Проклятие клептократии: почему нужно сдерживать коррупцию

Сегодня гигантские суммы денег путешествуют по миру инкогнито. Век глобализации стал золотым веком отмывания денег. В западных странах свивают себе гнезда оффшорные финансовые структуры (и их профессиональные помощники и лоббисты), которые позволяют средствам мгновенно и анонимно перемещаться между странами, что укрепляет власть автократов и развращает западные институты. Это в настоящее время представляет собой растущую угрозу национальной безопасности. По всему миру отмывание денег в масштабах эпидемии подрывает американскую внешнюю политику: угрожая развитию, демократии и всей западной мягкой силе. На Западе этот поразительный поток незаконных средств превратил авторитарных клептократов в мощных игроков, которые обрели способность влиять на  западные институты и играть ими в своих целях. Существует только один способ блокировать незаконные потоки, усиливающие власть клептократов и подрывающие демократию: борьба с анонимными подставными компаниями должна стать приоритетом национальной безопасности для США.

The Kleptocracy Curse: Rethinking Containment

Ben Judah 

(полный отчет здесь, ниже — сокращенный перевод с англ.)

Глобализация питает авторитаризм

До недавнего времени большинство экспертов в Белом доме и Кремле считали, что глобализация подрывает авторитаризм. Предположение о том, что мощный структурный двигатель глобализации способен ограничить авторитаризм и содействует распространению западных ценностей и мягкой силы, было частью стратегического мышления администрации Обамы. Но вместо того, чтобы демократизироваться и реформироваться на пути к правовому государству, автократические правящие элиты России, Китая, Центральной Азии, Персидского залива открылись глобализации с большим успехом. Открытость нового века, как это стало очевидным для США и ЕС, на самом деле довольно хорошо подходит для клептократических диктаторов, окруженных американскими юристами, французскими банкирами, немецкими бухгалтерами и британскими пиарщиками.

Это происходит потому, что глобализация создала золотой век отмывания денег. На сегодняшний день, по данным Международного валютного фонда, отмываемые средства составляют до 5 процентов мирового ВВП и только 1 процент обнаруживается. Сегодня быть клептократом стало намного проще и безопаснее. Для коррумпированного диктатора нет ничего лучше, чем возможность анонимно и бесследно перемещать огромные суммы в электронном виде по всему миру. Это укрепляет его как внутри собственной страны, так и за рубежом.

Мощный структурный двигатель глобализации на самом деле укрепляет авторитаризм. Мало того, что капитал может сегодня замаскироваться и исчезнуть без следа, но он также может спокойно путешествовать по миру в скрытой форме. Постепенно это сделало западную финансовую систему гостеприимной к клептократам. Демонтаж системы валютного контроля и создание глобальных рынков капитала вместе с возможностью мгновенных денежных переводов и эффективным свободным передвижением огромных средств создали среду, весьма подходящую для клептократии. С 1970-х годов команды юристов, банкиров, лоббистов, бухгалтеров и специалистов по связям с общественностью приобрели большую власть и отточили свои навыки. К финансовой системе прибавилась параллельная система огромного масштаба.

В результате, оффшорные акции как национального, так и мирового богатства резко возросли с 1970 года. Экономист Джеймс С. Генри считает, что в 2010 году от 21 до 32 трлн долларов держалось в оффшорных зонах, не считая физических активов, принадлежащих анонимным компаниям. Генри также обнаружил, что, начиная с 1970-х годов, элиты из 139 стран с низким и средним уровнем доходов, в совокупности накопили между 7,3 трлн до 9,3 трлн долл в частном оффшорном владении.

Габриэль Зукман, автор книги «The Hidden Wealth of Nations  (Скрытые богатства народов)», говорит о том, что около 8 процентов американского богатства в настоящее время находятся в офшоре так же, как и около 10 процентов европейского богатства. Процент выведенного национального богатства высок у хрупких или авторитарных государств, особенно тех, в которые только недавно зашел финансовый капитализм. По оценкам Зукмана, около 30 процентов африканского богатства удерживается в офшоре и свыше 50 процентов российского богатства.

Машина по разграблению

Было бы неверным считать оффшорную финансовую систему просто как параллельную, необлагаемую налогами юрисдикцию. Эта система, в которой не применяются официальные правила, касающиеся коррупции. Не все средства, находящиеся в офшоре, даже от нестабильных государств, происходят от коррупции. Тем не менее, по данным Transparency International, почти все случаи коррупции в особо крупных размерах скрываются в офшоре, поэтому предоставление доступа к этой системе является ключевым компонентом индустрии коррупционных услуг.

Темная сторона глобализации создала свою собственную финансовую систему. Журналист Том Берджис блестяще назвал эту триллионную систему, где незаконное богатство перетекает из развивающихся стран на Запад, Looting Machine — «Машиной по разграблению». Ключевым элементом в этой машине является анонимная или «подставная» компания, которая не предоставляет ни товаров, ни услуг. Подставные компании используются для хранения средств и сокрытия идентичности их владельцев. Это даже не компании, а секретные коды. Они математически генерированы юридическими формулами, цепью взаимосвязанных компаний и холдингов, созданных просто ради анонимности. Это именно то, в чем преступник или клептократ нуждается для того, чтобы избежать обнаружения в своей собственной стране или на Западе.

Правящие элиты России, Китая, Центральной Азии и Персидского залива явно предпочитают отмывать свое богатство через покупку недвижимости в западных столицах через анонимные компании. Поэтому, чтобы увидеть результаты работы машины по разграблению, не нужно ехать в Африку или Центральную Азию, а достаточно посетить центр Манхэттена или Лондона, где расположены сотни «квартир-призраков», в которых никто не живет. Их основная функция служит не для жилья, а в качестве депозитных ячеек для незаконного, отмываемого богатства.

Накопление экстраординарных масштабов богатства, как инструмента и источника удовольствия от власти, было значительно более рискованным, когда в мире существовали обособленные, более независимые национальные финансовые системы. Коррумпированные чиновники сегодня могут украсть огромные состояния, а затем отмыть их немедленно в оффшорных фондах, из которых они могут затем легко расходовать на покупку активов на Западе. Принцип работы современного авторитарного правителя заключается в том, чтобы украсть в зоне без верховенства закона, а затем разместить средства в государстве с верховенством закона.

Вместо того чтобы блокировать сложные клептократические схемы, Запад сегодня предоставляет им гостеприимную финансовую систему и профессиональных помощников. После того, как казахстанский президент Назарбаев нанял бывшего премьер-министра Великобритании и бывшего президента Австрии в качестве личных консультантов, он может и не относиться серьезно к британским и австрийским посольствам, если те вздумают читать лекции его правительству о том, как бороться с коррупцией. Такие диктаторы, как Назарбаев, стали новой нормой; современные диктаторы — чаще всего, клептократы. Это означает, что коррупция является не характерной чертой их режимов, а скорее неизменной природой их правления. Коррупция используется для укрепления власти, цементирования режимов, создания политических альянсов и ликвидации противников.

Китайские чиновники, так же, как российские, находят поддержку в среде западных банкиров. Психологически китайская элита все лучше понимает западные ценности. Дети бывшего китайского премьера Вэнь Цзябао наладили хорошие отношения с западными помощниками. Швейцарский финансовый гигант Credit Suisse помог сыну Вэнь Цзябао создать оффшорную компанию на Британских Виргинских островах в то время, когда он управлял страной, а JPMorgan Chase & Co. платил консалтинговой фирме дочери Вэнь Цзябао $1,8 млн в год, чтобы увеличить свое влияние в Китае. Такие отношения помогли родственникам Вэнь Цзябао построить империю стоимостью не менее $2,7 млрд, несмотря на скромную официальную зарплату премьера и репутацию скряги. Неудивительно, что «западные ценности» в значительной степени рассматриваются как лицемерные конструкции, используемые для давления.

Российские элиты сегодня обычно имеют несколько банковских счетов в оффшоре, как правило, в западных странах, а также и обширные активы — в подавляющем большинстве случаев, но не исключительно, в виде недвижимости на Западе. Они работают в тесной связке с западной индустрией по защите капитала. Семьи русских элит также транснациональны, причем большинство из них имеют иностранный вид на жительство или гражданство и отдают своих детей в западные школы и университеты. То же самое можно сказать и в отношении китайского правящего класса.

Западное лицемерие

США с момента окончания холодной войны активно занимались борьбой с коррупцией, делая ее приоритетом Всемирного банка, МВФ и G-20. Но парадокс заключается в том, что США вели глобальную кампанию по борьбе с коррупцией в официальных границах, но коррупция нашла новое укрытие в офшорах. Это дало неожиданный результат. Америка призывает государства к реформам, что делает коррупцию более трудной для мелких чиновников, но в то же время ничего не предпринимает для того, чтобы реформировать сами механизмы, которые позволили элите функционировать и процветать в качестве клептократов.

Слабость западной позиции хорошо известна автократам, которые обращаются к ней, чтобы умерить американскую и европейскую мягкую силу. Например, в 2016 году на одной антикоррупционной конференции, организованной в Лондоне, нигерийский президент Мухаммаду Бухари ответил на комментарий тогдашнего премьер-министра Дэвида Кэмерона о том, что его страна «фантастически коррумпирована». «Я не требую извинений», — ответил Бухари. «Я требую возвращения активов». Репутация Лондона как города номер один в отмывании нигерийских денег полностью подорвала авторитет британского премьер-министра и его право критиковать глубоко коррумпированное правительство.

Какой город самый коррумпированный в мире? Москва? Мехико? Или, возможно, Кабул? Ведущий эксперт по изучению организованной преступности и знаменитый борец с итальянской мафией Роберто Савиано твердо убежден, что Лондон является самым коррумпированным городом в мире. «Самые коррумпированные в Великобритании не бюрократы, полицейские или политики, а финансовый капитал. Девяносто процентов владельцев капитала в Лондоне расположили свои штаб-квартиры в офшоре. Джерси и Кайманы являются воротами доступа к криминальному капиталу в Европе, и Великобритания является страной, которая это позволяет».

Современные клептократы не владеют финансовой системой Лондона, но принадлежат ей. Чем больше эта система питается от коррупции, тем более уязвимой она делает страну. Национальное агентство по борьбе с преступностью предупредило, что масштабы отмывания денег в Лондоне  являются «стратегической угрозой для экономики и репутации Великобритании». Роберто Савиано заявил в британском парламенте: «Хотя на улицах нет трупов и не слышна стрельба, Великобритания не может притворяться, что ничего не происходит. У нее есть данные, есть результаты исследований, она получила предупреждения от экспертов. Наступил момент, чтобы принять меры, чтобы сделать что-то прежде, чем криминальные деньги скупят всю Великобританию. Лондон может быть поглощен грязными деньгами».

Клептократическое поглощение

Коррупция и клептократия наносят серьёзный ущерб, гораздо более серьезный, чем можно подумать. Согласно одной оценке группы по борьбе с бедностью, коррупция приводит к 3,6 млн смертей в год. Это происходит потому, что коррупция сильно связана с государственной неэффективностью. Простота, с которой можно увести деньги, способствовала разграблению национальных бюджетов, подрывая развитие в бедных обществах мира, ослабляя нестабильные государства, загоняя в угол демократию и способствуя росту насильственного экстремизма, лишая людей жизненных шансов.

Ожидалось, что глобализация сделает автократические институты открытыми западной дипломатии, Twitter-активистам и НПО. Но вместо этого в эпоху глобализации западные демократические институты быстрее капитулировали перед транснациональными лоббистами авторитарных режимов и коррупцией. Это не случайно. Автократы смогли разработать новую стратегию глобализации, которая проникает, подрывает, а в худшем случае захватывает западные демократические институты в партнерстве со своими помощниками, политиками и профессионалами.

Самый экстремальный и успешный случай клептократического поглощения на сегодняшний день был осуществлен президентом Азербайджана Ильхамом Алиевым, который управляет своей страной с 2003 года. Созданные в 1950 г, Совет Европы и его Парламентская ассамблея гарантируют Европейскую Конвенцию о правах человека и поддерживают Европейский суд по правам человека. Уинстон Черчилль считал эти институты решающими для послевоенной демократизации. До конца холодной войны только устойчивые демократии могли присоединиться к этим институтам. Азербайджан, который и тогда, и сейчас был автократической клептократией, был принят в Совет Европы в 2000 году в надежде на то, что членство может трансформировать его политическую культуру. Вместо этого Азербайджан ухудшил сам образ Совета Европы.

Клептократическое поглощение не смогло парализовать способность Совета критиковать Азербайджан, но манипулировало официальными органами этого почтенного учреждения, отрицая существование политических заключенных и систематическое нарушение выборов и закрепило автократический режим в стране. Баку несильно пострадал от критики со стороны Совета Европы и даже возглавил этот институт в 2014 год. Сюда приезжал президент Европейского суда по правам человека, и здесь проводился ряд международных конференций, в том числе одна по применению Европейской хартии по правам человека. Многие члены Парламентской ассамблеи, законодатели в своей собственной стране, согласились с Баку, что в этой стране нет никаких проблем в области прав человека.

Что здесь могут сделать США?

США уже давно проводят политику, приглашающую иностранцев размещать свои деньги в стране, освобождая их от налогов и отчетности, что стало их конкурентным преимуществом, наряду с Багамскими островами, Науру, и Бахрейном. В США также стало проще отмывать деньги через покупку недвижимости, так как этот сектор недвижимости освобожден от требований отчетности, согласно Патриотическому акту. Квартиры-призраки растут как грибы в самых дорогих районах Нью-Йорка, Майами и Лос-Анджелеса. Многие эксперты в настоящее время считают, что США, возможно, уже сменили Швейцарию (но не Лондон) в качестве одной из крупнейшей в мире налоговой гавани. Тем не менее, есть и положительные тренды.

Министерство юстиции в настоящее время планирует заморозить активы, которые пришли в США через непрозрачные финансовые схемы. Министерству юстиции удалось заморозить $2,8 млрд в 28 случаях и возвратить $145 млн предполагаемым получателям этих средств. В январе 2016 года США начали меры по блокированию серых средств, осевших в Майами-Дейд и Манхэттене, требуя, чтобы все реальные сделки с недвижимостью стоимостью более $ 1 млн в Майами и $3 миллиона в Манхэттене сообщали о своих владельцах и отказывались от оффшорной анонимности. Программа была расширена на другие ключевые графства в Нью-Йорке, Техасе, Калифорнии и Флориде. В то же время за рубежом, санкции США нацелены на выявление и блокирование незаконных активов и перемещения российской политической и военной элиты и ее пособников в Украине. Простой шаг по блокированию их доступа к западным активам используется в качестве инструмента внешней политики по наказанию и устрашению.

Но эти меры не смогут решить огромные системные проблемы коррупции, разграбления национальных средств и функционирования оффшорных компаний. Что здесь могут сделать США? В отличие от Великобритании, США могут перестроить систему. Как когда-то Джордж Кеннан (которого сегодня часто вспоминают) разработал политику сдерживания Советского Союза, чтобы остановить авторитарный коммунизм от распространения, США сегодня должны срочно разработать меры для сдерживания клептократов.

Сдерживание клептократов разоружит авторитарные элиты, восстановит западное право и западные ценности, оградит западные институты и прекратит западное лицемерие. Машина по разграблению причиняет больше вреда Западу, чем его враги, подрывая демократию и развитие во всем мире, и расширяя власть авторитарных режимов как в своих странах, так и в западных столицах. Именно поэтому сдерживание клептократии является столь важным. Речь идет о восстановлении контроля над глобализацией. Это можно сделать с помощью двух простых задач: США должны положить конец анонимности в глобальной финансовой системе и обеспечить соблюдение жестких законов по борьбе с отмыванием денег по отношению к западным помощникам и лоббистам.

 

 

 ПОДПИШИТЕСЬ, ЧТОБЫ БЫТЬ ПЕРВЫМ В КУРСЕ СОБЫТИЙ 

comments powered by HyperComments
"Семейное дело" Гульнары Каримовой: все тайное остается тайным - Central Asia Analytical Network Central Asia Analytical Network
2017-08-08 02:02:31
[…] Читать по теме: Проклятие клептократии: почему нужно сдерживать коррупциюПроклятие клептократии: почему нужно сдерживать корру… […]