Казуо Маримото. Загадочная генеалогическая таблица Тимуридов: свидетельство притязаний на Яссави-Алидское происхождение?

В данной статье Казуо Маримото анализирует генеалогическую таблицу, составленную во второй половине 15го века, являющую собой неизвестную до этого родословную Тимуридов. Более пристальное изучение ее показывает, что она представляет собой образец легитимации, распространенной среди суфиев-ясавитов Центральной Азии. Генеалогия возводит Тимуридов к героям исламизации региона, святым воинам, якобы проиcходившим от Мухаммада ибн аль-Ханафия, потомки которого предположительно управляли землями, позже ставшими территориями династии Тимуридов. Изобретатель этой генеалогии, однако, остается неизвестным.

An Enigmatic Genealogical Chart of the Timurids: A Testimony to the Dynasty’s Claim to Yasavi-ʿAlid Legitimacy? — статья Казуо Маримото в журнале Oriens, Volume 44, Issue 1-2, pages 145 – 178. Казуо Моримото получил степень доктора философии в 2004 году в Университете Токио и в данный момент он работает в Институте Восточной культуры данного университета. Его главный научный интерес лежит в изучении роли и положении сейидов /шарифов – потомков Пророка Мухаммада — в мусульманских обществах. Казуо Мориомото так же занимается другими областями, как культурные аспекты городской/местной элиты в домонгольском Иране и история шиизма.

Краткий обзор 

Генеалогии часто помогают историкам определить политические, религиозные и социальные ценности, превалировавшие в конкретном обществе. Часто они являются искусственными конструктами, изобретенными в соответствии или с помощью данных ценностей. Когда источники генеалогии более или менее соответствуют ценностям  и дискурсам, о которых мы имеем представление, то логику и мотивы ее можно понять. Но если возникают трудности в определении ценностей и дискурсов, связанных с той или иной родословной, то генеалогия превращается просто в бессмысленный набор имен. Данная генеалогия находится посередине таких двух сценариев и даже склоняется к последнему.

Генеалогическое древо, на котором сфокусирована данная статья, входит в манускрипт, датируемый второй половиной 15 века. Оно представляет собой родословную Тимуридов, идущую от легендарной династии исторических караханидов, где прародителем является легендарный исламизированный герой из центральноазиатских мифов и ясавийских суфийских традиций. Мухаммад ибн Али (Ханафия) — третий сын имама Али ибн Абу Талиба (племянника Пророка Мухаммеда), потомки которого были одними из активных распространителей Ислама в Центральной Азии, находится в центре этой генеалогии.

Данная генеалогия, описанная на арабском языке, была обнаружена в тетради, принадлежащей Али ибн Касиму аль-Мусави аль-Наджафи, который происходил из Бану Мухсин, семейства хусайнидов (потомков Пророка), проживавшего в Наджафе. Аль-Наджафи специализировался на написании генеалогии сайидов, которые составляли так называемый дом Пророка или Ахль-аль-Байт. Наджафи вел тетрадь, в которую он копировал тексты из других источников, например, из манускрипта Баян ал-Адия. Этот манускрипт описывал семейства, происхождение которых от дома Пророка было опровергнуто специалистами, и был написан более ранним автором Аламом аль-Дин абд Аллаха ибн Катилой (примерно конец 14го века). Аль-Наджафи нарисовал генеалогию Тимуридов на полях переписанного им текста ибн Катилы.

Родословную Тимуридов можно разделить на два раздела: первая часть восходит к Мухаммеду ибн Аль-Ханафия (ум. в 700 г. н.э) от сына Амира Тимура, Шахруха (1377-1477). Вторая относится к другим потомкам легендарного завоевателя. Первая часть отличается от второй более четкой структурой, которая видна в мелких деталях таких, как линии, соединяющие поколения (отца и сына через слово «ибн»).

Приведем пример одной части генеалогической таблицы, переведенной Моримото:

Мухаммад ал-ма руф би-л-ханафия—-Абд ал-Фатах—Абдуль-Гафар—-Карабугра Хан—Абд ал-Рахим—-Килич Кара хан—-Арбуз кара хан—-Авлия Кара Хан—Мансур хамир—Жахгди Тигин—-Кара хан—Кылыч арслан Хан—Исма ил хан—Илиас хан—Карачагхан—Айланжид—Таваккул—Тарагай—Тимур—Шахрух и т.д.

timurids

Моримото задается вопросом: почему Аль-Наджафи решил вписать Тимуридскoе генеалогическое древо в свою тетрадь, посвященную суфиям? Рядом с копированной родословной Тимуридов Аль-Наджафи включил две идентичные генеалогии – одну известного центральноазиатского суфийского святого Ахмада Яссави (ум. 1166-67), чья родословная скопирована с манускрипта Баян ал-Адия и восходит к Абдуль-Гафару. Вторая принадлежит Бильгя Хану, так называемому «Шейху Туркестана», чья генеалогия совпадает с генеалогией, представленной Тимуридской генеалогической диаграммой вплоть до поколения Ильяс Хана. Обе эти генеалогии содержат крайне сомнительные звенья и возводят обе фигуры к Мухаммеду ибн Аль-Ханафия. Возможно, Аль-Наджафи переписал все эти три генеалогии, которые являют собой образец ложных родословных, так как они все идентичны и приводят предполагаемых потомков Мухаммеда ибн Аль-Ханафии. Но родословная Тимуридов не является главным фокусом тетради, она приведена на полях и не представляет большого интереса для владельца тетради.

Аль-Мусави Аль-Наджафи путешествовал по землям, которые входили в империю Тимуридов, и посещал Герат в 1464-1465 годах. Герат был столицей этой части Тимуридского Хорасана, где властвовали султаны Абу Саид и Хусаин Байкара. Аль-Наджафи имел довольно тесные связи с Тимуридской элитой и встречался с султаном Абу Саидом во время визита последнего в Мешхед. Трудно сказать, где была записана сама родословная, расположение может варьироваться от Ирана до Ирака (возможно, в самом Наджафе). Таким же образом, ничего не известно об источниках, из которых Аль-Наджафи переписал эту генеалогию. Возможно, он получил сведения от тимуридов и, скорее, записал ее как генеалогию Шахруха, а не всех Тимуридов.

Имена, которые расположены между Карачагханом и Шахрухом, знакомы специалистам. Данная часть генеалогии сходится с более известной монгольской генеалогией Тимуридов, где происхождение идет от легендарной Алан Гоа, прародительницы Чингисхана, и таким образом соединяет тимуридов с чингизидами. Карачагхан (у Аль-Наджафи) сходится с Карачаром, который в тимуридской монгольской родословной идет как пятый предок Тимура. Имена Карачагхан, Айланжид, Тарагай (отец Тимура) сходятся в обеих родословных. Но у Аль-Наджафи отсутствует, к примеру, Ичил, который в других источниках приводится как прапрадед Тимура. Карачар фигурирует как советник Чагатая, который был назначен самим Чингисханом. Шами (ум. 111-1412 гг.) в Зафара Намэ (Книге Побед) среди всех предков Тимура указывает именно Карачара с перечислением заслуг последнего. Присутствие во многих источниках, включая родословную, переписанную Аль-Наджафи, именно пяти основных предков Тимура говорит о том, что схема из пяти имeн была неким «неоспоримым фактом» в данный исторический период. Так же включение Карачагхана, возможно, объясняется желанием сделать родословную более достоверной.

Заметно, что родословная потомков Тимура в тетради Аль-Наджафи была вставлена или надстроена в родословную Мухаммеда ибн Аль-Ханафии. При этом видно, что существуют «зазоры»  — к примеру, отсутствие потомка Тимура Джахангира (1356-1376). Или, к примеру, Байкара и Ахмад представлены как сыновья Тимура, и Исфандияр как сын Байкары, тогда как все вышеперечисленные исторические личности были сыновьями Умар шайха (1354-94). Данные неточности говорят о том, что Аль-Наджафи не проводил глубокого исследования данной родословной.

Особенно фантастична и наиболее странна та часть родословной, которая соединяет Мухаммеда ибн Аль-Ханафию и Ильяс Хана, так как всего через четыре поколения после ибн Аль-Ханафии возникает совершенно тюркское имя — Карабугра Хан, который приводится как его потомок. При этом между Карачагханом (Карачаром) и Мухаммедом ибн Аль-Ханафией виден огромный временной разрыв в шесть веков, тогда как в родословной указано только 14 поколений.

Однако родословная, несмотря на все неточности, была убедительной для своих современников, так как отражала центральноазиатский нарратив исламизации, укорененный в ясавийской суфийской традиции, где главным протагонистом выступает Исхак Баб – один из трех легендарных героев, распространявших ислам. Исследования Д. ДеВиза и А. Муминова и др. о наследии Исхак Баба в нарративной и генеалогической традициях[1] показали, что данный нарратив сложился в период монгольского владычества (13-14 века) среди местного мусульманского населения. Согласно данной легенде, в 8 веке Исхак Баб, потомок Мухаммеда ибн Аль-Ханафии, совершал походы со своим братом Абд ал-Джалилом и дядей со стороны отца Абд ал-Рахимом для распространения ислама и эти три главных героя, исламизировавшие регион, вели священные войны с немусульманским населением. Исхак Баб, Абд ал-Джалил и Абд ал-Рахим фигурируют как предки и основатели во многих родословных знаменитых суфиев и святых семейств ходжа в различных частях Центральной Азии.

Использование мифа о происхождении от Исхак Баба можно проследить в источниках 14 века, к примеру, в агиографии Исмаил Аты (ум. 1314-15 или 1333-34 гг.), которая была написана его сыном Исхаком Ходжой. Исмаил Ата был суфием, принадлежавшим ордену Яссавия, и в агиографии предком Исмаил Аты (как и Ахмада Ясави) является Исхак баба и его брат Абд ал-Джалил. Линия Исмаил Аты, по мнению ДеВиза, является одной из влиятельнейших в Центральной Азии.

В Тимуридской родословной Аль-Наджафи нарратив Исхак баба присутствует в следующей генеалогической цепи: Мухаммед ибн Аль-Ханафия—Абд ал-Фаттах—Абд ал-Жалил—Абд ал-Джаббар—Абд ал- Кахар—Абд ал-Рахим. Отсутствие Карабугра Хана, конечно, является серьезным недостатком, но присутствие Абд ал-Кахара подтверждает, что данная Тимуридская родословная базируется на нарративе Исхак бабы. Понятно, что объединяя Тимуридов с влиятельными суфийскими шейхами, родословная выполняла четкую политическую цель, так как шейхи могли бросить вызов потомкам Тимура за политическое влияние.

Три легендарных героя Исхак Баб, Абд ал-Джалил и Абд ал-Рахим пересекаются и с другим нарративом, связанным с династией Караханидов. Исхак баб и его родственники проводили исламизацию, согласно легендам, на территориях, которые исторически принадлежали династии Караханидов. Когда три героя достигли Ташкента (Чач), они разделились — Абд ал-Рахим завоевал Кашгар, правил там тридцать лет и исламизировал его, также как и Баласагун. Таким образом, родословная Тимуридов показывает их как потомков легендарной династии, которые еще до самого Тимура исламизировали регион, были воинами за веру, но также и его правителями.

timurid_empire

Подводя итог, нужно отметить, что, несмотря на то, что данная родословная выглядит фантастически, на самом деле она несет глубокий смысл. В ней можно увидеть две главные формы легитимности власти: ясавийскую и алидскую. Нарратив Исхак баба есть связь с ясавийской традицией. Данные связи хорошо исследовали ДеВиз и Муминов. Но так же в данной родословной Тимуриды представлены как алиды (потомки Али). Моримото приводит ряд эпитафий (из мемориала Шах-и Зинда в Самарканде), где говорится, что легендарная Алан Гоа имела непорочную связь с лучом света, принявшим форму человека-потомка Али ибн Абу Талиба (племянника пророка Мухаммеда). Во-первых, это возводит Тимура в ранг «мстителей за гибель Хусейна» (сына Али и сводного брата Мухаммеда ибн Аль-Ханафия), что было немаловажным фактором в осаде и покорении Тимуром Дамаска. Во-вторых, возведение Тимуридов к Али происходит параллельно чингизидской генеалогии. Хотя они объединены происхождением от Алан Гоа, две династии – тимуридов (караханидов) и чингизидов, похоже, претендуют на самостоятельные, хотя и параллельные позиции.

Самым главным моментом остается неизвестная личность автора генеалогии Тимуридов, записанной Аль-Наджафи. Мы не знаем, кто изобрел ее – придворный тимуридов или суфийский шейх, но определенно она служила целям укрепления династии.

Работа Маримото настоятельно рекомендуется специалистам, интересующимся процессами исламизации в регионе, святыми семействами и сакральными родословными. Привязка ходжей или семейств кожа к Алидам, к Алан Гоа (к древу Чингисхана) до сих пор курсирует среди кожа в южных регионах Казахстана, что я зафиксировал во время полевых работ в 2014 году. Но, на мой взгляд, источниками данных происхождений являются зачастую уже не семейные или родовые предания, но то, что представители святых семейств активно восстанавливают сакральное прошлое, читают и имеют доступ к академической литературе, главным образом, на русском и казахском языках.

 

[1] ДиУис Д., Муминов А. (ред.). Исламизация и сакральные родословные в Центральной Азии: Наследие Исхак Баба в нарративной и генеалогической традициях. Алматы: Дайк-Пресс, 2008.

 ПОДПИШИТЕСЬ, ЧТОБЫ БЫТЬ ПЕРВЫМ В КУРСЕ СОБЫТИЙ 

comments powered by HyperComments