Мы уйдем без следа…

Ксения Миронова из Таджикистана, участвующая в настоящее время в программе стипендий Программы Центральной Азии (CAP) при Университете Дж.Вашингтона, делится в своем блоге грустными и лиричными мыслями по поводу сноса старых зданий в Душанбе

Мы уйдем без следа — ни имен, ни примет.

Этот мир простоит еще тысячи лет.

Нас и раньше тут не было — после не будет.

Ни ущерба, ни пользы от этого нет

Омар Хайям «Рубаи»

Эти строки принадлежат всемирно известному восточному мудрецу Омару Хайяму, но в свете последних событий хочется воскликнуть: “О, как неправ был мудрец, говоря, что мы не причиняем ни ущерба, ни пользы!” Люди могут творить и созидать, а могут и разрушать: человек однажды выбирает свой путь, идет по своей дороге, но свернет он с нее или нет — решать только ему; и своим решением он в любом случае изменит ход своей истории, а, возможно, ход истории своего города…

В начале предыдущей недели душанбинцы, гости столицы, представители международного сообщества и таджикистанцы, проживающие за рубежом, были огорошены новостью о предстоящем сносе зданий, которые вот уже десятки лет являются визитной карточкой и гордостью современного Душанбе. В список зданий, подлежащих сносу, попали красивейшие и уникальные памятники таджикской истории: здание администрации президента, театр Вл. Маяковского, театр им. А. Лохути, чайхана “Рохат” и другие. В интервью газете “Азия-Плюс” заместитель председателя Комитета по строительству и архитектуре при правительстве республики Таджикистан Нурали Саидзод заявил о том, что здания, подлежащие сносу, не несут в себе никакой уникальности и, согласно новому Генеральному плану г. Душанбе, они будут заменены на более современные архитектурные сооружения после того, как будет получено финансирование на снос и строительство. Предполагается, что работа по сносу зданий начнется уже в следующем году. Что будет построено взамен — пока неизвестно.

В ответ таджикские активисты организовали онлайн петицию в адрес президента республики Таджикистан и мэра г. Душанбе с призывом остановить варварское уничтожение памятников культуры. На данный момент петицию подписали 838 человек. Население города составляет более 800 тысяч жителей, но доступ к интернету есть далеко не в каждом доме столицы: так, например, в 2014 г. доступ к интернету по всему Таджикистану составил только 16,1%.

Новость о предстоящих переменах обсуждается в социальных сетях; журналисты пишут проникновенные статьи на тему старого города и предстоящих изменений: так, например, журналист газеты “Азия-Плюс” публично прощается со зданиями, которым вынесен смертельный приговор. Также на своем сайте газета проводит публичный опрос о необходимости сноса старого города Душанбе, его результат показывает, что подавляющее большинство проголосовавших считает, что сносить здания нельзя, т.к. они являются частью истории столицы.

В Таджикистане не прижилась практика выносить обсуждение вопроса реконструкции города на референдум. Решения о перепланировке города принимаются мэром столицы; также не проходят открытые обсуждения генеральных планов города. Градостроительный кодекс республики Таджикистан предусматривает следующие основные требования к градостроительной деятельности: “соблюдение требований сохранения зданий и сооружений исторического, культурного наследия и особо охраняемых природных территорий”, однако, несмотря на это, на данный момент здания, имеющие историческую ценность, находятся под ударом.

Большинство жителей города в своих комментариях призывают сохранить старый город, а застраивать и расширять — его окраины: “Исторические здания надо оставлять на месте. А новые строить на новых местах. Центр города не надо заселять большим количеством населения, это приведет к перегрузкам инфраструктуры города (пробки, грязь, криминал, загружение канализаций, водоснабжение, теплоснабжение, электроснабжение и т.д. и т.п. Центр города должен оставаться историческим. Категорически против сноса старых зданий. Предлагаю даже строить новые здания, которые не на месте исторических зданий будут строиться, придавать им облик старого Душанбе — с его колоннами, лепками и т.д. и побольше деревьев (не кустарников, от которых тени нет, а настоящих деревьев с большими кронами). Город по настоящему дорог только тем, кто в нем рос, а приезжим он такой как есть совсем ничего не значит. Пусть строят на новых территориях, пусть тянут ветки водопровода, электричества, канализации, а потом строят что хотят (…) В нормальном обществе с начало спрашивают у этого общества как ему удобно и комфортно, а потом действуют. И молчание знак согласия, в данном случае, я не считаю совсем правильно понятым строителям. Стройте, пожалуйста, но стройте где пустошь и расширяйте город вширь, а не ввысь. Я все-таки надеюсь на здравый ум наших чиновников и архитекторов. Не разрушайте того, что построили другие и последующие не будут разрушать того что вы построили. И со временем у нас тоже будут свои исторические города на своей земле. Все это становится ценнее со временем, и как мы будем относится к прошлому, так будет относится будущее к настоящему.”

Широко известный таджикский историк Гафур Шерматов называет чайхану “Рохат” эксклюзивной; он напоминает о том, что мировым сообществом, в первую очередь, ценится историческая ценность здания, а только затем — его архитектура. Он призывает к возрождению национального самосознания, а также задается вопросом: как потом после сноса исторических зданий можно будет доказать своим потомкам, что Душанбе — старый город. Он напоминает, что здания, построенные во время Советского союза, всегда отличались своей прочностью и долголетием, и призывает к облагораживанию кишлаков города. Также он сетует на то, что широкая общественность не знакома с уровнем образования чиновников, принимающих решения о сносе исторических построек. Он сравнивает снос исторических зданий, расположенных в самом сердце города, с удалением здоровых зубов: “представьте, что у вас абсолютно здоровые, белые зубы, и вдруг ни с того ни с сего вы их удаляете и ставите на их место золотые. Мы до сих пор так поступаем.”

В то же самое время стало известно, что одна из крупнейших научных и образовательных организаций США National Geographic запланировала снять документальный фильм о туристических возможностях Таджикистана. Как National Geographic сможет передать в своей программе историю Душанбе? Будут ли показаны в передаче заграждения, скрывающие руины исторических зданий? Или их просто обойдут стороной и пройдут мимо истории: мимо обломков истории старого города…

 ПОДПИШИТЕСЬ, ЧТОБЫ БЫТЬ ПЕРВЫМ В КУРСЕ СОБЫТИЙ 

comments powered by HyperComments