Рашид Абдуллаев — воспоминания о «Мусульманском батальоне»

Секретная операция «Шторм 333» была проведена 27 декабря 1979 года. Целью ее было устранение президента Афганистана Хафизулло Амина, которого руководство СССР посчитало предателем идеалов апрельской народной революции 1978 года. В недрах КГБ и ГРУ возник план государственного переворота, в результате которого к власти должен был быть приведен просоветский лидер. Основной ударной силой был 154-й специальный отряд ГРУ, который был сформирован из выходцев Средней Азии. С тех пор прошло 37 лет, и долгое время операцию замалчивали, но память о «Шторме 333» живет, ведь многие участники живы и помнят очень многое.

Рашид Абдуллаев — полковник в отставке. В 1979 году он был командиром роты по политической части 154 спецотряда ГРУ. В 2012 году написал книгу воспоминаний об операции «Шторм 333». Рашид — единственный из офицеров мусульманского батальона – «мусбата», решивший детально изложить подробности этой авантюрной истории.

rashid

Рашид Игамбердиевич, вы автор книги «Время выбрало нас», в которой вы рассказываете об операции под названием «Шторм 333». Чем отличается ваша книга от предыдущих публикаций? Ведь об этой диверсионной операции написаны десятки книг.

— В штурме дворца участвовали: 2 группы от Комитета государственной безопасности (КГБ) СССР «Гром» и «Зенит»; 154-й отдельный отряд специального назначения Главного разведывательного управления (ГРУ) Генерального штаба Вооружённых Сил СССР, так называемый «мусульманский батальон», с приданными ему 9-й гв. парашютно-десантной ротой и противотанковым взводом «Фагот» из 345-го гвардейского отдельного парашютно-десантного полка воздушно-десантных войск.

На сегодняшний день имеется значительный объём публикаций, посвящённых штурму дворца «Тадж-Бек», государственному перевороту в ДРА и началу ввода ограниченного контингента советских войск в Афганистан. Подробности штурма дворца «Тадж-Бек» описаны в основном сотрудниками КГБ СССР. Их сведения о роли и месте спецназовцев «мусульманского батальона» и десантников 345-го гвардейского полка в операции отрывочны и неточны, а порой намеренно фальсифицированы.

За годы, прошедшие с тех пор, в зависимости от политической конъюнктуры, менялась и оценка этих событий, они обросли мифами и легендами. Во многих произведениях участников штурма изображали какими-то бездушными роботами, лишенными каких-либо человеческих чувств и эмоций. Так пишут те, кто сам вплотную никогда не соприкасался с болью, которую несут неизбежные на войне кровь и смерть!

Мною сделана попытка на основе воспоминаний очевидцев и документальных материалах восстановить события тех дней, описать историю формирования и подготовки 154-го специального отряда ГРУ, подробности операции «Шторм-333». К счастью, большинство участников этих событий ещё живы и сами смогли рассказать об этом.

 Как вы сами попали в этот отряд ГРУ?

— В 1979 году после окончания свердловского войскового танкового училища меня направили на службу в казахстанский Отар. Через полгода перевели в военную часть вблизи Иссык-Куля – после казахских степей местность показалась раем, но счастье было недолгим. Вскоре меня ждали изнурительные учения в городе Чирчик под Ташкентом. Там работа по стрессу и физическому напряжению не была похожа ни на что ранее. А ведь кроме училища в Свердловске за моими плечами были годы учебы в суворовском училище. Я привык ко многому. Сначала нам ничего не объясняли, но было ясно: нас готовят к чему-то серьезному. Подозрения подтвердила выданная бойцам афганская форма, помню, мне она сильно не понравилась – сотканная из верблюжьей шерсти одежда была колючей, слишком теплой, да и выглядела смешно. Молодые и жизнерадостные, мы долго шутили друг над другом из-за нее. А вот новенькие итальянские ботинки, наоборот, пришлись всем по вкусу, они были гораздо лучше, чем советские кирзовые сапоги.

В конце мая нам сообщили кое-какие подробности предстоящей операции. И объявили главную цель и задачу – взятие штурмом правительственного дворца «Таджбег» и свержение президента Афганистана Хафизулло Амина.

 В чем была специфика формирования 154 отряда?

— 26 апреля 1979 года в штаб Туркестанского военного округа поступила директива начальника Главного Штаба ВС СССР № 314/2/0061 о формировании к 1-му июня текущего года на базе 15-й отдельной бригады специального назначения ГРУ ГШ ВС СССР отдельного отряда специального назначения из коренных военнослужащих Узбекистана, Таджикистана и Туркменистана, и подготовке отряда к 1-му августа этого же года для выполнения заданий по охране и обороне особо важных объектов за пределами СССР, а если точнее – охране руководителя Афганистана Нурмухаммад Тараки.

Командир этой бригады полковник Колесник Василий Васильевич позже в своей книге «Шторм» в Кабуле, изданной в 2000 году, вспоминал так:

 «Главная особенность отряда заключалась в том, что в нём могли служить только представители трёх национальностей: узбеки, туркмены и таджики. Поэтому и назвали его «мусульманский батальон». Бойцов отбирали только двух призывов: прослуживших полгода и год. Особые требования предъявляли к физической подготовке кандидатов. Поскольку эксплуатация боевой техники предполагает специальные знания, людей отбирали в мотострелковых и танковых частях обоих среднеазиатских округов».

Нас было 537 человек – супербатальон, состоящий из одних офицеров, выпускников лучших советских военных училищ. Нас назвали «мусульманский батальон», потому что он состоял на 70% из узбеков, на 20% из таджиков и на 10% из туркмен. Еще были три офицера-казахов, узкие специалисты по вооружениям. И один славянский взвод – ЗСУ 4 – состоявший из русских, украинцев и белорусов.

Людей собирали со всего Советского Союз, в первую очередь, с дивизий ВДВ, спецназ, в мою роту БМП брали с учебных подразделений – Отар, Ашхабад. Мотострелковые войска – это механики, водители, наводчики, операторы. Командиры – выпускники разведывательных факультетов Киевского военного училища. Все мы быстро нашли общий язык, обстановка отличалась от общевойсковой, все-таки уровень людей был очень высокий, все – кадровые офицеры. И операция, при всей ее необычности в мирное время и авантюрности, будоражила воображение. Учения, как я заметил выше, проходили на пределе человеческих возможностей. Об интенсивности можно судить по такому факту: за полгода мы израсходовали боеприпасов по моторесурсам, положенным на четыре года обыкновенной подготовки. Нам предоставили все возможности: полигоны, боеприпасы, технику – в неограниченном количестве. Работа шла под кураторством главного управления с личного указания начальника генерального штаба Маршала СССР Николая Огаркова.

Почему все-таки военная разведка и КГБ сделали ставку на советских солдат узбеков, таджиков и туркмен?

 — Советская военная разведка и КГБ полагали, что солдаты узбеки, таджики и туркмены идеально подходят для выполнения операции по ликвидации афганского президента Хафизулло Амина. Схожие обычаи, вера, язык и внешность.

Нужны были люди, которые выглядят, говорят и, может быть, в чем-то даже думают как афганцы. Мусульманский батальон должен был слиться с местностью, потому что мы шли не на открытую войну, а на диверсионную операцию. На нас надели форму афганских солдат, мы шли на дворец как взбунтовавшиеся афганские солдаты и, в случае провала, должны были остаться там, погибнуть на афганской земле. Долгое время об операции «Шторм 333» было запрещено даже вспоминать.

batallion

Личный состав 1-й роты БТР накануне операции «Шторм-333».  Дар-уль-Аман.  26 декабря 1979 года

 Что собой представлял Афганистан в конце 70-х прошлого века?

— В те годы население этой страны составляло около 16,4 млн. человек. В Афганистане сохранилась родоплеменная структура. Население делится более чем 400 племён, родов, кланов. Примерный национальный состав страны в конце 70-х годов ХХ века был следующий: пуштуны (8,1 млн.), таджики (3,2 млн.), узбеки (около 1,8 млн.), хазарейцы (1,4 млн.), чараймаки (около 1 млн.), туркмены (около 500 тыс.), нуристанцы (свыше 100 тыс.), белуджи (свыше 100 тыс.), пашаи, киргизы, казахи, арабы и др.

Свыше 90% населения Афганистана исповедует ислам (из них 80% – сунниты и примерно 18% – шииты), остальные – сикхизм, индуизм, иудаизм и другие религии.  Подавляющая часть населения — 11,5 млн. чел. (70,1%) — состояла из крестьян. Большую социальную прослойку афганского общества составляло мусульманское духовенство. Экономически активного населения было – 5,1 млн. чел. (38% от оседлого населения), 3 млн. чел. (18,3%) вели кочевой или полукочевой образ жизни. В городах проживало 2,8 млн. чел. (17%) населения.

Как прошла сама операция по взятию дворца «Тадж-бек» и ликвидации Хафизуллы Амина?

— В конце ноября 1979-го батальон специального назначения был готов для выполнения тайной операции. Командиром секретного подразделения был назначен уроженец Ферганы майор Хабиб Халбаев.

В начале декабря спецбатальон, переодетый в афганскую форму, на самолетах был переброшен в Афганистан. Президентский дворец «Таджбег» охраняли две с половиной тысячи бойцов элитной национальной гвардии Афганской армии. Все ждали приказа о штурме. Операция откладывалась. В батальоне царила нервозная обстановка. Наконец поступил приказ и «мусульманский батальон» двинулся из Баграма в Кабул.

Перед штурмом дворца спецгруппой КГБ был взорван так называемый «колодец связи» – фактически центральный узел секретной связи между важнейшими военными и гражданскими объектами г. Кабула.

А сам дворец президента Амина мы взяли за 40 минут. Впереди шли бойцы спецподразделения «Гром» — 27 человек. Мусбат внутрь дворца входить не должен был, но охрана оказала сопротивление, и нам приказали идти на штурм. Перестрелка закончилась быстро, так что я толком и не понял, что случилось. Соображать начал уже во дворце, вижу, рядом нет товарищей, много погибших – среди них настоящие афганские военные, из охраны дворца. Повсюду разбросаны части тел: руки, ноги, головы, обезображенные трупы. Еще почему-то помню металлическую вазу на полу, расписную такую, восточную, а рядом лежит голова афганца с открытыми, устремленными на меня глазами. Все это невозможно забыть даже спустя 33 года. Понимаете, мы же были парнями из другой, мирной реальности и для нас война была чем-то далеким, как кино. Потери «мусульманского батальона» составили 8 человек убитыми и 67 получили ранения.

Рашид Игамбердиевич, вы сказали, что в случае провала вы должны были остаться там, погибнуть на афганской земле. Что это означает?

— На этот счет была придумана целая легенда. Наши родные никогда бы ни о чем не узнали. С самого начала только несколько командиров были посвящены в план Б – если что-то пойдет не так, уничтожить весь батальон. Сам я услышал об этом за 10 минут до начала штурма, от генерала Дроздова, он так и сказал: «если вы не выполните операцию, никто живым в Союз не вернется». Такой план был. Поэтому мы выступали в форме афганцев как взбунтовавшийся батальон, была подготовлена целая легенда. За операцией по свержению Амина наблюдал третий батальон 105 – витебской десантной дивизии. В случае провала операции мусульманский батальон должен быть уничтожен как взбунтовавшийся батальон афганской армии. В этом батальоне служил мой друг и однокашник по свердловскому училищу Алексей Жеркало.

Все же, несмотря на то, что план был выполнен, произошла ошибка, и в нас открыли огонь свои же. Десантники 3-го батальона, 105-й дивизии 345-го полка вышли на нас и мы в течение 40-50 минут вели с ними бой, кроме этого по нам два часа вела огонь тяжелая артиллерия. Что произошло? – обычная перестраховка. Они не получили приказ отставить. Они думали, перед ними враги. Так уже после нового года, 3 января 1980 года мне рассказывал друг. «Нам сказали, это взбунтовавшийся батальон национальной гвардии, который захватил власть и его надо уничтожить». Мы же в форме национальной гвардии – они видят нас в прицел и уничтожают как противника. А мы дали команду стрелять в ответ, мы не собирались там умирать как жертвенное мясо. Хотя если бы открыли полный огонь, от этого батальона не осталось бы ничего в течение 10 минут. Мы бы его разгромили и сожгли. Но мы в отличие от них знали, что там свои.

Утром 8 января 1980 года в отряд поступил приказ передать охраняемые объекты представителям 40-й армии и на следующий день быть готовыми к вылету в Ташкент. Весь день отряд готовился к отлёту. Представителям 40-й армии были также переданы последние боевые машины и боеприпасы. На следующий день после обеда нас на грузовых автомобилях вывезли в аэропорт Кабула.

Когда самолёты были уже в воздухе, некоторые из офицеров отряда даже высказались о том, что самолёты могут сбить свои же, таким образом «заметая следы» всего происшедшего. Два часа этого полёта прошли для солдат и офицеров отряда в невероятно высоком нервном напряжении.

Рашид Игамбердиевич, прошло 37 лет после операции «Шторм 333». Какие выводы сделали лично для себя?

— Операция «Шторм 333» является хрестоматийным образцом в искусстве военного дела. До сих пор этот опыт изучается во всех разведывательных структурах передовых стран.

Свержение лидера Афганистана Х. Амина и последующий ввод ограниченного контингента советских войск в страну положили начало резкой активизации гражданской войны в Афганистане. Так была открыта трагическая страница, как в истории афганского народа, так и в истории Советского Союза.

Военная поддержка СССР одной из сторон, путём ввода ограниченного контингента советских войск в декабре 1979 года, обернулась затем наиболее масштабным военным конфликтом с участием советских войск после второй мировой войны. Никто из отряда не подозревал, что отгремевший ночной бой был лишь дебютом, после которого предстояло его участие в сотнях операций, ещё более кровопролитных, чем эта, и что последний солдат спецназа покинет афганскую землю почти через 10 лет, только в феврале 1989 года. Война у южных рубежей стран СНГ, в том числе и Узбекистана, продолжается до сих пор.

Абдуллаев Рашид Игамбердиевич родился 2 июня 1957 года в городе Белебее БАССР. Закончил среднюю школу в городе Коканде Узбекской ССР. В 1974 году окончил Казанское суворовское военное училище, а в 1978 году – Свердловское высшее военно-политическое танко- артиллерийское училище. С мая 1979 года по май 1981 года проходил службу в 154 отдельном отряде специального назначения на должностях заместителя командира роты по политической части, секретаря партийного бюро отряда. С 1981 по 1985 годы проходил службу в 902 отдельном десантно –штурмовом батальоне Южной группы войск. В 1988 году закончил военно-педагогический факультет военно-политической академии в городе Москве. С 1988 по 2007 годы проходил на различных должностях в Туркестанском военном округе и в Вооруженных силах Республики Узбекистан.

Фото: Adnan Abidi (REUTERS)

 ПОДПИШИТЕСЬ, ЧТОБЫ БЫТЬ ПЕРВЫМ В КУРСЕ СОБЫТИЙ 

comments powered by HyperComments