Взглянуть по-новому на причины радикализма и терроризма — и что делать?

Что является причинами терроризма, распространения насилия, популярности экстремистских толкований среди современных мусульман, проживающих как в странах с мусульманским большинством, так и на Западе, или в таких странах, как Россия, Индия или Китай?

В целом можно выделить три основные тенденции объяснения этих негативных явлений. Во-первых, некоторые с призмы ориентализма и даже расистских взглядов считают Ислам чуть ли не единственным основным источником терроризма, насилия и мракобесия. Другие же видят в качестве основной причины насилия и терроризма реакцию на угнетения, тиранию, несправедливость, колониализм, социальное отчуждение. Третьи же так увлечены теориями заговоров, что обвиняют США, Великобританию, Израиль, «масонов», другими словами, «тайных врагов Ислама» в недавних всплесках насилия.

В любом случае проявления насилия, совершенные и совершаемые руками некоторых мусульман, это реальность, что не может и не должно быть умолчено и растолковано слишком упрощенно.

Мы желаем привлечь внимание к психологическим и социологическим факторам, которые согласно нашему мнению, в сравнении с политическими и социально-экономическими, играют более важную роль в возникновении беспрецедентного насилия среди мусульман. Как объясняет когнитивная наука (когнитивная психология, когнитивная педагогика, лингвистика и другие), многие наши осознанные действия, такие как употребляемая лексика, шаблоны мышления и шаблоны проявления эмоций, коренятся в подсознании, т.е. они в основной своей массе проистекают из подсознания и уходят своими корнями в модели воспитания и образования детей, через которые всем нам приходится проходить. На сегодняшний день подавляющее большинство консервативных людей, в том числе консервативных- практикующих мусульман (и в первую очередь тех, кто живет в так называемых мусульманских странах), отдают предпочтение модели так называемого «Жесткого отца / жесткой матери» (будь-то в семье и модели образования), которая практикует в качестве главного элемента модели воспитания «наказание» и устанавливает жесткие рамки поведения и даже мышления. Эта модель не только противоположна уважению свободы выбора (что является основополагающим фактором плюралистической культуры) и развитию эмпатии, но также «прививает» в сознание детей понимание «нормальности», «обыденности» деспотизма, или как минимум нейтрализирует иммунитет противиться деспотизму и авторитаризму. Кроме того, эта модель воспитания способствует появлению «культуры демотивации», поскольку основные используемые методы являются карательными и авторитарными, но ни в коей мере не демократическими и связанными с эмпатией.

Модель воспитания детей, закладывающая деспотизм и авторитаризм в подсознание, является одной их основных, но особо не озвучиваемых причин возникновения мировоззрения «мы против них», ибо данная модель по своей природе не приемлет плюрализма и приятия каждого таким какой он/а. Мировоззрение «мы против них» может проявляться в различных вариантах «агрессивной речи/ языка вражды» (Hate Speech) (этнического, религиозного или гендерного характера). Культура «агрессивной речи/языка вражды» в свою очередь, является сильнейшей идейной платформой межэтнической и межобщинной вражды и насилия, а также тоталитарных религиозных интерпретаций, что есть фундаментом религиозного радикализма. Проблема воспитания детей в современных мусульманских общинах еще более усугубляется недостаточным уделением внимания критическому мышлению в системе образования (которого в некоторых странах и обществах уже почти нет) и «изжившими себя анти-гуманными традициями», своего рода кабалой «псевдо-традиционализма». Этот «псевдо-традиционализм» направлен на сохранение феодально- патриархального статуса-кво, который нередко находится в гармонии с олигархическими или авторитарными политическими режимами во многих странах с мусульманским большинством.

Следует особо отметить, что всех религиозных радикалов и вообще верующих, приверженных к эксклюзивистским (культивирующих жесткую дихотомию «мы» против «них») религиозным толкованиям отличает, в определенной степени неосознанное,  высокомерие и надменность. Они чуть ли не вместо Бога вершат суд над людьми, вешают всякого рода «лэйблы» и ярлыки, хотя ни того, ни другого они не увидели бы в жизнеописании Пророка Мухаммеда. Высокомерие и деспотизм две части одного целого. Одним словом, деспотизм является как прямым, так и косвенным источником религиозного радикализма и фанатизма.

Если взять «культуру демотивации», являющуюся закономерным следствием модели “авторитарно-деспотичного” воспитания, то она служит благодатной почвой для последующего развития чувства фрустрации, глубокой депрессии, отчаяния, беспомощности, которые являются одними из инициирующих и способствующих факторов (триггеров) совершения насилия в отношении других людей и самого себя. Является фактом то, что яростные радикалы, в частности, террористы — это люди, которые не только ненавидят «других», они ненавидят «жизнь», им противна «жизнь» и многие из них верят в различные апокалиптические теории. Повторимся, такие факторы как чувство глубокого отчаяния, разочарования, беспомощности делают жизнь ненавистной и подталкивают человека к культу жестокости и насилия. Также следует учитывать и то, что почти во всех странах, где определенная часть мусульманской молодежи стала подвержена радикализму и насилию, помимо отмеченных выше причин, существовала «культура демотивации» на государственном уровне. Не было социальных лифтов, не было самого примитивного понятия верховенства закона, царила системная дискриминация и несправедливость, будь это Сирия, Саудовская Аравия, Ирак периода Саддама Хусейна и после него, Египет, Иран (список можно продолжить).

В общем, культура «агрессивной речи»/языка вражды и религиозный радикализм (например, проявляемый в следующей дихотомии «мы – «спасшиеся», они же — «неверные» или «враги веры» или «вероотступники», которых ждет самое суровое «наказание») расцветает в обществах, в которых очень серьезно не достает здоровой и полноценной религиозной и светской интеллектуальной жизни, где отсутствуют динамичное религиозное образование и исламские интеллектуальные платформы, сильное гражданское общество и независимые научные круги (в частности, где социальные науки — серьезно недоразвиты). В результате, миротворческая роль Ислама становится сильно маргинализированной. Напротив же «агрессивная речь»/ язык вражды и тоталитарные религиозные толкования становятся обыденными среди верующих и не находят должного и вообще значимого противостояния со стороны ученых, интеллигенции и религиозных лидеров.

Кроме того, весь этот процесс радикализации может усугубляться проникновением синдрома криминализации в умы мусульманской молодежи, явление, которое можно наблюдать как в США и Западной Европе, так и  в России и Центральной Азии, Филиппинах, Китае и странах Африки. Честно говоря, мы наблюдаем появление нового и серьезного заболевания – проявляющегося в зарождении своего рода симбиоза между криминальным подпольем и религиозным радикализмом. Как было подчеркнуто, недавние теракты в Париже указывают на появление новой разновидности воинственного радикализма, который стирает грань между «обычной» организованной преступностью и религиозным экстремизмом.

Что делать?

(1) Во-первых, успешная нейтрализация факторов, приводящих к нетерпимости, радикализму и насилию зависит от принятия и проведения долгосрочных мер, направленных, прежде всего, на развитие гуманной, человечной личности, на разрешение психологических и социальных проблем, предотвращение «привития» деспотизма в умы и сердца молодежи и борьбу с «культурой демотивации». Другими словами, решением основной массы современных проблем удушающих мусульманские общины по всему миру, нам видится в принятии модели образования и воспитания детей основанных на модели «Обучающего [заботливого] родителя», которая прививает плюрализм, терпимость, эмпатию и критическое мышление, а также развивает «культуру мотивации».

Доказано, что ребенок, который воспитывается в семье, где соблюдаются свободы, практикуется уважение, вырастет более ответственными, сможет развить здоровое чувство уверенности в себе, эмпатии и уважение к многообразию в семейной и общественной жизни, и как правило, будет законопослушным и мотивированным.

С одной стороны, деспотизм в сердцах и умах, о чем идет речь, возбранялся Пророками. Следовательно,было бы неразумным утверждать, что Пророками, будь это Пророк Мухаммад, Пророк Иса (Иисус), или Пророк Муса (Моисей) принималась модель «Жесткий/деспотичный отец/мать», вместо модели «Обучающего родителя». Коран говорит: «(O Пророк) Если бы ты был суровым и жестоким сердцем, то они бы, конечно, разбежались от тебя. (Коран, 3: 159)».

С другой стороны, деспотизм в сердцах и умах есть объект «джихада» (дословно, усердствовать на пути Аллаха), одной из концепций и понятий в Исламе которая довольно часто неверно толкуется и понимается как среди мусульман, так и исследователей Ислама и простого большинства. «Великий джихад» (аль-джихад аль-акбар) это внутренняя борьба человека со своим «плохим» в своей душе, сердце, его постоянный внутренний рост. В особенности «джихад» должен быть направлен как-раз таки против деспотизма в сердцах и умах. Так как, если следовать исламским источникам, одним из самых (может самым) большим проявлением «склоняющего человека к плохому» «нафса» («нафс аль-аммара», образно говоря «животной души») является высокомерие, гордыня. Это то, что сделало Иблиса Сатаной. Высокомерие является источником деспотизма,которого многие люди просто не замечают, особенно если это является или превращается в норму жизни…Все высокомерные люди деспотичны…Как было отмечено выше, всех религиозных радикалов и приверженцев эксклюзивистских религиозных толкований отличает, в определенной степени неосознанное,  «высокомерие».

(2) Во-вторых, религиозная идентичность должна гармонично сочетать «веру», «религиозную практику» с человечностью и особенно важно выделить, что религиозные интерпретации/толкования должны быть плюралистичными, которые формировали бы у верующих культуру приятия «других». Целостностное понимание Ислама говорит о том, что «наша сущность, наша идентичность как «Человек» стоит впереди будь-то религиозной или этнической или иной идентичности. В Коране говорится «Мы сотворили Человека — Сынов Адамовых благородными («карим») и Пророк Мухаммед, чтобы преподнести урок  своим последователям, встал перед погребальной процессией мужчины- иудея, ответив некоторым его окружавшим на замечание что это иудей, «Но он же человек». Это хадис очень высокой степени достоверности, хотя прискорбно, что некоторые «мусульмане –эксклюзивисты» пытаются толковать этот хадис по-иному (оторвав его из общего контекста), говоря, что Пророк встал, чтобы оказать почет «ангелам»…

Вообще, целостностное понимание Ислама, и особенно целостностное понимание жизнеописания Пророка Мухаммеда, сути его жизни, говорит только об одном виде (условно говоря) «революции», о революции человеческой души и характера, которая может быть только естественной и постепенной, в  ходе которой человек меняется духовно и ментально. Это и есть процесс воспитания, обучения, внутренней борьбы со своими пороками, особенно деспотизмом, высокомерием… Коран говорит, что Всевышний не изменит общество, пока люди в этом обществе не вознамерятся изменить себя.

Особо отметим, что плюралистичные религиозные толкования, которые являются основным противоядием от религиозного экстремизма и радикализма, могут быть полноценно осмыслены и могут полноценно развиваться только в том социуме, 1) где есть уважение к свободе выбора человека, 2) где есть культура плюрализма, т.е. там где более адаптирована модель воспитания «Обучающего [заботливого] родителя» а не модель «Жесткий/деспотичный отец/мать».

И последнее, но не менее важное — динамичные плюралистичные мусульманские общины могут развиваться только там, где права и свободы уважаются и охраняются, где государство также адаптирует модель «Обучающего родителя», отражением которой является принятие и развитие модели правового, демократического государства, где особенно политические, экономические и интеллектуальные элиты, а также государственные служащие не страдают высокомерием и гордыней.

radic

Статья опубликована на английском на сайте Rethink Institute

 ПОДПИШИТЕСЬ, ЧТОБЫ БЫТЬ ПЕРВЫМ В КУРСЕ СОБЫТИЙ 

comments powered by HyperComments