Николас де Педро: протесты в Казахстане бросают идеологический вызов власти (In English & на русском)

Николас де Педро — научный сотрудник CIDOB (Центр по международным делам в Барселоне) — комментирует протесты в Казахстане. По его мнению, идеологический аспект этих протестов является большой проблемой для легитимности власти. События также показали, что анти-китайские настроения все еще сохраняются на высоком уровне во всей Центральной Азии, и Китаю необходимо будет усилить влияние своей мягкой силы, чтобы недопустить рост этой волны.

13288305_10207985404126321_355241919_o

Николас де Педро – исследователь постсоветского пространства, один из руководителей Инициативы Узбекистан, научно-исследовательского проекта, совместно разработанного CIDOB и программой Центральной Азии в Университете Джорджа Вашингтона, профессор IBEI и приглашенный профессор аль-Фараби (Алматы), проводил полевые исследования в Китае и Синьцзяне.

In RussianEnglish

Дейрдре Тайнан, руководитель проекта Международной кризисной группы в Центральной Азии, в своем недавнем комментарии указывает, что среди обычных граждан Казахстана стало все больше проявляться недоверие к китайскому бизнесу. Что Вы думаете об антикитайских настроениях в Казахстане?

По моему мнению, недавняя волна протестов в Казахстане не только связана с проблемой приватизации земли, но с более широким социальным недовольством из-за ухудшения экономической ситуации. Исторический страх перед китайской колонизацией сочетается с восприятием правительства как более заинтересованного в своих собственных сделках, чем в благосостоянии среднего гражданина. Это подпитывает импульс для протестов. Несмотря на широко распространенное недовольство, я не стал бы ожидать значительных изменений в краткосрочной перспективе. Я думаю, что правительство сделает выбор в пользу сочетания жестких репрессивных мер (которые могут быть эффективными) с некоторыми попытками успокоить социальные волнения. Сейчас главная практическая трудность для Астаны состоит в отсутствии ликвидности. Падение цен на нефть лишило Астану средств. Частичное восстановление цен может облегчить немного ситуацию, но структурные проблемы экономики Казахстана (с ее чрезмерной зависимостью от экспорта нефти) будут оставаться в качестве серьезного риска. Конечно, все это означает худший сценарий в среднесрочной перспективе.

Ваше объяснение протестам?

На мой взгляд, идеологический аспект этого вопроса является самой большой проблемой для Астаны. Люди, которые вышли протестовать, являются ядром «казахской нации», и этот факт сильно может подорвать легитимность властей. Протестующие, скандирующие национальный гимн, это очень мощный образ, отсылающий эту волну протестов к событиям в Жанаозене, и, в конце концов, почему бы и нет, к Желтоксану. Это идеологический вызов, вот что я хочу сказать. Поэтому попытка увязать эти протесты с внешним заговором кажутся не только нелепыми, но и контрпродуктивными. Эти теории заговора могли бы сработать в российских СМИ и среди западной аудитории, сочувствующей Кремлю, но они вряд ли вызывают доверие среди казахстанской или центральноазиатской аудитории. Рычаги и сферы влияния таких «иностранных агентов» в регионах Казахстана, скорее всего, ограничены (если вообще существуют). И, как это широко известно, многовекторная внешняя политика президента Назарбаева — успешна, и никто (ни Китай, ни Россия, ни ЕС, ни США) не заинтересованы в какой-либо нестабильности в этой стране и, откровенно говоря, в этом регионе в целом. Таким образом, местные СМИ и некоторые депутаты могут обвинять Запад, но никто на Западе не заинтересован в том, чтобы у г-на Назарбаева были проблемы, или чтобы центрально-азиатский регион стал проблемной точкой.

Как Вы думаете, Китай должен быть обеспокоен протестами в Казахстане?

Я предполагаю, что китайские власти и аналитики будут тщательно анализировать эту волну протестов. События ясно указывают, что, несмотря на хорошие дипломатические отношений на высшем уровне, тревога о влиянии Китая (некоторые из них сильно преувеличены) все еще сохраняется на высоком уровне во всей Центральной Азии, и это необходимо принимать во внимание.

Как Вы считаете, могут ли антикитайские настроения распространиться по всему региону? Какую угрозу это представляет китайским инвестициям и может ли Китай нивелировать ее с помощью мягкой силы?

Я думаю, что Китаю необходимо будет усилить влияние своей мягкой силы в регионе Центральной Азии. Для этого Китай может предложить проекты по местному участию, выгоду в крупных инфраструктурных проектах. Китайские компании и рабочие настолько конкурентоспособны, и это Пекин должен учитывать, потому что такая конкуренция вызывает недовольство среди местных жителей (как это произошло в Синьцзяне с конца 90-х годов). Я думаю, что Китай может выделить больше стипендий для студентов как один из инструментов мягкой силы. В целом, я не вижу большой антикитайской волны прямо сейчас, но Китай должен учитывать, что инциденты, подобные тем, которые случились на Кумторе или Дордойском рынке, могут повториться в других странах региона.

Как Вы думаете, многое ли потеряет Россия в Центральной Азии от агрессивной экономической экспансии Китая?

Основные экономические/стратегические интересы Китая и России в Центральной Азии вряд ли совпадают. России получила полумонополию на экспортные маршруты углеводородов Центральной Азии в наследство от Советского Союза, и потерей этой монополии ей угрожает не Запад, а Китай. С экономической точки зрения Россия уже замещается Китаем, хотя в сфере безопасности здесь по-прежнему другая история. Во всяком случае, их общий интерес в противостоянии гегемонии США и переосмыслении глобального порядка является более актуальным для обеих сторон. Кроме того, в изоляции от Запада Москва все больше и больше полагается на китайский вектор. Но еще остается неясным, если этот вектор принесет значительные ощутимые результаты для России.

Recent Crisis Group’s briefing on mass protests in Kazakhstan says that distrust toward Chinese businesses in the country is commonly held opinion among average citizens. What’s your take on anti-Chinese sentiment in Kazakhstan?

In my opinion, the recent wave of protests in Kazakhstan is not only related to the land privatization issue but to a wider social unrest due to the worsening economic situation. The historical fear of Chinese colonization is combined with the perception of having a Government more concerned with their own business than the welfare of the average citizens. This has fueled the momentum for the protests. In spite of this spread of anger, I would not expect significant changes in the short term. I think the Government will opt for a combination of hard repressive measures (that might be effective) with some attempts to calm down the social unrest. Right now, the main practical difficulty for Astana is the lack of liquidity. The collapse of the oil prices has left Astana with no cash. The partial recovery of the market might alleviate a bit the situation, but the structural problems of the Kazakh economy (with its excessive dependence on oil exports) will remain as a serious vulnerability. Of course, all this mean the worst scenario in the mid-term.
How do you explain these protests then?
In my view, the ideological dimension of this issue is the biggest challenge for Astana. Those protesting are the core of the “Kazakh nation” and the Government could see its legitimacy vanishing very quickly. Protestors chanting the national anthem is a very powerful image that links this wave to Zhanaozen and eventually, why not, to Zheltoqsan. This is the ideological challenge I’m referring to. Therefore the attempt to link these protests to a foreign plot seems not only ridiculous but counterproductive. These conspiracy theories could feed Russian media and Western sympathizers of the Kremlin, but they are hardly credible for the Kazakhstani or Central Asian audiences. The leverage and outreach of these “foreign agents” in the regions of Kazakhstan are rather limited (if exists at all). And as it is widely known, the multi-vector foreign policy of President Nazarbayev has been successful and no one (neither China or Russia nor the EU or the US) is interested in any instability in the country and, frankly speaking, in the region at large. So the local media and some MPs might blame the West, but no one in the West is interested in seeing Mr Nazarbayev facing problems or the Central Asian region becoming unstable.
Do you think China should be concerned with protests in Kazakhstan?
I guess that Chinese authorities and analysts will analyze this wave of protests carefully. It’s a clear indication that despite good diplomatic relations at the top level the anxieties about China (some of them grossly exaggerated) are still high throughout Central Asia and this is something to be seriously taken into account.
Do you think Chinese anti-sentiment can spread throughout the region and jeopardize the Chinese investment? Are there any soft power mechanisms that China van apply to deal with this risk?
I think both questions are connected. China will need to increase its soft power among Central Asians. This might entail more local participation and benefit in big infrastructure projects. Chinese companies and workers are so competitive and this is something Beijing has to take into account because it creates resentment among locals (as it has happened in Xinjiang since the late 90s). I think more scholarships for students might be also useful for China in terms of soft power. So, I don’t see an anti-Chinese wave right now, but it’s something China has to take into account or incidents like the ones in Kumtor or Dordoi baazar might reproduce elsewhere in the region.
Do you think Russia has much to lose in Central Asia from China’s aggressive economic expansion?
Key economic/strategic interests of China and Russia in Central Asia hardly match. The Russian semi-monopoly over export routes for Central Asian hydrocarbons inherited from the Soviet Union was not broken by the West but by China. In economic terms, Russia has been displaced by China, although the security dimension is still a different story. Anyway their common interest in facing the US hegemony and redefining the global order is more relevant for both. Furthermore isolated from the West, Moscow relies more and more on the Chinese vector. Although it remains to be seen, whether this will provide significant tangible results for Russia.

Фото: Reuters

 ПОДПИШИТЕСЬ, ЧТОБЫ БЫТЬ ПЕРВЫМ В КУРСЕ СОБЫТИЙ 

comments powered by HyperComments