Центральная Азия в фокусе внимания китайских СМИ — 16 января

2015 год стал непростым годом для региона и породил тревожный вопрос для китайских обозревателей — как стабильны китайские инвестиции в Центральной Азии? Ведь регион, по замыслам, должен играть важную роль инфраструктурного и транспортно-логистического хаба, а по Экономическому поясу Шелкового пути уже отправляются новые поезда «долгого мира». Кроме того, какие формы примет сотрудничество Китая с Россией: стратегическое партнерство, «альянс», полное взаимопонимание? Похоже, на эти вопросы китайских аналитиков пока нет очевидного ответа.

Популярная газета «Huanqiu shibao» в материале «Центральная Азия за один год – трудности посреди стабильности (平稳中的艰难,中亚这一年) подводит итоги ушедшего 2015 года. Прежде всего, издание отмечает в качестве важных событий региона президентские выборы в Узбекистане и Казахстане, в результате которых президенты Каримов и Назарбаев вновь переизбрались на свои посты. Статья предостерегает, что после проведения выборов вопрос о передаче власти получил небольшую отсрочку и не был принципиально решен. Издание отмечает, что прошедший год был тяжелым для всех центральноазиатских стран, но особенно — для Казахстана, где в августе месяце 2015 г. власти провели 30-ти процентную девальвацию национальной валюты – тенге, а чуть позже объявили о переходе на свободное плавание валюты. В плане безопасности Центральная Азия стала намного уязвимее в уходящем году, пишет издание, отмечая, что южные границы Туркменистана оказались наиболее незащищёнными участками внешних центральноазиатских границ. С другой стороны, все большее количество выходцев из региона стали примыкать к международным террористическим сетям. ДАИШ в этом плане стал играть значимую роль в нарушении спокойствия в странах региона.

pic 1

Угрозе радикализации региона уделило внимание и авторитетное издание «Dwnews.com», которое в середине декабря 2015 г. опубликовало качественный анализ, посвященный угрозе ISIS в Центральной Азии. В статье «Центральноазиатские силы ISIS угрожают приоритетному китайскому проекту» (ISIS中亚势力激增冲击中国“头等大事”) авторы отмечают в регионе ЦА рост влияния экстремистских и террористических сил, под которым понимается деятельность ISIS. В частности, в материале говорится: «деятельность ISIS представляет реальную угрозу не только китайским инфраструктурным проектам в рамках ЭПШП в Центральной Азии, но и угрожает дестабилизации Синьцзяна». Основной акцент в статье делается на том, что в целом в странах региона постепенно сформировалась благоприятная для расширения экстремистских идей почва. После кризиса в России многие трудовые мигранты, в первую очередь, из Кыргызстана и Таджикистана вынуждены возвращаться на родину. Часть этих молодых людей оказываются легкой мишенью для вербовки в ряды террористических организаций. Приводя в качестве примера ряд событий в Кыргызстане, связанных с ликвидацией членов террористических групп, авторы материала отмечают нестабильность китайских инвестиций в регионе.

Какую роль в обеспечении безопасности региона может сыграть ШОС? В материале под заголовком «ШОС стимулирует развитие двух направлений: безопасности и экономики» (上合组织力促安全、经济“双轮驱动) приводятся итоги встречи глав правительств государств-членов ШОС, прошедшей в середине декабря в Пекине. Встреча в этом формате, как отмечается в публикации, стала важным этапом по подготовке предстоящего саммита глав государств ШОС в Ташкенте летом этого года. Содержание статьи наглядно демонстрирует возрастание значимости вопросов безопасности для Китая в рамках деятельности организации. Премьер Госсовета КНР Ли Кэцян сделал особый акцент в своем выступлении важности подписания Конвенции ШОС по борьбе с экстремизмом, вопросам противодействия наркотрафика и урегулированию ситуации в Афганистане. Говоря о торгово-экономическом взаимодействии в рамках ШОС, авторы замечают важность дальнейшей реализации инициативы Экономического пояса Шелкового пути. Китайский премьер отметил, что в настоящее время изучаются механизмы реализации идеи превращения Центральной Азии инфраструктурный и транспортно-логистический хаб.

pic 3

По китайскому Шелковому пути отправляются новые поезда. В одной из первых публикаций по Центральной Азии в текущем году ведущее китайское издание «Finance.sina» (新浪财经) рассказало о новых грузовых поездах Чанъань («долгий мир»), которые  отправляются в Центральную Азию из китайского города Сиань. В статье, озаглавленной «Выехал первый центральноазиатский поезд Чанъань» (今年首趟中亚班列“长安号”启程) указывается, что грузовой состав с 51 вагоном отправился в западном направлении по маршруту Баоцзи, Тяньшуй, Ланьчжоу, Урумчи и перешел границу с Казахстаном на участке Алашанькоу. Издание пишет, что отправка грузовых поездов по данному маршруту, начавшаяся 28 ноября 2013 года, является одним из ключевых проектов в рамках  реализации китайской инициативы «Экономический пояс Шелкового пути» (ЭПШП).

При этом Казахстан играет ключевую роль в ЭПШП. Именно казахстанскую инициативу «Нурлы жол» чаще всего упоминают в связке с китайским проектом. Finanse.sina публикует большой материал, посвящённый этой теме (中哈产能合作专项基金设立). В статье отмечается, что главы правительств Казахстана и Китая в Пекине подписали пакет соглашений, способствующих продвижению совместных реализации указанных проектов. В частности, «KAZNEX INVEST» и фонд «Шелковый путь» заключили Меморандум о взаимопонимании и взаимодействии по созданию специального инвестиционного фонда для проектов индустриально-инновационного сотрудничества.

Другому большому железнодорожному проекту региона было посвящено много материалов новостных агентств Китая. Написанная по итогам визита премьер-министра Кыргызстана Т.Сариева в КНР, статья «Строительство железной дороги Китай-Центральная Азия запланировано на 2016 год» (中国至中亚铁路计划在2016年动工)» приводит оценки данного проекта, который находится на стадии обсуждения более 15 лет. Авторы отмечают, что после длительных переговоров стороны все-таки достигли договорённости. Определен примерный объем инвестиций в размере 2 млрд. долл. Более того, издание отмечает, что руководство железнодорожных ведомств КНР и КР договорились и по ширине колеи – железная дорога будет построена по китайскому стандарту. Несмотря на утверждения китайской прессы, кыргызская сторона опровергла информацию о подписании соглашения о строительстве железной дороги.

sariev

Агентство «Синьхуа» пишет про китайско-узбекские связи в сфере энергетики и транспорта. В материале «Строительство первого по длине железнодорожного тоннеля завершится в первой половине года» (中亚第一长隧”有望上半年竣工) рассказывается про тоннель железнодорожной линии «Ангрен-Пап» на перевале Камчик, протяженностью 19,2 км. «Ангрен-Пап» в настоящее время является самым длинным туннелем, построенным китайскими специалистами в Центральной Азии.

Публикации про регион Центральной Азии появляются и в менее известных изданиях Китая, но тем не менее, содержат важные месседжи. Заслуживает внимания публикация на сайте News.sina «新浪军事», где под заголовком «Огромные китайские инвестиции в Центральной Азии: скоро все заговорим по-китайски?» (中国大手笔投资中亚遭当地人猜忌:以后全说汉语) появилась интересная статья, в которой авторы утверждают, что Центральная Азия, являясь такой же зоной стратегических интересов для России, как Латинская Америка для США, все больше сближается с Китаем. После событий в Украине и введенных против России со стороны Запада санкций, потенциал Москвы в дальнейшем продвижении своего проекта Евразийского экономического союза сильно снизился. Согласно изданию, хотя этнические русские все еще составляют четверть населения Казахстана и информационное влияние России остается очень сильным в РК, местные жители часто шутят, что в 2030 году все проснутся и будут разговаривать на китайском языке. Авторы считают, что уже сегодня конкуренция между Россией и Китаем в Центральной Азии становится все более очевидной. Наряду с традиционными сферами (энергетика, инвестиции, логистика и др.) соперничество Китая и России постепенно переносится и на информационное пространство.

О будущем взаимоотношений России и Китая — издание «Thepaper» в большом материале под заголовком «Как Китай и Россия будут строить партнерство» (中国和俄罗斯如何做伙伴) рассказывает о факторах, сближающих позиции Москвы и Пекина на мировой арене. В нынешних условиях, когда Запад играет доминирующую роль в мире, тесное взаимодействие Китая и России – это важный вызов, особенно, в последние несколько лет, но китайские эксперты четко подчёркивают, что, несмотря на близость позиций КНР и РФ по ряду важных международных вопросов, а также углубление двустороннего сотрудничества, Россия и Китай имеют стратегическое партнерство, но не «альянс». Профессор Лю Цзюнь, директор Института международных отношений и регионального развития Восточно-Китайского педагогического университета подчеркивает, что КНР и РФ не создают некий альянс и не выступают против третьей стороны. Китайские аналитики также отмечают, что российско-китайские отношения остаются в системе современных международных отношений и ни в коем случае не инициируют создание параллельной или альтернативной системы международных отношений.

thepaper

Как отмечают авторы, Китай и Россия, несомненно, имеют твердую основу для стратегического партнерства. Причем, это касается не только военно-технического и военно-политического сотрудничества — у двух стран тесные экономические связи. Продолжая перечислять сферы двустороннего взаимодействия, издание подчеркивает углубление китайско-российских связей после украинского кризиса. Но все это совсем не означает, что дальнейшее взаимодействие Москвы и Пекина будет абсолютно беспрепятственным.

Эксперты прогнозируют возникновение определенных сложностей. Специалисты выделяют две трудности. Первая касается стабильности и способности в дальнейшем обеспечивать высокий уровень стратегического всеобъемлющего партнерства КНР и РФ. Второй вопрос касается интересов Пекина и Москвы в различных регионах мира, особенно, в Центральной Азии. Однако, по мнению известного китайского эксперта из Фуданьского университета, профессора Чжао Хуашэна, между Китаем и Россией нет принципиальных политических разногласий. А все возникающие трудности, такие как перспективы сопряжения проектов ЭПШП и ЕАЭС и другие вопросы – это технические трудности и легко могут быть решены при помощи проявления политической воли.

Русскоязычное издание агентства Синьхуа 17 декабря опубликовало статью под заголовком «Cможет ли Россия выдержать испытание на прочность на фоне сложного кризиса?», которая вызвала широкий резонанс среди российских СМИ, которые массово перепечатали ее. Суть публикации заключалась в оценках китайскими экспертами геополитического и экономического положения России. Такое внимание к публикации было обусловлено тем, что с одной стороны статья вышла сразу после завершения официального визита премьера РФ Д.Медведева в Китай, а с другой стороны тем, что такая негативная оценка российской экономики приводилась официальной газетой Китая. Авторы статьи, ссылаясь на мнения китайских экспертов, отмечают, что в России, примерно с 2012 года, наблюдается структурный кризис в экономике, особенно, в сельскохозяйственной отрасли. Авторы привели мнение аналитика из КАСМО Фэн Юйцзюня, который отметил, что после украинского кризиса, последующей конфронтации с Западом, а также снижения цен на нефть Россия зашла в серьёзнейший с начала века стратегический тупик.

Данная публикация вызвала неоднозначную реакцию среди российских экспертов по Китаю. Одни считают, что публикация никак не отражает официальной позиции КНР по России и статья стала результатом непрофессионализма сотрудников агентства «Синьхуа». По мнению других экспертов, «Синьхуа» не смогла бы опубликовать такой текст без согласования с соответствующими госорганами, и статья показательно демонстрирует снижение политико-экономического веса Москвы в мировых делах.

При этом есть и другие оценки. В конце уходящего года «Dwnews.com» публикует любопытный материал под названием «Запад намеренно раздувает российско-китайские противоречия в Центральной Азии» (挑拨中俄关系 西方夸大两国在中亚冲突). В последние полтора-два года Китай и Россия, похоже, нашли ключ к взаимовыгодному сотрудничеству в Центральной Азии. Сегодня, судя по некоторым действиям Москвы и Пекина, эти две державы договорились «о разделении труда» в Центральной Азии. Но данное обстоятельство, по мнению авторов материала, не устраивает западные страны, которые всячески раздувают имеющиеся между Россией и Китаем разногласия. Так, в статье приводятся мнения ряда европейских специалистов, которые усматривают в действиях Пекина по созданию АБИИ и в инициировании ЭПШП явное стремление занять доминирующие позиции в Центральной Азии.

В попытке развенчать мифы о конфликте между Китаем и Россией, авторы статьи пишут, что у Москвы и Пекина полное понимание и схожие позиции по таким вопросам как ситуация на Ближнем Востоке, в Южно-Китайском море. Столкнувшись с конфронтацией со стороны Запада, Россия повернулась лицом к Востоку. Благодаря этому Китай и Россия значительно сблизились и смогли договориться по своим интересам в Центральной Азии, заключают китайские эксперты.

 ПОДПИШИТЕСЬ, ЧТОБЫ БЫТЬ ПЕРВЫМ В КУРСЕ СОБЫТИЙ 

comments powered by HyperComments