Консервированный плов – реконструкция национального блюда  

Когда в конце 2014 года в Ташкенте появились слухи о плове в консервной банке, для большинства людей это показалось шуткой. В постсоветском обществе пища в консервах вызывает ассоциации с солдатским пайком и напоминает о временах дефицита. Тем более, консервирование плова – национальной гордости — могло показаться даже оскорблением, ведь такая крупа, как рис, в консервированном виде неизбежно превращается в кашу, «шауля», а это уже грубейшая конструкция для ценителей плова.

Но Хикмату Абдуллаеву было не до шуток. Консервированный плов был его детищем, и он всерьез готовился продвигать свой товар на местные и внешние рынки. В декабре 2014 года появилась первая банка консервированного национального узбекского блюда. Бренд под названием «Ташкентский плов» был представлен в банках по 335 и 670 грамм – порция на одного и двух человек – и стоил от 3 до 6 долларов. Инструкция приготовления очень проста — перед употреблением разогреть содержимое, опустив закрытую банку в кипяток на 20 минут.

tash-plov2

Небольшой размер баночки и ее национальное оформление сделали продукт хорошим сувениром. «Забавно! – отозвались пользователи, — Но в качестве сувенира — отличная идея!». Вкус тоже приятно удивил: «Много мяса и думбы (бараний жир). Вердикт — оооочень вкусно…». Для работающих за границей узбеков, мигрантов, туристов, посещающих страну, и просто занятых людей – консервированный плов оказался находкой. Люди стали интересоваться доставкой, а у Хикмата появились конкуренты.

Хикмат Абдуллаев охотно согласился подробно рассказать CAAN, как создавался этот узбекский бренд. Хикмат Абдуллаев, 59 лет, по образованию инженер-механик, долгое время работал на государственных предприятиях, позже освоил профессию технолога пищевых продуктов. В бизнесе с начала 90-х годов прошлого века. Настоящее время является директором компании «Inter plast Tashkent».

img_0479

Хикмат, как появилась идея консервировировать плов?

Я и мои партнеры, Бахтияр Салмонов и его сын Алишер, часто ездим в командировки по работе. И мы подумали: есть ли возможность брать плов и возить его собой на поездки, пикники, а может быть, в качестве сувенира подарить другу? Нам казалось, что это вполне осуществимая задача, и мы решили воплотить эту идею в жизнь. Это был 2011 год, и я начал вплотную заниматься продуктом.

Скептиков было много, некоторые мои друзья пытались отговорить меня от этой затеи. Другие говорили, что меня ждет банкротство и разочарование. Но я был непреклонен, потому что знал, зачем и куда иду. Я всем говорил: «время покажет, что будет с нашим продуктом и рынком». Через три года после многочисленных экспериментов, мы изготовили первый свой продукт – консервированный ташкентский плов. До этого мы занимались производством жестяных банок для консервирования мяса, овощей и фруктов.

Какие проблемы возникли при создании и продвижении продукта?

Первое: это как его законсервировать, чтобы плов сохранил свои вкусовые качества, и второе: как можно его хранить. И после вскрытия, без боязни можно было употребить, чтобы люди не думали, что могут отравиться. Для этого мы пробовали всякие варианты. В конце концов, мы изобрели свою технологию сохранения вкусовых качеств плова, но я вам скажу одно — мы не используем химических добавок, это абсолютно экологически чистый продукт.

plv2

Полтора года ушло, чтобы убедить клиентов и доказать, что наш консервированный плов может конкурировать с другими подобными продуктами, например, пловом из свинины самарской торговой марки «Все к столу!». «Ташкентский плов» очень сильно отличается от них. Кто пробовал самарский консервированный плов и наш, сразу скажет, что есть большая разница. Самарский плов больше напоминает рисовую кашу. К тому же технология тоже совсем другая, мы её изучали, это хорошая технология, но не предназначена для узбекского плова.

И потом самое главное —  каждое утро несколько поваров готовят плов в большом казане из самых свежих продуктов, которые покупаются исключительно с первых рук. Процесс и этапы производства держатся в секрете. К примеру, белорусские и российские производители используют полностью автоматизированную линию, то есть живые люди не участвуют в процессе производства. Плов должны готовить люди, а не роботы! Иначе это будет просто рисовая каша с мясом.

Продукт был нацелен на продажи в торговых сетях, для самых обычных людей всех возрастов, для семей. Если говорить о фактах, то на сегодня сеть супермаркетов Korzinka.uz  покупает 12 тыс. банок в месяц, а другая сеть Makro покупает 10 тыс. банок. Также мы наладили продажу через небольшие торговые точки.

Как вы смогли выйти на внешние рынки?

Первый покупатель — это Казахстан, так как это наши близкие соседи, и казахстанцы часто бывают в нашей республике. Мы сперва начали насыщать местный рынок, а они вероятно увидели наш продукт в супермаркетах и решили попробовать продавать у себя. Первую большую партию отгрузили именно казахстанским покупателям, позже заинтересовались российские потребители. Экспорт пока в процессе налаживания, но могу сказать, что ежемесячно продаем 100 тыс банок в Казахстан и 250 тыс в Россию. Продукцию экспортируем по цене: маленькая банка (335 г) – 1,8 долл, большая банка (670 г) – 2,8 долл.

Также есть интерес со стороны некоторых европейских стран, а также азиатских – Китай, Южная Корея, Иран и Объединенные Арабские Эмираты. Конечно же, здесь есть свои сложности по стандартизации, документации и санитарным требованиям.

Наша компания в этом году приняла участие в продовольственной выставке в Москве, где презентовала свой продукт. Интерес был огромный, особенно из регионов Дальнего Востока и Сибири. Также нам поступило предложение готовить ташкентский плов в США, Прибалтике и Казахстане. Но мы от этого отказались, так как это очень трудоёмкий процесс и есть свои сложности.

А если будет выгодно построить производство в другой стране, вы это сделаете?

Скорее всего, мы примем предложение от наших прибалтийских друзей, так как это даст нам возможность выйти на европейский рынок. Это окно в Европу для узбекского плова.

Какой бюджет необходим для стартапа по консервированию плова?

Для начала потребуется порядка 200 тыс долл на оборудование для цеха по производству жестяных банок и 150 тыс долл на сырье (жесть, краски, лак). После этого вам понадобится ещё 100-150 тыс долл для начала производства консервированного плова и организации продаж. То есть это не совсем дешевый стартап.

Есть ли какие-либо барьеры, мешающие расширить экспорт вашей продукции?

Хотелось бы, конечно, чтобы правительство нам и другим экспортерам шло на встречу в плане облегчения экспорта. Потому что по распоряжению кабинета министров Узбекистана для экспорта продукции требуется 100%-ная предоплата или аккредитив, а эти условия не устраивают импортеров за рубежом. Весь мир работает по схеме 30%-ной предоплаты и остальные 70% по факту приема товара. Именно этот факт сдерживает экспорт нашего плова и оборудование простаивает. При полной загруженности нашего производства мы в состоянии производить до одного миллиона банок консервированного плова в месяц.

В узбекской кухне есть еще масса других блюд, кроме плова, планируете ли вы разнообразить ассортимент? 

Да, в Узбекистане около 60 видов или сортов плова, что означает, что конкуренции нам не избежать. Чуть больше года прошло, как мы начали делать свой «Ташкентский плов», и уже на рынке появился «Узбекский плов». Мы начали производить популярное блюдо «шилпилдок» по-узбекски или «бешбармак» по-казахски. Конечно, мы будем выпускать и другую продукцию, но это уже производственная тайна, ведь конкуренты тоже не сидят сложа руки.

 ПОДПИШИТЕСЬ, ЧТОБЫ БЫТЬ ПЕРВЫМ В КУРСЕ СОБЫТИЙ 

comments powered by HyperComments