Тюрки и таджики в истории Центральной Азии

Мы продолжаем публиковать некоторые статьи из сборника «Everyday Life in Central Asia: Past and Present (Повседневная жизнь в Центральной Азии: Прошлое и настоящее)». Скотт Левай (Turks and Tajiks in Central Asian History, Scott Levi) дает краткий экскурс в историю сосуществования номадических и оседлых племен Центральной Азии. Эти симбиотические отношения (то есть, сообщества жили независимо друг от друга, но нуждались в друг друге), как пишет Левай, являются определяющей чертой истории региона.

1024px-Stielers_Handatlas_1891_59

Хотя этнические идентичности современных народов Центральной Азии по большей части кристаллизировались в советский период, их история уходит в глубину веков. Работа Левая — это краткое введение, как он сам пишет, в «длительные исторические процессы, которые постепенно сложились и придали очертания этническому ландшафту региона». Обычно население региона разделяют на индоевропейское (таджики) и тюркское (казахи, узбеки, кыргызы и туркмены), хотя исторически огузские тюрки (туркмены) отличаются от кипчакских (казахи).

В то же время отношения оседлых племен с номадическим населением, хотя и базировались на четком разграничении места и вида деятельности (оседлое земледелие и пасторальное скотоводство), часто становились напряженными из-за вынужденных волн номадической миграции, когда кочевники периодически оставляли степи и поселялись среди оседлого населения. Многие факторы способствовали этому: рост населения из-за природных причин и рост спроса на пастбища, менявшийся климат, делавший временами степь непригодной для жизни, а также миграции других народов и т.д.

Иранское наследие

Таджики не были самыми ранними «аборигенами» региона, но предки таджиков заселили регион раньше других групп и археологические данные говорят о присутствии индо-иранских племен за 2000 лет до нашей эры. Индо-иранцы имели доминирующее положение в регионе на протяжении 2500 лет и положили начало различным номадическим конфедерациям в степи и оседлым империям на юге.

Множество источников о древних предках современных таджиков ведут свой отчет с ахеменидского периода. Центром Ахеменидской империи была провинция Фарс (Парс на греческом, отсюда «Персия»). Начиная с Кира и Дария (522-486 до н.э.), Персидская империя консолидировалась и расширялась. Затем с завоеванием Ахеменидской империи греками (Александром Великим в 336-323 до н.э.) начинается процесс взаимодействия греко-персидских культур.

Позже другая персидская династия Сасанидов воцаряется на огромном пространстве от Северной Африки до реки Инд в современном Пакистане. Как пишет Левай, сасанидский период (224-651) можно считать периодом «Персидского Ренессанса». Сасаниды провозгласили себя наследниками Ахеменидов и также опирались на богатое эллинское культурное наследие, привнесенное Александром Великим. Сасаниды оставили в Центральной Азии сильный след в виде зороастризма. Праздник Нау Руз (Навруз – буквально «новый день») оказался устойчивым по всей Центральной Азии и до сих пор справляется грандиозными торжествами: готовятся такие блюда как «сумалак» для женщин и «халим» для мужчин.

Расцвет Шелкового пути сопровождался развитием оживленных торговых диаспор по всей Азии. Среди них выделялись согдийские торговцы, которые играли ключевую роль в обмене товарами по всему Шелковому пути: от драгоценных камней из Памира и Гиндукуша до рабов и коней, поставляемых кочевниками, а также сибирских мехов, китайского фарфора и бесчисленных тюков шелка.

В момент расцвета согдийских культур в Центральной Азии в степях возникли новые группы номадов. В середине V века конфедерация тюркских племен с восточных сторон Алтайских гор двинулась в западном направлении и стала вытеснять кочевые иранские племена. К VI веку, когда группы кочевых иранских племен ушли в Индию, тюркские племена уже заменили их и создали Первый и Второй тюркские каганаты или империи, которые в период от 552 до 7444 годов занимали пространство от Черного моря до Монголии. В 560 году Кок-Тюркский каганат совместно с Сасанидами завоевали и разделили Центральную Азию между собой. Но данный тюрко-персидский союз просуществовал недолго: коммерческие интересы в Средиземноморье разрушили согласие и тюрки выступили против Сасанидов на стороне Византии. Хотя в этот период не было большой тюркской миграции в Центральную Азию, тот факт, что тюрки двинулись на юг, на завоевание согдийских городов, стал поворотным моментом начала длительного процесса, в результате которого тюрки станут доминирующим населением оседлой Центральной Азии, когда-то населенной иранскими народами.

Но к 651 году новые завоеватели, а с ними и новая религия, приходят в регион. Арабские войска завоевывают Сасанидские владения, и уже к 709 году Кутайба ибн-Муслим, губернатор Хурасана (северно-восточный Иран), организовывает первый поход на Бухару. Впоследствии арабы покоряют Хорезм и Согдиану и вступают в борьбу с собственно тюркскими племенами и Танским Китаем, который также предпринимает попытки экспансии в регион. В 751 году происходит знаменательная битва между танскими и арабскими войсками на северо-востоке от Ташкента в долине Талас. Исход важной битвы решил переход ряда тюркских племен на сторону арабских войск, и пройдет около тысячи лет, когда другая китайская династия вновь решится распространить свое влияние на западном направлении.

Контроль над оседлыми регионами (Мавераннахр) в IX веке консолидирует первая центральноазиатская мусульманская династия Саманидов (819-1005), известная своей просвещенностью и покровительством наукам и искусству. В это время в Центральной Азии работают такие блестящие ученые, как аль-Хорезми, Ибн Сина, аль-Бируни. Это культурное наследие Саманидов велико, но ещё примечательнее был синтез ими исламской веры и персидского языка и культуры. Через персидский язык ислам быстро распространился по региону, превратив Бухару в великий центр исламской цивилизации, а исламские мистики-суфии продвигали ислам среди кочевых народов степи.

Саманиды чувствовали себя в безопасности, обеспечив защиту против своих тюркских соседей на севере в виде хорошо укрепленных крепостей (они также высоко ценили тюркских воинов – рабов и вольнонаемных — «гулямов» на персидском или «мамлюков» на арабском). Но это чувство было обманчивым и из-за экономического ослабления в X веке власть над сельскохозяйственным оазисом Центральной Азии переходит из иранских рук к более удачливым тюркским и монгольским кочевникам — династии Караханидов, Огузов (также выходцев из кочевой среды), Хорезмшахов, а позднее уже в руки монгольских династий. И так продолжалось вплоть до российской колонизации в XIX веке.

Тюрки

Тюрки давно обитали на саманидских территориях в качестве рабов и вольнонаемных воинов, но с приходом Караханидов началась подлинная тюркизация оседлой Центральной Азии. В течение длительного процесса тюркские языки стали доминирующими, а сами тюрки либо смешались, либо вытеснили ираноязычное население в горные территории современного Таджикистана. Этнический процесс, трансформировавший регион от иранского до тюркского, был очень постепенным, растянувшимся на тысячу лет, и по-прежнему происходит среди таджикского меньшинства современного Узбекистана.

Вероятно, самое сильное влияние на тюркизацию региона оказало переселение тюрков и монголов с севера на юг во время монгольского завоевания. Эти миграции включали и кыргызов, активных участников монгольских походов, покинувших сибирские районы и переселившихся в горы Тянь-Шаня. Эпос «Манас» включает хроники традиций и культуры кыргызского народа с их сибирского периода. Устный эпос смог сохраниться на протяжении тысячи лет, благодаря искусству манасчи.

Влияние монголов на Центральную Азия было так велико, что в течение следующих шести веков чингизиды были правящей династией во всем регионе, и происхождение от Великого завоевателя легитимизировало претензии на престол. Даже Тимур, происходивший из монгольского рода барлас, несмотря на свою неограниченную власть, управлял через подконтрольного «чингизида» и звался «зятем» монгольской правящей династии. Потомки Тимура возродили исламскую цивилизацию и реконструкцию, поддерживали развитие искусства, архитектуры и науки. Города Самарканд и Бухара вновь стали центрами науки, где студенты изучали астрономию, математику, медицину и исламскую теологию.

Тимуридов сменила новая волна тюркских номадов, на сей раз Государство кочевых узбеков Абулхаира. Это были последние кочевые племена, расселившиеся в Мавераннахре, навсегда покинув степи. Их приход значительно увеличил тюркское население, позже к ним присоединились ногайские племена с севера. Те, кто покинул узбеков и вернулся в степи, образовали государство казаков или казахов («казак», согласно Леваю, значит «свободные люди»).

Россия

Российская экспансия началась с завоеваний наследия Золотой Орды — Казанского и Астраханского ханств Иваном Грозным в 1550-е, и уже в 1730 году казахские Орды (Жузы) входят в подданство Российской империи. Взаимоотношения с Россией казахи рассматривали как некую форму сюзеренитета. Но впоследствии, в 1822 году политика империи меняется на более жёсткий контроль казахов и лишение ханств их политической свободы, а также полное упразднение института ханства. Вторая волна расширения империи в регионе начинается с 1865 году с покорения Ташкента, который «впоследствии стал столицей Русского Туркестана». Завоевание Центральной Азии во многом объясняется военным и техническим превосходством Российской империи над когда-то грозными завоевателями и в целом завоевание региона прошло насильственно, с пролитием крови. Но Левай пишет, что не стоит забывать, что империя принесла с собой так же современную медицину, возможности в области образования и экономическую политику. В целом империя старалась сильно не вмешиваться во внутренние процессы, происходившие внутри центральноазиатских сообществ.

После революции 1917 года, в 1922 году Центральная Азия делится на республики, согласно большевистской политике национального размежевания. Этносы были «заключены» в границы, но этническая карта региона продолжалась меняться: например, в период депортации народов с Кавказа и Крыма и т.д и с резким ростом славянского населения. После распада Советского Союза последовал отток славянского населения, стали возникать споры между узбеками и таджиками о принадлежности Самарканда и Бухары, а некоторые таджики стали сожалеть о своей оторванности от древних центров иранской культуры. Политика постсоветского Узбекистана в отношении таджикского меньшинства также преследует цель постепенной тюркизации. Этнический ландшафт региона по сегодняшний день продолжает динамически развиваться.

В 2007 году издательство Университета Индианы (Indiana University Press) выпустило книгу «Everyday Life in Central Asia: Past and Present (Повседневная жизнь в Центральной Азии: Прошлое и настоящее)». В этом сборнике под редакцией Джеффа Сахадео и Рассела Занка авторы из различных дисциплин (включая таких исследователей, как Марианн Камп, Дуглас Нортроп, Морган Лью, Лора Адамс, Мадлен Ривс, Эрик МакГлинчи, Шон Робертс и др.) рассказывают, как обычные жители Центральной Азии ведут свою жизнь (в прошлом и настоящем) и переживают исторические и политические этапы. Сборник содержит истории туркменских кочевников, афганских крестьян, казахстанских ученых, кыргызских пограничников, хранителей религиозных святынь в Узбекистане.

Фото: Map of Iran and Turan in Qajar dynasty drawn by Adolf Stieler

 ПОДПИШИТЕСЬ, ЧТОБЫ БЫТЬ ПЕРВЫМ В КУРСЕ СОБЫТИЙ 

comments powered by HyperComments