В фокусе — 23 февраля

Аналитический и медиа дайджест – это гид по ключевым событиям и публикациям, вышедшим по Центральной Азии в течение месяца. Подписаться и получать его по почте —

 ПОДПИШИТЕСЬ, ЧТОБЫ БЫТЬ ПЕРВЫМ В КУРСЕ СОБЫТИЙ 

Экономика: приватизация, плохие долги и негативные сценарии

Как пишет последний отчет Международного энергетического агентства, «очень заманчиво утверждать, что наступила новая эра низких цен на нефть, так как сегодняшние условия на нефтяном рынке не предполагают резкого восстановления цен на нефть в ближайшем будущем — если, конечно, не случится серьезного геополитического события». При этом по прогнозам, только в 2017 году предложение и спрос на нефть могут выровняться, но на темпы восстановления цен все равно будут давить накопленные огромные запасы.

160222_MTOMR2016_hp

В таких условиях  экономические прогнозы для стран Центральной Азии не могут быть оптимистичными. В статье для The Diplomat, оценивающей грядущую приватизацию в Казахстане, Майкл Десаи, Steppe Dispatches, и Эрик Вилер, The Risk Advisory Group, анализируют усилия  правительства Казахстана по привлечению иностранных инвестиций. Они пишут, что «хотя инициатива по приватизации и может показаться вначале амбициозным маневром, чтобы придать новый импульс экономике Казахстана, в стране еще присутствует большой спектр политических рисков и экономических барьеров, а также не решены проблемы коррупции». Авторы критически оценивают предыдущие действия правительства по приватизации, которые «вместо того, чтобы заполнить казну налоговыми поступлениями от этих операций, создали класс олигархов». «Народное IPO», напоминает статья, также стало полной катастрофой – вместо предусмотренных около $100 до $ 200 млн инвестиций от обычных казахстанцев, программа предложила только 10 процентов акций в двух небольших компаниях. Норма сбережений в Казахстане на душу населения очень низкая по сравнению с более развитыми странами, что сигнализирует о нежелании населения доверять деньги зарождающейся финансовой системе Казахстана. Авторы видят тесные политические и дипломатические связи Казахстана с Россией одним из основных источников политического риска, так как любое ухудшение отношений между Западом и Россией, скорее всего, приведет к снижению международных инвестиций в регион. При этом некоторые действия правительства, как например, девальвация валюты, отложенная для сохранения политического капитала действующего президента, ясно дает инвесторам понять, что временные политические вопросы будут иметь приоритет над реальными экономическими потребностями (хотя для иностранных инвесторов стабильность валютного курса имеет первостепенное значение). Несильно отличается от советской практики и политическое и социальное давление, оказываемое властями на иностранные и местные компании по сохранению рабочих мест и иных обязательств.

Как пишут аналитики из другой консалтинговой компании IHS, разработанная антикризисная программа Казахстана имеет главным риском – риск реализации. Задача преодоления серьезного циклического спада и одновременное реформирование структурных недостатков – очень сложна. Государство не может сократить расходы на инфраструктурные проекты, так как рискует падением экономической активности, но и не может не сократить расходы без увеличения долговой нагрузки и расходования резервов.

Последняя оценка МВФ экономики Таджикистана также пессимистична, констатируя спад экономики и существенную слабость банковского сектора страны, частично из-за неспособности государства осуществить своевременные структурные реформы в банковском и квазигосударственном секторах. Качество кредитов ухудшается и оказывает давление на капитал; кроме того, информация по кредитам, возможно, некорректно собирается, что скрывает истинные масштабы проблемы. По негативным оценкам, нехватка капитала может составить до 5 процентов от ВВП, и Таджикистан будет вынужден просить МВФ о дополнительном кредите — до 500 млн долл.

Как для Казахстана, так и для Таджикистана экономическая активность в России имеет ключевое значение. Яков Миркин – доктор экономических наук, зав. отделом международных рынков капитала ИМЭМО РАН – в онлайн журнале «Россия в глобальной политике» рассматривает четыре сценария макроэкономического и внешнеполитического будущего страны. При этом самым вероятным, по мнению автора, сценарием является «замороженная экономика»: полузакрытая стагнационная экономика с устаревающими технологиями, сверхвысокой концентрацией собственности, огосударствлением, избыточными регулятивными издержками, «Холодный мир» с ЕС и минимальное, холодное партнерство с США, рекультивация идей 1970-х – 1980-х гг. – «разрядка», «паритет», и «евразийство» как способ отгородиться от Запада.

Внешняя политика: Иран, транзит, нейтралитет или многовекторность

Одним из выходов для решения проблем финансового сектора для властей Таджикистана видится более тесное сотрудничество с Ираном. Eurasianet пишет, что хотя совсем недавно в Таджикистане обвиняли Иран в то, что он дает прибежище для «террористов», глава Национального Банка Таджикистана встретился с послом Ирана, чтобы обсудить возможное сотрудничество в банковском секторе и перспективы инвестиций из этой страны. Душанбе, возможно, считает, что снятие санкций с Ирана может стать возможностью для Ирана открыть банк в Таджикистане.

«О любви и ненависти – отношениях Таджикистана и Ирана» Абдулфаттох Шафиев — в своей аналитической записке для Central Asia Program. Отношения между двумя странами резко ухудшились в конце прошлого года, когда Иран навестил Мухиддин Кабири, лидер запрещенной в Таджикистане Партии Исламского возрождения. Однако уже две недели спустя визита Кабири МИД Ирана направил письмо в Душанбе, в котором говорится, что Тегеран «хочет спокойствия и укрепления национального единства в Таджикистане, готов сотрудничать в борьбе с экстремизмом в регионе». Парламент Ирана также ратифицировал договор о сотрудничестве в сфере безопасности с Таджикистаном. Означает ли это маленькую дипломатическую победу маленького и бедного Таджикистана над региональным гегемоном, Ираном?  Возможно, пост-санкционный Иран действительно ищет всевозможные пути улучшения сотрудничества со своими соседями в Центральной Азии.

kabiri

Иран предложил свою помощь Узбекистану в грузовом транзите, по заявлению посла Ирана в Узбекистане. Власти Ирана планируют обеспечить узбекским грузам доступ к международному аэропорту имени Имама Хомейни в Тегеране и выход к морю. Дипломат заметил, что расположение Узбекистана можете помочь развитию коммуникаций Тегерана со всем регионом. Соответствующий меморандум между аэропортом Хомейни и Навоинским аэропортом в Узбекистане был недавно согласован. Торговый оборот между странами может сразу вырасти в четыре раза, согласно иранской стороне, до $1 млрд (с текущих $250 млн а 2014 году) с развитием новых коммуникаций.

Географическая роль Узбекистана также может усилиться с завершением строительства электрифицированной железнодорожной линии «Ангрен-Пап». Реализация этого проекта повысит перевозки железными дорогами Узбекистана и будет означать достижение внутренней транспортной независимости. Проект также является частью нового международного транзитного железнодорожного коридора «Китай — Центральная Азия — Европа». Строительные работы начались в июле 2013 года и проект, общая стоимость которого  — $1,68 млрд., должен завершиться раньше срока, весной этого года. Как сообщает russian.china.org.cn, более тысячи китайских строителей, взявших на себя обязательство закончить возведение тоннелей на 100 дней раньше срока по контракту, практически не прерывали работу даже на время празднования Нового года по лунному календарю.

Визит российского министра иностранных дел Сергея Лаврова в Туркменистан дал почву для размышлений о том, стоит ли Туркменистан между выбором: тесное сотрудничество с Западом или все-таки с Россией? Статья в «Гундогаре» напоминает, что из трех основных импортеров только Россия платила туркменам деньгами. Поставки газа из Туркменистана в Китай идут в счет погашения миллиардных кредитов. Что касается Ирана, то по словам советника министра нефти Ирана Мохаммед Таги Аманпура, вместо живых денег Туркменистан получит «товары и инженерно-технические услуги на сумму примерно в 3 млрд долларов». Аркадий Дубнов в материале для Carnegie.ru пишет, что грядущий визит в Туркменистан российского президента Владимира Путина говорит о возможном потеплении трудных отношений между двумя странами, если они договорятся о поставках и цене на газ.

Цифры

По данным Федеральной миграционной службы (ФМС) России на 4 февраля 2016 года, опубликованным на Фергане, количество находящихся в этой стране граждан постсоветских стран Центральной Азии составляет 3 854 191 человек.

В начале января в России находились 3 878 689 приезжих из Центральной Азии, а ровно год назад, в феврале 2015-го, этот показатель составил 4 341 032 человека. В том числе:

1 784 151 — граждан Узбекистана

861 045 — граждан Таджикистана

621 794 — граждан Казахстана

563 080 — граждан Кыргызстана и

24 121 — граждан Туркменистана.

Коррупция – борьба с ней усиливается

Газета New York Times пишет, что с момента своего запуска в 2010 году инициатива по возвращению вывезенных коррумпированными чиновниками активов Kleptocracy Asset Recovery сейчас включает в себя десятки государственных адвокатов и команды из ФБР и Агентства национальной безопасности. В общей сложности 25 дел было заведено по 20 иностранным чиновникам, и правительство США надеется изъять $1,5 млрд, в основном, расположенных на американских банковских счетах или вложенных в недвижимость в США. Но большая часть этих средств остается в правовом вакууме. Государственные обвинители ведут дела против должностных лиц из Нигерии, Украины, Узбекистана, Южной Кореи, Тайваня, Гондураса и даже Канады, но этим усилиям противостоят режимы, нанимающие хороших адвокатов и осложняющие ведение судебного процесса. По данным министерства юстиции, правительство пока смогло вернуть только $120 млн — около 8 процентов от целевой суммы и большая часть была возвращена от одного дела с участием Казахстана.

По данным инициативы Всемирного банка по восстановлению украденных активов Stolen Asset Recovery Initiative, a также проекта ООН, противодействующего отмыванию денег, развивающие страны теряют ежегодно от $20 до $40 млрд долл из-за коррупции, и только $5 млрд было возвращено в последние 15 лет. Некоторые юристы рекомендуют США не заниматься этими делами самостоятельно, а лучше оказывать юридическую поддержку самим странам, ведущим антикоррупционные расследования.

Специальный блог в Wall Street Journal под названием Risk & Compliance Report постоянно отслеживает новости, связанные с инициативой Kleptocracy Asset Recovery и заморозкой коррумпированных активов. Среди них – новость о том, что  главный прокурор Южного округа Нью-Йорка Прит Бхарара подтвердил, что холдинг Vimpelcom, владеющий российским «Вымпелкомом», и Unitel LLC, его дочернее предприятие в Узбекистане, согласились признать себя виновными в нарушении американского закона о коррупции за границей и выплатить более 795 млн долларов в наказание за подкуп влиятельного узбекского чиновника, «являющегося близким родственником президента» страны Каримова.

Репортаж Рыскельды Сатке о проблемах в золотодобывающем проекте Кумтор вышел в феврале на Al Jazeera, рассказывающий о проблемах, с которыми сталкиваются активисты, защищающие интересы местных жителей. Для развития региона компания «Кумтор Голд Компани» отчисляет 1% своих доходов в в Фонд развития Иссык-Кульской области. С 2009 года по сентябрь 2015 г, в этот фонд было перечислено $46 млн, но уголовные дела, связанные с нарушениями в Фонде развития Иссык-Кульской области, возбуждаются каждый год.

 al jazeera

В фокусе — научная публикация

В последнем выпуске рецензируемого журнала Central Asian Survey опубликована статья Кишимжан Осмоновой (Университет Гумбольта, Германия), исследующая лиминальность на рынке неформальной аренды в Астане (Experiencing liminality: housing, renting and informal tenants in Astana).

В поисках удачи и предвкушении надежды и экономических возможностей, в Астану, новую столицу и символ быстро развивающейся экономики Казахстана, устремилась целая армия арендаторов — неустойчивая, уязвимая и распадающаяся, но и быстро восстанавливаемая. Работая на непостоянных местах в частном секторе и сфере услуг, эти арендаторы имеют неустойчивые средства к существованию. После нескольких лет проживания в Астане, без  регистрации, постоянного жилья, а также в вечном поиске лучших рабочих мест и лучших заработков они остаются на пороге – уже не новички, но и не постоянные жители. В этой статье автор исследует лиминальность (пороговость) опыта проживания в неформальном арендном секторе Астаны, который, тем не менее, рассматривается как часть городской и столичной жизни. Пограничный опыт арендаторов в Астане содержит оба аспекта: положительные, такие как свобода передвижения, независимость и эксперименты с новыми режимами жизни; и отрицательные, такие как нестабильность, неуверенность, неопределенность, подвешенное состояние и разочарование. Молодое поколение принимает аренду только в качестве временного этапа, позволяющую арендаторам гибкость проживания в «городе будущего». Но лиминальный этап может оказаться довольно длительным. Для пожилых людей лиминальное проживание принижает социальный статус.  Следовательно, обладание жильем становится жизненно важным для человека, чтобы чувствовать себя достойным членом общества.  Невозможность обеспечить себя жильем становится знаком жизненной неудачи и ставит социальное клеймо ненадежности на человека. Таким образом, несмотря на нарративы о независимости и свободе, темная сторона лиминальности неформального арендного жилья превалирует, так как арендаторы все чаще чувствует себя бессильными и разочарованными.

Книги

Институт Брукингса представляет новую книгу своего сотрудника Теда Пикконе Five Rising Democracies and the Fate of the International Liberal Order (Пять развивающихся демократии и судьба международного либерального порядка).

piccone

Распространение демократии и прав человека в течение последних трех десятилетий резко изменили международный ландшафт. В 1989 году около 2 миллиарда человек жили в 69 странах, отвечавших статусу электоральной демократией. Сегодня эти цифры выросли почти вдвое, и более чем 4 миллиарда людей проживают в 125 мировых демократиях. Политические реформы в таких странах, как Филиппины, Чили, Польша, Южная Корея и Мексика вдохнули новую веру в укрепление международного либерального порядка, основанного на демократии, мире и развитии.

Однако в последнее время смещение балансов власти бросает вызов основам международного либерального порядка и нарушает развитие демократии и прав человека. Устоявшиеся демократии становятся жертвами апатии, поляризации и роста национализма, в то время как другие находятся в застое или отступают от пути к либеральной демократии. Китай, Россия и другие авторитарные государства защищают право на свой нелиберальный путь развития.

В новой книге Five Rising Democracies and the Fate of the International Liberal Order (Пять развивающихся демократии и судьба международного либерального порядка) Тед Пикконе, старший научный сотрудник Брукингса, исследует, как пять стран — Индия, Бразилия, Южная Африка, Турция и Индонезия — могут играть решающую роль как модели либеральных идей и практик и важные примеры совместимости политических свобод, экономического роста и развития человека.

Эти восходящие звезды, согласно Пикконе, осуществили переход от авторитарных правительств до более открытых и представительных систем; достигли впечатляющего прогресса в улучшении условий жизни для своих граждан; и добились значительного многообразия населения. Принятие ими глобализации и либеральных норм имело непосредственное и положительное влияние на экономическое и политическое развитие. Но их внешняя политика не смогла угнаться за этими тенденциями, колеблясь между стратегическими интересами автономии и периодической озабоченностью демократическим прогрессом и правами человека.

Фото

image

Atlas Obscura публикует фотографии из Худжанда — «Десятилетия паря над городом, крупнейшая статуя в Центральной Азии В.И.Ленина была окончательно снята с постамента в центре Худжанда, Таджикистан в мае 2011 года. Возведенная в 1974 году в честь 50-летия со дня смерти Ленина, когда Худжанд тогда назывался Ленинабадом, статуя возвышалась на 12 метров в высоту, плюс имела дополнительные 12 метров в основании. Но на заре нового тысячелетия, под покровом темноты гигантская статуя бывшего лидера компартии Советского Союза была демонтирована и перевезена в парк в отдалении от города под названием поле Победы. Здесь статую Ленина собрали заново, и отныне она возвышается над пустынным полем. Освобожденное место заняла статуя основателя таджикской государственности, Исмаила Сомони».

migrant woman

В течение нескольких месяцев в 2014 и 2015 гг фотограф Элёр Нематов осуществлял проект «Отец вернется завтра», исследующий жизни семей рабочих-мигрантов. Фоторепортаж Нематова запечатлел моменты из жизни женщин и детей, оставшихся дома без мужей и отцов, отправившихся на заработки в Россию. Многие дети растут без отцов, что оказывает огромную нагрузку по уходу на матерей, старших сестер, бабушек и дедушек, в частности.

boy

 ПОДПИШИТЕСЬ, ЧТОБЫ БЫТЬ ПЕРВЫМ В КУРСЕ СОБЫТИЙ 

comments powered by HyperComments