуют за изменения. А по новой системе, президент Атамбаева, несмотря на свои неоднократные заявления о том, что не останется ни премьером, ни спикером, все-таки останется у власти. И верить в его заявления о противном, пока что нет причин. Как обещал, так и забудет.

Есть два сценария. Первый вариант: через небольшой интервал времени Атамбаев вернется в качестве премьер-министра. Второй: останется неформальным руководителем (лидером) и, как Иванишвили в Грузии или Качиньский в Польше, будет контролировать политические процессы и защищать свои экономические интересы через подконтрольный парламент и лояльных ставленников из числа его бывших охранников и водителей.

Кто может выступить кандидатами в президенты в следующих выборах?

Формально, согласно нынешней конституции и даже при учете одобрения изменений, президент Атамбаев не может баллотироваться на второй срок. В этом плане, конкурентом его режиму, то есть, соперником его протеже и противником сохранения его влияния на власть, могут серьезно выступить Бакыт Торобаев (лидер партии Онугуу Прогресс), Канат Исаев (Кыргызстан) и Омурбек Текебаев (лидер партии Ата-Мекен). Все эти люди — угроза Атамбаеву и его режиму, и рассматриваются им как потенциальные ревизионисты. При ситуации, в которой кто-либо из выше обозначенных людей победит на президентских выборах, это будет означать, что Атамбаева привлекут к уголовной ответственности за все обвинения, которые сейчас муссируются в обществе, и произойдет перераспределение сил на политической арене.

Я специально не озвучиваю кандидатуры Омурбека Бабанова (лидера РАЖ, бывшего премьер-министра), Темира Сариева (бывшего премьер-министра), как соперников. Так как они не пойдут против Атамбаева, и являются в какой-то степени кандидатурами, на которых будет ставить Атамбаев.

Какие политические события следует ожидать Кыргызстану в 2017-м году?

Тяжело предсказывать будущее, но учитывая экономический кризис, который Кыргызская Республика навязала на себя, вступив в ЕАЭС, плюс к этому растущее недоверие к институту власти из-за повальной коррупции, марионеточный характер ветвей власти, в 2017 году можно ожидать политический выход из ситуации, в виде импичмента президента Атамбаева и привлечения его к ответственности. Это может снять накопленное недовольство населения за последние 6 лет. Если политическая элита не станет этого делать, то они рискуют это недовольство народа обрушить на себя, и будут общественные массовые волнения. В любом случае очень важно отметить что, 2017 год будет решающим для страны в плане либо закрепления демократических принципов, либо отката к авторитаризму по аналогии с нашими соседями.

 ПОДПИШИТЕСЬ, ЧТОБЫ БЫТЬ ПЕРВЫМ В КУРСЕ СОБЫТИЙ 

comments powered by HyperComments
Центральная Азия – 2016: изменения конституции, экономический кризис, борьба с террористами и надежды на мегапроекты и … региональное сотру
2017-01-06 02:18:24
[…] Кыргызстане также провели изменения в конституцию. Несмотря на сопротивление оппозиционных групп и на […]