Как сделать бизнес-климат в Таджикистане благоприятным?

По давно уже сложившейся традиции в середине октября в Таджикистане состоялся ежегодный Инвестиционный Форум, на который, по заявлениям правительства, приехали более 200 потенциальных иностранных инвесторов и большое количество местных предпринимателей. На Форуме, как обычно, произносились убедительные речи о множестве инвестиционных возможностях в Таджикистане, в таких потенциально привлекательных секторах с конкурентными преимуществами, как агробизнес, туризм, горнорудная промышленность, энергетика, транспорт и ИКТ, свободные экономические зоны. Чиновники с удовлетворением отчитались о проведенных реформах в либерализации законодательства, регулирующего деятельность частного сектора, в частности, была проведена реформа разрешительной системы, системы проверок, регистрации бизнеса и внедрения электронных форм налоговой отчетности. Инвесторы слушали и лишь иногда вскользь упоминали об имеющихся проблемах.

Рассматривать инвестиции из Китая как отражение уверенных реформ в создании благоприятного инвестиционного климата все-таки не стоит, так как последние имеют за собой явные государственные и геополитические интересы, что позволяет игнорировать и обходить преграды к ведению бизнеса

Реальные цифры же говорят об обратном. Инвестиционный и бизнес-климат, как для местных предпринимателей, так и для иностранных инвесторов в Таджикистане остается непривлекательным. Согласно статистике Национального Банка РТ, объемы частных иностранных инвестиций едва превышают 15-20% к ВВП по сравнению с 40-50% в странах-соседях, даже в соседнем Кыргызстане. При этом текущий показатель демонстрирует явный прогресс в сравнении с данными предыдущих 2009-2011 годов, когда частные инвестиции в РТ едва составляли 5-6% к ВВП.

За прошедшие годы инвестиции пришли в основном из Китая и вкладывались в сектор строительства, текстильной и горнорудной промышленности. Однако, по международному опыту, рассматривать инвестиции из Китая как отражение уверенных реформ в создании благоприятного инвестиционного климата все-таки не стоит, так как последние имеют за собой явные государственные и геополитические интересы, что позволяет игнорировать и обходить преграды к ведению бизнеса. Кроме того, китайские инвесторы склонны к монополизации рынков, в основном, привлекают собственную рабочую силу и вполне способны обходить проблемы законодательства неформальными способами. Даже при этом, бывший посол Китая в Таджикистане г-н Фан не раз упоминал о проблемах неформального давления, с которыми часто сталкиваются китайские инвесторы в Таджикистане.

С чем сталкиваются инвесторы в Таджикистане

Правительство страны считает, что основные проблемы Таджикистана в части привлечения инвесторов связаны с фактором географической удаленности, транспортной изоляции, малого рынка и неблагоприятного соседства с нестабильным Афганистаном. Это, конечно, правда, но лишь отчасти. Игнорируется вторая часть истории, и факт того, что частный сектор, местные предприниматели и малый бизнес, немногие иностранные инвесторы, которые вкладывают в Таджикистан, находятся под сильным прессом коррупционного давления со стороны проверяющих органов, непредсказуемого, слабо прописанного и постоянно меняющегося законодательства, в частности, налогового, что создает благодатную почву для интерпретаций и преференций.

Другой не менее важной проблемой является реальное отсутствие фундаментального для инвестора защиты права собственности от поглощения и экспроприации. Случаи незаконной экспроприации собственности часты, в то время как экономическая судебная власть и арбитраж часто находится под политическим давлением, и не имеют независимости в принятии решений.

В конце концов, в Таджикистане отсутствует равноправная конкурентная среда, и часты случаи, когда наиболее привлекательные сектора экономики и бизнеса монополизированы и контролируются «своими» людьми и структурами. Примерами являются импорт продовольствия, ГСМ, строительных материалов и особенно фармацевтики. Отсутствие конкуренции и коррупционные барьеры повышают стоимость товаров и услуг, от которых так остро зависит экономика и граждане страны. Конечные издержки же несет частный потребитель.

Чтобы не быть абсолютно голословным и не фокусироваться на критике, давайте обратимся к примеру других стран, которые, находясь в примерно схожих условиях географической и транспортной изоляции посреди неблагоприятных соседей, провели ряд реформ, которые намного облегчили жизнь малого бизнеса и тем самым способствовали развитию экономики, пополнению налоговой базы, доходов бюджета и созданию рабочих мест, что так важно сегодня в условиях системного кризиса.

Еще в 2007 году Всемирный банк в своем докладе назвал Армению «кавказским тигром» за высокие темпы экономического роста

Как преодолевается изоляция – пример Армении

В мире есть много стран со схожим неблагоприятным соседством и географической изоляцией, которые при этом демонстрируют очевидный успех в создании благоприятных и дружелюбных условий для ведения бизнеса. Эти страны, вместо того чтобы винить в своих проблемах соседей, занимаются решением собственных проблем и делают все возможное, чтобы улучшить доступ иностранных инвесторов в страну, создать им условия безопасности вложения средств. Они обеспечивают им доступ к информации, минимизируют риски коррупции и экспроприации бизнеса и капитала, предлагают либеральное регулирование, что способствует сокращению расходов на оформление и ведение бизнеса.

Возьмем, к примеру, опыт соседей, Армении и Грузии. Обе страны, как и Таджикистан, имеют неблагоприятное соседство, малые рынки, находятся в транспортном тупике и обделены ресурсами нефти и газа, так притягивающими инвесторов. Тем не менее, вместо того чтобы жаловаться на эти факторы с высоких трибун, обе страны принимают это как должное и успешно занимаются решением внутренних проблем, активно продвигая самые радикальные реформы в снижении регуляторного и коррупционного давления на местный бизнес, успешно привлекая иностранных инвесторов. Об опыте этих стран уже писалось очень много. Множество делегаций наших чиновников посещало и изучало опыт этих стран-соседей, но судя по всему — наша власть до сих пор не хочет или не может применять данный опыт.

Начнем с Армении – она не имеет практически никаких ресурсов, будучи заблокированной со всех сторон враждебными странами Турцией и Азербайджаном, и для нее единственным выходом является транзит через Грузию для доступа на рынки России и прочих стран. Экономических, да и политических проблем в Армении много, включая сложности с доступом на экспортные рынки из-за блокады, маленький внутренний рынок при отсутствии регионального, непрекращающиеся политические баталии между партией власти и оппозицией. Стране в условиях фактической транспортной изоляции удалось провести довольно эффективные реформы, улучшить инвестиционный климат, развить инновационные сферы (1). Еще в 2007 году Всемирный банк в своем докладе назвал Армению «кавказским тигром» за высокие темпы экономического роста.

Все же то, что есть у Армении — это исключительно образованное и компетентное население, а также сильная поддержка диаспоры. Для Армении характерны довольно свободные политические нравы. Ереван активно развивает отношения с Западом, но при этом является ключевым союзником России в регионе.

«У нас четыре соседа и лишь полторы открытой дороги», — иногда шутят в Армении. Вот уже 20 лет армяне живут в состоянии полублокады: закрыта граница с Турцией и Азербайджаном, из-за погодных условий не всегда функционирует дорога через Иран (поток товаров через эту страну сократился из-за введенных международных санкций). А транзит через Грузию (главный торговый путь, на который приходится две трети транспортных потоков) обходится Армении вдвое дороже, чем сопредельным республикам. Но эта же уязвимость побуждает армян не ждать подарков от судьбы. Осознавая ограниченность конкурентных преимуществ, Армения сделала упор на туризме и агропереработке.

В последние 5–7 лет на постсоветских просторах принято ставить в пример Грузию как страну, которая победила в чиновниках основной инстинкт (взяточничество) и создала благоприятные условия для ведения бизнеса. Но мало кто знает, что Армения во многом не уступает своим соседям. В рейтинге Doing business Всемирного банка страна занимает 32-е место. Иностранный и местный бизнес может открыть фирму в Армении всего за 15–30 минут, причем, не отрываясь от компьютера.

Сами чиновники называют перемены в отношениях с бизнесом «мини-революцией». Теперь абсолютно все документы и лицензии можно получить в online-режиме. С 1 января предприниматели будут платить только один налог — с оборота. Изменилась и система проверок. Например, контролирующие органы обязали заранее публиковать, кого и когда они намерены посетить с проверками, а также разработать и обнародовать чек-листы — перечень вопросов, которые они собираются задавать.

Основной упор правительство Армении делает на стимулирование инвестиций в промышленное производство и инновационные сферы. Например, высокие темпы роста в последнее время показывает пищевая промышленность — осуществляются инвестиции в создание новых производств (на собственной продовольственной базе, которую обеспечивает сельское хозяйство страны). Причем эти производства в основном ориентированы на экспорт.

Местные авиалинии были сознательно лишены монополии и преференций, несмотря на аргументы о стратегической важности и создании рабочих мест

Аэропорт – лицо страны и ворота для инвесторов

А теперь к вопросу о транспортном тупике, о котором в Таджикистане так часто говорится, включая в ходе последнего Инвестфорума, где представитель Катарских авиалиний говорил о важности либерализации авиаперевозок как для пассажирских, так и грузовых авиакомпаний.

Армения, четко осознавая, что наземный доступ в страну вопрос нерешаемый в текущих геополитических реалиях, объявила политику «Открытого Неба», полностью либерализовав рынок авиаперевозок и простимулировав доступ в страну как можно большего количества иностранных авиалиний. При этом местные авиалинии были сознательно лишены монополии и преференций, несмотря на аргументы о стратегической важности и создании рабочих мест. Налицо четкое осознание того, что открытый доступ в страну приведет к гораздо большим выгодам в части притока туристов, инвесторов, что создаст в разы большее количество рабочих мест. В Ереване сейчас имеются ежедневные рейсы в Европу и Азию, Россию. Также в Армению летает целый ряд дешевых авиаперевозчиков, что крайне выгодно пассажирам и туристам с инвесторами.

Первым шагом много лет назад стала коренная реконструкция Ереванского аэропорта Звартноц. Правительство не стало ждать, что кто-нибудь придет и предложит инвестиции. Все понимали важность проекта. Правительство Армении создало консорциум и предложило очень выгодные условия для частных инвесторов в форме концессии. Современный аэропорт Еревана — это абсолютно технократический проект, полушар-купол, построенный из стекла и легких композитных металлоконструкций, что и дешевле и эффективней. Внутри обеспечен широкий объем, учтена высокая пропускная способность пассажиров, и по всему кругу функционируют гидрорукава (около 8 одновременно) для обслуживания воздушных судов.

Внутри аэропорт столицы Армении — очень дружелюбное место. Процесс регистрации и посадки очень эффективен. Нет прямого контакта с органами досмотра и таможни, а багаж досматривается в электронном режиме. На прилете и регистрации работает одновременно до 12 окошек пограничного контроля. Также крайне либеральным является визовый и миграционный режим. На вопрос, нужно ли заполнять миграционную карточку и регистрироваться по месту пребывания в ОВИРе через три дня, пограничник сильно удивился, не поняв, зачем это вообще нужно. Для очень многих стран виза не нужна вообще. Мне просто сказали «Добро пожаловать» и «спасибо, что посетили Армению, надеемся, вам у нас понравится, и вы вернетесь снова». Весь персонал исключительно обученный и дружелюбный. В аэропорту Звартноц действует политика 20-минутного прохождения и получения багажа по мере выхода из зоны пограничного досмотра. За этим следят специальные мониторы и сообщают, если имеют место задержки. Та смена, которая не укладывается в 20 минут, получает пониженную зарплату. А на выходе вам еще вручают бесплатно местную сим-карту.

Становится до обидного завидно, что такие очевидные вещи давно поняли в Армении, но не у нас. Стыдно что только через двадцать три года после обретения независимости в Таджикистане построили современный аэропорт, но при этом выгнали дешевых авиаперевозчиков из Балтийских авиалиний в Европу, не даем доступ Турецким авиалиниям летать ежедневно, пытаемся неумело защищать интересы одной авиакомпании, которая даже не может наладить нормальное авиасообщение с Европой и всем миром. То открываем рейсы, то закрываем, то выдаем визы, то не выдаем, по, в сущности, глупым причинам, требуем какой-то абсурдный документ о регистрации в ОВИРе, являющийся абсолютным анахронизмом во всем мире.

По привлекательности для иностранных инвесторов и по объемам полученных внешних инвестиций Грузия сравнялась с новыми членами ЕС

Грузия – чемпион по реформам

О грузинском опыте реформ можно говорить с не меньшей завистью. Коррупция снизилась в разы, а инвестиции и налоговая база также выросли в разы (2).

В короткий срок была проведена серьезная структурная реформа милицейских ведомств, часть которых была упразднена вообще, а часть — объединена друг с другом. Наиболее коррумпированную структуру – ГАИ – упразднили совсем, и в течение нескольких месяцев за порядком на дорогах никто не следил вообще. Так, Михаил Саакашвили пошел по пути легендарного Дугласа Макартура, который, после Второй Мировой войны, будучи командиром американских оккупационных сил в Японии, для борьбы с коррупцией, кумовством и клановостью в японских правоохранительных органах, трижды набирал и трижды полностью разгонял всю японскую полицию.

Грузинскому Макартуру хватило и одного раза. В течение пары лет из 85 тыс. старых сотрудников МВД были уволены 75 тыс., а весь состав ГАИ — 14 тыс. человек — уволили в один день. В какой-то момент в МВД оставались только сугубо профессионалы, занятые непосредственно расследованием преступлений, и преподаватели, интенсивно обучающие новых сотрудников, теперь уже полицейских.

По мере того, как новые обученные сотрудники выходили «в поля», Михаил Саакашвили начал работу по четырем направлениям – он в несколько раз повысил им зарплату, доведя ее до уровня гораздо выше среднего по стране, сделав ее такой, которую уже было жалко терять. Одновременно установил драконовскую ответственность за коррупцию — за взятку в 50 долларов полицейский теперь отправляется в тюрьму на 10 лет, организовал постоянно идущий процесс провоцирования полицейских на взятку сотрудниками службы собственной безопасности и начал широкую кампанию по популяризации реформированной полиции среди грузинского народа. Все это происходило на фоне невероятно масштабных и публичных антикоррупционных процессов в других государственных органах.

Система государственного и административного управления подверглась самому масштабному реформированию. Был взят курс на максимальное разгосударствление почти всех областей жизнедеятельности. Радикальным образом уменьшилось число министерств и ведомств – из 18 министерств осталось 13, из 52 ведомств – только 34, а в оставшихся учреждениях прошло сокращение персонала от 40 до 50%. В частности, было сделано немыслимое — отменены пожарная охрана и санэпидемстанция.

Полномочия государственных органов были существенно сокращены, количество контролируемых ими процессов уменьшено, а сами они поставлены в жесткие рамки по планированию своей деятельности и по времени реагирования на запросы бизнеса и населения. Все это сократило государственное регулирование как рынка, так и других сфер деятельности до минимума. Так, количество лицензий, выдаваемых чиновниками и разрешительных процедур, контролируемых ими, сократилось с почти 1 тысячи до 140 штук, а ГОСТы были отменены практически все.

Радикальному реформированию подверглись сферы образования, здравоохранения, трудового законодательства и целый ряд других. Теперь в Грузии образование переведено на ваучерную систему, отменен пенсионный фонд, но государство поддерживает малоимущих, приватизированы больницы и введена система частного медицинского страхования, законы, регулирующие отношения работодателя с работником, значительно «облегчились».

Еще более масштабные реформы были проведены в сфере бизнеса. Михаил Саакашвили обеспечил принятие так называемого Акта экономической свободы, который очертил основные принципы либеральной экономики и основные ограничения, переступать которые государство не имеет права. Так, по этому документу государственные расходы ограничиваются 30% ВВП, запрещается увеличение общего числа лицензий, а также создание новых регулирующих органов, введение новых налогов допускается только путем всенародного референдума, отменяется ценовой контроль любого рода, государство отказывается от владения банками и другими финансовыми посредническими институтами, снимаются ограничения конвертируемости валюты лари, запрещаются любые ограничения на движения капитала и т.д.

В ультра-либеральном ключе были проведены глубокая налоговая и таможенная реформы. Параллельно с ужесточением режима сбора налогов, само налоговое законодательство было максимально упрощено, а общая фискальная нагрузка уменьшена — из 22 налогов, ранее взимавшихся в Грузии, остались 6, а с 2012 г. их будут всего 4. Максимально облегчились таможенные процедуры, а ставки налога на импорт либо в большинстве случаев обнулились вообще, либо были сделаны минимальными – от 3 до 12%.

Отказавшись от принятия традиционного антимонопольного законодательства, грузинские власти приняли закон «О свободной и конкурентной торговле», который направлен не столько на недопущение монополизации различных сфер бизнеса, сколько на отказ от ограничения конкурентной среды.

Грузия практически полностью открыла финансовый и биржевой рынки для международной конкуренции, так иностранные банки категории А+ и выше могут входить на грузинский рынок без всяких ограничений.

Совокупные прямые иностранные инвестиции в экономику Грузии в 2004—2009 годах составили $6,5 млрд. По привлекательности для иностранных инвесторов и по объемам полученных внешних инвестиций Грузия сравнялась с новыми членами ЕС, а по объему накопленных прямых иностранных инвестиций в расчете на душу человека маленькая и не имеющая полезных ископаемых Грузия догнала огромную Россию. В размерах грузинского бюджета средства, полученные от приватизации и инвестиций, были очень существенными и могли достигать от 10% до 30% от ВВП (по каждому показателю), что превышает подобные индексы во всех странах СНГ.

Самым кардинальным образом изменилась структура экспорта — в Грузии была воплощена в жизнь заветная российская мечта – его диверсификация. Если в 2003 году это была преимущественно отсталая аграрная страна, где до 40% экспортной выручки приходилось на продукцию традиционного сельского хозяйства, то сейчас сам экспорт более чем утроился, а предметом особой гордости грузин является то, что целых 8% от его объемов приходится на автомобили и их комплектующие.

Что делать дальше?

Опыт Армении и Грузии, конечно, не идеален. Прогресс по многим направлениям в последние годы был немного утерян. Также более непредсказуемой стала политическая атмосфера, на которую инвесторы всегда смотрят внимательно. Однако в обеих странах за считанные годы удалось сломать менталитет жертвы, разрушить стереотип о «невозможности сломать коррупцию», и провести ряд либеральных реформ, которые намного облегчили жизнь малому бизнесу и инвесторам. И этот опыт стоит изучения и применения, так как начинали данные страны примерно с тех же условий, в которых находится сейчас Таджикистан.

Ну а пока Таджикистан, несмотря на некоторый прогресс, находится в нижней части практически всех основных международных индексов: Ведения бизнеса, Глобальной конкурентоспособности, Восприятия коррупции, Качества государственного управления, Прозрачности и подотчетности. Несмотря на кризис, государство вместо того, чтобы создавать стимулы и снижать налоги, наоборот повышает сборы, в частности, вводя новые виды налоговых и акцизных платежей, например в секторе ИКТ, среди мобильных компаний. Налоговый комитет же вообще практически ввел неформальную практику авансового налогообложения бизнеса за будущий период, чего нет во всем мире. Кроме того часты случаи так называемого ретроактивного налогообложения и пересмотра правильности уплаты налогов за прошлые периоды, что опять же ведет к непредсказуемости налогового законодательства.

Очевидно, что налоговая реформа и новый налоговый кодекс, принятый в Таджикистане в 2012 году, не привели к увеличению налоговой базы и упрощению регулирования и администрирования. Основа налогоплательщиков – сфера торговли и частные предприниматели не захотели выходить из удобного режима патента и в большей массе отказались регистрироваться в новом качестве. На фоне текущего кризиса и спада потребления более 20,000 частных предпринимателей (или почти половина общей массы) вообще закрылось. Многие бизнесмены просто ушли в тень, питая коррупцию в системе и сокращая формальную налоговую базу бюджета. Режимы проверок и администрирования, несмотря на новые законы и положения, на практике остались сложными и непрозрачными. Проблемным местом остается имплементация законодательства на практике. В то же время Парламент утверждает непонятные поблажки и льготы ряду компаний с сомнительной международной репутацией. А значит, стоит ожидать недобора налогов, что негативно может сказаться на бюджете страны и финансировании бюджета.

Что нужно сделать, чтобы у нас можно было бы повторить опыт Армении и Грузии? Сложно сказать. Помимо абсолютной политической воли и приверженности к реформам, еще ведь требуется наличие команды реформаторов, которым можно было доверять, а также бизнеса, которому небезразлична судьба страны. Бизнес должен научиться верить власти,  или в так называемый «общественно-частный диалог». Все начинается с простых граждан, с чиновников, но главный сигнал должен идти сверху. Поживем, увидим.

Сноски:

(1) Мария Самсонова. «Армения: посткризисный подъем Стране удалось преодолеть трудности и провести реформы без нефти и газа, в условиях транспортной изоляции», http://www.memo.ru/d/150091.html

(2) Андрей Епифанцев, Реформы в Грузии, Анализ грузинских реформ. Применимы ли они в России?, http://www.apn.ru/publications/article23547.htm

Photo: The World Bank

 ПОДПИШИТЕСЬ, ЧТОБЫ БЫТЬ ПЕРВЫМ В КУРСЕ СОБЫТИЙ 

comments powered by HyperComments
Сафо Рахимов: Рост китайских инвестиций в Таджикистане не показатель улучшения бизнес- климата - Единый Таджикистан
2016-10-18 10:57:38
[…] этом он говорит в статье опубликованной в Central Asia Analytical […]