Теории заговоров, геополитические фантазии, прогнозы нестабильности — как освещали события в Казахстане зарубежные СМИ?

События в казахстанском городе Актобе, где группа лиц совершила ряд нападений на различные объекты, вызвали целый спектр оценок восприятия внутренней обстановки в стране. При этом официальная версия почти всюду была встречена с большой долей скепсиса. МВД Казахстана квалифицировало события в Актобе как террористический акт, назвав террористов «радикальными приверженцами нетрадиционных религиозных течений». Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев заявил, что террористы получали инструкции из-за рубежа и призвал не допустить в стране «цветные революции». Одновременно с этим власти Казахстана объявили о попытке переворота, запланированном южноказахстанским бизнесменом Тохтаром Тулешовом, который якобы имеет пророссийскую позицию и который, по мнению властей, стал главным виновником прокатившихся по стране протестов против земельной реформы.

 land protests

Большинство зарубежных наблюдателей (включая российских) скептически отнеслись к официальной версии событий в Казахстане. Как написала российская Газета.ру, «Назарбаев смешал теракты с олигархами». По мнению большинства, главная причина нестабильности — внутренняя, а именно общий неблагоприятный экономический фон, недоверие к власти и недовольство распространенной коррупцией. Как считает Андрей Грозин, заведующий отделом Средней Азии и Казахстана Института стран СНГ, экономические проблемы также «обостряют борьбу внутри элит Казахстана».

Разобраться в этой сложной картине мотивов, лиц, преступлений и народного недовольства мешает информационная блокада. В статье Eurasianet.org (в переводе Иносми) «Казахстан: Кровопролитие в Актобе застало власти врасплох» Айгерим Толеуханова указывает, что власти являются практически единственным источником информации о произошедших 5 июня событиях. Вскоре после начала событий в Актобе отключили Интернет. После этого отрывочная информация поступала лишь по телефону и СМС. При этом государственные СМИ практически полностью их игнорировали развивавшиеся события и многие казахстанцы черпали информацию из передач российского телевидения. «Как это часто случается во время информационной блокады, тут же начали расползаться слухи и рождаться порой весьма необычные версии», — указывает автор. При этом на протяжении последних недель информация о влиянии внешних сил на ситуацию в Казахстане усиленно распространялась государственными СМИ, которые «навязчиво твердили о «пятой колонне» в Казахстане».

В материале «Атака на Актобе: что привело к дестабилизации обстановки в Казахстане» российский РБК цитирует директора Института региональных проблем Дмитрия Журавлева, который утверждает, что «исламистов в Казахстане крайне мало, массовых радикальных движений практически нет», а нападавшие могли преследовать решение какой-то «региональной, локальной проблемы». Политолог Аркадий Дубнов в том же материале считает, что сообщение о причастности Тулешова к земельным протестам  — это «спешная попытка властей успокоить население и предъявить ему предполагаемого зачинщика». События в Актобе и ранее в других городах Казахстана свидетельствуют, что власть не полностью контролирует ситуацию, и абсолютной стабильности в стране нет, констатирует эксперт Центра Карнеги Алексей Малашенко.

aktobe 1

По мнению Аркадия Дубнова, комментарии которого появились в нескольких российских изданиях (например, в статье газеты «Московский комсомолец» с красноречивым названием «Портреты террористов из Актобе: Казахстан атаковали торговцы старыми телефонами»), под словосочетанием «религиозные радикалы» может скрываться кто угодно, «начиная с городских партизан и заканчивая разборками местных кланов». «Сами казахстанские силовики пытаются избежать любой конкретики, так как либо не знают, что там произошло, либо не хотят говорить», — говорит Дубнов.

«Голос Америки» приводит мнение Алексея Малашенко из Центра Карнеги, который осторожно относит к событиям исламистов, но делает это с оговорками. «Все-таки это не совсем их почерк, – говорит он. – Там выступала толпа, в действиях которой не присутствовала организационная продуманность. Например, чтобы вооружиться, люди бросились в оружейный магазин… В общем, до конца в теорию про исламистов я еще не верю».

России дестабилизация ситуации в Казахстане выгодна, так как помогает запустить процесс внутриполитической конфронтации в Казахстане, устранить риски политического и экономического дрейфа Астаны в сторону Пекина и взять под контроль северные районы страны и район Каспия

Примечательно, что попытка казахстанских властей привязать события к влиянию извне вызвала и более смелые теории. Ростислав Ищенко, обозреватель МИА «Россия сегодня» назвал свою статью «Террористы в Актобе: попытка взорвать Евразию из Казахстана». Аргументируя тем, что «в современном мире проблемы возникают не у тех государств, в которых для этого есть реальные внутренние предпосылки, а у тех, кому не повезло оказаться в точке пересечения интересов геополитических игроков», обозреватель анализирует расположение города Актобе и находит, что «для ливийского формата гражданской войны Актобе расположен очень удачно». Достаточно крупный город, он может стать столицей мятежников, так как находится в отдалении от других крупных городов, а основные группировки вооружённых сил Казахстана заняты прикрытием проблемных южных границ. Но расположение Актобе рядом с «протяжённой и открытой российско-казахстанской границей» открывают широкие возможности для проникновения джихадистских банд на территорию России, что может потребовать от Москвы принятия экстренных мер по обеспечению военного прикрытия границы. «Но сам факт военного взаимодействия Москвы и Астаны в северных районах Казахстана, где проживает высокий процент русского населения, позволил бы нашим западным «друзьям и партнёрам» в очередной раз начать разговоры о вмешательстве России во внутренние дела граничащих с ней государств и обвинить в попытках воссоздания СССР», — отмечает обозреватель.

В материале «Медузы» «Пивной король, защитник русского языка. Кого Казахстан обвинил в «попытке государственного переворота» журналист Петр Бологов рассказывает о Тохтаре Тулешове. До 2016 года Тулешов был известен широкой публике разве что склонностью к эпатирующей роскоши. Российские СМИ, называли Тулешова «комиссаром Интерпол-центра Российско-Тихоокеанского региона». Журналист указывает, что за последние полгода Тулешов стал уже второй публичной фигурой, симпатизирующей России и попавшей под уголовное преследование. В декабре 2015-го за «возбуждение национальной вражды» на четыре года тюрьмы был осужден известный своими пророссийскими взглядами казахстанский блогер Ермек Тайчибеков, который утверждал, что именно Казахстан и Азербайджан — следующие республики бывшего СССР, стоящие в очереди на реализацию «украинского сценария».

tuleshov

Тохтар Тулешов

Не остались в стороне и украинские СМИ. Украинский портал, ссылаясь на аналитический центр DA Vinci, пишет, что «обострение ситуации в г. Актобе (Казахстан) может быть связано с пресечением национальными спецслужбами попытки государственного переворота, организованного российскими властями. Издание отмечает, что Тохтар Тулешов выполнял роль не только лоббиста и легального источника финансирования российских проектов в Казахстане, но и координатора работы пророссийских военизированных организаций на территории страны. Исходя из опыта в Донбассе, украинские аналитики считают, что «современная концепция российских военных операций за рубежом в значительной степени делает ставку на использование парамилитарных и повстанческих групп, в которых русское казачество является наиболее приоритетной силой». В то же время тактика действий групп, осуществивших нападения на оружейные магазины и воинскую часть в Актобе, существенно отличается от способов действий джихадистских  групп, в том числе салафитского толка – говорится в материале. «Активные информационные вбросы о причастности к терактам несуществующей «Армии освобождения Казахстана», активное обсуждение исламистской угрозы на российских медиа-ресурсах с использованием «экспертов», работающих в интересах пропаганды политики Кремля, в том числе в Украине, а также поспешный визит министра обороны РФ Шойгу в Астану и Ашхабад, свидетельствуют о попытке отвлечения внимания от реального источника атаки», — отмечают украинские эксперты. По их мнению, России дестабилизация ситуации в Казахстане выгодна, так как помогает запустить процесс внутриполитической конфронтации в Казахстане, устранить риски политического и экономического дрейфа Астаны в сторону Пекина и взять под контроль северные районы страны и район Каспия.

Кто заменит его — остается загадкой, которая может перерасти в битву за активы и институты среди мощных группировок страны

Другое украинское издание «Вести» приводит шесть самых обсуждаемых версий «теракта в Актобе или того, что происходит в Казахстане». Среди одних из версий – «рука кланов» и «рука оппозиции». «Западный Казахстан характеризуется сильным расслоением общества на бедных и богатых, — пишет издание, — и здесь сформулированы достаточно серьезные внутренние элиты, которые порой так или иначе оппонируют центру. В стране, устроенной по клановому принципу и с престарелым президентом, для представителей других кланов возникает искушение побороться за власть».

family

«Ведомости», как и многие западные издания, делает упор на экономическом кризисе в стране. В статье «Нурсултана Назарбаева пугают «цветной революцией»» указывается, что экономический кризис, вызванный падением цен на нефть (в 2016 г. рост казахского ВВП может составить 0,1% против 4,3% в 2014 г. и 1,2% в 2015 г.), вскрывает слабые места казахской политической системы, главное из которых – неопределенность транзита власти от стареющего единоличного правителя. «Нервничают и без того неуверенные в своем будущем элиты. В этой ситуации самыми выгодными оказываются «инвестиции в напряженность» со стороны силовиков, призванные вынудить президента к закручиванию гаек и усилению контроля».

Как пишет The Economist, экономический пузырь в Казахстане лопнул, и социальный контракт с г-ном Назарбаевым оказался под угрозой. «Правительство, между тем и не в первый раз, прибегает к теории заговора», – указывает издание. Financial Times также считает информацию о перестрелке в городе Актобе туманной. «Г-н Назарбаев в пятницу назвал это терактом воинствующих исламистов, — пишет газета. — На самом деле, цель состояла в захвате оружия из оружейного магазина, но не в преднамеренном массовом убийстве, поэтому события не имеют явных признаков террористического акта. Они также не имеют очевидной связи с более ранними протестами против аренды казахской земли». Газета пишет, что Казахстану важно не недооценивать реальное недовольство населения. Лучшим выходом было бы удовлетворить жалобы своих граждан. Но, как и России и некоторым другим бывшим советским республикам, Казахстану будет сложно осуществить модернизацию экономики без какой-либо политической либерализации. А элиты боятся, что либерализация ослабит их контроль.

«Все это делает Казахстан, как и Украину, страной, за которой международное сообщество должно внимательно следить, — заключает FT. — Имея почти четверть населения, состоящую из этнических русских, Китай на юго-востоке и радикальный ислам на подъеме, Казахстан рискует навлечь нестабильность, которая может иметь серьезные последствия далеко за его пределами».

Stratfor считает, что хотя правящая партия Нур Отан недавно победила на парламентских выборах с подавляющим большинством голосов, а президент Назарбаев имеет рейтинги за 90 процентов, протесты и нападения в Актобе показывают, что поддержка населением казахстанского правительства не является равномерной. Хотя, кажется, что Назарбаев в состоянии справиться с ситуацией, используя политику «кнута и пряника» по мере необходимости, устойчивость этой стратегии является неопределенной. Особенно, это касается плана преемственности для 75-летнего Назарбаева. «Кто заменит его — остается загадкой, которая может перерасти в битву за активы и институты среди мощных группировок страны».

 ПОДПИШИТЕСЬ, ЧТОБЫ БЫТЬ ПЕРВЫМ В КУРСЕ СОБЫТИЙ 

comments powered by HyperComments