Узбекский хлопок: от Гражданской войны в США до сегодняшних проблем

Когда 12 апреля 1861 года в американском форте Самтер прозвучали артиллерийские выстрелы, они не только означали начало Гражданской войны в США, но и изменили мировую хлопковую индустрию. Хлопок из США, поставлявшийся до 80% в Англию, был заблокирован, цены взлетели и производители повсюду – от Австралии до Индии и Египта – срочно стали заселять поля хлопком, оставив пшеницу и другие культуры.

Хлопок стал одной из причин колониальной экспансии Российской империи в Среднюю Азию. Наряду с геополитическими причинами, властями России двигало экономическое желание, связанное с поиском собственных источников хлопкового сырья, которое требовалось для потребительских нужд российской текстильной промышленности, испытывавшей после 1860-годов острую потребность в хлопке.

Рост цен на американский хлопок и трудности с его доставкой в конце ХIХ заставили власти России приступить к его выращиванию в Туркестанском крае. Властями России было решено превратить Туркестан в хлопковую базу Российской империи:

«Север и северо-восток (Казахстан и Киргизия), где климатические условия не позволяли выращивать хлопок, а население вело кочевой образ жизни, были определены как резервные земли для крестьян-переселенцев из восточных районов России и Украины. Южные регионы, где население вело оседлый образ жизни и концентрировалось в нескольких оазисах климатически благоприятных для развития хлопководства, были утверждены как базис для выращивания хлопка для нужд российской текстильной промышленности»[1].

Тем не менее, Средняя Азия не могла удовлетворить все потребности российской промышленности, поскольку Хива и Бухара еще не были полностью поглощены Российской империей. Эти ханства, хотя входили в состав России, но имели практически неограниченную власть во внутренних делах. Россия по-прежнему была вынуждена закупать хлопок в США. Извне ввозилось около 60% хлопка. В связи с чем в 1910 году встал вопрос о превращении Бухарского и Хивинского ханства в полные колонии России.

«К этому имперскую власть призывала российская печать, которая в целой серии статей того времени сравнивала Бухару с Французским Тунисом. В них, в частности, говорилось, что «европейское государство – Россия должна по примеру Франции в Тунисе, руководить жизнью варварской азиатской страны», а также использовать потенциал эмирата в российских интересах за счет расширения там посевов хлопка, что «будет способствовать освобождению русского хлопкового рынка от американской зависимости» (см. Бахтурина А.Ю.)»[2]

Вступление Российской империи в Первую мировую войну отложило присоединение Бухарского эмирата и Хивинского ханства к России. Тем самым до революции Туркестанский край не смог обеспечить хлопковую независимость российского государства. Только с 1930-х гг., после победы над «басмачами» (то есть окончательного присоединения Средней Азии), Россия в лице СССР обрела полную хлопковую независимость.

Новые власти в России – большевики, в частности «В.И. Ленин, придавая огромное значение развитию хлопководства, приравнивал его экономическую ценность донецкому углю и бакинской нефти и считал достижение хлопковой независимости страны (СССР) одним из важнейших условий успешного социалистического строительства… Достижение полной технико-экономической независимости страны, в том числе хлопковой, стало одной из главных составных частей ленинского плана построения социализма в СССР… Коммунистическая партия и Советское правительство, высоко оценивая роль и значение хлопководства в наращивании экономического потенциала страны, разработали на 1928-1932 гг. комплексную программу значительного подъема этой отрасли народного хозяйства СССР. В осуществлении ее особое место отводилось Узбекистану как основной хлопковой базе СССР»[3].

Узбекистан как основная хлопковая база Советского Союза

«Созданная в 1924г. Узбекская Советская Социалистическая Республика (УзССР, Узбекистан) была превращена в главную хлопковую базу Советского Союза, которая должна была обеспечить хлопковую независимость страны»[4].

Начиная с 1938 года, на территории Узбекистана начались грандиозные народные стройки каналов для полива хлопковых плантаций, в которых участвовало и сельское население и горожане. Методом народных строек были сооружены Большой Ферганский, Северный Ферганский и Южный Ферганский каналы, Южный и Северный Ташкентские каналы, Зеравшанский канал, Каракумский канал, Катта-Курганское водохранилище и многие другие. Построены и реконструированы осушительные каналы, улучшено мелиоративное состояние заболоченных земель. В результате в советское время дренажные работы получили большой размах. Благодаря широкой сети каналов, построенных в годы советской власти, засушливые и пустынные земли Узбекистана превратились в аграрные земли. Появились новые крупные районы хлопководства.

Развитию хлопководства обязаны своим появлением и машиностроение и инфраструктура республики. В советское время в Узбекистане были построены промышленные предприятия, производившие сельскохозяйственную технику и машины для первичной обработки хлопка, хлопкоуборочные машины, хлопкоочистители, тракторные хлопковые сеялки, прядильные машины, а также заводы, выпускавшие химические удобрения. Для Узбекистана началась эра промышленного бума, урожайность хлопчатника как никогда повысилась.

В итоге Узбекистан превратился в «хлопковую державу», стал мощной хлопковой базой СССР.

Последствия развития хлопководства

В результате повышенного внимания к выращиванию хлопка в советский период Узбекистан столкнулся с побочными последствиями такой политики.

Эти последствия имели экологический и социально-экономический характер. Известными «жертвами» хлопководства с экологической точки зрения являются Аральское море, деградированные и зараженные ядохимикатами почвы, люди, заболевшие в результате использования гербицидов и химикатов, а также попадания в воздух солевых отложений со дна высохшего моря. Именно неэффективное орошение и чрезмерное использование водных ресурсов привело к осушению Аральского моря, четвертого по величине озера в мире, которое стало одной из трагических экологических катастроф современности.

Экономические и социальные последствия данной советской политики оказались еще более серьезными. Эти последствия и определили дальнейшую судьбу Узбекистана.

Узбекистан после обретения независимости столкнулся с масштабными проблемами в экономике и социальной сфере. Почва для многих из этих проблем была заложена еще в годы советской власти.

Экономика Узбекской ССР была монопрофильной и основывалась почти исключительно на выращивании хлопчатника. Согласно статистическим данным 1980-х годов, данная отрасль давала более 65% валовой продукции республики. При этом менее 10% хлопка перерабатывалось в самом Узбекистане. Основная часть хлопка отправлялась в Россию, где была сосредоточена легкая промышленность, выпускающая уже готовую продукцию. В Узбекской ССР практически не было ни легкой, ни тяжелой промышленности, производящей готовую или частично готовую продукцию, за исключением сельхозмашин для сбора хлопка и некоторых крупных предприятий, как ТАПОиЧ, которые были вынужденно эвакуированы из Украины и западной России в 1941-1942 гг. Если бы не Вторая мировая война, Москва даже и не подумала бы строить авиационный завод в такой периферии как Узбекистан. Узбекистан для Советского Союза явился лишь важнейшим поставщиком хлопка и производил хлопок и все, что необходимо для первичного производства и сбора хлопка – удобрения и тракторы.

Кроме хлопка, из республики в Центр вывозились и другие ресурсы.

«Около 50% ежегодной добычи золота в Союзе приходилось на Узбекистан, но в республиканский бюджет отчислялось лишь 1% от его стоимости. Этот грабительский механизм носил колониальный характер и уж никак не напоминал союз равенства, дружбы и братства или социалистическую кооперацию. Золото, редкие цветные металлы, уран и другое стратегическое сырье под покровом ночи, в условиях строжайшей секретности уплывали практически бесплатно за пределы республики. Местную партийную организацию и власть об этом даже не считали нужным информировать. В результате подобной «ленинской» национальной политики богатейшая своими природными ресурсами республика оказалась одной из самых бедных в Союзе. Жизненный уровень в Узбекистане был самым низким в государстве. Доход на душу населения был вдвое ниже общесоюзного среднего уровня. В СССР он равнялся 2118 рублей, а в Узбекистане 1093. Хуже было положение только в Таджикистане (948)»[5].

Положение народного хозяйства Узбекистана усугубилось еще тем, что из-за политики советской власти, которая привела к монополии хлопчатника в республике, расширялись площади под хлопчатник за счет традиционных других культур. Вследствие этого Узбекистан оказался в полной зависимости в сфере зерна, хлеба от России и других зернопроизводящих регионов. По словам бывшего заместителя министра сельского хозяйства Узбекской ССР Кахрамона Якубова, «в результате такого перекоса основные продовольственные товары — пшеница, картофель, мясо, молочные продукты, яйца и сахар – завозились из других республик СССР и зарубежных стран. Почему-то считается, что Узбекистан в обмен на хлопок получал значительную компенсацию. Это в большей степени – миф. Да, Ташкент и такие промышленные моногорода, как Навои, Алмалык, Чирчик, имели так называемое «союзное обеспечение», но с продовольствием в остальных регионах была просто беда, а подсобные личные хозяйства не спасали ситуацию в масштабе республики»[6].

Проблема еще обострилась высокими темпами прироста населения в сельских местностях.

Трудовые мигранты – последствие советской политики по развитию хлопководства

Гастарбайтеры, ставшие также «символом» Узбекистана тоже являются следствием советской политики по развитию хлопководства в Узбекской ССР. Сегодня за Узбекистаном закрепилась дурная репутация, но мало кого волнует, что весь этот избыток трудовых ресурсов, из-за которого и возникает трудовая миграция населения Узбекистана, которая приобрела огромные масштабы за годы независимости республики, является «наследием» Советского Союза и связан с сознательными упущениями в планировании демографической политики СССР.

В советский период Узбекская ССР отстала от России, Украины, Белоруссии, Казахстана и Прибалтики и от других республик СССР в плане градостроительства. В Узбекистане урбанизационные процессы умышленно задерживались из-за специализации республики на гигантском хлопковом секторе, стимулируя рост спроса на рабский труд. В результате повысилась численность населения в сельских местностях республики, где и производилась монокультура, которая долгие годы была единственным источником существования.

Рост населения Узбекской ССР неразрывно связан с увеличением производства хлопка-сырца и расширением посевных площадей. Начиная с 1960-х годов, хлопководство в республике шло высокими темпами, и пик этого процесса пришелся на 1980-е годы. За это время население Узбекской ССР увеличилось более чем в два раза – с 8 млн. 1960 году до 19 млн. в 1987 году. Таким образом, в советский период был запущен механизм, при котором население республики росло значительно быстрее, чем возможности государства удовлетворить его растущие материальные потребности. К 1991 году, когда Узбекистан стал независимым, количество населения республики уже превысило 20 млн. человек.

Здесь нужно отметить еще один немаловажный фактор. Большая часть населения республики проживала в сельских местностях, в то время как в РСФСР в 1989 году 74% населения жили в городах. Уровень жизни в городах в Советском Союзе был значительно выше, чем на селе. Наивысшая материальная обеспеченность и образованность населения была у жителей тех республик СССР, где городское население преобладало над сельским либо было примерно равно ему. В Узбекской ССР был низкий уровень урбанизации, низкий уровень модернизации и низкий уровень материального благосостояния.

Усилившиеся социально-демографические проблемы привели и к другим проблемам. Так, в конце 80-х в республиках Средней Азии, в частности в ряде густонаселенных регионов Узбекистана, Таджикистана, а также на юге Киргизии произошел всплеск религиозности и национализма. Нетерпимость, появление идеи о создании государства с исламскими порядками, как спасение из сложившейся ситуации – это результат сознательного сосредоточения части населения в перифериях и их вынужденного занятия лишь землепользованием. Такое положение еще в советское время создало условие для появления в Узбекистане менее образованных бедных слоев населения, приверженных традиционализму. Это ухудшало возможности республики иметь качественный кадровый потенциал, специализирующийся по нескольким направлениям. Следовательно, с развитием хлопководства неразрывно было связано не только развитие всех отраслей народного хозяйства Узбекской ССР, но и подъем культуры и благосостояния узбекского народа. Исследователь Средней Азии С. Абашин так описывает «хлопковую» политику СССР и этнические стереотипы, возникшие в результате хлопкового бума:

«Для того чтобы обеспечить экономическую независимость СССР, советское руководство сознательно пошло на формирование хлопковой монополии в Средней Азии. При этом, в отличие, допустим, от зернового производства, хлопок нуждается в больших затратах труда, поэтому среднеазиатское население разными способами принуждения удерживалось на селе (!). А вся среднеазиатская промышленность и городская культура создавались путем такого же принудительного переселения людей из европейской части СССР, которые, кстати, только что высвободились там из сельского хозяйства. Иными словами, государство способствовало консервации одной группы в “аграрном” секторе и быстрому перемещению другой группы из “аграрного” сектора в “промышленный”. Ситуация, которая сегодня рассматривается как показатель “этнических” различий, сложилась только в XX веке, точнее в 1940-70-ые гг. Именно в это время формируются взаимные стереотипы, которые интерпретируются как “национальные” (или “этнические”), а экономическим стратегиям приписывается “традиционный” или “современный” характер. Узбеки, таджики и другие народы Средней Азии становятся “отсталыми”, “традиционными”, приверженцами “коллективизма”, глубоко привязанными к земле, т.е. к ним прилагаются все те характеристики, которые еще в 20-30-е гг. вполне можно было адресовать русским, украинцам и так далее, а, допустим, в конце прошлого века – французам и немцам»[7].

Автор описывает ситуацию, где многие сельские жители фактически уже были безработными еще в советский период. «Приведу данные по сельскому совету “Миндон” – узбекскому населенному пункту, который находится в Ферганской долине», – пишет С. Абашин. «В этом сельсовете к началу 1991 г. насчитывалось около 11 тыс. человек, из которых приблизительно 5 тыс. человек считались трудоспособными. Трудились реально в колхозе 2,5 тыс. человек, или ровно 50% трудоспособного населения сельсовета “Миндон”. Около 2 тыс. колхозников числились членами хлопководческих бригад, т.е. работали непосредственно в аграрном производстве. Остальные 500 человек являлись работниками управления, обслуживающим технику персоналом, работниками детсадов и яслей и так далее. Самое любопытное, что из 2 тыс. членов хлопководческих бригад лишь 60 человек выходили на работу более 300 дней в году, остальные меньше, в том числе примерно 600 человек – менее 50 дней в году. Подавляющее большинство колхозников было занято в колхозном производстве не более 2-3 месяцев в году. Все остальное время эти “работники” аграрного сектора либо нигде не трудились, либо были частично заняты в своем домашнем хозяйстве, либо неофициально трудились в различных неаграрных отраслях».

Далее С. Абашин рассказывает о причинах появления гастарбайтеров:

«Сельскохозяйственное производство имеет естественные пределы своего роста. В конце прошлого века (имеется в виду в конце XIX века) в Миндоне на одно домохозяйство приходилось приблизительно 5-6 га орошаемой земли. В начале 90-х годов на одно домохозяйство приходилось менее 1 га всех орошаемых земель, включая личные и колхозные земли. Даже с учетом повышения доходности на единицу орошаемой площади, очевидно, что возможности найти заработок в аграрном производстве последние 100 лет постепенно сужались. Это означает, что население вынуждено искать работу за пределами Миндона… Аграрное перенаселение достигло критического уровня и “коренные” народы Средней Азии все больше “уходят” из аграрного сектора в другие отрасли народного хозяйства… В частности, нарастает процесс миграции среднеазиатского населения в Россию».

В немалой степени, существующие сегодня в Узбекистане в социально-экономической, демографической, культурной и кадровой сфере проблемы связаны с советской политикой по превращению Узбекистана в моноотраслевый регион и их решение непросто и требует огромных усилий.

Будущее хлопководства связано с энергией

Для того чтобы побороть эти последствия и войти в число развитых государств, Узбекистану остается в долгосрочной перспективе делать упор на всеобщую модернизацию и урбанизацию страны. Опереться больше на возобновляемые источники энергии, уменьшая использования традиционных энергоносителей – угля и газа. К середине нашего века основные месторождения республики, открытые в советский период, практически полностью исчерпаются. Будущее хлопководства также неясно. После обретения независимости узбекское правительство сократило производство хлопка и увеличило производство продовольственных культур для обеспечения республики основными продовольственными товарами. Тем не менее, в будущем в развитии хлопководства и сельского хозяйства Узбекистан может столкнуться с незапланированными трудностями в результате реализации гидроэнергетических проектов в соседних странах.

В связи с этим Узбекистану следует делать ставку на возобновляемые источники энергии. В Германии, например, примерно 8% электроэнергии вырабатывается на ветряных станциях, 5% на солнечных батареях. В этой стране доля альтернативных источников энергии невелика в производстве электроэнергии, однако потребность в электроэнергии в Узбекистане десятки раз меньше, чем в сверхиндустриальной Германии, что повышает роль возобновляемых источников энергии в случае Узбекистана. Также Узбекистану следует делать ставку на другой свой нескончаемый ресурс – человеческий капитал. Стране нужно правильно воспользоваться своим людским ресурсом путем повышения его потенциала, доходов, знаний и навыков, превратив его в главный фактор развития.

[1] СиФ. “Хлопковое дело в Узбекистане. Как это было:

http://www.centrasia.ru/news2.php?st=1210739760

[2] Туркестан в составе Российской империи до 1917 года.

http://historick.ru/view_post.php?id=190&cat=15

[3] Роль Советов Узбекистана в борьбе за обеспечение хлопковой независимости СССР и за дальнейшее развитие хлопководства (1928-1937 гг.)

http://www.dissercat.com/content/rol-sovetov-uzbekistana-v-borbe-za-obespechenie-khlopkovoi-nezavisimosti-sssr-i-za-dalneishe

[4] СиФ. “Хлопковое дело в Узбекистане. Как это было:

http://www.centrasia.ru/news2.php?st=1210739760

[5] Там же

[6] Якубов: после распада СССР Узбекистан справился с дефицитом продовольствия

http://ru.sputniknews-uz.com/analytics/20160821/3560328.html

[7] Сергей Абашин. Концепции этничности и экономические стратегии в Среднеазиатском обществе.

http://www.indepsocres.spb.ru/sbornik8/8r_abash.htm

 ПОДПИШИТЕСЬ, ЧТОБЫ БЫТЬ ПЕРВЫМ В КУРСЕ СОБЫТИЙ 

comments powered by HyperComments
Узбекский хлопок: от Гражданской войны в США до сегодняшних проблем – Taraqqiy.uz
2016-10-07 02:07:18
[…] «Север и северо-восток (Казахстан и Киргизия), где климатические условия не позволяли выращивать хлопок, а население вело кочевой образ жизни, были определены как резервные земли для крестьян-переселенцев из восточных районов России и Украины. Южные регионы, где население вело оседлый образ жизни и концентрировалось в нескольких оазисах климатически благоприятных для развития хлопководства, были утверждены как базис для выращивания хлопка для нужд российской текстильной промышленности»[1]. […]
Узбекский хлопок: от Гражданской войны в США до сегодняшних проблем – Taraqqiy.uz
2016-10-07 02:07:37
[…] «Около 50% ежегодной добычи золота в Союзе приходилось на Узбекистан, но в республиканский бюджет отчислялось лишь 1% от его стоимости. Этот грабительский механизм носил колониальный характер и уж никак не напоминал союз равенства, дружбы и братства или социалистическую кооперацию. Золото, редкие цветные металлы, уран и другое стратегическое сырье под покровом ночи, в условиях строжайшей секретности уплывали практически бесплатно за пределы республики. Местную партийную организацию и власть об этом даже не считали нужным информировать. В результате подобной «ленинской» национальной политики богатейшая своими природными ресурсами республика оказалась одной из самых бедных в Союзе. Жизненный уровень в Узбекистане был самым низким в государстве. Доход на душу населения был вдвое ниже общесоюзного среднего уровня. В СССР он равнялся 2118 рублей, а в Узбекистане 1093. Хуже было положение только в Таджикистане (948)»[5]. […]
Узбекский хлопок: от Гражданской войны в США до сегодняшних проблем – Taraqqiy.uz
2016-10-07 02:07:53
[…] [2] Туркестан в составе Российской империи до 1917 года. […]
Le coton ouzbek : de la guerre de Sécession américaine aux problèmes actuels – Novastan français
2017-09-25 05:36:36
[…] Novastan reprend et traduit ici un article initialement publié par le Central Asian Analytical Network. […]