В фокусе — 25 января

Аналитический и медиа дайджест – это гид по ключевым событиям и публикациям, вышедшим по Центральной Азии в течение месяца. Подписаться и получать его по почте —

 ПОДПИШИТЕСЬ, ЧТОБЫ БЫТЬ ПЕРВЫМ В КУРСЕ СОБЫТИЙ 

Протесты и стабильность?

«Идеальный шторм в Центральной Азии» – статья Нейта Шенккана в Foreign Policy прогнозирует, что «цунами экономических проблем» может трансформировать условия для протеста в регионе. Центральная Азия была долгое время стабильным регионом и правительства этих стран сохраняли удивительную способность удерживать контроль, несмотря на долгую экономическую и политическую стагнацию («проклятие стабильности», по выражению Сары Кендзиор). В 2016 году экономические проблемы усилятся и хотя они, конечно, не ведут автоматически к смене режима (пример – Зимбабве), любое дестабилизирующее событие — смерть лидера или жестокое подавление акции протеста — грозит перерасти в масштабные беспорядки. Трагедия региона в том, что центральноазиатская стабильность маскирует глубокую коррупцию, и не только в смысле чрезмерных трат, а в прямом смысле этого слова — гниение и разложение. Долгие годы стабильности привели к тому, что в случае краха практически ничего не останется.

Тему возможных протестов продолжает анализ профессоров Теодора Гербера и Джейн Зависка, опубликованный в сети PONARS. В этом анализе говорится, что частично из-за нерыночного механизма распределения жилья в Советском Союзе, а также хронической нехватки жилья в постсоветских странах, жилищные проблемы являются важным источником потенциального недовольства в бывших республиках Советского Союза. Этот вывод опирается на проведенные исследования в Азербайджане, Кыргызстане, России и Украине в первой половине 2015 года.

Приближающаяся смена власти в некоторых странах Центральной Азии, например, в Узбекистане, как пишет Забихулла Саипов, заставляет власти готовить соответствующее законодательство. В Узбекистане закон о выборах президента страны смягчили в части регистрации будущих кандидатов в президенты. Одно это является весьма интригующим. Трудность прогноза того, кто будет будущим кандидатом в президенты, автор иллюстрирует на примере анализа видеозаписей с парламентских заседаний, где камера не позволяет себе остановиться на каком-либо из политиков и постоянно переходит от одного лица к другому. Таким образом, кадры гостелевидения создают иллюзию активного парламентаризма, но в то же время делают отдельных депутатов неузнаваемыми и легко забываемыми в коллективной памяти народа.

Почему в Центральной Азии до сих пор не было «водных войн» — этому посвящена аналитическая записка Натали Коч. Среди конфликтов за ресурсы «водные войны» особенно выделялись из-за мрачных прогнозов о быстром сокращении водных ресурсов, особенно, в таких засушливых регионах, как Центральная Азия. Однако риски возникновения региональных войн за воду оказались преувеличенными. И дело здесь не только в успешных программах международных организаций. Ответ видится не в дефиците ресурса, как таковом, а в политическом климате. Исторических примеров, где дефицит воды приводил к вооруженным конфликтам, на самом деле, немного. Напротив, дефицит воды приводит к сотрудничеству, а не конфликту.

aral sea

Россия и Центральная Азия

В материале Putin‘s Ploys in Central Asia And His Weakening Influence in the Region («Уловки Путина в Центральной Азии и ослабление его влияния в регионе») Эдвард Лемон и Джо Шоттенфелд  пишут, что несмотря на расширение границ безопасности России в Центральной Азии – грядущее увеличение военного присутствия в Таджикистане и Кыргызстане в связи с декларируемыми угрозами терроризма со стороны ИГИЛ и явной целью увеличения своего влияния в регионе – Россия закрывает свои физические границы для мигрантов из тех стран, где она наращивает военное присутствие. Россия оказывает давление на страны ЦА с тем, чтобы они присоединились к Евразийскому экономическому союзу, но ей все труднее «продать» свою идею интеграции – в первую очередь из-за экономических проблем.

О проблемах развития евразийской интеграции в интервью эксперта Аналитического центра МГИМО Леонида Гусева, который соглашается с тем, что «многие факторы [интеграции] будут зависеть от реальных экономических условий, которые будут складываться. Для реализации проектов ЕАЭС должны быть внутренние резервы, опять же в первую очередь у России, для того, чтобы все начинания прошли в нормальном режиме». Эксперт считает, что в данных условиях необходимо  «укреплять ядро союза —российско-казахстанские отношения, а Россия и Казахстан, как две наиболее экономически сильные страны, задают тон евразийской интеграции».

Российская мягкая сила – где ее пределы и каковы возможные трансформации? На эту тему интересная статья в PONARS о российской мягкой силе в Грузии, которая обсуждает, как оказывается российское влияние в Грузии на фоне бездействия Запада, используя общность в консервативных и религиозных социокультурных программах, а также политический прагматизм в обеих странах.  По отношению к Турции, российская «Дипломатия 2.0.», пишет Станислав Ткаченко из Санкт-Петербургского университета, «предпочитает меры, которые могут спровоцировать общественный резонанс и реакцию в СМИ, но в то же время не приводят к неконтролируемой эскалации конфликта и риску скатиться к военной конфронтации».

Шелковые пути

2015 год стал активным годом для китайской дипломатии, пишет Дэвид Шамбо для Brookings. Президент Си Цзиньпин и его супруга стали эффективными эмиссарами своей страны и применили максимум персональной дипломатии в своих международных визитах. По данным китайского МИД, Си Цзиньпин посетил не меньше 36 стран во время 33 месяцев у власти. Активность во внешней политике контрастирует с внутренними проблемами, особенно, в финансовом секторе, недостаточно эффективной и инновационной промышленности, громоздкой бюрократии. Сможет ли внешняя политика возобновить рост в, возможно, затянутый период стагнации и помочь осуществить переход к развитой экономике?

О мифологизации истории вокруг Шелкового пути — в статье The Diplomat. «Путь» состоял из множества путей, и шелк был не единственным товаром. Для стран Евразии важно вспомнить, что они располагали самостоятельными центрами торговли, которые находились на активных маршрутах. Рим и Китай не торговали напрямую и основными агентами были китайские частные лица, а не государственные чиновники.

В целом упор Китая на коннективности (connectivity) как ключевой цели Экономического пояса шелкового пути уделяет слишком большое внимание развитию железнодорожных путей, так как не все товары экономически эффективно перевозить по железной дороге, отмечает отчет Royal United Services Institute for Defence and Security Studies. Для этого больше подходят товары с высокой стоимостью. Отчет отмечает, что казахстанская железная дорога — Казахстан Темир Жолы – начала транспортировку продукции Apple из Китая, сократив время доставки от шестидесяти дней (по морю) до восемнадцати дней (по железной дороге). Поэтому, чтобы Шелковый путь преуспел, Синьцзян, северо-западная китайская провинция, и страны, расположенные вдоль Шелкового пути, должны увеличивать свое высокотехнологичное производство, чтобы наиболее эффективно использовать новые транспортные пути.

Для самого Пекина и морской, и наземный путь представляют диверсифицированную сеть, даже если сухопутная перевозка занимает только одну сотую долю морского транзита товаров из Китая в Европу. При этом проблему разной ширины железнодорожной колеи в Китае и Центральной Азии предлагается обойти хотя бы частично через строительство высокоскоростной железной дороги, использующей единый международный стандарт в 1,435 метр. Недавнее предложение Китая состоит в строительстве высокоскоростной железной дороги от Урумчи и Инина до Алматы, затем до Бишкека, Ташкента и Самарканда, Ашхабада и, наконец, до железнодорожной сети Западной Азии через Тегеран.

Возвращение Ирана на мировой рынок будет иметь позитивные последствия для стран ЦА, ведь соединение Китая и Ирана через регион — это реинкарнация древнего маршрута Шелкового пути — отмечается на круглом столе RFERL, посвященном торговым отношениям между Центральной Азией и Ираном.

Напомним, недавно министр экономики и устойчивого развития Грузии сообщил, что в этом году Грузия сможет пропустить транзитом несколько тысяч контейнеров из КНР. Контейнеры, груженные электротехникой, были отправлены из Китая 29 ноября, прошли по территории Казахстана, затем через Каспийское море были доставлены в Азербайджан, откуда по железной дороге прибыли в Тбилиси. Из Тбилиси их отправят в черноморский порт Поти, оттуда в Турцию, а затем в Европу.

Российские аналитики также отмечают, что приоритетное направление Шелкового пути — развитие западного транспортного маршрута через территорию Центральной Азии. После пуска в декабре 2014 г. участка Ланьчжоу-Синьцзян заработала высокоскоростная железнодорожная магистраль «Ляньюнган-Урумчи», формируются крупные транспортно-логистические центры в городах Сиань, Ланьчжоу, Урумчи, ведется модернизация железнодорожных переходов на границе с Казахстаном. В дискурсе официальных лиц КНР по вопросу создания сухопутного моста «Китай-Европа» также доминирует идея развития центральноазиатского транспортного направления. При этом транзитный потенциал России рассматривается в части использования железнодорожной сети ее центрального региона (Урумчи-Алматы-Оренбург-Казань-Москва-Петербург-Европа) либо строительства перспективного транспортного коридора «Китай-Монголия-Россия».

aiib

«Наши операции будут четкими, чистыми и зелеными», — пишет для Всемирного экономического форума Джин Ликун, председатель Азиатского банка инфраструктурных инвестиций (АБИИ). АБИИ (членами которого являются четыре страны ЦА) будет осуществлять критически важные проекты по всей Азии: модернизировать дороги, рельсы и порты; расширять доступ к электроэнергии; расширять телекоммуникационные услуги; совершенствовать городское планирование; и обеспечивать чистой водой и санитарными услугами.

Фото

Красота и традиционная мода памирских женщин в репортаже фотографа Нарисы Ладак

pamiri-girl-ladak-004.nocrop.w1800.h1330.2x

Интересно!

Карта военных конфликтов мира с точки зрения критического влияния на интересы США. Например, она показывает актуальные цифры количества американских военных, контингента НАТО и расходов США на отдельно взятый конфликт.

taliban map

Книги

Издательство Cornell Press в анонсе книги Subterranean Estates. Life Worlds of Oil and Gas (“Состояния под землей. Жизнь  миров нефти и газа») дает такой эпиграф из книги Рышарда Капущинского «Император. Шахиншах»: «Нефть — сказка, и как любая сказка — немного ложь».

oil book

Масштаб и охват мировой нефтяной и газовой промышленности, оценивающейся в несколько триллионов долларов, почти невозможно представить. Несмотря на наличие большой технической экспертизы и научные открытия, эта индустрия допускает потрясающие неточности и разногласия по таким фундаментальным вопросам, как количество, производство и цена. Так как эта отрасль концентрирует в себе экономическую и политическую власть, ее операции покрыты завесой секретности и соображениями безопасности. Поэтому неудивительно, что нефть наделяют такими метонимом, как современность, деньги, геополитика, насилие, коррупция, проклятие, ur-commodity, не учитывая повседневные операции самой отрасли.

В этой книге междисциплинарная группа ученых и экспертов представляет критическую топографию нефтегазовой отрасли, понимаемую не только как совокупность корпоративных форм, но, скорее, как расширяющуюся и пористую сеть рабочих и технологий, вовлеченность и экспертизу, а также способы жизни, которые нефть и газ порождают в точках добычи, производства, маркетинга, потребления и сжигания. Книга основана на этнографических исследованиях со всего мира (Экваториальная Гвинея, Нигерия, Оман, Соединенные Штаты Америки, Эквадор, Чад, Великобритания, Казахстан, Канада, Иран и Россия), и содержит фото-эссе, посвященное тем, кто живет во вселенной нефтяных вышек, трубопроводов и газовых факелов. Эта инновационная книга дает новый взгляд на материальные, символические, культурные и социальные смыслы этого многомерного мира.

Книга Стивена Ли Майерса The New Tsar. The Rise and Reign of Vladimir Putin («Новый царь: взлет и царствование Владимира Путина»), как пишет профессор Дэниел Трейсман в The Washington Post, не первая биография Путина, но самая лучшая на сегодняшний день. Она открывает завесу над одним из самых скрытных мировых лидеров. Путин выступает не как продукт КГБ, не как вариант российских исторических традиций или невинная жертва западных провокаций, а, скорее, как человек со своими недостатками, который сделал свой выбор в решающие моменты, и тем самым оказал влияние на историю.

putin

Цитата

«Даже в случае успеха «Шелкового пути» земля, по которой проедет машина, перевозящая товар из Китая в Германию, это не партнер, это просто территория. В одном месте мокрая, в другом месте – сухая. Поэтому как можно сопоставлять государство и пустоту, я просто не понимаю…»

Владислав Иноземцев, интервью интернет-газете ZNAK.com

 ПОДПИШИТЕСЬ, ЧТОБЫ БЫТЬ ПЕРВЫМ В КУРСЕ СОБЫТИЙ 

comments powered by HyperComments