Смена власти в Узбекистане — стратегическая возможность для России (Transition of Power in Uzbekistan; Russia’s Strategic Opportunity)

В то время как все взгляды сегодня обращены на внутренние взаимоотношения во властных кругах Узбекистана и на предстоящем транзите, мы должны спросить себя, какие последствия это будет иметь для региона и баланса сил в постсоветском пространстве. Скорее всего, наибольшие выгоды из сегодняшней ситуации извлечет Россия.

Для Узбекистана пост-каримовское будущее уже наступило, и в этом будущем, вероятно, страна будет в значительной степени зависеть от России и поддержки легитимности нового режима, что заставит Ташкент подчиняться стратегическим целям Путина в регионе.

In RussianEnglish

С момента официального объявления смерти Ислама Каримова, первого лидера Узбекистана, для страны наступил самый особенный период в ее истории. Каримов, который консолидировал власть после распада Советского Союза, держал страну в ежовых рукавицах, особенно, СМИ и гражданское общество. Искусный советский аппаратчик, Каримов смог продлить свое правление через ряд поэтапных выборов с 1991 года.

Во время его правления страна стала подконтрольна эксклюзивной прослойке элиты, кадры которой были тщательно отобраны самим президентом. В результате информация о внутренних взаимоотношениях во власти тщательно контролируется, и потому о сути вероятных переговоров, которые происходят в Ташкенте, известно очень мало.

Хотя некоторые и предсказывают беспорядки, смена власти в Узбекистане, вероятно, будет мирной. Обычные узбекские граждане не имеют никакого права голоса в определении нового лидера нации, да и многие из них просто этого не хотят. Свободные выборы и неизвестность потенциального победителя — это чуждые концепты для населения Узбекистана. Наследие советской эпохи и авторитарное правление Каримова — вот единственные политические условия, при которых жили узбеки. Многие из них просто желают стабильности и преемственности.

Тем не менее, в то время как все взгляды сегодня обращены на внутренние взаимоотношения во властных кругах Узбекистана и на предстоящем транзите, мы должны спросить себя, какие последствия это будет иметь для региона и баланса сил в постсоветском пространстве. Скорее всего, наибольшие выгоды из сегодняшней ситуации извлечет Россия.

После распада Советского Союза Соединенные Штаты активно поддерживали страны Центральной Азии в их стремлении заботиться о собственных интересах, а Узбекистан по большей части особенно показательно демонстрировал свою способность самостоятельного принятия решений не только по отношению к России, но также и к США. Но эта эволюция не была внезапной, так как еще в начале 1990-х годов Узбекистан проявлял высокий уровень зависимости, как от России, так и Запада, стремясь изо всех сил получить признание в качестве полноправного игрока в международной системе.

В связи с предстоящим изменением руководства Узбекистана, выбранный индивидуум, скорее всего, будет искать партнерское государство, которое предложит безоговорочную помощь и поддержку легитимности. Государство, которое не поставит под сомнение справедливость новых выборов, и государство — финансовый партнер, которое поможет решить проблему сильной зависимости Узбекистана от денежных переводов мигрантов из-за рубежа. Такое государство — это Россия.

Новый лидер Узбекистана вряд ли будет поглощен решением стратегических задач страны в первые годы пребывания в должности. Институциональные проблемы будут играть гораздо более активную роль в процессе принятия решений нового лидера, и Соединенные Штаты будут рассматриваться как естественный противник на институциональном уровне, а не партнер. Свободные и справедливые выборы, права человека, свобода прессы — все эти краеугольные камни внешней политики США в Узбекистане создадут институциональную проблему для вновь сформированного правительства и его легитимности. И когда это произойдет, это Россия станет тем государством, которое не будет фокусировать внимание на всех институциональных недостатках новой системы, а взамен предложит свою поддержку консолидации власти внутри Узбекистана.

Что Россия получит взамен? Благодарное сотрудничество по стратегическим вопросам со стороны Узбекистана. Узбекистан, вероятно, присоединится к большинству экономических, политических и военных проектов России в регионе. Возможно, закроет офис НАТО в Ташкенте. Узбекистан вновь попадет в орбиту власти России, так как тот, кто, вероятнее всего, унаследует пост президента, уже дал понять свою близость к России и Путину.

Для Узбекистана пост-каримовское будущее уже наступило, и в этом будущем, вероятно, страна будет в значительной степени зависеть от России и ее поддержки легитимности нового режима, что заставит ее подчиниться стратегическим целям Путина в регионе.

Transition of Power in Uzbekistan; Russia’s Strategic Opportunity

Dmitriy Nurullayev, PhD Candidate at Louisiana State University and Former Fellow at the Davis Center for Russian and Eurasian Studies at Harvard University

Uzbekistan is going through the most peculiar set of circumstances in its history, with its longtime leader officially announced dead.  Karimov who consolidated power following the collapse of the Soviet Union has kept a tight lid on Uzbekistan’s population, media, and civil society. A soviet era apparatchik, Karimov has extended his own term through staged elections since 1991.

With Karimov at the helm, the country has been run by an exclusive cadre of elites, cherry picked by him. Additionally, the information on inside power dealings is zealously controlled and very little is known on the likely negotiations that are taking place in Tashkent.

Although some are predicting unrest, the transition is likely to be peaceful. Ordinary Uzbeks are not going to have any say in who takes over the nation and many simply don’t wish to. Free elections and uncertainty of potential winner are foreign concepts for the populace of Uzbekistan. The legacy of the Soviet era and the authoritarian rule of Karimov are the only political conditions under which Uzbeks have lived. Many are simply wishing for stability and continuity.

That said, with all eyes on Uzbekistan’s internal power dealings and the transition of power, we should also ask ourselves what the transition would mean for the region and the balance of power in the post-Soviet sphere. The most likely benefactor of the current situation is Russia.

Ever since the collapse of the Soviet Union, The United States has promoted the ability of Central Asian countries to look after their own interests and for the most part, Uzbekistan has proven its ability of independent decision making not only vis-à-vis Russia but also the United States. However, this shift was not sudden and in the early 90’s Uzbekistan demonstrated a high level of dependence both on Russia and the West as it struggled to be recognized as a full player in the international system.

With the imminent changes in Uzbekistan’s leadership, the selected individual is likely going to look for a partner nation that will offer an unconditional support and an echo of legitimacy. A nation that would not question the fairness of new elections and a financial partner that will work with Uzbekistan’s heavy reliance on remittances sent by its citizens from abroad. The answer to all of these is Russia. Uzbekistan’s new leader is not likely to be preoccupied with the nation’s strategic challenges in the first years in office. Institutional challenges will play a far greater role in the new leader’s decision-making process and the United States will be seen as a natural challenger on the institutional level rather than a partner. Free and fair elections, human rights, freedom of the press are all built-in cornerstones of U.S. foreign policy in Uzbekistan and will present an institutional challenge to the newly formed government and its legitimacy. And when this happens, it will be Russia that will close its eyes on all of the institutional shortcomings and offer its support for the consolidation of power within Uzbekistan’s borders.

What will Russia get in return? Uzbekistan’s leniency and cooperation on strategic issues.  Uzbekistan will likely fall in line with most of Russia’s economic, political and military agendas in the region. Perhaps a shutdown of the NATO liaison’s office in Tashkent. Uzbekistan will once again fall into the power orbit of Russia as those who are mostly likely to inherit the post of the president have already signaled their closeness to Russia and Putin.

Uzbekistan is venturing into a post- Karimov future, but it is likely to be a future that sees the nation heavily dependent on Russia for the legitimacy of its regime and strategically subservient to Putin’s goals in the region.

Источник фото

 ПОДПИШИТЕСЬ, ЧТОБЫ БЫТЬ ПЕРВЫМ В КУРСЕ СОБЫТИЙ 

comments powered by HyperComments
Центральная Азия – 2016: изменения конституций, экономический кризис, борьба с террористами, надежды на мегапроекты и … региональное сотруд
2017-01-10 02:44:08
[…] первый официальный визит Мирзиёев совершит в Россию по приглашению Путина. Российские олигархи (Алишер Усманов) проявляют […]