В фокусе китайских СМИ — 23 ноября

Китайская пословица гласит: «конь испытывается дорогой, а человек — временем». Кто настоящий друг Центральной Азии? – этим вопросом озаботились китайские СМИ после визита в Центральную Азию лидеров стран — транстихоокеанских партнеров:  США и Японии.

Активность американцев и японцев настораживает китайских аналитиков, рассматривающих в ней противостояние китайской инициативы «Один пояс – один путь». Через новый формат С5+1 Вашингтон, по мнению китайцев, стремится переключить внимание стран региона с китайской инициативы на американский план.

В итоге, как резюмирует один из авторов: «для самих центральноазиатских республик, похоже, наиболее близко выражение «кто пришёл — не отталкиваем, кто уходит — не удерживаем». Страны региона готовы к сотрудничеству со всеми игроками. Это, в свою очередь, означает, что новая «большая игра» XXI века продолжается.

Новая рубрика «Центральная Азия в фокусе внимания китайских СМИ» приводит анализ ключевых публикаций ведущих китайских изданий, посвященных Центральной Азии. В ноябре внимание китайских СМИ особенно уделялось активизации глобальных и региональных игроков в Центральной Азии. Пик увеличения публикаций по Центральной Азии в китайской прессе пришелся на первые дни после визитов Абэ и Керри в страны региона.

Газета «International Herald Leader» публикует большой материал, посвященный внешнеполитическим связям центральноазиатских республик (中亚“来者不拒) «Центральная Азия гостеприимно встречает приходящих и не гонится за уходящими».

china 1

Лидеры мировых держав все чаще посещают Центральную Азию, что свидетельствует о начале нового раунда «большой игры» в регионе, пишет автор статьи Чжоу Лян. Центральная Азия всегда являлась стратегическим перекрестком, который обеспечивает выход в Европу, Азию, Ближний Восток и Южную Азию. Контроль этой территории дает возможность контролировать всю Евразию.  Наибольшее влияние в регионе традиционно играет Россия. С ней не может сравниться никакая другая держава. Причем, все попытки глобальных и региональных держав расширить своё влияние здесь встречают жесткое противодействие со стороны Москвы.

Но это не значит, что ситуация в Центральной Азии совсем не меняется. После событий 11 сентября здесь наметились определенные изменения. Все более весомые позиции стали завоевывать США, которые расширили полномочия через свои военные базы в Кыргызстане и других странах региона. Именно в этот период влияние Москвы пошло на убыль.

Но успехи Москвы и Вашингтона в Центральной Азии переменчивы. Помимо обеспечения безопасности в Центральной Азии США нередко организовывали «цветные революции», тем самым пытаясь, с одной стороны, ослабить влияние России, а также поддерживать легитимность своего военного присутствия в регионе, с другой. Попытки Вашингтона расшатать ситуацию изнутри ловко были использованы Москвой. Уже после андижанских событий пошло резкое охлаждение отношений между Узбекистаном и США. Под большим давлением Кремля, Бишкек закрыл авиабазу Манас, а также в текущем году аннулировал важное соглашение с США. Более того, Москва смогла вовлечь Кыргызстан в Евразийский союз.

Автор пишет, что в экономическом  плане влияние США в Центральной Азии намного уступает влиянию Китая и России. Американский план «Большая Центральная Азия» как раз был направлен на ограничение расширения влияния Китая и России в регионе. Но этот план осуществлялся достаточно медленно. В политическом плане, конечно, американцы продвинулись дальше. В частности, США создали в Кыргызстане и Казахстане ряд неправительственных организаций, которые постепенно формируют проамериканское поколение в этих странах. Когда придет время, именно эти НПО могут сыграть ключевую роль в организации новых «цветных революций».

Автор статьи указывает, что недавний визит Керри вновь акцентирует внимание на вопросах безопасности. В условиях распространения экстремизма и элементов терроризма и в странах Центральной Азии вопросы безопасности становятся актуальными. В этом плане Керри не исключил возможность создания новых военных баз в регионе.

В этом контексте состоявшиеся практически в одно время визиты Синдзо Абэ и Джона Керри показывают стремление Японии и США противодействовать усилиям Китая и России в Центральной Азии. Американцы и японцы координируют свои действия, в том числе выступая против китайской инициативы «Один пояс – один путь». В то же время необходимо помнить и считаться с реальностью — сегодня именно Китай является основным источником инвестиций для стран Центральной Азии.

В итоге, резюмирует Чжоу Лян: «для самих центральноазиатских республик, похоже, наиболее близко выражение «кто пришёл — не отталкиваем, кто уходит — не удерживаем». Страны региона готовы к сотрудничеству со всеми игроками. Хотя в глазах центральноазиатов Россия все еще остается гарантом стабильности и наиболее близким партнером. Но опасения российского великодержавного шовинизма еще существуют. Поэтому страны региона не прочь привлекать США для сохранения баланса.

Китай в Центральной Азии воспринимается как ключевой экономический партнер и надежный инвестор. Но почва для опасений «китайской угрозы» в регионе все еще сохраняется – резюмирует автор.

В статье «Азартные игры Китая, России и США в 21 веке» (中美俄的二十一世纪赌局) авторы пишут, что до недавнего спада в экономике России Центральная Азия по большему счету оставалась исключительной прерогативой Москвы. Но сейчас возникает новая реальность, когда большие государства вновь начинают «большую игру».

china 2

Предложенный Госсекретарем США новый формат «С5+1» был горячо встречен республиками региона. Данная площадка была инициирована Вашингтоном с целью заново построить отношения с пятью странами Центральной Азии. Более того, этот формат призван блокировать дальнейшее расширение российского Евразийского союза в южном направлении. Подтверждением сказанного может служить то, что Вашингтон имеет специальную программу сотрудничества с Узбекистаном и сейчас обсуждается возможность открытия военного объекта в РУз. Также рассматриваются варианты возвращения американцам кыргызской базы Манас. В конце концов, вся эта активность Вашингтона в Центральной Азии направлена на переключение внимания стран региона с китайской инициативы ЭПШП на американский план, заявляется в публикации.

Также авторы высказывают предположение о том, что США привлекают своих союзников к более активному сотрудничеству с Центральной Азией. Так, если Пакистан, Саудовская Аравия и Турция могут повышать влияние в регионе в политической сфере, то Япония может создавать Китаю и России препятствия в сфере экономической.

Таким образом, заключает китайский эксперт, этап реализации Вашингтоном плана «БЦА» закончился, и вероятнее всего, теперь политика США в регионе будет проводиться в рамках новой инициативы «С5+1». Это, в свою очередь, означает, что новая «большая игра» XXI века начинается.

Международное радио Китая публикует статью эксперта ведущего китайского «мозгового центра» Китайской академии современных международных отношений (КАСМО). В статье под названием: «Механизм С5+1 Керри: пятый этап американской стратегии в Центральной Азии» (克里“5+1机制”启动美国中亚战略第五阶段) эксперт КАСМО Дун Чуньлин условно делит стратегию США в Центральной Азии после окончания холодной войны на 4 этапа.

china 3

Первый этап включает период с 1991-1996 гг., когда политика США в регионе была подчинена российской политике в ЦА. На втором этапе Вашингтон выдвигает независимую стратегию в регионе, которая стала проводиться Биллом Клинтоном. В этот период интересы США в регионе были сосредоточены на закреплении в Каспийском регионе.  Третий этап начался с войной в Афганистане в 2001 году, когда Вашингтон видел в Центральной Азии важный узловой регион в плане обеспечения безопасности. Но из-за «цветных революций», организованных американскими НПО, центральноазиатские элиты стали настороженно относиться к США. Четвертый этап стратегии США в регионе начался с инициированием госсекретарем США Хиллари Клинтон плана «Новый Шелковый путь». Нынешний визит Джона Керри во все пять центральноазиатских республик ознаменовал начало пятого этапа в стратегии США в регионе.

В геополитическом плане целью стратегии «С5+1» является контроль Центральной Азии, чтобы сдерживать Китай, Россию, Иран и международный терроризм. Приводя слова Макиндера, эксперт КАСМО отмечает, что «кто контролирует Центральную Азию, тот будет в состоянии контролировать Евразия; кто контролирует Евразию, тот может управлять миром». В экономическом плане целью американцев является открыть для себя новые рынки и защищать инвестиции.

Автор признает, что на фоне реализации Москвой проекта евразийской интеграции и продвижения Пекином стратегии «Один пояс – один путь», военная и экономическая мощь США в Центральной Азии постепенно ослабевает. Именно поэтому Керри предпринимает новые попытки закрепиться в регионе.

С точки зрения самих стран Центральной Азии им интересны США в качестве инвестора и отдельного центра силы, обеспечивающего баланс сил в регионе. Но в то же время они опасаются, что США уже не имеют достаточного потенциала в Центральной Азии, чтобы эффективно противостоять Китаю и России.

В заключении эксперт приводит китайскую пословицу «конь испытывается дорогой, а человек — временем». Кто настоящий друг Центральной Азии? — страны региона легко узнают в процессе сотрудничества.

В статье «США и Япония действуют в унисон, принимая Центральную Азию как свой задний двор» (美日一唱一和,妄想把中亚当成自家后院) авторы снова говорят об усилении внимания Японии и США к Центральной Азии.

Как отмечается в публикации, объявленную Бараком Обамой стратегию постепенного вывода войск из Афганистана трудно будет осуществить без опоры на Центральную Азию. Одновременно с этим, на фоне активности Москвы в урегулировании сирийского кризиса, США намерены закрепиться на заднем дворе России и путем политического механизма «5+1» сдерживать Кремль.

Активные политические шаги Токио и Вашингтона в Центральной Азии бьют не только по российским интересам, но и направлены против Китая, говорится в статье.

В большой статье «Возросшее внимание мировых держав к Центральной Азии усиливает игру» (大国频访 多元力量博弈中), размещенной Агентством Синьхуа, были приведены  мнения нескольких крупных специалистов по Центральной Азии.

china 4

По мнению эксперта из Академии общественных наук Китая Син Гуанчэна, важное геополитическое расположение и наличие богатых ископаемых благоприятствует усилению внимания мировых держав к Центральной Азии. Россия после украинского кризиса с еще большей силой продвигает проект Евразийской интеграции. Как пишет Син Гуанчэн, по мере уменьшения присутствия США в Афганистане параллельно ослабевает роль США и в регионе Центральной Азии.

Кроме того, пользуясь отвлечением внимания России, другие внерегиональные акторы также устремились в регион. Такое мнение высказал эксперт Института по Центральной Азии Ланьчжоуского университета Ян Шу.  Китайские эксперты сходятся во мнении, что США, потерпев определенную неудачу на Ближнем Востоке, будут стараться усилить свою роль в Центральной Азии. В ближайшей перспективе, по их мнению, в регионе резко возрастет конкуренция между внешними силами в ЦА.

Но статья резюмирует, что сами республики ЦА будут стараться по-прежнему проводить многовекторную внешнюю политику. Странам региона важно внешнеполитическое равновесие и обеспечение равных интересов в сотрудничестве – кто будет соблюдать эти условия, с теми державами и будут взаимодействовать страны региона, заключает Ян Шу.

На основе приведенных выше материалов позволим себе выделить несколько ключевых тезисов:

  • Cтоит отметить, что содержание и стиль подачи материалов в китайских СМИ стремительно эволюционирует. Если ранее было сложно в китайских публикациях найти открытый анализ с обозначением позиции КНР, то сейчас мы видим, как китайские эксперты стали позволять себе более серьезные высказывания. Данное наблюдение характерно, по крайней мере, для публикаций по Центральной Азии. Обращает на себя внимания также оформление текстов. Все чаще можно встретить в китайских материалах качественные инфографики, карты и другие иллюстрации.
  • Говоря о Центральной Азии, китайские эксперты стали все чаще подчеркивать исключительную роль Пекина в регионе. Так, говоря об активизации США в ЦА, китайские эксперты подчеркивают, что Китай наравне с Россией является ключевым игроком в регионе. А устремления Вашингтона в Центральной Азии квалифицируют как злой умысел против китайских проектов в ЦА. Тем самым, постепенно прививается мысль о том, что Центральная Азия уже является подбрюшьем не только России, но и Китая.  
  • Третье, наблюдается неприкрытая обеспокоенность китайских экспертов новым раундом «большой игры» в Центральной Азии. Конечно, авторы подчеркивают твердость позиций Пекина в регионе, тем не менее, налицо наличие неуверенности в том, как поведут себя центральноазиатские элиты. В этом контексте, судя по высказываниям китайских экспертов, Китай будет делать ставку на усиление «мягкой» составляющей своей стратегии в регионе. Иными словами, Пекин будет усиливать свою публичную дипломатию, продолжая укреплять свой имидж надежного партнера.

 ПОДПИШИТЕСЬ, ЧТОБЫ БЫТЬ ПЕРВЫМ В КУРСЕ СОБЫТИЙ 

comments powered by HyperComments