Парламентские выборы в Кыргызстане: ограничители и особенности

4 октября 2015 года в Кыргызстане состоятся парламентские выборы, на которых будут избраны 120 депутатов на ближайшие 5 лет. Кыргызстан, в отличии от своих соседей по региону — формально  парламентская республика, в рамках которой партийные боссы  формируют правительство и другие подотчетные им госорганы  и, как итог,  имеют влияние на распределение финансовых, информационных и административных потоков для своих патронажных сетей. Де-факто Кыргызстан все же является парламентско-президентской республикой, где избранный народом лидер Алмазбек Атамбаев в 2011 году стал президентом до 2017 года.

Расклад сил

Отсутствие на тот момент в кыргызском социуме нескольких сильных, стабильно действующих политических партий привело к тому, что  у парламентаризма не было  надежной социально-политической опоры, и президент,  опираясь на свою прошедшую в парламент партию (СДПК — 26 мест в парламенте), финансовые, медийные  и силовые ресурсы, смог (и, скорее всего, был вынужден)  стабилизировать политическую  систему, взяв под неформальный контроль судебную  власть и силовые структуры. Это ослабило формально абсолютную власть парламента.

С принятием новой Конституции в 2010 году Кыргызстан перешел на парламентско-президентскую форму правления. Новый основной закон закрепил пропорциональную избирательную систему выборов депутатов Жогорку Кенеша КР. Первые выборы по новой системе прошли в 2011 году   и продемонстрировали  то, что партийная система республики развивается на основе патронажных сетей, в основе которых лежат бизнес интересы и «региональные идентичности». 5 партий сформировали парламент страны: «Ата-Журт» (28 депутатов), «Ар-Намыс» (25 депутатов), «Ата-Мекен» (18 депутатов), «Республика» (23 депутатов), СДПК (26 депутатов).

В списках прошедших в парламент партий более чем на 80%  значились кандидаты, имеющие хорошо налаженный бизнес (зачастую оформленный на родственников), а также бывшие чиновники и региональные элиты.

За прошедшие 5 лет функционирования действующего парламента его не раз потрясали громкие коррупционные скандалы.  Как наспех сколоченные партии, созданные  для прохождения в парламент:  «Ата-Журт» (была основана в городе Ош 14 ноября 2006 года, но вышла в большую политику на выборах 2011 года), «Республика» (основана Омурбеком Бабановым в июне 2010 года), так и партии с многолетней историей:  социалистическая партия «Ата-Мекен» (была основана Омурбеком Текебаевым 16 декабря 1992 года), «Ар-Намыс» (была основана 9 июля 1999 года Феликсом Куловым) не смогли избежать партийных расколов и выделения части депутатов в отдельные фракции и независимые группы. Достаточную монолитность удалось сохранить лишь партии СДПК, что объясняется ее близостью к президенту.

Подготовка к парламентским  выборам 2015 года началась в начале 2013 года, когда основные политические акторы начали формировать новые предвыборные коалиции исходя из нового расклада сил в политической системе и финансовых возможностей основных доноров партий.

Согласно Конституции,  президент Кыргызстана избирается на шесть лет и только на один срок.  Окружение нынешнего лидера Атамбаева,  осознавая, что со сменой власти ослабнет и их влияние, решили усилить свое представительство в парламенте.

Для этого оптимальным вариантом было бы формирование коалиционного большинства (согласно Конституции, максимально разрешенное количество мандатов для одной партии — 65) из двух или трех  партий с СДПК во главе. Изначально ставка была сделана на партию «Замандаш», которая активно позиционировала себя  как партия интернационалистов и трудовых мигрантов. Но в конце 2014 года партия заявила о смене идеологической платформы (идеология национального возрождения)  и весной 2015 года партию покинул ряд высокопоставленных членов (в основе своей делающих ставку на развитие кыргызско-российских отношений). В силу внутриполитических  интриг и нежелания идти на уступки, партия оказалась  на обочине политического процесса.

На ее место пришла партия «Кыргызстан» (была создана 23 апреля 2010 года. Фактический владелец партии  бизнесмен, владелец группы компании —   Шаршенбек Абдыкеримов), куда за первый месяц публичной активности партии перешло два десятка депутатов действующего парламента из разных партий, что говорит о серьезной политической поддержке партии на самом высоком политическом уровне. Ядро партии составили бывшие депутаты от партии «Республика» во главе с экс-губернатором Чуйской области Канатбеком Исаевым.

Предвыборная математика

Логика создания предвыборного списка ведущих партий страны — формировать их, исходя из ряда объективных предпосылок и ограничений.

1) Для победы по пропорциональной системе партия на выборах должна набрать не менее 7 процентов голосов от общего количества проголосовавших и не менее 0,7 процента голосов от количества проголосовавших в каждой из семи областей страны, а также в Бишкеке и Оше. На  прошлых выборах  явка избирателей составила  55.90% (1,679,538 фактически проголосовавших). Учитывая, что количество избирателей в Кыргызстане,  по уточненным данным на 25 сентября 2015 года, составило 2 млн. 757 тыс. 826 человек, партии изначально рассчитывали, что для победы  им нужно будет набрать голоса  не менее 106 000 избирателей по республике  в целом. И от нескольких сотен до 3 тысяч голосов в каждой области. Это заставило лидеров партий активно вовлекать в свои ряды региональные элиты из всех областей республики. Хотя каждая партия имеет в качестве своей электоральной базы одну или две области, где они и планируют получить большинство голосов. Яркими  межрегиональными тандемами стали партии «Республика-Ата Журт» и «Бутун Кыргызстан Эмгек», которые объединили северные и южные элиты республики.

2) Особенностью этих выборов станет и следующее обстоятельство: чтобы получить допуск к голосованию, гражданин обязательно должен сдать свои биометрические данные. Только после этого его включают в список избирателей. Как заявил  первый вице-премьер-министр КР Тайырбек Сарпашев 25 сентября,  в Кыргызстане 95% граждан в возрасте от 16 лет сдали свои биометрические данные. Настойчивость и скорость с которой правительство проводит сбор биометрических данных объясняется желанием президентской группы  создать прозрачный выборный  механизм  для предотвращения массового вброса бюллетеней и обвинений в непрозрачных выборах со стороны оппозиции и международных институтов, что зачастую служит  спусковым крючком для антиправительственных выступлений. В итоге это резко повысило реальную конкуренцию между партиями за голоса избирателей, особенно с учетом того, что «все избирательные участки республики оборудуют кабинами для голосования, которые исключают фотографирование или другое копирование информации с бюллетеня». Стоимость одного голоса поднялась до $50 в некоторых регионах.

3) Также важным  нововведением на этих выборах стала возможность для избирателей  принять участие в голосовании по месту  фактического проживания, а не места жительства прописки. Если избиратель желает проголосовать не по месту прописки, то он заранее должен написать заявление и указать номер другого избирательного участка. При этом достаточно иметь при себе паспорт, необязательно предоставлять справку с места проживания. Согласно переписи населения  речь идет о сотнях тысяч потенциальных избирателей. Только в Бишкеке таковых насчитывается  около 350 тысяч. Это открыло новые возможности для олигархов, которые имеют значительный финансовый ресурс, но не имеют внушительной электоральной поддержки. Этим активно пользуются отдельные политики партии «Бир бол».

4) Список кандидатов не должен быть моноэтничным. Минимум 15% кандидатов должны иметь отличную от основной массы национальность. С точки зрения  количества национальных меньшинств, наиболее привлекательные — это узбекская (14% населения страны) и русская диаспоры (6%). Но после межнационального конфликта 2010 года в г. Ош между кыргызами и узбеками партийные лидеры принимают во внимание включение/не включение представителей узбекской диаспоры. К примеру, после объединения партий «Бутун Кыргызстан» и «Эмгек» из рядов последней вышли представили узбекской молодежи, мотивируя это неприятием высказываний и поступков лидера партии «Бутун Кыргызстан» Адахана Мадумарова. Большинство партий включило в первые десятки по одному представителю узбекской диаспоры.  Отдельный интерес  составляют сильные, относительно немногочисленные, сплоченные диаспоры, к примеру, уйгурская, дунганская  и корейская, которые могут продавать голоса «оптом» от 3000 голосов и выше. Поэтому партия «Ата–Мекен» включила восьмым в свой список  влиятельного представителя дунганской диаспоры (60 тыс. человек проживает в Кыргызстане)  Бахадыра Сулайманова. В этом ряду отдельно стоят славянские диаспоры Кыргызстана. Их основная характеристика — слабая сплоченность и аполитичность, но зато они удобны как партийные спонсоры, предоставляющие финансовый, информационный, организационный капитал на политическую поддержку партийных лидеров . Впрочем, как показывает практика, славяне, живущие в республике, стабильно голосуют за партию власти, тем более СДПК открыто заявляет о евразийском векторе интеграции.

Основной проблемой для партийных администраторов и лидеров партий стал вопрос с соотнесением реального влияния того или иного кандидата в озвученном им регионе с тем местом в партийном списке, на которое он претендует.  Выход был найден: большинство кандидатов заставляют перерегистрироваться в «нужных» участках свой электорат  (родственники, друзья,  зависимые работники, купленные граждане) из других регионов (сел, участков в рамках даже средних и малых городов) и тем самым показывают своим партиям «желаемый» результат. По факту это привело к возрождению одномандатных округов в формате сел, общин, организованных групп людей,  где тот или иной кандидат в депутаты имеет значительный авторитет.

Медиа кампании и геополитический вектор

По сравнению с предыдущими парламентским выборами эти отличаются поздней медийной активностью. Если на выборах 2011 года баннеры, интернет и ТВ-реклама заполонили медийное пространство за полгода до выборов, то сейчас первая активность проявилась за 3 месяца до даты голосования. Это объясняется тем, что во-первых итоговые списки кандидатов от каждой партии (и соответственно финансы, которые он вкладывают) формировались в последние дни до сдачи в ЦИК. Во-вторых,  низкая эффективность рекламы (особенно в регионах) и отсутствие существенного влияния агиткампании на итоговые результаты голосования были отмечены экспертами за год до выборов. Кыргызское общество стремительно исламизируется и архаизируется, что приводит к актуализации качественно иных видов политической коммуникации (слухи, встречи с односельчанами, символическая  поддержка локальных духовных и криминальных лидеров).

Геополитический вектор партий — все партии, так или иначе, в своих программах, выступлениях касаются темы евразийского экономического союза, евразийской интеграции. Крупные партии, включая оппозиционные «Республика — Ата Журт», «Ата Мекен», позитивно относятся к процессу вхождения Кыргызстана в ЕАЭС, указывают свой вклад в развитие этого процесса. Слишком велики экономическая зависимость (в том числе переводы трудовых мигрантов  ($2,2 млрд. ежегодно из РФ), культурные связи и информационное влияние российских СМИ в республике, чтобы хоть одна крупная партия смогла противопоставить себя общему тренду.

Вывод

Каким бы не был новый парламент по составу, но уже сейчас заложены параметры, определяющие системные отношения внутри парламента:

31 июня 2015 года Президент КР Алмазбек Атамбаев подписал документ, «О внесении изменений в Закон Кыргызской Республики «О статусе депутата Жогорку Кенеша Кыргызской Республики». Это законодательно закрепило запрет на право депутата не входить в состав фракции при ее формировании и остаться свободным депутатом, а также объединяться в депутатские группы вне фракции. Этот шаг задумывался для укрепления партийной дисциплины, но учитывая причину конфликта между лидерами партий и депутатами  ныне действующего парламента  (недовольство низким влиянием рядовых депутатов на процесс лоббирования бизнес интересов, назначений в госструктуры), это может стать бомбой замедленного действия и борьба за ресурсы может уйти во внеправовое поле.

Исходя из организационной структуры (квази-кадровые партии, формирующиеся по вождистско-патронажному  принципу за счет финансовой поддержки олигархов и криминального капитала) всех партий, имеющих шансы получить в парламенте места, можно сделать вывод о том, что ситуация с реальной демократией и представительством широких народных интересов будет затруднена, так как партии изначально ориентируются на защиту своих интересов, а также извлечение экономической ренты из политических постов.

Фото: Sputnik.kg

 ПОДПИШИТЕСЬ, ЧТОБЫ БЫТЬ ПЕРВЫМ В КУРСЕ СОБЫТИЙ 

comments powered by HyperComments
Операция «преемник» в Кыргызстане: контекст и коридор возможностей - Central Asia Analytical Network Central Asia Analytical Network
2016-09-13 01:22:36
[…] [2] http://caa-network.org/archives/5493 […]