Россия, Турция и тюркоязычный мир: тренды 2015-2016 гг.

После нескольких месяцев резкого охлаждения Турция улучшила отношения с Россией. Согласно заявлениям официальных лиц из Анкары, отчасти благодаря усилиям казахстанского лидера Нурсултана Назарбаева. Несомненно, отношения Эрдогана и Назарбаева, сложившиеся в рамках сотрудничества тюркоязычных стран, были субъективным фактором такой перемены. То есть новое потепление российско-турецких отношений произошло не без влияния сотрудничества тюркоязычных стран, прежде всего в сфере культуры, диалога в сферах политики и экономики. Итак, многостороннее сотрудничество государств повлияло на отношения двух стран, одна из которых в большинстве своих регионов не принадлежит тюркоязычному миру. Но не окажутся ли в числе проигравших тюркоязычные регионы России?

ТЮРКСОЙ и охлаждение российско-турецких отношений в конце 2015 г.

Прежде нейтральное отношение Кремля к сотрудничеству тюркских стран и тюркоязычных регионов той же России сменилось на отрицательное

Романтический период начала 1990-х гг. одновременно был периодом узнавания тюркоязычных стран после десятилетий «железного занавеса». Как известно, Турция была первой страной, признавшей независимость Азербайджана, Казахстана, Кыргызстана, Узбекистана и Туркменистана. Имели место заинтересованность в налаживании и развитии культурных связей, интерес в экономическом сотрудничестве. Принимая во внимание общность культур, истории, этнического и языкового родства сотрудничество тюркоязычных стран началось с установления институциональных форм взаимодействия.

В 1992 г. на встречах в Баку и Стамбуле министры культуры шести тюркоязычных государств поддержали идею совместного проекта в области культуры. В Алматы 12 июля 1993 г. было подписано соглашение о создании Организации по совместному развитию тюркской культуры и искусства (ТЮРКСОЙ), по-турецки Türk Kültür ve Sanatları Ortak Yönetimi. К 2015 г. в ТЮРКСОЙ было 16 участников, поскольку вместе с шестью независимыми государствами в этой организации состояли тюркоязычные субъекты Российской Федерации и некоторые автономные регионы других стран. Кроме ТЮРКСОЙ, существует Объединенная администрация тюркских искусств и языков, учрежденная в 1992 г. в Алматы.

Охлаждение отношений между Турцией и Россией с конца ноября 2015 г. привело к изменениям состава участников ТЮРКСОЙ. Дело в том, что после инцидента со сбитым турецкими военными российского военного самолета, участвовавшего в боевых действиях в Сирии, некоторые российские эксперты, политики и чиновники стали с сомнением относиться к ТЮРКСОЙ. В конце 2015 г. министр культуры России Владимир Мединский послал субъектам Федерации телеграмму с требованием немедленно прекратить контакты с этой организацией. Башкортостан, Тыва, Алтай, Хакасия и Саха-Якутия вышли из организации. Татарстан выдержал паузу. Итак, прежде нейтральное отношение Кремля к сотрудничеству тюркских стран и тюркоязычных регионов той же России сменилось на отрицательное.

Быть ли Турции в ЕС или в ТС?

Заметим, что сотрудничество тюркоязычных стран имело последствием взаимное сближение, некоторую теплоту отношений в паре Эрдоган и Назарбаев, а также Эрдоган и Ильхам Алиев. Что облегчило процесс размораживания турецко-российских отношений, замороженных вплоть до введения торгово-экономических санкций России в адрес Турции. Известно признание президента Эрдогана о том, что Турция улучшила отношения с Россией, отчасти благодаря усилиям казахстанского лидера. Турецкая сторона об этом официально заявляла. Считается, что свою лепту внес также Ильхам Алиев.

30 октября 2013 г., до периода охлаждения этих отношений в ноябре 2015 – июле 2016 гг., президент Казахстана Нурсултан Назарбаев объявил на заседании Высшего Евразийского экономического совета в Минске о том, что Турция также хочет вступить в Таможенный союз. Более точно, Назарбаев высказался: «Может, Турцию принять, и вопросы закончатся?». Заявление вызвало горячие дискуссии в турецких СМИ, некоторые из которых утверждали, что Назарбаев заявил, что лично Эрдоган объявил о желании Турции присоединиться к Таможенному союзу (ТС).

В таком случае поворот Турции от Запада, т.е. от стремления стать членом Европейского Союза (ЕС), на Восток, т.е. зондаж о вхождении в ТС, представляется не ситуативным решением, а частью продуманной политики выстраивания отношений. Вспомним, что тогда в октябре 2013 г. на заседании Высшего Евразийского экономического совета в Минске обсуждался вопрос о принятии Армении в ТС.

С одной стороны, гипотетическое вступление Турции в ТС, а затем в ЕАЭС снимало все вопросы о создании нового Советского Союза, опасения насчет неоимперских амбиций части правящей элиты России, поскольку влияние России сдерживалось бы Турцией. С другой стороны, эксперты единодушно согласились с тем, что после заявления Армении о намерении вступить в ТС вступление Турции – союзника Азербайджана — в эту организацию было почти невероятным.

Конечно, в выступлении казахстанского президента на вышеупомянутом саммите в Минске предложение было высказано в вопросительной форме:  «Может, Турцию принять, и вопросы закончатся?». Впрочем, некоторые сочли идею вхождения Турции в ТС как вполне имеющую отношение к реальной политике.

Тюркский мир: на первом месте культурные аспекты

С 1992 г. проводятся саммиты глав тюркоязычных стран. В ноябре 2008 г. на конференции председателей парламентов в Стамбуле было подписано Соглашение об учреждении Парламентской ассамблеи тюркоязычных стран (ТюркПА). Задачи ТюркПА — формирование механизма межпарламентских отношений между тюркоязычными странами, сближение политических взглядов, обмен информацией, пропаганда тюркской культуры, расширение экономических связей, реализация совместных проектов, нахождение путей решения проблем тюркского мира.

Определились страны, более активные в части политического сотрудничества – Азербайджан, Казахстан, Кыргызстан, Турция. Узбекистан игнорирует саммиты, поскольку руководство страны предпочитает двусторонние контакты и очень скептически относится к многосторонним договоренностям, особенно не приносящим конкретных результатов.

Именно четыре страны, наиболее заинтересованные в расширении сотрудничества, учредили Совет сотрудничества тюркоязычных государств (ССТГ, тур. TURKKON), иногда сокращенно именуемый Тюркским Советом. Соглашение об его образовании было подписано 3 октября 2009 г. в г. Нахичевань Азербайджана. На деле Тюркский Совет шире, чем ССТГ, поскольку включает ТЮРКСОЙ, ТюркПА и ряд других организаций. Дело в том, что после образования Тюркского совета ТЮРКСОЙ вошла в состав Тюркского Совета. Туда также вошли ТюркПА и учрежденная Академия Тюркского Совета.

Кроме того, Тюркский Совет имеет в своем составе Совет министров иностранных дел, Комитет старших должностных лиц, Совет старейшин (аксакалов) тюркоязычных государств. При этом, наиболее важные предложения обсуждаются и в случае согласия принимаются решения на саммитах ССТГ. Чтобы исключить доминирование одной страны, разные организации, входящие в Тюркский Совет, не сосредоточены в одной и той же стране. Так Секретариат Тюркского Совета находится в Стамбуле, академия Тюркского Совета в Астане, ТЮРКСОЙ – в Анкаре, ТюркПА – в Баку.

После Нахичеваньского соглашения 2009 г. сотрудничество приобрело более определенные организационные формы. Возросла роль саммитов и их нумерация начинается не с 1992 г., а с I саммита ССТГ после Нахичеваньского саммита. Десять саммитов было проведено до 2010 г., последующие именуются «саммитами Тюркского Совета» или саммитами ССТГ.

Уровни взаимоотношений ТЮРКСОЙ и ССТГ четко определены: Совет утверждает решения встречи министров. I саммит ССТГ состоялся 21 октября 2011 г.в Алматы. В Бишкеке в августе 2012 г. был проведен II саммит ССТГ. В азербайджанском городе Габала 15-16 августа 2013 г. проходил III саммит ССТГ. На IV саммите в турецком курортном городе Бодрум (2 — 5 июня 2014 г.) основной темой было развитие туризма. Впервые в саммите участвовал президент Туркменистана.

Хотя повестка саммита была заранее известна, некоторые решения, такие как включение в итоговую декларацию «Тюркский совет — современный Шелковый путь» пункта о Нагорном Карабахе, привлекли внимание экспертов и аналитиков. Решения саммита также не остались без внимания заинтересованных политических кругов. «Бодрумский саммит вообще имеет прозападный оттенок. Решение о создании центров поддержки диаспор тюркоязычных стран также распространяется сугубо на Запад, и, похоже, согласовано с Вашингтоном и Брюсселем. Таким образом, тюркский мир по-прежнему остается расколотым, а ее лидер (Турция) смотрит больше на Запад, чем на Восток. И если то игнорирование России несколько непонятно. Тем более что важнейшим вопросом саммита является туризм», — отмечено в статье Р. Мурзагалиева «Западный оттенок саммита тюркоязычных стран в Бодруме».

С позицией Р. Мурзагалиева насчет игнорирования России можно не согласиться, поскольку вопросы энергетики, в частности транспортировки туркменского газа на Запад, в условиях нерешенности статуса Каспия не могут быть решены без России и Ирана. Именно по этой причине президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедов активно участвовал в работе саммита. Катализатором послужили российско-китайские договоренности о поставках российского газа в Китай, что не исключает в будущем пересмотр по инициативе Китая условий поставки и покупки туркменского газа. Утверждение Р. Мурзагалиева неточно и в том, что прозападная ориентация ССТГ преувеличена.

Роль ССТГ в международной политике

Тюркский Совет выполнил стабилизирующую роль в международной политике

По сути, саммиты ССТГ есть диалоговая площадка и трибуна, чтобы подать словами и некоторыми решениями сигнал третьим странам. Что проявилось в контексте интеграционных процессов в ЕАЭС. Во-первых, вспомним, что некоторые горячие головы в руководстве России стремились форсировать события, предлагая учреждение наднационального парламента и прочие меры по политической интеграции. Тогда речь Н. Назарбаева на саммите ССТГ о колониальном прошлом охладила этих политиков.

Во-вторых, сочетание культурного сотрудничества с прагматическими интересами экономического и политического характера по-своему оригинально и дополняется теплотой чувств этнического и культурного родства. Что не свойственно большой политике. Но именно благодаря этой теплоте и доверительности, насколько это возможно в политике, сложились отношения Эрдогана и Назарбаева, что вместе с отлаженными отношениями Путина и Назарбаева проявились в субъективном факторе улучшения двусторонних российско-турецких отношений. От чего выиграла и Турция и Россия. В этом отношении ССТГ вне своих уставных задач выполнил стабилизирующую роль в международной политике.

Почти 20 лет назад, в 1997 г., в рамках международного проекта с участием нескольких научно-исследовательских учреждений и государственных ведомств нескольких стран, в Алматы вышла в свет книга «Тюркоязычный мир». В ней были описаны экономическое положение, политические системы, особенности культуры, образования и иных социальных отраслей всех шести тюркоязычных государств, т.е. Азербайджана, Казахстана, Кыргызстана, Узбекистана, Турции и Туркменистана, и автономий тюркских народов в составе России, Китая, Молдовы, Баян-Ульгийского аймака Монголии.

Однако есть важный момент. Дело в том, что улучшение российско-турецких отношений в августе 2016 г. не привело к новому письму министра Мединского о возможности восстановления сотрудничества тюркоязычных регионов-субъектов Российской Федерации с ТЮРКСОЙ. Эти тюркоязычные регионы России, административным указанием лишенные сотрудничества культурного характера, могут оказаться в проигрыше. Хотя самопознание своего народа и культуры, истории, политики, экономики родственных народов не угрожает политике правительства России, не подрывает лояльность политическому строю.

Большинство независимых тюркоязычных стран принадлежит к региону Центральной Азии. Поэтому происходящее важно для пополнения политического опыта народов региона в настоящем. Для стран Центральной Азии напоминание о неожиданных последствиях деятельности ССТГ и зигзагах внешней политики полезно для понимания меняющейся реальности на постсоветском пространстве. Полезно, ибо до сих пор позитив  равноправных отношений в рамках ССТГ как диалоговой площадки не дополняется «диалогом равных» в рамках региона Центральной Азии. Что лишает страны региона возможностей достичь позитивных итогов межстранового сотрудничества и кооперации.

 ПОДПИШИТЕСЬ, ЧТОБЫ БЫТЬ ПЕРВЫМ В КУРСЕ СОБЫТИЙ 

comments powered by HyperComments