Повышать или не повышать? Дилемма управления добычей нефти в Азербайджане и Казахстане

Казахстан и Азербайджан сталкиваются сегодня с серьезными проблемами из-за падения цен на нефть. Пока падение цены на нефть, а также небольшое снижения спроса со стороны крупных импортеров нефти, в первую очередь Китая, практически не повлияли на производство и экспорт нефти (в физическом отношении) в двух странах. Мировой спрос на нефть, скорее всего, будет снижаться далее в 2016 году, и это, в сочетании с переизбытком нефти во всем мире, скорее всего, будет являться дилеммой для Азербайджана и Казахстана. Она заключается в следующем: увеличивать или сокращать добычу нефти?

In RussianEnglish

Повышать или не повышать? Дилемма управления добычей нефти в Азербайджане и Казахстане

По всему миру в богатых ресурсами странах падение цен на нефть повлекло за собой рост многочисленных рисков и привело к стагнации экономического роста. На постсоветском пространстве с серьезными проблемами из-за падения цен на нефть столкнулись две страны, крупные экспортеры нефти: Казахстан (18-е место в общем мировом производстве нефти) и Азербайджан (24-е). Однако падение цены на нефть, а также небольшое снижения спроса со стороны крупных импортеров нефти, в первую очередь Китая, практически не повлияли на производство и экспорт нефти (в физическом отношении) в двух странах. Добыча нефти в Казахстане снизилась с 81,8 млн тонн в 2013 году до 80,8 млн тонн в 2014 году и должна снизиться еще до 80,5 млн тонн в 2015 году. При этом правительство стремится повысить добычу на 30% от текущего уровня после возобновления проекта Кашаган в 2017 году, надеясь наконец в полной степени использовать его ресурсный потенциал. Добыча нефти в Азербайджане снизилась с 43,1 млн тонн в 2013 году и 41,9 млн тонн в 2014 году до 40,7 млн тонн в 2015 году. Казахстан планирует произвести 77 млн тонн в 2016 году, и затем вновь увеличить производство в 2017 году, в то время как Азербайджан нацелен на достижение 40 млн тонн в 2016 году. В отличие от Казахстана, в Азербайджане большое месторождение Азери-Чираг-Гюнешли истощается и, таким образом, сильно осложняет возможное увеличение добычи нефти. Тем не менее, страна в состоянии поддерживать нынешние объемы производства в течение нескольких лет. По данным Всемирного банка, производство будет более или менее ровным до 2018 года, прежде чем начнет снижаться.

Интересно, что в то время как добыча нефти в Казахстане и Азербайджане снизилась в обеих странах в 2014 и 2015 году, прогноз экспорта нефти, измеряемый индексом PRIX , дает смешанную картину по траектории добычи нефти в двух странах. Индексные показатели за 1 и 2 квартал 2015 года показали, что казахстанский экспорт нефти, скорее всего, снизится, но в 3-м квартале покажет рост и вновь снизится в 4-м квартале. Ситуация в Азербайджане оказалась еще более волатильной. Значение индекса PRIX за 2 квартал показал значительное падение экспорта нефти, в то время как в 3 квартале указал на некоторое улучшение, но в 4 квартале мнения аналитиков PRIX снова во многом разошлись по ситуации в стране и возможным последствиям для экспорта нефти.

В мире в настоящее время наблюдается избыток нефти в объеме 3 млрд баррелей. По данным Международного энергетического агентства (МЭА), «подушку в объеме 3 миллиарда баррелей» можно рассматривать как «беспрецедентный буфер против геополитических потрясений или непредвиденных перебоев с поставками». Переизбыток также является одной из причин низких цен на мировую нефть. Спрос на нефть, скорее всего, будет снижаться далее в 2016 году (с ростом от 1,8 до 1,2 млн баррелей в день, по данным МЭА), и это, в сочетании с переизбытком нефти во всем мире, скорее всего, будет являться дилеммой для Азербайджана и Казахстана. Она заключается в следующем: увеличивать или сокращать добычу нефти? Вполне вероятно, что, несмотря на неопределенность влияния внутренних факторов на экспорт нефти в двух странах согласно индексу PRIX, Азербайджан и Казахстан будут пытаться немного увеличить добычу нефти или, по крайней мере, поддерживать ее на текущем уровне или чуть ниже нынешних объемов. На это есть три основные причины. Во-первых, эти страны не являются крупнейшими экспортерами нефти в мире, и, таким образом, не могут резко повлиять на баланс спроса и предложения на мировом нефтяном рынке. Решение только одних этих двух стран сократить производство и экспорт нефти в попытке подтолкнуть мировые цены на нефть вверх не окажет заметного влияния на мировой нефтяной рынок. Кроме того, чтобы сохранить свою нынешнюю долю на рынке, обе страны должны поддерживать текущий уровень производства. Во-вторых, обе страны могут выдержать низкие цены на нефть в течение определенного периода, имея в наличии механизмы финансовой безопасности в виде суверенных фондов, которые могут компенсировать потерю доходов из-за падения мировых цен на нефть. В настоящее время активы Национального фонда Казахстана составляют около 68 миллиардов долларов США; активы фонда Азербайджана (ГНФАР) – 36 млрд долларов США. В-третьих, доля нефтяной промышленности Азербайджана составляла около 40,4% от ВВП страны в 2014 году и составляет 31,6% в 2015 году. Доля нефтяного сектора в ВВП в Казахстане составляет около 25%. Отрасль, включая обслуживающие ее сектора, также является одним из основных источников занятости в обеих странах. Таким образом, социальный фактор является еще одной причиной не снижать существенно текущий уровень добычи нефти. Кроме того, для поддержания нынешнего уровня производства, Казахстан рассматривает вопрос снижения налогов и введения налоговых льгот для нефтяных компаний.

Учитывая все эти причины, можно предположить, что в ближайшие годы внутренние факторы, скорее всего, будут играть более важную роль, чем внешние, в выработке решения относительно увеличения или уменьшения нефтедобычи в двух странах. На сегодняшний день благодаря сочетанию внутренних и внешних факторов Азербайджан заинтересован в сохранении текущего уровня добычи нефти, в то время как Казахстан в его повышении.

To Increase or not to Increase? The Dilemma of Managing Oil Production in Azerbaijan and Kazakhstan

The falling oil price has created numerous risks and led to the stagnation of economic growth in resource-rich countries worldwide. In the post-Soviet area, two big oil-exporting nations such as Kazakhstan (ranked 18th in total global petroleum production) and Azerbaijan (24th) have also faced severe consequences. And yet, oil production and exports in these two countries have not been affected significantly by the falling oil price and slightly eased demand on the part of oil importers, primarily China. Kazakhstan’s oil production has dropped only from 81.8 million tons in 2013 to 80.8 million tons in 2014 and is falling further to 80.5 million tons in 2015. However, the government is keen to expand production up to 30% from current levels when the Kashagan project is resumed in 2017 and its untapped resources are finally utilized. Azerbaijan’s oil production has decreased to 40.7 million tons from 43.1 million tons in 2013 and 41.9 million tons in 2014. Kazakhstan plans to produce 77 million tons in 2016 and then increase production again in 2017, while Azerbaijan aims at reaching 40 million tons in 2016. Unlike Kazakhstan, Azerbaijan is facing the depletion of the big Azeri-Chirag-Guneshli field and would thus have difficulty increasing its oil production. However, the country may be able to uphold the present production volumes for several years. According to the World Bank, production will be more or less flat until 2018 before it starts declining.

Interestingly, while oil production in Kazakhstan and Azerbaijan has declined in both 2014 and 2015, the PRIX index oil export forecast has given mixed signals on the trajectory of oil output in the two countries. The index numbers for Q1 and 2 of 2015 showed that Kazakhstan’s oil exports were likely to decline, while in Q3 they indicated a rise, only to drop again in Q4. The situation in Azerbaijan has fluctuated even more. The PRIX value for Q2 indicated a significant drop in oil exports, while that for Q3 pointed towards an improvement in the environment but Q4 again showed a bigger divergence among the PRIX country analysts on the situation in the country and its potential consequences for oil exports.

The world is currently oversupplied with 3 billion barrels of crude oil. According to the International Energy Agency (IEA), the “3 billion barrel cushion” can be viewed as “an unprecedented buffer against geopolitical shocks or unexpected supply disruptions.” Oversupply also adds to the low global oil price. The growth in oil demand is likely to decline further in 2016 (from a growth of 1.8 to 1.2 million barrels a day by IEA’s account) and this, coupled with oversupply of crude oil worldwide, will likely pose a dilemma for Azerbaijan and Kazakhstan. Should they now further increase or decrease oil production? It is likely that despite the uncertainty in the impact of internal factors on oil exports in the two countries as forecast by the PRIX index, they will try to increase slightly the production of oil or at least keep it within or slightly below the current levels. There are three major reasons for this. First, the countries are not among the biggest oil exporters in the world and thus they cannot dramatically affect the global oil market supply-demand balance. A decision by these two countries alone to cut oil production and exports in an attempt to push up international oil prices would hardly have any visible impact on international oil markets. Furthermore, to retain their current market share, both countries need to uphold present production levels. Second, the two countries can sustain low oil prices for a certain period due to the financial safety mechanisms in the form of sovereign wealth funds that can compensate the income loss due to the fall of the global oil price. Presently, Kazakhstan’s National Fund assets are worth some USD 68 billion and Azerbaijan’s Fund (SOFAZ) are worth USD 36 billion. Third, Azerbaijan’s oil industry contributed 40.4% of the country’s GDP in 2014 and 31.6% in 2015. In Kazakhstan, it amounts to 25% of GDP. The industry, including its suppliers, is also one of the main sources of employment in both countries. Thus, the social factor is another reason not to decrease significantly the current oil production levels. Furthermore, to maintain the present production levels, Kazakhstan is considering cutting taxes and introducing tax breaks for oil companies.

For all of these reasons, it is reasonable to assume that for the years to come, internal factors are likely to play a more important role than external ones in determining two countries’ choice between increasing and decreasing their oil production. Presently, the sum of internal and external factors makes the two interested in maintaining (Azerbaijan) and increasing (Kazakhstan) the present production levels.

Image by Flickr: the great 8, Oil Well

 ПОДПИШИТЕСЬ, ЧТОБЫ БЫТЬ ПЕРВЫМ В КУРСЕ СОБЫТИЙ 

comments powered by HyperComments