Кризис на границе в Ферганской долине и внутренняя турбулентность в Кыргызстане

Диалог между главами двух государств мог бы немного смягчить или способствовать разрешению межгосударственной напряженности вокруг водных ресурсов и процесса делимитации границы в Ферганской долине. К сожалению, такого диалога пока нет. Кыргызское правительство, кажется, не стремится искать общую платформу для налаживания сотрудничества с Узбекистаном, в то время как режим Каримова продолжает игнорировать  интересы соседнего государства. При отсутствии необходимого диалога между Узбекистаном и Кыргызстаном шансы на решение вопросов по поводу границы остаются призрачными.

In RussianEnglish

В прошлом месяце напряженность в отношениях между Кыргызстаном и Узбекистаном вокруг делимитации границ в Ферганской долине стала в очередной раз горячей темой после того, как правительство Узбекистана разместило БТРы и несколько десятков солдат на спорной территории в Аксыйском районе Джалалабадской области. Неожиданный шаг узбекского правительства вызвал негативную реакцию в Кыргызстане, и это привело к протестам в пограничном Аксыйском районе, где более тысячи сельских жителей выразили обеспокоенность по поводу действий кыргызского правительства во время пограничного кризиса. В то же время кыргызская оппозиция готовилась к проведению национальному курултаю 24 марта в южном городе Ош. Но из-за событий на узбекско-кыргызской границе некоторые представители раздробленной оппозиции приняли участие в митинге в Аксыйском районе в то время, как запланированное массовое мероприятие в Оше было отменено.

Тем не менее, визит премьер-министра Кыргызстана Темира Сариева в Аксы только запутал ситуацию на границе и не внес ясности. Встреча Сариева с членами местными совета выявила существование документа кыргызского правительства, в котором говорится, что спорная территория (гора Унгар-Тоо) расположена на территории, на которую претендует Узбекистан. На горе Унгар-Тоо работает кыргызская релейная станция и, возможно, это и стало объектом продолжающихся жарких дискуссий в течение последующих недель. Правительство Кыргызстана упорно отрицает существование этого спорного документа и официальные лица заявили, что документ был подделан с целью дискредитации центральной власти. Кыргызские чиновники заявили, что никогда не выпускали такого постановления, и правительство не собирается отдавать ни одного сантиметра спорной земли Узбекистану.

По сути, реакция правительства Кыргызстана на пограничное противостояние с Узбекистаном послало смешанные сигналы для общественности, которая уже разделилась по этому вопросу. Создается впечатление, что местные общины в южных областях, граничащих с Узбекистаном, выразили свое недовольство действиями властей сразу же после захвата земель узбекскими войсками, в то время как большинство в столице Бишкек и северной Чуйской области стали поддерживать официальную версию кризиса. И, тем не менее, кыргызские власти не смогли в достаточной мере объяснить происхождение правительственного документа, вызвавшего бурю общественной критики, направленной против премьер-министра и его кабинета. Общественный резонанс из-за циркулирующего в СМИ документа (который правительство Кыргызстана называет поддельным) заставил парламент организовать обсуждение скандала на закрытой сессии и поручить Генеральной прокуратуре провести расследование по возможной подделке.

Противостояние на границе и реакция общественности Кыргызстана также выявили существующие слабые стороны центрального правительства в Бишкеке, которое, как кажется, на некоторое время потеряло контроль над развернувшейся PR-катастрофой. Не имея возможности справиться с растущей критикой со стороны общественности и оппозиции, которая, несомненно, воспользовалась этой возможностью для достижения своих политических целей, кыргызское правительство решило выдать общественности тайно записанные аудио и видеоматериалы против оппозиции. В этих записях противники нынешнего правительства якобы обсуждали сценарии переворота и предполагаемого свержения правительства президента Атамбаева. Эти записи не были связаны с пограничным противостоянием с Узбекистаном, хотя из одного конкретного случая, службы безопасности Кыргызстана делают вывод, что один из членов оппозиции якобы сотрудничает с фигурой, связанной с силовыми структурами в Узбекистане. Судя по всему, аудио- и видео файлы были собраны за недели до кризиса в пограничном районе Аксы. Представители оппозиции отрицают уголовные обвинения и обвиняют кыргызские власти в разворачивании кампании преследования инакомыслия в стране.

Действительно, узбекские спецслужбы в прошлом были активными на юге Кыргызстана. После массового восстания в Андижане были зафиксированы многочисленные случаи похищений  узбекских беженцев в Оше, что продемонстрировало безнаказанность, с которой режим Каримова вел себя в соседней Кыргызской Республике. По-видимому, власти Кыргызстана не вмешивались в действия узбекских спецслужб, совершавших похищения на территории суверенного государства. Кыргызстан также не смог предотвратить убийство этнического узбека, журналиста Алишера Саипова, застреленного в 2007 году средь бела дня в южном городе Ош. Международная кризисная группа пришла к выводу, что есть «убедительные свидетельства» причастности узбекской службы безопасности к убийству Алишера Саипова.

Тем не менее, заявления правительства Кыргызстана (транслируемые с помощью государственного телеканала) о предполагаемой связи узбекских спецслужб с одним из членов кыргызской оппозиции остаются спорными на фоне подъема общественного недовольства в связи с пограничным спором. Тот же самый телеканал, контролируемый правительством Кыргызстана, снял этот репортаж с эфира, якобы для повторного редактирования, по данным местного веб-сайта. Несмотря на необоснованные обвинения в связях Узбекистана и оппозиции, власти Кыргызстана заключили в тюрьму трех противников и выдали ордер на арест еще одного, обвиняя их в попытке свергнуть правительство страны. На данный момент власти Кыргызстана не раскрыли подробности по этим делам, ссылаясь на процедурные причины продолжающегося расследования.

В краткосрочной перспективе президент Атамбаев, похоже, смог избежать более серьезной ситуации, вовремя запустив кампанию по дискредитации оппозиции внутри страны. Но общественные вопросы по границе с Узбекистаном остаются без ответа. Процесс делимитации между Узбекистаном и Кыргызской Республикой по-прежнему остается одной из самых сложных задач для кыргызских чиновников. Трудности также вытекают из-за очевидного пренебрежения, которое узбекский президент Ислама Каримова высказывает по отношению к своему коллеге Алмазу Атамбаеву, что он публично продемонстрировал в прошлом году в Москве. Многие исследователи считают, что недавний конфликт с участием узбекских войск не был бы возможным без прямой санкции президента Каримова. В таких условиях диалог между главами двух государств мог бы немного смягчить или способствовать разрешению межгосударственной напряженности вокруг водных ресурсов и процесса делимитации границы в Ферганской долине. К сожалению, такого диалога пока нет. Кыргызское правительство, кажется, не стремится искать общую платформу для налаживания сотрудничества с Узбекистаном, в то время как режим Каримова продолжает игнорировать  интересы соседнего государства. При отсутствии необходимого диалога между Узбекистаном и Кыргызстаном шансы на решение вопросов по поводу границы остаются призрачными.

Crisis on the border in Ferghana Valley and domestic turbulence in Kyrgyz Republic
Tensions between Kyrgyzstan and Uzbekistan over border delimitation in the Ferghana Valley have resurfaced once again last month after Uzbek government dispatched APCs and several dozen soldiers to the disputed territory in the Jalal Abad province’s district of Aksy. Unexpected move from Uzbek government created backlash in Kyrgyzstan and it has led to protests in the bordering Aksy district where more than a thousand villagers voiced concern over Kyrgyz government’s handling of the border crisis. Coincidentally, Kyrgyz opposition was preparing for national Kurultai on March 24 in the southern city of Osh. But due to developments on the Uzbek-Kyrgyz perimeter, some representatives of the fractured opposition have attended rally in Aksy district while cancelling planned mass event in Osh. 
However, the Kyrgyz Prime-Minister Temir Sariyev’s visit to Aksy has only added more confusion rather than clarity regarding standoff with Uzbek troops on the border. PM Temir Sariyev’s meeting with local council members has revealed that the Kyrgyz government’s document regarding disputed territory had specific location (mount Ungar Too) designated as area claimed by Uzbekistan. Kyrgyzstan operates relay station on Ungar Too and it has become a point of ongoing and heated debates in following weeks. Kyrgyz government fiercely denies issuing a controversial decree and officials claimed that this document was forged with a purpose of discrediting central authorities. Kyrgyz officials said that they have never signed such decree and government is not going to give away an inch of the disputed land to Uzbekistan.
Essentially, the Kyrgyz government’s reaction to the confrontation with Uzbekistan over disputed territories has sent mixed messages to already divided public on the issue. It seems that local communities in the southern provinces bordering with Uzbekistan have expressed their frustrations in the immediate aftermath of the land seizure by Uzbek troops whilst mainstream opinion in the capital Bishkek and northern Chuy province preferred to stick with official version on the crisis. And yet, Kyrgyz authorities haven’t been able to sufficiently explain origins of the government’s decree which created storm of public criticism directed against Prime-Minister and his Cabinet. Public outcry over circulating in the media document (which Kyrgyz government claims is fake) forced parliament to discuss scandal in a close session and to instruct General Prosecutor’s Office to investigate allegations of forgery.
Uzbek government’s aggressive step and Kyrgyz public’s reaction have also revealed existing weaknesses of the central government in Bishkek that seems briefly lost control over erupted PR disaster. Unable to cope with growing criticism from the public and opposition, that is undoubtedly seized this opportunity for political purposes or otherwise, the Kyrgyz government leaked secretly recorded audio and video tapes against opposition. In those recordings, opponents of the current government allegedly discussed coup scenarios and alleged overthrow of the president Atambayev’s government. Nonetheless, these recordings were not related to the border standoff with Uzbekistan although in a specific case Kyrgyz security service insisted that one opposition member was allegedly collaborating with a figure who is associated with the security agencies in Uzbekistan. It appears that audio and video tapes were collected weeks before crisis in the bordering district of Aksy. Opposition members refuted alleged criminal charges and they accused Kyrgyz authorities of managing persecution campaign against dissent in the country.
Indeed, Uzbek state security service in the past has been active in southern Kyrgyzstan. In Osh, numerous cases of kidnappings involving Uzbek refugees after mass revolt in Andijan, spotlighted impunity with which Karimov regime has conducted itself in the neighboring Kyrgyz Republic. Apparently, Kyrgyz authorities didn’t intervene to stop Uzbek state security from committing abductions in the territory of sovereign state. Neither, Kyrgyzstan was able to stop assassination of ethnic Uzbek journalist Alisher Saipov in 2007 when victim was shot dead daylight in the southern city of Osh. International Crisis Group concluded that there were «strong indications» of Uzbek security service involvement in killing of Alisher Saipov.
However, Kyrgyz government’s claim (via state controlled TV channel) of Uzbek state security’s alleged communication with one of the Kyrgyz opposition members remains controversial in the backdrop of public outburst over border dispute. The same Kyrgyz government censored TV channel pulled its report later for re-editing reasons, according to local website. Despite unsubstantiated accusations of Uzbekistan’s link to opposition plans, Kyrgyz authorities imprisoned three opponents and issued arrest warrant for another man who are all incriminated in an attempt to overthrow country’s government. At the moment, Kyrgyz authorities haven’t released details on the cases, citing procedural reasons of ongoing investigation.
In the short term, President Atambayev seems dodged the bullet in Kyrgyzstan after launching a timely campaign to discredit domestic opposition. But public questions over border with Uzbekistan remain unanswered. Delimitation process between Uzbekistan and Kyrgyz Republic is still one of the challenging tasks for Kyrgyz officials. Difficulties are also arising from Uzbek President Islam Karimov’s disregard of his counterpart Almaz Atambayev as it was publicly demonstrated last year in Moscow. Many researchers agree that recent developments on Kyrgyz-Uzbek border wouldn’t have been possible without President Karimov’s approval. In such circumstances, dialog between heads of two states would have partially alleviated or contributed to resolution of interstate tensions over water resources and delimitation process on both sides of the fence in the Ferghana Valley. Unfortunately, that is not the case, yet. Kyrgyz government doesn’t seem to look for ways of finding common ground on cooperation with Uzbekistan, while Karimov regime continues to ignore neighboring state’s interests. In the absence of much needed communication between Uzbekistan and Kyrgyzstan, chances of resolving issues over the border remain bleak.

 ПОДПИШИТЕСЬ, ЧТОБЫ БЫТЬ ПЕРВЫМ В КУРСЕ СОБЫТИЙ 

comments powered by HyperComments