Внешняя политика Трампа: Россия, Китай и будущее глобализма. Обзор прессы

Программа победившего на президентских выборах в США Дональда Трампа настолько эксцентрична, что можно только теоретизировать, какие из его предложений и инициатив будут реализованы, а какие останутся громкими лозунгами. Внешняя политика является самой большой интригой его будущего президентства. Во время своей избирательной кампании Трамп выдвинул лозунг американских изоляционистов 1940х годов – «Америка прежде всего». Этот лозунг, который имеет неприятный исторический контекст и связан с антисемитской организацией, призывавшей США к политике умиротворения Адольфа Гитлера, раскрывает амбиции Трампа на реализацию собственной доктрины, в центре которой изменение мирового порядка.

Улучшение сотрудничества с Россией – инициатива, выдвинутая лично Трампом, которого за это назвали «куклой» Путина. Президент России уже дал понять Трампу, что Россия готова к диалогу, а пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков заявил, что концептуальные подходы Владимира Путина и избранного президента США Дональда Трампа к внешней политике «феноменально» близки. Какими будут отношения США и России в следующие годы и сумеет ли Трамп изменить мировой порядок, – в этом обзоре мировых СМИ.

Мачо против мачо

В колонке Monkey Cage газеты The Washington Post эксперты, в числе которых профессора и ведущие аналитики по России, обсуждают возможные траектории развития российско-американских отношений при президенте Трампе.  Дональд Трамп неоднократно говорил, что хочет улучшить отношения США с Россией и, в частности, что он хочет развивать более тесные отношения с Владимиром Путиным. Но попытки перезагрузки отношений с Россией уже предпринимались, напоминают эксперты. В 2009 году Барак Обама и Хиллари Клинтон тоже хотели улучшить отношения с Россией. Есть ли основания полагать, что эта новая перезагрузка будет более успешной? Возможно, Россию обрадует намерение Трампа сократить традиционные американские обязательства за границей, в частности, в отношении союзников США по НАТО. Трамп сомневается в ценности НАТО и называет некоторых союзников «безбилетниками», которые необязательно заслуживают защиты США. Внешняя политика Путина, с другой стороны, нацелена на восстановление российской власти и влияния в мире. Если США снизят свое участие на европейской арене, Путин будет рад занять их место. Тем не менее, такое развитие событий, которое, возможно, необходимо, чтобы улучшить американо-российские отношения, подвергнется резкой критике в США, не говоря уже о Европе, и будет рассматриваться как проигрыш в угоду российским амбициям и предательство национальных интересов, пишут эксперты.

Администрация Трампа может урезать уровень поддержки для Украины, Грузии и других постсоветских республик, позволяя России большую свободу преследовать свои национальные интересы в этом регионе

Кроме того, они указывают, что учитывая переменчивый темперамент и непредсказуемость Трампа, он легко может принять решение отменить курс на примирение. Такого рода неопределенность относительно степени американских обязательств является благодатной почвой для конфликта. Отношения России и США имеют сложную историю, где национальные элиты имеют серьезные расхождения, которые будет трудно преодолеть только через личные отношения национальных лидеров.

Большая проблема Трампа заключается в том, что, кроме небольшого числа близких советников, которые разделяют его взгляды о необходимости улучшения отношений с Путином, подавляющая часть истеблишмента, в том числе в его собственной партии (а республиканцы сегодня имеют большинство в Сенате и в Палате представителей) придерживается других взглядов на путинскую Россию: не доверяя ей или открыто противостоя.

Как может выглядеть «примирительная политика» Трампа в самом реалистичном сценарии? Возможно, Трамп сможет восстановить полный спектр правительственных контактов, в том числе между военными ведомствами двух стран. Во-вторых, он может установить более широкое сотрудничество с Россией в Сирии не только против ISIS, но и против других анти-асадовских групп, которые предположительно можно было бы охарактеризовать как исламистские. США при этом могут отказаться от надежд на умеренную сирийскую оппозицию и жизнеспособную альтернативу Асаду, что сблизит позицию США с Москвой. И, наконец, при таком сценарии может прекратиться политика активных санкций против России, хотя, скорее всего, существующие санкции не будут сняты целиком.

Россия остается периферией в программе Трампа по тому, как удовлетворить разочаровавшуюся Америку

Трамп в своей сущности — делец, пишут в том же материале Дмитрий Горенберг и Майкл Кофман (CNA). Он хочет заключить сделку с Путиным, но при этом мало обращает внимания на то, что было основной причиной конфликта в отношениях между США и Россией за последние пять-шесть лет, как-то: продвижение демократии в ближнем окружении России, правозащитные инициативы, расширение НАТО и сдерживание влияния России в Европе. Основные интересы России — удержание Украины и Грузии в своей сфере влияния и интеграция с бывшими республиками Советского Союза — не обязательно противоречат тому, что Трамп определяет как национальный интерес США. Он будет торговаться по целому ряду вопросов.

Не нужно воспринимать готовность Трампа иметь дело с Россией как сигнал того, что Москва может легко получить то, что она желает. Дельцы по натуре умеют торговаться, а не уступать все бесплатно. Администрация Трампа может урезать уровень поддержки для Украины, Грузии и других постсоветских республик, позволяя России большую свободу преследовать свои национальные интересы в этом регионе. Но вместо этого Трамп будет торговаться за что-то еще. И конечно, нужно учитывать, что американцы, которые голосовали за Трампа, не голосовали за улучшение отношений с Россией. Они проголосовали против политической системы, которая слишком долго игнорировала растущее недовольство «синих воротничков». Россия остается периферией в программе Трампа по тому, как удовлетворить разочаровавшуюся Америку.

Президент России Владимир Путин направил телеграмму Трампу в день выборов. В ней он выразил надежду на то, что отношения между Россией и США улучшатся. Это демонстрирует готовность к диалогу, считают российские газеты. «Коммерсант» пишет, что возможно, от нынешнего накала риторики устали все. Председатель международного комитета СФ Константин Косачев сказал, что «из России должны быть направлены соответствующие сигналы к тому, чтобы новый лидер Америки понимал: здесь нет никакого генетического или искусственно культивируемого антиамериканизма, о чем любят говорить некоторые политики и эксперты что здесь, что там». «Перезагрузка, несомненно, будет, потому что вся внешнеполитическая деятельность предыдущей администрации была ориентирована на агрессию против России в целях сохранения американской гегемонии. Эта агрессия, можно сказать, провалилась»,— цитирует советника президента Сергея Глазьева «Коммерсант».

Татьяна Становая пишет в российской интернет-газете «Республика», что даже если Кремль поддерживает Трампа, это не значит, что он ставит на него все. Это игра с целью вызвать внутренний хаос в наиболее проблематичном внешнеполитическом партнере России. Избрание Трампа это морально-психологическая победа Путина, с помощью которой он поддерживает свой нарратив о кризисе традиционной западной демократии и ее институтов.

«Не стоит обольщаться и ожидать от Трампа уступок по принципиальным вопросам», — пишет Дмитрий Тренин, директор Московского Центра Карнеги, в статье для РБК. «В то же время шанс на то, что российско-американские отношения могут покинуть опасную зону, появился. Сейчас важно не упустить его». Другой российский политолог Сергей Марков тоже признается, что сомневается, что Трамп выполнит все требования России – окончание санкций и восстановление потерь, понесенных Россией в их результате, признание аннексии Кремля – но он ожидает прогресса. «Он (Трамп) мачо. Путин тоже мачо», — указывает Марков. «Он говорит, что хочет хороших отношений. Но они могут столкнуться».

С Трампом в Белом Доме дело либерального интернационализма нужно начинается заново

Конец глобализма?

После экономического кризиса 2008 года мир, как считает Ян Бреммер, президент Eurasia Group, движется к геополитической рецессии. G-Zero – это мир, где нет глобального лидера. Как написал журнал The Economist в последнем номере, интеллектуальная основа западного порядка оказалась слабой. После падения Берлинской стены глобализацию поддерживали быстрые темпы роста и эффект гальванизации советской угрозы, а не искренние убеждения. В последнее время западные демократии сделали слишком мало для равенства, и с Трампом в Белом Доме дело либерального интернационализма нужно начинается заново.

В сфере международной торговли американские президенты имеют больше полномочий и если следовать предвыборной риторике Трампа, то здесь могут быть колоссальные изменения. Трамп настроен враждебно к идее свободной торговли. Судьба мегаблоков — подписанного, но не ратифицированного Транс-Тихоокеанского партнёрства (ТТП) с 11 странами Тихого океана и застопорившегося Трансатлантического торгового и инвестиционного партнёрства (ТТИП) с Евросоюзом — неясна. Кроме того, Трамп пообещал пересмотреть Североамериканское соглашение о свободной торговле (НАФТА) с Канадой и Мексикой. «Хуже того, он хочет ударить тарифами по китайскому импорту, что, несомненно, спровоцирует торговую войну», — считает Филип Легрэн, европейский аналитик. Он пишет, что «подобная программа грозит не просто глобальной рецессией. Она будет толкать регионы мира к расколу на соперничающие торговые блоки, а это тревожная перспектива для Британии, которая после референдума о Брексите собирается выйти из Евросоюза и жить в одиночестве. В Азии крах ТТП, в который администрация Обамы неразумно не включила Китай, открывает для китайцев возможность создания собственного торгового блока (Один пояс-один путь?)». Победа Трампа угрожает безопасности стран Восточной Азии в той же мере, как и их экономике, а также безопасности Европы. Вероятно, наиболее длительный ущерб будет нанесён американской мягкой силе и привлекательности её либеральной демократии, – считает Легрэн.

Трамп прав, когда хочет не допустить полнейшей изоляции страны, с которой у нас имеются пересекающиеся интересы

В свою очередь Джозеф Най, создатель концепции «мягкая сила» считает, что главный вопрос, поднятый победой Трампа, заключается в том, пришла ли к концу эпоха глобализации, которая началась в конце Второй мировой войны. «Не обязательно», — отвечает Най. Даже если торговые соглашения, такие как ТТП и ТТИП, потерпят неудачу и экономическая глобализация замедлится, развитие технологий, изменение климата, угрозы международного терроризма и миграция продолжают питать экологическую, политическую и социальную глобализацию. Мировой порядок больше, чем просто экономика, и Соединенные Штаты по-прежнему занимают в нем центральное место.

Най считает, что хотя Россия и представляет собой закатывающуюся империю, она может пойти на риск (пример: Австро-Венгерская империя в 1914 году). Поэтому с одной стороны важно сдерживать намерения Путина по изменению мирового порядка, установившегося после 1945 года и запрещающего силовой захват территорий государством. «Но с другой стороны», — пишет Най, — «Трамп прав, когда хочет не допустить полнейшей изоляции страны, с которой у нас имеются пересекающиеся интересы в ядерной безопасности, нераспространении  оружия, антитеррористических усилиях, в Арктике и региональных делах, таких как Иран или Афганистан. Финансовые и энергетические санкции помогают в сдерживании, но у нас есть и настоящие интересы,  во имя которых нужно сотрудничать с Россией. Никто не выиграет от новой Холодной войны».

Редакционная статья в Global Times, националистической газеты Китая пишет, что отчасти победа Трампа представляет собой американскую «культурную революцию». Отношения Китая с США и России с США имеют большое влияние для остальных стран. Возможно, Трамп хочет поторговаться в сфере китайско-американских отношений, и это может обострить споры по некоторым ключевым вопросам, но интерес Трампа к обновлению китайско-американских отношений будет больше, чем у Обамы, который во внешней политике в значительной степени оставался под влиянием Хиллари Клинтон, говорит китайская газета. Действительно, как сообщает Рейтерс, советник Трампа по национальной безопасности Джеймс Вулси уже сказал, что оппозиция администрации Обамы китайским проектам, как Азиатский банк инфраструктурных инвестиций (AIIB) была «стратегической ошибкой» и, возможно, Трамп будет намного теплее относиться к инициативам Китая, в том числе ОБОР.

Трамп скорее предаст свой электорат, чем пойдет против своей партии

Команда взрослых

Американские авторы успокаивают себя, что президентство Трама может оказаться и не таким ужасным, каким оно казалось во время предвыборной кампании. Если Трамп окружит себя компетентными специалистами с предшествующим опытом в управлении, и если он будет прислушиваться к их советам, он может на самом деле реализовать довольно обычную консервативную программу. Возможно, особенно положительной станет его экономическая политика, где он обещал сократить налоги и регулирование — это обещание может стимулировать рост (если не будут введены вредные тарифы, способные убить многие предприятия).

Пока команда не сформирована, и Трамп не упоминал о том, что может представлять его кабинет. «Это плохой знак», — говорил он. Трамп неоднократно заявлял, что не верит людям с большим опытом работы в правительстве, так как «им нечем хвастаться, кроме провалов» и поэтому предпочитает политических аутсайдеров, особенно с опытом в частном секторе. Как говорят многие, Дональд Трамп ценит преданность в людях. На пост государственного секретаря рассматриваются разные люди, в том числе Ньют Гингрич, который оставался преданным Трампу во время избирательной кампании, а также Боб Коркер, сенатор от Теннесси и председатель комитета по иностранным делам, неоднократно критиковавший Москву за аннексию Крыма и интервенцию в Сирии. Инсайдеры утверждают, что кабинет магната, вероятно, будет сочетать неизвестные ранее имена и республиканских союзников, в том числе ястребов внешней политики эры Буша.

Во внешней политике противовесом Трампу может выступать влиятельный политик и сенатор Джон Маккейн, который, скорее всего, останется на посту председателя Комитета Сената по вооруженным силам. Оба критиковали друг друга, но теперь им придется работать вместе, прежде всего, по вопросам национальной безопасности.

Если мы не сможем сделать хорошее дело для Америки, то мы быстро выйдем из-за стола

Как комментируют бизнесмены, «Сорок пятый президент США – предприниматель. Мы надеемся, что его решения будут основаны на политических и экономических аргументах». Экономический советник Трампа Энтони Скарамуччи уверен, что «Когда люди увидят, что в команде есть настоящие взрослые, рынки успокоятся. Главную роль играет Пенс». Вице-президент Майк Пенс, как ожидается, будет играть очень заметную роль в администрации Трампа.

Трампу необходима поддержка партии и поэтому он вряд ли будет настаивать на самых своих радикальных предложениях. Националистическая политика протекционизма и ограничение иммиграции вряд ли найдут отклик у глобализированного американского истеблишмента. Трамп может постараться исполнить обещания, данные электорату, в части снижения налогов и регулирования, но планы по возвращению рабочих мест из Китая в Америку – нереалистичны, пишет гарвардский профессор Фрэнкель. Другой профессор – из Нью-Йоркского университета — Джеймс Нолт считает, что Трамп скорее предаст свой электорат, чем пойдет против своей партии. Поэтому его протекционизм вряд ли выйдет за разумные рамки.

В общих чертах, внешняя политика Трампа будет нацелена на проблемы терроризма, Ирана и Ближнего Востока и в этом смысле Америка вряд ли сразу распрощается с бессмысленными войнами. Увеличение военных расходов увеличит дефицит бюджета и вернет страну во времена Буша с его ястребиной внешней политикой. Действительно, для Трампа-дельца разговор легче вести с позиции силы. Даже в отношении России его слова звучали не совсем дружественно: «Я считаю, что ослабление напряженности и улучшение отношений с Россией — с позиции силы — возможно. Здравый смысл говорит, что этот циклу этой враждебности нужно положить конец. Некоторые считают, что русские не будут разумными. Я намерен это выяснить. Если мы не сможем сделать хорошее дело для Америки, то мы быстро выйдем из-за стола».

 ПОДПИШИТЕСЬ, ЧТОБЫ БЫТЬ ПЕРВЫМ В КУРСЕ СОБЫТИЙ 

comments powered by HyperComments