Политизация национального строительства в Казахстане: национализм versus власть

Созидание нации в Казахстане официально было поставлено в повестку дня с некоторым запозданием — через 15 лет после после коллапса Советского Союза. До этого правящая элита в 1991-1995 гг. основное внимание уделяла процессу государственного строительства, взаимоотношениям ветвей власти, укреплению президентства. В 1996-2007 гг. в качестве насущных вопросов, обсуждаемых общественностью, было введение местного самоуправления и её соотношение с местным государственным управлением. При этом провластные силы были за сохранение статус-кво и внесение незначительных изменений в политическую систему, оппозиция же предлагала масштабные  преобразования, вплоть до перехода к парламентско-президентской, даже парламентской республике.

Главным оппонентом власти в процессе нациестроительства оказались и являются по сей день казахские националисты, именуемые в СМИ национал-патриотами

Власть и оппозиция: различия подходов о характере государственности  

В преамбуле ныне действующей Конституции 1995 г. формулировка прежней Конституции 1993 г. о государственности казахской нации была заменена на государственность “народа Казахстана на исконно казахской земле». Эта формулировка была предложена под занавес деятельности последнего Верховного Совета 13-го созыва, но была отвергнута большинством депутатов. Новая Конституция была принята по инициативе власти на референдуме 30 августа 1995 г.

В декабре 1995г. власть могла торжествовать: вместо трудно убеждаемых депутатов Верховного Совета 13-го созыва  был сформирован парламент, в котором голоса отдельных оппозиционных депутатов ничего не значили. В 1997-2005 гг. не наблюдалось новых инициатив со стороны власти в области межэтнических отношений и созидания нации. Хотя становилось очевидным, что аморфное понятие «казахстанский народ» следовало уточнить и дополнить в политической практике чем-то более определенным.

Понятие «нация» было уместным в условиях римейка национализма в Казахстане в 2004-2005 гг. Поскольку в середине 1990-х гг. влияние националистов пророссийского толка было нейтрализовано, то главным оппонентом власти в процессе нациестроительства оказались и являются по сей день казахские националисты, именуемые в СМИ национал-патриотами.

Проявилась истина: если политическая система не позволяет выразить протестные настроения и нонконформизм в рамках существующих институтов, то недовольство проявляется в националистическом, религиозном, классовом направлении. Коммунистическая партия Казахстана  (КПК) до 1991 г. потеряла классовый характер идеологии, а после 1991 г. утрачивала прежний интернационализм. Стремление одних коммунистов адаптироваться к политической системе, желание других смешать в одном флаконе прежние идеи с исламской идентичностью и этнонациональными интересами привело к расколу этой партии. Лояльная часть создала Коммунистическую народную партию Казахстана (КНПК), которая  с 2012 г. является одной из трех партий, имеющих партийные фракции в Мажилисе ­ ­- нижней палате парламента. Оппозиционная КПК после 1999 г. теряла электорат, дважды приостанавливала по решению суда свою деятельность и, наконец, в связи утратой необходимой численности была ликвидирована решением суда в 2015 г.

Общий тренд – после 2004 г. оппозиционные партии в Казахстане в целом сдвинулись в сторону национализма. Но так как согласно Конституции, в Казахстане запрещено создание партий на этнической основе, национализм предстает не как организованная сила, а как тренд в настроениях и умах части политической общественности. Некоторым политикам казалось, что альтернативная власти точка зрения на национальное строительство позволяет найти более широкую поддержку.

В 2005-2009 гг и власть, и оппозиция определились с концептуальным видением по этому вопросу. Наряду с этим, оппозиция по-прежнему полагает необходимым переход к парламентско-президентской республике, а глава государства и лояльные партии считают расширение полномочий парламента допустимым только в будущем, не уточняя срок проведения таких преобразований.

Две концепции национального строительства

К 2009 году в дискуссиях определились различия в понимании нации: 1) казахская политическая нация, остальные этносы есть диаспоры; 2) казахстанская нация включает всех граждан (официальная позиция). Существовала также точка зрения о том, что казахская нация-гражданство объединяет при ведущей роли казахского этноса другие этносы. Что подразумевало аккультурацию либо ассимиляцию неказахов. Если некоторые лица неказахской этничности признавали и допускали возможность частичной аккультурации, то тезис об ассимиляции вызывал понятное противодействие. Эта точка зрения оказалась поглощенной тезисом о том, что есть казахская политическая нация, а остальные этносы есть диаспоры.

Более того, эта позиция оформилась в разработанную под эгидой тогда оппозиционной партии «Ак жол» т.н. Концепцию новой национальной политики Республики Казахстана на 2010-2020 годы[1].

До этого, осенью 2007 г. имело место Открытое письмо-обращение к народу группы 73 деятелей культуры: «Станут ли казахи заложниками казахстанской идеи?», опубликованное газетой «Жас Қазақ». Это обращение примечательно публичным несогласием с предложенной идеей казахстанского нациестроительства: «…Однако мы – не Америка. Мы можем брать с них пример в области экономики, но отнюдь не в области национального строительства. Не будем забывать, что американцы, как нация, возникли на костях коренного народа этой страны – индейцев. И аналогия в данном случае может оказаться более чем уместной». Во-вторых, был поставлен вопрос о первенстве статусов: «…понимаем, кому выгодна такая затея. Тем силам, которые в будущем мечтали бы отстранить казахов от власти в собственном государстве, прикрываясь надуманным лозунгом «Казахстан для казахстанцев»». В-третьих, выражено несогласие с официально предлагаемым трехъязычием (казахский, русский, английский). В-четвертых, утверждается извечность этнических делений, противопоставленных казахстанскости: «Мы все прекрасно видим и заявляем, что казахи были, есть и останутся казахами». В связи с этим упоминался «опыт создания космополитичной нации – общности советских людей, закончившийся сокрушительным провалом».

«Казахстан создан, надо создать казахстанцев» или «национализм создает нацию»?

Намерение власти можно выразить словами: «Казахстан создан, надо создать казахстанцев». Имеет место аналогия с Италией XIX века, когда было сказано: «Италию мы создали, теперь надо создать итальянцев».

Альтернативную точку зрения можно выразить тезисом: «Национализм создает нацию». С 2005 г. наблюдается политизация вопросов национального строительства, поскольку соблазн использовать эту проблематику был достаточно заманчив, что не только национал-патриоты, но и оппозиция, включая часть Компартии, оказались сторонниками казахской нации, определяя иных граждан как диаспоры.

Тремя основополагающими принципами национального единства в опубликованной 9 апреля 2010 г.  официальной Доктрине выдвинуты «Одна страна — одна судьба», «Разное происхождение — равные возможности», «Развитие национального духа».

«Если на этапе становления государства главной задачей была консолидация общества на основе межэтнической толерантности и общественного согласия, то на новом этапе развития страны стратегическим приоритетом становится достижение Национального Единства, основанного на признании общей для всех граждан системы ценностей и принципов». Но в чем основные признаки предполагаемой общей системы ценностей? Ясного ответа Доктрина не предложила.

На торжественном заседании 14 декабря 2013 г., посвященном Дню независимости, прозвучало понятие «Мәңгілік Ел» («Вечная страна»): «Первое достояние. Наша священная и достойная страна – Мәңгілік Ел. Более четырнадцати тысяч километров бесспорных границ спаяли нашу Родину в единый монолит. Они стали рубежами добрососедства со всеми сопредельными странами».

В 2014 г. в Послании Президента народу Казахстана предложено разработать патриотический акт «Мәңгілік Ел»: «Мы, казахстанцы, единый народ! И общая для нас судьба — это наш Мәңгілік Ел, наш достойный и великий Казахстан! «Мәңгілік Ел» – это национальная идея нашего общеказахстанского дома, мечта наших предков….». В Послании глава государства отметил семь общеказахстанских ценностей: независимость Казахстана и Астана; национальное единство, мир и согласие в обществе; светское общество и высокая духовность; экономический рост на основе индустриализации и инноваций; общество всеобщего труда; общность истории, культуры и языка; национальная безопасность и глобальное участие нашей страны в решении общемировых и региональных проблем. Итак, государствообразующие ценности предложены в качестве  идейной основы нового казахстанского патриотизма.

Однако когда отсутствует консенсус по общности истории и культуры, спорадически возникают дискуссии о положении казахского и русского языков, то любой, включая официальный, проект национального строительства не может быть принят обществом.

Противодействует национальному строительству имеющий место тренд к ретрайбализации, так как среди идентификаций появилась принадлежность к роду-племени

Взаимовлияние двух концепций

Внимательное чтение Доктрины позволяет сделать вывод: по первому и второму тезисам, т.е. тезису «Одна страна – одна судьба»  и тезису «Разное происхождение – равные возможности» доминирует точка зрения сторонников гражданской нации. С другой стороны, раздел Доктрины, посвященный тезису «Развитие национального духа» отражает уступку казахскоязычной общественности: «..Возрождение и развитие духовности, культуры, традиций и языка являются одной из важнейших обязанностей государства. В первую очередь это относится к расширению сферы употребления государственного языка. Овладение им должно стать долгом и обязанностью каждого гражданина Казахстана, стимулом, определяющим личную конкурентоспособность и активное участие в общественной жизни. Это ключевой приоритет, главный фактор духовного и национального единства». Наряду с этим, вновь подтверждено: «Одновременно государство должно проявлять заботу об удовлетворении духовно-культурных и языковых потребностей всех этносов, живущих в Казахстане».

С другой стороны, претерпели изменения четыре принципа национал-патриотов 1990-х гг:  история, язык, земля, культура. Введение в 2002г. частной собственности на землю сельхозназначения внесло коррективы в позицию по поводу земли. Большинство сторонников казахской политической нации, прежде несогласные с этим, ныне  фактически сузили свое кредо до «язык, культура, история».

Национал-патриоты основное внимание в истории обращают на  события XX века, главным образом на сталинские репрессии, ашаршылык (бедствие подобное голодомору на Украина начала 1930-х гг.). В фокусе их особого внимания также более ускоренное расширение сфер применения казахского языка как государственного.

Ни одна этническая общность Казахстана полностью не осознает страну как общенациональное Отечество

Политизация на фоне трендов, противодействующих национальному строительству

Противодействует национальному строительству имеющий место тренд к ретрайбализации, так как среди идентификаций появилась принадлежность к роду-племени. Кроме того, консолидирующей роли казахов препятствует высокая роль локальных и регионалистских отождествлений Родины с областью, районом и аулом -26%!

Примечательно, что 73% респондентов-казахов, считающих родиной – Казахстан, вполне сопоставимы с уровнем респондентов русской этничности (70%) и других этносов (61% от числа респондентов этих этносов), считающих иные страны этническими Родинами[2].  Иными словами, ни одна этническая общность Казахстана полностью не осознает страну как общенациональное Отечество.

В ноябре 2013 г. на т.н. Курултае представителей народа тезис о казахской нации как государствообразующей, в котором граждане из остальных этносов относятся к диаспорам, дополнен  тезисом о первенстве казахской нации. Первенство нации означает притязание на некую привилегированность. Это вызвало разногласия среди национал-патриотов. Курултай также продемонстрировал наличие достаточного числа известных персон, вполне благожелательно относящихся к национал-патриотам. По крайней мере, сложилось впечатление, что нет той степени критичности, имевшей место в адрес прежних национал-патриотов 1990-х гг. и римейка национализма 2004-2009 гг.

Итак, застой в процессе нациестроительства дополняется его политизацией, поскольку каждая из сторон стремится упрочить свое влияние. Власть полагала и считает необходимым консолидацию общества вокруг государственных и иных контролируемых властью институтов. Оппозиция же  полагает консолидацию необходимой и важной, но понимает ее как объединение под своим концептуальным видением национального строительства. Ответ власти не заставил ждать: в течение 2011-2015 гг. почти все оппозиционные партии прекратили деятельность либо стали лояльными (как партия «Ак жол»), за исключением малопроявляющей активность ОСДП (Общенациональная социал-демократическая партия).

Ссылки:

[1] Қазақ альманағы. 2009 г . -№4(04).- С 24-36

[2] Опрос приведен в диссертации г-жи Ризат Арын: Арын Р. Төл этностың әлеуметтік-саяси мәртебесінің эволюциясы (Қазақстан Республикасының материалдарында)/перевод: Эволюция социально-политического статуса коренного этноса (на материалах Республики Казахстан). Автореферат дисс. …д-ра полит. наук. –А лматы, 2007.- С. 24, 26

 ПОДПИШИТЕСЬ, ЧТОБЫ БЫТЬ ПЕРВЫМ В КУРСЕ СОБЫТИЙ 

comments powered by HyperComments