Равшан Назаров: Мусульманская военно-политическая элита Российской империи

Равшан Назаров, кандидат философских наук, заместитель заведующего Отделом «Современной истории и международных исследований» Института истории АН Республики Узбекистан, в интервью CAAN рассказывает о своем исследовании мусульманской военно-политической элиты Российской империи. Статья на эту тему вышла в мае этого года в сборнике материалов международной научной конференции «Россия – Узбекистан: дорога к союзническим отношениям» (Ташкент: Турон замин зиё, 2016. – 300 с.)

Расскажите, пожалуйста, вкратце о своей статье. Как формировалась мусульманская военно-политическая элита Российской империи? Нас особенно интересуют выходцы из тюркских народов …

Если обратиться к предыстории вопроса, то можно вспомнить, что в 1452 г. сын хана Улу-Мухаммада Касим-хан, в награду за помощь, оказанную им Великому князю Московскому Василию Темному в борьбе с мятежным Дмитрием Шемякой, получил в удел Городец-Мещерский и прилегающую территорию на левом берегу Оки, к северо-востоку от Рязани. Прибывшие с ним татары поступили на службу к Великому князю и были наделены землей на общих основаниях с русскими дворянами. Это событие и стало началом массовой службы мусульман Российскому государству. Служилые татары стали получать поместья и в других частях Московского царства. Недаром среди русского дворянства так много фамилий явно тюрко-мусульманского происхождения.

Служилый татарин-князь (таковых было много ― Данияр, Джанибек, Касим, Нурдаулет, Якуб) должен был являться на войну со своими «уланами, мурзами и всеми казаками». Служилые татары ― не столько национально-этническая категория, сколько служебная, войсковая категория. Чиновники не особо различали национальности, записывали в служилые татары и башкир, чувашей, удмуртов, мордву, марийцев. Впервые наименование «служилые татары» появилось в 1520-е годы. До этого в источниках служилые люди из татар в основном именуются казаками. Известны знатные татарские фамилии казачьих командиров — князья Деберские, Еделевы, Ирзины, Пощазарские, Ромодановские.

Первой большой войной, в которой участвовали мусульманские войска русского царя, стала Ливонская война. Иван Грозный послал в Прибалтику татарскую конницу и назначил касимовского хана Шиг-Алея (Шах-Али) командующим всей армией. При первом царе из династии Романовых — Михаиле Федоровиче — при общей численности вооруженных сил в 92,5 тыс. чел. численность татарско-башкирской кавалерии составляла до 18,7 тыс. чел. (20 % армии). Ее основным оружием был лук, давно забытый в Западной Европе, но в умелых руках остававшийся эффективным оружием.

nevkii

Всадники-лучники Невского атакуют датский фланг. Личность этих лучников, которые сыграли такую решающую роль в битве на Чудском озере, остается неопределенной. Там были, почти несомненно, всадники-лучники на правом фланге армии Александра. Скорее всего, это были союзники — тюрки-кипчаки (allied Kipchaq Turks) или только что прибывшие представители «монгольских» завоевателей Руси. Их жертвами стали «Люди короля» — вассалы датской короны на левом фланге армии крестоносцев. David Nicolle «Lake Peipus 1242 — Battle of the Ice», 1996

В Северной войне российские мусульмане сражались в рядах российской армии в «прорубая окно в Европу». Мусульманских конных частей было особенно много в армии фельдмаршала Б.Шереметьева, действовавшей против шведов в Прибалтике. После победы под Полтавой российское командование приняло решение периодически посылать татарско-башкирских всадников через Ботнический залив, атакуя шведов. Одетые в шубы, на легких конях они нанесли огромный ущерб противнику, что было в той ситуации немыслимо для обычной русской кавалерии, которой грозило просто провалиться под лед. Несколько таких походов в значительной степени приблизили мир со Швецией, по которому к России отошли Прибалтика и Выборг. Среди отличившихся в войне были офицеры-мусульмане — Арслан Акулов, Юсуф Ишбулатов, Бикчура Ишеев, Юсуф Маметов, Кадырмухамет Сунчалиев, Ирек Шигаев, Ишмурза Яушев и др. В ходе Семилетней войны «степное войско» из мусульман вошло в Берлин в составе корпуса генерала Чернышева и произвело на бюргеров неизгладимое впечатление.

В конце 1820-х гг. при Николае I из мусульман Кавказа и Крыма были сформированы лейб-гвардии Кавказско-Горский и Крымско-Татарский эскадроны, практически целиком состоявшие из мусульман, которые были включены в состав Собственного Его Императорского Величества конвоя. Служба в этих эскадронах давала возможность дальнейшего продвижения по службе представителям мусульманских народов. В ХIХ веке в кадетских корпусах училось много сыновей знатных мусульманских фамилий особенно в Воронежском, Омском, Оренбургском корпусах.

Во второй половине ХIХ в. мусульмане европейской части России уже отбывали воинскую повинность на общих основаниях. Привлекаемые же в ряды вооруженных сил империи граждане нерусских национальностей служили не только в единых многонациональных частях. Для них создавались и особые, национальные части. Так, в Отечественной войне 1812 г. участвовали Башкиро-Мещерякское казачье войско, Кавказские дружины, Крымско-татарский конный полк и другие национальные формирования

К концу ХIХ – началу ХХ вв. сложилась мусульманская военно-политическая элита Российской империи, в составе которой были поволжские, польско-литовские и крымские татары, башкиры, азербайджанцы, народы Северного Кавказа и Туркестана. Во время первой мировой войны была сформирована Кавказская туземная конная дивизия (неофициальное, но очень известное название ― «Дикая дивизия») в составе Дагестанского, Ингушского, Кабардинского, Татарского (из тюркских народов Кавказа), Черкесского, Чеченского полков, Осетинской пешей бригады. «Наследники горцев, абреков, которые сначала 50 лет воевали против могущественной русской армии — победительницы Наполеона и вдруг стали служить престолу, государю императору и великой стране, совершая подвиги во славу России. Почему об этом никто не говорит?», написал один исследователь.

24 февраля 1885 г. был сформирован отряд туркменской конной милиции, который участвовал в разведке афганской границы. 7 ноября 1892 г. отряд был преобразован в Туркменский конно-иррегулярный дивизион, а 30 января 1911 г. ― в Туркменский конный дивизион. На основе этого дивизиона во время первой мировой войны был сформирован Туркменский конный полк (с марта 1916 г. — Текинский). Из текинцев был сформирован личный конвой верховного главнокомандующего ген. Л.Г. Корнилова.

Teke_Horse_Regiment

Штандартный эскадрон Текинского конного полка во главе с командиром полка полковником С. П. Зыковом (слева) на смотре частей войск 9-й армии, проводимом императором Николаем II под Хотином. Российский государственный архив кинофотодокументов, Copyrighted free use, https://commons.wikimedia.org/w/index.php?curid=11223820

Кого вы могли бы выделить среди элиты из туркестанцев?

Регион Центральной Азии (Степной край и Туркестан) вошел в состав империи поздно, но, тем не менее, из представителей этих народов уже начала складываться военно-политическая элита: казахи ― генерал от кавалерии Губайдулла Чингисхан, генерал-майоры Джангер-Хан и Сахиб-Гирей, полковники Чингис Валиханов, Муса Чорманов, Ахмет-Гирей, подполковники Ахия Султан-Сейдалин и Ногайбай Джетбысбаев, капитан медслужбы Санджар Асфендиаров, ротмистр Чокан Валиханов; туркмены ― генерал-майор Ораз-Хан-Сердар, полковник Аннамухамед-хан Иомудский, подполковники Караш-хан Иомудский и Махтумкули Нурбердыханов (депутат Госдумы 2-го созыва), майор Дыкма-Сердар-Хан, ротмистр Ораз-Берды, капитан Хаджи-Гельды Хаджи-Мурат (Георгиевский кавалер), ротмистр Ниязмурад Овезбаев, поручик Хан Хаджиев (командир личного конвоя генерала Л.Г. Корнилова).

Среди узбекской военно-политической элиты можно выделить: генералы от кавалерии, генерал-адъютанты — бухарский эмир Саид Абдул-Ахад-хан и хивинский хан – Мухаммад-Рахим-хан Феруз, генерал-лейтенант, генерал-адъютант — бухарский эмир Саид Мир-Алим-хан, генерал-майоры Свиты ― бухарский эмир Музаффар-хан и хивинский хан Саид Асфандияр-Богадур-хан, генерал-майоры — Джурабек (бывший шахрисабзский бек), Мир-Касым Мирбадалев, его сын — Мир-Хайдар Мирбадалев, полковники ― хивинский премьер Матмурад-Деванбеги, его сын Шейх-Назар-Есаулбаши, Бабабек (бывший шаарский бек), хивинский визирь Ислам-Ходжа, Аллакули Джурабеков (сын генерала), Астанакул-бий; старшие офицеры — подполковник Хусайн-Мухаммад-Юсуф Матмурадов, ротмистр Сумского драгунского полка Саид Мир-Мансур (младший брат эмира Саид Абдул-Ахада), капитаны Азамат-бек Худоярханов (Георгиевский кавалер), Мухамед Ахмедов, Юсуф Ибрагимов и т.д.; младшие офицеры – штабс-капитан Абдулла-Карим-бек Ахмедбеков, корнет Розы Якубов, подпоручик Мирякуб Мирбадалев, внуки последнего кокандского хана Худояра поручик Саид-Ислам-бек Худоярханов и штабс-капитан Габдулла-Рахим-бек Худоярханов, и т.д.

В конце 1870-х гг. имперское правительство от политики жесткой конфронтации с элитами мусульманских народов начинает переходить к другой тактике — нахождения консенсуса с ними. Выходцев из знатных семей стали принимать на учебу в военно-учебные заведения России, на службу в самые элитные части российской армии.

Это характерная особенность этнополитики России — способность превращать вчерашних противников в друзей и союзников. Так, будущий российский генерал Эхсан Хан Нахичеванский был ранее полковником персидской армии, будущий генерал Шериф-Бек Аджарский был до того полковником турецкой армии. Из мусульман высочайшего военно-придворного звания генерал-адъютанта Его Императорского Величества были удостоены Шамхал Тарковский Абу-Муслим-хан (1856) , эмиры Бухарские Саид Абдул-Ахад-хан и Саид Мир-Алим-хан (1910) , генерал от кавалерии Гусейн Хан Нахичеванский (1915).

Могли бы националисты или сторонники независимости Туркестана обвинить их в коллаборационизме?

Вряд ли их можно назвать коллаборационистами. Коллаборационисты – это, как правило, люди без чести и совести, зачастую просто мошенники и трусы, которым абсолютно все равно кому служить. Обычно они служат тому, кто в данный момент сильнее. Здесь же мы имеем дело с людьми мужественными и идейными. Например, сыновей имама Шамиля вряд ли можно заподозрить в коллаборационизме, тем не менее, двое из них были офицерами российской империи (по иронии истории двое других были офицерами турецкой армии). Ханы Нахичеванские и династия Каджаров воевали против России в составе иранской армии, и лишь после значительного пересмотра своих взглядов смогли служить России. Такие крупные среднеазиатские фигуры как генерал Джурабек, полковники Бабабек, Матмурад, майор Дыкма-сердар и другие тоже воевали против Российской империи, и пришли к своему решению очень непросто.

Яркой и знаковой фигурой среди узбекской военно-политической элиты второй половины ХIХ века был Матмурад-Деванбеги (Мухаммад-Мурад- Деванбеги, Мат-Мурад, Магомед-Мурад, Мад-Мурад, Махмуд-Мурад, Мадмурад Шейхназарий). Он родился в 1830 г. в Хиве, в Дишон-кале, в семье крупного сановника Хивинского ханства — Шейх-Назара-Есаулбаши, военного министра ханства. Сам Матмурад был также крупным политическим, общественным и военным деятелем Хивинского ханства ХIХ века, одним из крупнейших землевладельцев (владел 50 тыс. танапов, т. е. 20,5 тыс. га земель) и коннозаводчиков Хивы, главным сановником периода хана Хивинского Феруза (Мухаммад-Рахим-хана) в сане диванбеги (премьер-министра). Как отмечал генерал М.А. Терентьев: «Диван-беги — главнокомандующий, он же заведует ирригацией, сборами зякета и монетным двором. Тогдашний Диван- беги был… именем Мад-Мурад».

Матмурад окончил Хивинское медресе, был одним из самых образованных людей ханства, хорошо владел тюркскими языками (узбекским, туркменским, турецким), а также арабским, персидским, русским языками, писал стихи. Служил в личной гвардии хана Хивинского, прошел все ступени от младшего офицера до военного министра и главнокомандующего войсками ханства. Имел звание генерала армии Хивинского ханства, кавалер ряда наград. Служил последовательно при пяти ханах.

В 1873 г. Матмурад командовал хивинскими войсками. В отличие от ряда сановников ханства (Мат-Нияз, Саид-Амир-уль-Умар, Юсуф-Максум), которые были сторонниками заключения мира, Матмурад был сторонником вооруженной борьбы. Как отмечает Мак-Гахан: «Когда хан сдался русским, Мат-Мурада захватили». После поражения Хивинского ханства и подписания соглашения с Российской империей Матмурад был со всей семьей выслан в Казалинск (1873–1874 гг.), а затем — в Калугу, где прожил по 1880 г, там же родились его 2 младших сына. Как отмечает Бартольд: «После взятия Хивы его имущество было конфисковано и он был сослан в Калугу, где прожил 6 лет». Вместе с ним в ссылке были также два его соратника — Рахматулла-есаулбаши и Абдулла-бек. По некоторым сведениям, Матмурад-Деванбеги имел контакты с сосланными и проживавшими в Калуге родственниками и соратниками имама Шамиля. Одной из особенностей Калуги было то, что это был практически единственный город центра России (не считая Москвы), где была мечеть. Возможно, именно поэтому сюда часто ссылали мусульман. Здесь были в ссылке крымский хан Шагин-Гирей, хан Младшего казахского жуза Арынгазы-хан, вождь туркменского восстания Черкез-хан, чеченский суфий Кунта-Хаджи, имам Шамиль, и наконец — ссыльные хивинцы Матмурад-Деванбеги, Рахматулла-есаулбаши, Абдулла-бек.

В 1879 г. Матмурад по личному ходатайству хана хивинского был помилован императором Александром II, и ему было позволено вернуться в Хиву. После возвращения на родину в 1880 г. Матмурад вновь был назначен на пост деванбеги. При новом императоре Александре III Матмурад получил ряд российских орденов (св. Станислава 3-й и 2-й степени, св. Анны 3-й и 2-й степени, св. Владимира 4-й и 3-й степ.) и чин полковника российской армии. Как отмечал В.В. Бартольд: «В Хиве у него был дом в европейском стиле, с европейской мебелью и окнами; другого дома с такими привычными для европейца удобствами в столице хана тогда еще не было».

Среди потомков Матмурада много известных государственных и общественных деятелей, ученых, литераторов, среди которых наиболее видными являются: сын Шейх-Назар-Есаулбаши (1869–1918) — есаулбаши (военный министр, командующий личной гвардией) ханов Мухаммад-Рахимхана Феруза и Исфандияр-хана, полковник российской армии, кавалер орденов Российской империи. Как писал о нем востоковед А.Н. Самойлович: «выдающийся администратор и большой любитель поэзии»; сын Хусайн-Мухаммад-Юсуф Матмурадов (1871–1918) — подполковник российской армии, кавалер многих орденов Российской империи, один из лидеров реформаторского движения младохивинцев; внук Ислам-ходжа (1880–1913) — сын дочери Матмурада и Ибрагима-ходжи, везирь в 1899–1910 гг., великий везирь ханства при Исфандияр-хане в 1910–1913 гг., полковник российской армии, кавалер многих орденов Российской империи; внук Саид Назар (1909–1959) — сын Шейх-Назара-Есаулбаши, поэт, прозаик, драматург, журналист, в 1942–1952 гг. — руководитель Самаркандского отделения Союза писателей Узбекистана; внук Давлат Назаров (1913–1988) — сын Шейх-Назара-Есаулбаши, офицер, герой  Второй мировой войны, государственный и общественный деятель.

Таким образом, на примере личной судьбы сложной и противоречивой фигуры такого военно-политического деятеля, каковым был Матмурад-Деванбеги, мы можем видеть особенности этнополитики Российской империи, сочетавшей в себе меры жесткого и поощрительного характера, в зависимости от конкретной общественно-политической ситуации. Падение империи не позволило в полной мере осуществить проект интеграции военно-политической элиты мусульманских народов в ряды российской аристократии.

matmur

Хива. Первый министр Матмурад-Деванбеги

Достаточно ли была исследована эта тема в советское время? В чем новизна этой проблематики в современных условиях?

В советское время были лишь отдельные небольшие статьи, и касались они в основном ограниченного круга людей, прежде всего тех офицеров бывшей российской императорской армии, которые стали впоследствии офицерами Советской армии. В частности, это азербайджанские генералы Шихлинский, Мехмандаров и др., полковник-татарин Тальковский и некоторые другие. О Чокане Валиханове писали как об исследователе (этнографе, географе и т.д.), не акцентируя внимания на том, что он был кадровым военным. Почти ничего не было написано о среднеазиатской (в частности, узбекской) военно-политической элите.

Будет ли продолжено изучение темы мусульманской военно-политической элиты Российской империи?

Обязательно будет продолжено, и мною, и рядом моих коллег. Это связано с тем, что в последние годы стали доступны материалы некоторых российских архивов, таких как Российский государственный военно-исторический архив (РГВИА), Российский государственный военный архив (РГВА) и т.д. Уже сейчас в научный оборот вводятся новые документы и материалы, касающиеся истории мусульманской военно-политической элиты Российской империи. Этой темой заинтересовались не только ученые Узбекистана, России, других стран СНГ, но и дальнего зарубежья.

 ПОДПИШИТЕСЬ, ЧТОБЫ БЫТЬ ПЕРВЫМ В КУРСЕ СОБЫТИЙ 

comments powered by HyperComments