Алма-Ата: город-блюз, город-джаз, город-рок-н-ролл

Под таким названием мы сняли недавно документальный фильм («рокументари») об истории популярной музыки Алма-Аты, который охватывает период чуть ли не за 60 лет! Делали его года два, а потом в январе- феврале текущего года решили показать в кинотеатрах. Не буду утомлять читателей описанием тщетных попыток пробиться с фильмом на большие экраны. Об этом я еще напишу, скажу только, что навстречу нам пошли два кинотеатра: «Арман» и «Бекмамбетов синема». Это я к тому, что эти два года находился в гуще музыкальной жизни Алма-Аты, и как бы изнутри видел, что там происходит. Соответственно этот небольшой обзор(или экскурс) сделан на основе фильма. И хочу еще добавить, что ваш покорный слуга — бывший музыкант, а значит, иногда и сам принимал непосредственное участие в описываемых ниже событиях.

Но начну с одного примечательно во всех смыслах диалога с журналисткой Кристиной Малиновской из Украины, она брала у меня интервью для сайта «Музычана Украина». А после этого, стала интересоваться, довольно осторожно, наверное, чтобы меня не обидеть, неужели в Алмате так плохо с джазом, рок-н-роллом …и вообще поп музыкой? «С чего вы это взяли?»,- удивился я. Оказывается, она смотрела местные каналы, а там крутят исключительно этно-музыку и попсу на казахском языке. А после этого настало время удивляться Кристине, потому что я, можно сказать, прочитал ей целую лекцию о популярной музыке города, о той музыке, которая существует параллельно официальной. И она как раз есть настоящая, корневая, алма-атинская, и еще какая cool!

Как это было при коммунистах:

1.Джаз

А между тем уже в 59 году прошлого века в Алма-Ате создали Эстрадный оркестр Казахского радио и Телевидения. И первым дирижером был Валериан Павлович Каретников. В лучшие времена, когда был полный бэнд, в штате работало порядка 45 человек плюс 9 вокалистов. А через некоторое время Василий Лисица стал первым высокопро­фессиональным дирижером.

Затем уже, на танцах в Парке панфи­ловцев, появился настоящий джа­зовый состав, который возглавлял Тахир Ибрагимов — амбициозный и талантливый джазовый барабан­щик. А когда к нам приехали знаме­нитые «Нью-Йорк джаз репертори», в середине 70-х, то именно в его квартиру на втором этаже (теперь уже почти развалившегося дома в центре Алматы) набилось столько американских джазовых звезд, что на квадратный метр в тот момент там их было больше, чем в самой Америке. И вообще, это была не­кая неформальная штаб-квартира алма-атинского музыкального андеграунда, джаз ведь играли не вполне официально. И когда там пили водку легендарный американ­ский барабанщик Бобби Розенгар-ден, американская певица Кэрри Смит, немецкая вокалистка Инга Румпф, а также другие иностран­ные музыканты, то рядом с домом всегда топтались тайные агенты КГБ, и всех, кто туда заходил, бра­ли на «галочку».

И это было настоящим признанием алма-атинского джаза как феномена, как силы, способной влиять на молодежь. Потом возник джаз-клуб, постоянно игрались джазовые концерты, создавались коллективы типа «Бумеранга», «Медео» и другие, не такие знаме­нитые. («Бумеранг» и «Медео» — де­тище братьев Ибрагимовых: Тахира и Фархада.) Это был настоящий пассионарный взрыв! Наши музыканты побы­вали на всех известных в то время джазовых фестивалях необъятной социалистической Родины: Таш­кент, Днепропетровск, Тбилиси, Москва, Новосибирск, Самарканд и даже Душанбе! Была и заграница — Германия, Финляндия, позже США, Канада и т.д.

Появились свои джазовые шко­лы и в Чимкенте, Караганде. Име­на тех героев джаза до сих пор на слуху: Лева Гофман (прекрасный вокалист, уже покинувший этот мир), пианист Гоги Метакса (живет в Греции), композитор Эдуард Богушевский (эмигрировал в США), саксофонист, основатель известно­го ансамбля саксофонистов «Сакс хорус» Гаррик Геллер (сегодня в Израиле), пианист Лева Липлавк (тоже обрел Землю обетованную), пианист Михаил Ермолов (играет в джазовом ресторане в Нью-Йорке), трубач Юрий Парфенов (работает в оркестре Олега Лундстрема в Рос­сии)…

Тогда же воз­никла легенда о джазовом алма-атинском рае, о городе-джазе, о городе-блюзе. И действительно, если уж захотелось послушать местную джазовую звезду именно сейчас, именно сегодня, то можно было пойти в ресторан «Иссык», где играл один бэнд, в «Туристе» работал уже другой, а в рестора­не на втором этаже старой гости­ницы «Казахстан» зажигал третий состав. Джаз — на любой вкус, на­стоящий драйв, живой саунд, непо­средственное общение, смешение языков и стилей…

%d0%b2%d0%b0%d0%bb%d0%b5%d1%80%d0%b8%d0%b9-%d0%b1%d0%b0%d0%bd%d0%be%d0%b2-%d1%82%d1%80%d1%83%d0%b1%d0%b0

Валерий Банов

2. Поп музыка & рок-н-ролл

Как известно в середине шестидесятых мир накрыла волна молодежной субкультуры. В США расцвели колонии хиппи с их лозунгом «Занимайся любовью — не войной», а в 1967 году в Англии вышла удивительная пластинка «Битлз» «Клуб одиноких сердец сержанта Пеппера», которая перевернула представления о возможностях музыки, и мировая поп-культура послушно пошла по дороге, проложенной «Бumлaмu». Как раз именно тогда на базе Политехнического и появился «Дос-Мукасан». Через тридцать лет эту группу назвали «легендарной» и вручили диплoм, удостоверяющий сей факт, а бессменному руководителю, заслуженному артисту республики, композитору и продюсеру Мурату Хусаинову был присвоен орден, прямо как Полу Маккартни — звание сэра. Тут возникают аналогии с «Битлз». А когда «Досам» установили памятник в Павлодаре, как раз там, где они организовались, то это было подтверждением статуса коллектива. Горжусь, что я проработал в команде почти 10 лет и даже записал с «Досами» два диска лонг-плея! (Добавлю еще, помимо того, что они создали поп-музыку в Казахстане, «Досы» являются родоначальниками психоделической музыки в СССР, которая к сожалению, не получила развития. А тогда, в 1976 году подобного на советской сцене даже и близко не было наблюдалось, композиция «Бетпак Дала» даже сегодня — 40 лет спустя — звучит нехило: https://www.youtube.com/watch?v=-D8Dn0nazi4)

Начало семидесятых годов ознаменовалось в Алма-Ате настоя­щим всплеском музыки в стиле рок и поп. Тогда коммунистические над­зорные органы еще не понимали, какое это было зло для советского режима, пото­му что именно с проникновением рока, этой поистине бунтарской музыки, и началось падение «империи зла». Итак, именно комсомол вызвал к жизни такие группы, как, например, «Золотые Оли­вы», в которой играл покойный теперь уже первый хиппи в городе Виктор Назаров по кличке Бэк, друг Бари Алибасова, в последующем известного продюсера «Интеграла» и «На-Ны». В то романтическое время также были чрезвычайно популярны именно студенческие груп­пы: «Норды», «Оптимисты», «Искате­ли». Лидер-гитарист «Нордов» Виктор Калюжин по кличке «Патрон» был тогда знаменит в городе не меньше Ричи Блэкмора или Джимми Пейджа. На слуху у всех была группа «Шалкыма», продолжившая традиции «центровской попсы», позже и команда «Жетыген».

%d0%b3%d1%80%d1%83%d0%bf%d0%bf%d0%b0-steps

Группа Steps

3. Трип в музыкальный андеграунд «застоя»

Но нужно отметить, что, как это ча­сто бывает во время тоталитарных режимов, было как бы две стороны у медали нашей музыки. Официаль­ная — «Дос-Мукасан», «Алтын дан», «Гульдер»… и неофициальная. «Подпольное» ведь всегда привле­кательнее. Именно в «андеграунде» как раз пытались играть вполне фирменную музыку, западную по самой сути. Такой кол­лектив, как «Медео», снимал один в один пьесы Chicago и Blood, Sweet and Tears, играющих в стиле джаз-рок. Но самой продвинутой считалась группа «РХН». Аббревиатура, со­ставленная из начальных букв слов — «русский, хорват, немец». Это был классический бит-состав: клавишник- Андрей Мисин, две гитары — Нико­лай и Владимир Миклошичи, бара­баны — Вилли Франк. Они некоторое время подвизались на подмостках кафе «Салют», а потом перебрались в кафе «Меруерт». Владимир Миклошич потом стал бас-гитаристом «А-Студио». Андрей Мисин — ныне известный московский композитор и певец.

Можно вспомнить еще группу не­нормальных рокеров, игравших на первом этаже ресторана «Алма-Ата», которые исполняли исключи­тельно хард-энд-хэви. И вообще первый этаж ресторана «Алма-Ата» в начале восьмидесятых годов прошлого века был настоящим рассадником хорошего рока, и те, кто приходил туда, чтобы послушать «кавер-версии» тех же «Битлз», «Дип Пепл», «Юрай Хип», «Назарет», оста­вались довольны. В то время, в самый «застой», там тусовались все известные алма-атинские музыканты, а также просто неформальная молодежь и богема, и там появились первые наши хэдбенгеры. Что удивительно, цензура «АОМА» – Алма-Атинское отделение музыкальных ансамблей при Горкоме партии Алма-Аты, которая следила за репертуаром исполнителей в других ресторанах, в этом случае почему- то не замечала шалости молодежи.

4. Алма-атинский Рок-клуб

И тут просто необходимо написать об Алма-Атинском рок клубе. Вернее можно говорить о существовании двух совершенно разных рок-клубов в Алма-Ате. Первый возник в 1986­-1987 годах, председателем и осно­вателем этого объединения являл­ся господин Маршанский. (Именно на концертах первого рок- клубе и засветилась наша рок-группа «Синдикат», где я играл на барабанах!) И пусть этот рок-клуб просуще­ствовал лишь небольшой отре­зок времени, но это был первый камень, который пробил еще одну дыру в занавесе жесткой цензуры коммунистического режима. Это было вообще пер­вым объединением подобного рода.

Второй рок-клуб, организовала и стала его председателем Камилла Магзиева. Тогда государство стремилось хоть как-то регулировать и направлять в нужное идеологическое русло (если возникают разного рода объединения и союзы, значит, ищи там идеологию) бурный про­цесс роста самосознания молодых и горячих голов. Так было, например, в Москве и Пи­тере с рок-лабораториями. Хотя у нас, по словам го­спожи Магзиевой, было все в точно­сти до наоборот. Государство в лице некоторых чиновников Министер­ства культуры, противилось созданию второ­го рок-клуба, пришлось, как вспоми­нает Камилла, идти на всякие хитро­сти, чтобы провести в декабре 1988 года в рамках фестиваля народного творчества республик СССР первый рок-фестиваль в Алма-Ате.

Шоу продолжалось несколько часов. Ваш покорный слуга был на этом фестивале уже в каче­стве корреспондента молодежного еженедельника «Горизонт» и выдал целый газетный разворот. Для кон­спирации и отвода глаз на первом этаже алма-атинского клуба «По­лиграфист», который находился на улице Горького (ныне Жибек жолы) рядом с Зеленым базаром, выступа­ли барды, а также ансамбль «Сакс хорус». Уже потом на главную сце­ну вышли хэдлайнеры — популярные тогда среди молодых «Чечельмен-клуб», «Триумвират», «Единствен­ный выход» и др.

После этого историческо­го события (в рамках истории попу­лярной музыки это действительно веха) рок-клуб был зарегистрирован как экспериментальное творческое объединение «Рухани» и переехал в памятный многим подвал по адре­су Карла Маркса — Горького (сегодня там находится авангардный театр «АРТиШОК» — свято место пусто не бывает). Так в Алма-Ате, наконец, появился свой полноценный рок-клуб, который стал функционировать как настоя­щая организация со своей газетой, постоянными концертами. В 1994 году Камилла Магзиева верну­лась к научной деятельности, после чего рок-клуб закрылся. Опреде­ленные задачи он выполнил, самая главная из которых состояла, как мне кажется, в том, чтобы вывести из подполья рок-музыку.

%d0%b3%d0%b0%d1%83%d1%85%d0%b0%d1%80-%d1%81%d0%b0%d1%82%d1%82%d0%b0%d1%80%d0%be%d0%b2%d0%b0

Гаухар Саттарова

  1. И наконец «А-Студио»

Группа «Арай» сформировалась в середине восьмидесятых, затем она трансформировалась в группу «А-Студио». Гитарист Булат Сыздыков, саксофонист и вокалист Батырхан Шукенов, басист Владимир Миклошич , а также их бессменный руководитель — клавиш-ник и композитор Байгали Серкебаев. Организаторами и вдохновителями создания группы были Тахир Ибраги­мов — легендарный барабанщик (когда Тахир покинул коллектив, на его место пришел Сагнай Абдуллин), а также композитор и аранжировщик Таскын Окапов. Груп­па, бесспорно, доминировала в то время на официальной казахстанской сцене. Прекрасные песни, бесподоб­ный голос Розы, фирменная японская аппаратура, купленная республикой за валюту, сделали их настоящими звездами не только в КазССР, но и во всем Союзе.

Между тем, уже после развала СССР эта группа достигла выдающихся вершин по меркам поп коллектива из Казахстана. «А-студио» сегодня прописались и живут в Москве, они постоянные участники различных престижных фестивалей («Новая Волна», например) и TV шоу в бывшей столице СССР. Но зато эту команду особенно и не признают казахстанские власти. Об этом можно судить хотя потому, что до сих пор ни один из участников коллектива (их, к сожалению, осталось двое из оригинального состава. В прошлом году безвременно ушел первый вокалист «А-Студио» Батырхан Шукенов, а нынешней весной покинул этот мир и первый гитарист группы, который был еще и основателем поп-группы «Мюзик Кола», Булат Сыздыков) так и не получил звания заслуженного деятеля культуры.

25 лет независимости!

  1. «Хард- рок кафе», премия ЕМА и памятник Битлз

Сегодня в Алма-Ате работают десятки клубов, где играют разную музыку: от джаза и блюза, до продвинутого хард- рока, синти- попа и рэпа. Выстроена даже уже целая инфраструктура шоу-бизнеса: специализированные магазины по продаже музыкального эквипмента, фестивали джаза и поп-музыки, и как бы подтверждением взросления местного шоубиза является приход в наш город мирового бренда «Hard Rock Cafe ». А еще, несколько лет назад чуть ли не под прямым покровительством Йоко Оно, сэра Пола Маккартни и Ринго Старра в Алматы была установлена именная скамейка The Beatles. (Самый большой памятник этой группе на планете, наверное! Я тоже приложил к этому свою руку, но это уже отдельная тема! ttp://www.beatles.ru/books/articles.asp?article_id=1998)

Мало того, есть специализированные каналы ТВ по типу знаменитого МТV которые вещают чуть ли не круглые сутки, проводят хит- парады и даже масштабные шоу, где вручаются премии типа Евразийской музыкальная премия -EMA, аналога Грэмми и т.д. Все это кипит, бурлит, все варится в котле рок-н-рола, джаза и поп-музыки. Но вот на государственных каналах, которые как раз и смотрела Кристина, всего этого не увидишь. Ну, может быть, краем, где-то проходит в новостях… Почему так происходит? Почему на ТВ вернулись чуть ли не времена коммунизма, когда артистов делили на чистых — достойных эфира, и нечистых — от эфира отлученных. Это вопрос, который требует особого рассмотрения.

2. Все возвращается на круги своя…

Наши пионеры джаза не остались без наследников, потому что после застоя девяностых сегодня джаз опять поймал пассионарную волну. Есть джазовые клубы, существует даже джазовый бэнд молодежи при джазовой школе Тагира Зарипова. Именно Тагир Зарипов стал основателем Международного фестиваля джаза, который прошел впервые в апреле 2002 года, когда на подмостках разных сцен и клубов Южной столицы зазвучал джаз международного уровня. С тех пор апрель стал считаться джазовым месяцем в нашем городе: «апрель — месяц джаза» — неформальный девиз фестиваля.

А имена наших джазменов опять у всех на слуху. Перечислю только некоторых. Жанна Саттарова, джазовая певица, работала в США в несколько лет. Участница разных международных джазовых фестивалей, конференций. Признанная звезда нашей джазовой сцены. Валерий Банов, патриарх джаза. Он был участником знаменитого «Бумеранга», оркестра радио и телевидения Каз.ССР, которого сейчас, увы, нет, группы «Медео» и других джазовых коллективов прошлого века. Таких, к сожалению, осталось сейчас немного. Валерий сегодня не только в прекрасной форме, но еще и передает опыт ученикам. Группа Steps основана в 2001 году. Стиль ко­манды, как говорят сами участники, фор­мировался на протяжении длительного времени, и сейчас они играют фанк с элементами диско — нужно сказать, уни­кальное направление в своем роде, та­ких горячих групп у нас точно нет. Состав группы: Андрей Чернов — руко­водитель, бас-гитара, контрабас; Алексей Шульженко – тромбон; и Гаухар Саттарова — вокал, как говорят парни, муза группы, без нее не было бы той са­мой харизмы, которой отличается команда. (Вот, снял для них клип: https://vimeo.com/41220693)

«Хоменков бэнд», лидером является Виктор Хоменков, он не только классный пианист, но и мультиинструменталист. Его бэнд -участник всевозможных джазовых фестивалей. К тому же он участник еще одного проекта, который в последние годы обрел второе дыхание. Газиза Габдрахимова — кобызистка и продюсер, при участии того же Виктора Хоменкова, можно сказать подняли на новую высоту группу «The Magic of Nomads», играющую в стиле этно-поп, с элементами джаза. А некоторое время назад они записали в Лондон на легендарной студии «Эбби Роад» великолепный альбом.

Востребован и «тяжеляк». Есть даже рок-клуб «Жесть» (не франшиза, оригинальный), который специализируется на подобной музыке. Группа «Акцент» играет высокопрофессио­нальный хэви-металл. Образована в 1986 году. Костяком является тандем братьев Тарновских. Владимир — компо­зитор, вокал, бас-гитара, Олег — виртуоз-гитарист. Группа успела засветиться на всевозможных фестивалях рока, в том числе на знаменитом «Сибирском Де-строе» в российском городе Томске, где выступала вместе с «Коррозией метал­ла» и другими монстрами российского тяжеляка. Самое интересное, что гитариста «Акцента» Олега даже пригласил участвовать в проекте «Улытау» («Улытау» интересный проект, соединивший, казалось бы несовместимое — домбру, скрипку с рок музыкой!) который должен был выступать на разогреве во время мирового тура знаменитой американской группы «Manowar». Но проект сорвался по разным причинам… Хотя это факт сам по себе примечательный.

%d0%b2%d0%bb%d0%b0%d0%b4%d0%b8%d0%bc%d0%b8%d1%80-%d1%82%d0%b0%d1%80%d0%bd%d0%be%d0%b2%d1%81%d0%ba%d0%b8%d0%b9

Владимир Тарновский

К сожалению, сдала свои позиции одна из самых любимых поп групп алма-атинцев команда «JCS», одно время их считали как-бы продолжателями дела «А* Студио». Лидер группы — Казбек Спанов, сердце JCS, автор текстов и музыки всех песен. Состав был укомплектован высококлассными музыкантами, сплошь с консерваторским образованием. А когда в 2004 году трагически ушел из жизни вокалист группы Данияр Макашев, то, наверное, это и послужило спадом в творчестве «JCS». Хотя до сих пор их песни на слуху: «Жизнь была бы сказкой», «Потому что, я люблю тебя» …и др.

«Blues DeLuxe» играет настоящий черный блюз. Я их слушал в одном клубе, все звучало мощно, с драйвом и с душой (soul). А ведь лидер группы казах Улан Казакпаев, откуда только у нашего джигита эта черная американская грусть?! Оказывается, Улан всю жизнь слушает и играет блюз, но если раньше все было в подполье, в андеграунде, то теперь он создал команду, вместе с которой играет любимую музыку. «А душу ты продал на перекрестке?»,- такой типичный вопрос для блюзменов я ему задаю в фильме. Есть ведь легенда, что на мифическом перекрестке блюзмены продают душу дьяволу за возможность играть блюз по высшему разряду. Улан грустно на меня тогда посмотрел и буркнул под нос, что возможно, где- то и состоялась такая сделка… Без комментариев, как говорится.

%d1%83%d0%bb%d0%b0%d0%bd-%d0%ba%d0%b0%d0%b7%d0%b0%d0%ba%d0%bf%d0%b0%d0%b5%d0%b2-%d0%b8%d0%b3%d1%80%d0%b0%d0%b5%d1%82-%d1%82%d0%be%d0%bb%d1%8c%d0%ba%d0%be-%d0%b1%d0%bb%d1%8e%d0%b7

Улан Казакпаев

  1. Новейшие времена: арт, хард, рэп и гений синти- попа

А теперь о музыкантах, которые возможно буду делать погоду в ближайшие несколько лет в нашей музыке. Лично меня удивила группа «Inventing Dreams», которая была образована в 2008. Они играют в стиле Progressive Rock. Местами очень похоже на музыку таких исполнителей, как Porcupine Tree, Pain of Salvation, Meshuggah и др. Один из участников группы Антон Миклошич, племянник Владимира Миклошича, бас-гитариста группы «А*Студио». Клановость в творчестве всегда приводит к неожиданным результатом. А вот группа «The Madison» играет в стиле хард-рок, блюз, альтернативный рок. Они очень популярны среди продвинутой молодежи Алматы. Харизматичная Ботагоз Еримбетова — их вокалистка, сама пишет музыку и тексты, причем исключительно на английском языке. По этому поводу она говорит в фильме, что если ты играешь рок, то должен и петь на английском, потому что это настоящий язык хард-рока. Группа даже стала призером премии Евровидения, которая проводится в интернете. Сейчас у них произошла смена коллектива, уверен, группу ждут новые высоты!

%d0%b1%d0%be%d1%82%d0%b0%d0%b3%d0%be%d0%b7-%d0%b5%d1%80%d0%b8%d0%bc%d0%b1%d0%b5%d1%82%d0%be%d0%b2%d0%b0-the-madison

Ботагоз Еримбетова

Теперь о главном открытии в поп-музыке последних лет, о певце и композиторе Галымжане Молданазарове, которого заметили вначале российские СМИ и сразу причислили к исполнителям в стиле синти-поп и фанк. Он даже получил никнеймы «казахский Дорн», «казахский Tesla Boy», а еще его называют «хипстерджаном». Хотелось бы отметить внешнее его сходство с известным на весь СНГ рэпером Скриптонитом. Интересно, что они даже примерно одного возраста, и биографии у исполнителей похожи — оба родились в небольших поселках! Хотя Галымжан поет исключительно на казахском языке, и далеко не рэп. А когда мы начали снимать сюжет про него для нашего «рокументари», то оказалось, что несмотря на свой уже звёздный статус, Галымжан довольно скромный чувак, как он выразился — «без понтов». Действительно, к чему «понты», когда Молданазаров (или Молданазар) уже дает концерты в Нью-Йорке совместно с американской командой «Break of Reality», на легендарной площадке Highline Ballroom, которую считают одной из лучших музыкальных площадок в Большом яблоке. (Вот лишь немного из тех, кто там засветился — Adele, Amy Winehouse, James Blunt, Lady Gaga, Lil Wayne, Nelly Furtado, Paul McCartney, Rihanna, Sinead O’Connor, Stevie Wonder, The Killers, The Roots и многие другие.) А в одном интервью, которое я прочитал, готовясь к записи эпизода с Галымжаном, обнаружилось заявление барабанщика «Break of Reality» Айвана Тревино о Галымжане, что: «… парень музыкальный гений, и мы уверены, что и другие американцы полюбят его музыку настолько, насколько любим ее мы…». Тут уже ни добавить, ни прибавить. Только вот почему то на государственных тв-каналах как его не было, так и нет. Зато теперь его и без них знают все! Удачи тебе, Галымжан.

%d0%b3%d0%b0%d0%bb%d1%8b%d0%bc%d0%b6%d0%b0%d0%bd-%d0%b8-%d0%b0%d0%bc%d0%b5%d1%80%d0%b8%d0%ba%d0%b0%d0%bd%d1%81%d0%ba%d0%b0%d1%8f-%d0%b3%d1%80%d1%83%d0%bf%d0%bf%d0%b0

Галымжан и американская группа

 ПОДПИШИТЕСЬ, ЧТОБЫ БЫТЬ ПЕРВЫМ В КУРСЕ СОБЫТИЙ 

comments powered by HyperComments