Дихотомия в транслировании национальной идеологии Казахстана

Несмотря на различные исследования в области нациестроительства, национализма и национальной идеологии в постсоветских государствах, которые проводились со времен независимости, актуальные результаты построенной идеологии становятся более очевидными именно в настоящее время, спустя 25 лет после получения независимости.  В  данной статье использовался кейс Казахстана — страны, которая в полной мере реализует проект нациестроительства, при этом используя различные каналы и ресурсы влияния, как во внутриполитической, так и во внешнеполитической деятельности.

В качестве источников национальной идеологии рассматривались официальные документы в этой сфере[1], а актуальные результаты национальной идеологии анализировались через учебники истории Казахстана и изучение преподавания ее в школах[2], так как история страны служит объединяющим фактором и первостепенным инструментом реализации национальной идеологии. Использование прошлого для конструирования сегодняшнего считается важным инструментом идеологии.  Воссоздание прошлого служит определяющим фактором для перформативной и символической  легитимизации политической власти.  В целях детализации работа обращает внимание на период XVIII века до периода распада Советского Союза используя пост-колониальный дискурс. Таким образом, работа смогла выявить, насколько документы и результаты идеологии (как история страны, преподаваемая в школах) последовательны между собой  и насколько их цели соответствуют друг другу.

Консолидация вокруг национальной идеологии Казахстана оставалась нерешенным вопросом между примордиальной и модернистской интерпретацией нации на начальном этапе независимости. Тем не менее, последующее строительство идеологии  опиралось на элементы инклюзивности через сопряжение этнической и гражданской составляющей, что продолжается на сегодняшний день. В то же время, лица, принимающие решения, поддерживали тонкий баланс между двумя интерпретациями нации. Таким образом, используя меняющиеся  паттерны в национальной идеологии, нациестроители оказывали влияние на конструирование  двух параллельных нации, не дополняющих друг друга.[3]  Лица, принимающие решение, понимали невозможность построения за короткий промежуток времени единой нации, которая в полной мере легитимизировала бы  политическую власть, поэтому они балансировали между этнической и гражданской интерпретацией, демонстрируя воображаемую поддержку той или иной группе.[4]  На текущем этапе, определившись с будущим статусом-кво, нациестроители вышли на поддержку одной интерпретации нации в видоизменном формате. Такая необходимость обусловлена следующим, будущим этапом нациестроительства, которое должно стать более гомогенным для последующей политической элиты.

В этом видоизменяющемся формате национальной идеологии анализ того, как используется прошлое в документах национальной идеологии и в учебниках истории Казахстана, позволяет выявить следующую картину. Национальная идеология Казахстана осуществляется сверху вниз: инклюзивные нарративы, направленные на объединение, транслируются через каналы воздействия. Однако при трансляции нарративов и дискурсов идеологии их интерпретация может различаться от оригинальной версии. Однако история Казахстана и ее преподавание в школах является ключевым фронтом в трансляции государственной идеологии, где расхождения не должно быть. Более того, вопрос актуализируется в связи преподаванием истории Казахстана на двух языках: казахском и русском, если предполагать, что учебники на казахском и русском языках аутентичны друг с другом.

Анализ учебников истории  Казахстана и результаты интервью с учителями школы в целом показали больше различий[5], чем сходств в конструировании единого дискурса. Например, в Казахстане официальные документы, занимающие важное место в идеологизации, не разделяют период Российской империи и Советского союза, объединяя их в одно колониальное прошлое. В то же время учебники истории разделяют данные периоды, описывая некоторые временные этапы советского периода как менее колониальные для Казахстана. Кроме того, описание периода колонизации отличаются  в учебниках истории Казахстана на казахском и русском языках: если в первых он определяется как «присоединение казахских земель», то во втором описывается как «присоединение Казахстана»[6] к Российской империи.

Период колонизации в школах с русским языком обучения представлен сбалансировано, делая больший упор на экономических преимуществах, чем антиколониальном сопротивлении. В то же время школы с казахским языком обучения обращают внимание на антиколониальные сопротивления и негативные экономические последствия указанного периода. Учителя истории в школах с обучением на русском языке отмечают, что не могут опираться только на негативные последствия колониализма в связи мультиэтнической репрезентативностью классов. Данное различие в интерпретации одних и тех же событии оказывает влияние на формирование двух разных индивидов,  первые из которых ориентированы на рост этнического самосознания,  а  вторые  на гражданское понимание нации.

Советский период в истории Казахстана также полон различий, однако  на этом этапе несходство встречается также между официальными документами национальной идеологии и учебниками истории Казахстана. В частности, результаты национально-освободительного движения 1916 года  в учебнике истории Казахстана на казахском языке описывают как «оказавшие влияние на формирование национального самосознания»[7], а в учебнике на русском языке как «оказавшие влияние на формирование классового самосознания»[8]. Следует отметить, что учебники истории Казахстана сначала готовятся на казахском языке, затем переводятся на русский язык, что должно представлять собой единый стандартизированный вариант. Данное различие показывает конструирование параллельных дискурсов, не дополняющих друг друга.

Между тем, официальные документы, имеющие важное значение для национальной идеологии, отображают советизацию в достаточно негативном дискурсе, представляя советский период в дискурсе колониальной отсталости. Согласно этому, Казахстан признает статус империи за Советским Союзом, а также за Австро-Венгрией и Османской империями.  Упоминание вышеуказанных империй в контексте пережитого прошлого,  а не европейских,  несет в себе символическую окраску. Для Казахстана, демонстрирующего дискурс развитости, нежелательно сравнение с европейскими колониями Африки.

В свою очередь учебники истории Казахстана только частично транслируют дискурс советской отсталости. В учебниках некоторые периоды описываются как оказавшие благоприятное влияние. Использование  советского  в качестве дискурса колониальной отсталости было необходимо для воссоздания дискурса «другого», связанным с прошлым. Конечно же, для придания объективности учебники истории Казахстана в полной мере не характеризовали понимание колониальной отсталости.

Как и другие страны Центральной Азии, Казахстан не воссоздал определенный постколониальный дискурс. Это объясняется многими факторами: гибридным характером трансформации политической элиты, еще не наступившей сменой поколения,  распространенным вещанием российских масс-медиа. Воображение пост-колониализма также остается трудным в связи с неопределенным статусом советского, поэтому учебники истории имеют разнообразное отношение к советскому.

Можно сделать первоначальные выводы о том, что дискурсы национальной  идеологии не транслируются только сверху вниз. Однако сбалансированное представление национальной идеологии, оказавшее влияние на формирование двух параллельных наций, транслировалось и в историю Казахстана, где проходит процесс воспитание этнического ориентированного и гражданско ориентированного национализма – то есть, происходит параллельная идеологизация. Выбранный промежуточный этап нациестроительства не имеет исключающего характера, однако, трансляция сбалансированной идеологии в историю Казахстана демонстрирует  дихотомию.

Ссылки:

[1] Стратегия Республики Казахстан «Казахстан 2030», «Казахстан 2050»,  «Концепция формирования исторического сознания в Республике Казахстан» 1995 г.,  «Концепция формирования государственной идентичности Республики Казахстан» 1996 г.

[2] Касымбеков Жанузак История Казахстана 8 класса, Алматы. Мектеп 2012 (на казахском и русском языках), Козыбаев Манаш, Нурпеисов Кенес, Жукешов Канат История Казахстана 9 класса, 2013 (на казахском и русском языках).

[3] Dave Bhavna. Kazakhstan Language Ethnicity and Power. Routledge: London and New York, 2007. Kesisi Ozgecan. “The dilemma in the nation-building process: the Kazakh or Kazakhstani”

[4] The Journal of Ethnopolitics and Minority Issues in Europe 10 no 1, (2011):31-58.

<http://www.ecmi.de/fileadmin/downloads/publications/JEMIE/2011/Kesici.pdf&gt; (accessed 15 July, 2015).

[5]  Проведено 10 интервью с учителями истории Казахстана 8-9 классов на казахском и русском языках обучения

[6] Касымбеков Жанузак История Казахстана 8 класса, Алматы. Мектеп 2012, 3

[7] Козыбаев Манаш, Нурпеисов Кенес, Жукешов Канат История Казахстана 9 класса, 2013

[8] Козыбаев Манаш, Нурпеисов Кенес, Жукешов Канат История Казахстана 9 класса, 2013

 ПОДПИШИТЕСЬ, ЧТОБЫ БЫТЬ ПЕРВЫМ В КУРСЕ СОБЫТИЙ 

comments powered by HyperComments