В фокусе — 20 сентября

Аналитический и медиа дайджест – это гид по ключевым событиям и публикациям, вышедшим по Центральной Азии в течении недели. Подписаться и получать его по почте —

 ПОДПИШИТЕСЬ, ЧТОБЫ БЫТЬ ПЕРВЫМ В КУРСЕ СОБЫТИЙ 

Аналитические публикации

Эксперты по логистике World Economic Forum в блоге для Financial Times «Hurdles ahead along theNew Silk Road» («Преграды на новом Шелковом пути») пишут, что проект Китая «Шелковый путь» – который вмещает в себя около 70 процентов мирового населения, производит до 55 процентов мирового ВВП и 75 процентов открытых мировых энергоресурсов – начал первые шаги. В проекте уже принимают участие такие компании, как DB Schenker, логистическая компания, которая начала еженедельные маршруты поездов между Китаем и Германией, а также Hewlett Packard, которая соединяет своих европейских клиентов с заводами в Китае через новый путь. Возвращающиеся контейнеры заполнены, к примеру, роскошными автомобилями для китайского рынка. Но трудной задачей будет склонить к эффективному сотрудничеству 40 стран, входящих в Шелковый путь. Также необходима ясная бизнес-модель, которая будет понятна всем игрокам о том, как Шелковый путь может помочь открыть новые компании и новые рабочие места по всему маршруту, а не только в Европе и Китае.

«Это будет хор, а не соло», — цитирует китайского лидера статья в Turkish Weekly, посвященная сотрудничеству США и Китая вокруг инициативы «Шелковый путь». Си Цзиньпин собирается с визитом в США в конце сентября, и у обеих стран, во многом, похожее представление Шелкового пути, направленное на поддержку экономического роста и торговли. Встреча двух лидеров, по описанию автора статьи, будет как «химическая реакция, которая сможет принести много хорошего». Сотрудничество США и Китая в третьем регионе устанавливает свежий фронт для развития нового типа отношений, утверждает статья, приводя пример хорошего сотрудничества в обучении молодых афганских дипломатов в Вашингтоне, что стало возможным в рамках совместной американо-китайской программы.

В статье Foreign Policy на похожую тему «China Has a Plan to Takeover Central Asia and America Loves It» («У Китая есть план поглотить Центральную Азию и США это нравится») вспоминается, что в 2009 году в Китае даже не хотели включать такие страны, как Афганистан и Пакистан, в программу обсуждений с американскими коллегами.  Сегодня Афганистан и, особенно, Пакистан играют большую роль в политике «марша на Запад» Китая. Китай и США же заинтересованы, прежде всего, в безопасности региона.

Один из главных компонентов американского Нового Шелкового пути – проект газотрубопровода из Туркменистана в Афганистан, Пакистан и Индию (ТАПИ) — продолжает быть темой переговоров. На днях туркменский президент Бердымухаммедов обсудил с афганскими коллегами практическую реализацию проекта. Бердымухаммедов подчеркнул, что самым главным аспектом туркменской энергетической стратегии является формирование надежного механизма для безопасного транзита энергетических ресурсов на мировые рынки. Не менее перспективным и выгодным в региональном масштабе является строительство железнодорожной магистрали Туркменистан-Афганистан-Таджикистан, как было замечено на встрече.

Пока Шелковый путь, кажется, сдвигается с точки, его коллега-конкурент Евразийский экономический союз не вызывает такие же радужные перспективы. В сборнике PONARS Eurasia «Eurasian Visions Integration and Geopolitics in Central Asia”, посвященному «евразийскому видению – интеграции и геополитике в Центральной Азии», редакторы пишут, что рождение ЕАЭС пришлось в самый худший момент – на время кризиса в Украине — и стало тесно переплетено с призраком нового русского «собирания земель», через которое Москва может склонить страны к более тесной интеграции и которым она угрожает забрать русско-населенные районы у тех, кто ей сопротивлялся. Противопоставление конфликта Украины и создания ЕАЭС привело к  напряженности в российской внешней политике: между многонациональной интеграцией и этнической унификацией; геополитическими амбициями и экономической рациональностью; уважением территориальной целостности и разжиганием сепаратизма и присоединения. В сборнике приводятся 17 статей, ставших результатом обсуждений на конференции по безопасности и региональной интеграции в Евразии в июне 2015 года.

Горячая тема

Драматическое противостояние таджикских властей с силами генерала Ходжи Халима Назарзоды, начавшееся 4 сентября, закончилось, по сути, ликвидацией Партии исламского возрождения (ПИВТ). Именно ПИВТ была объявлена заговорщиком в союзе вместе с восставшими десантниками генерала Халима, сторонниками «Исламского государства», а также при некой иностранной поддержке заговорщиковБолее того, согласно источнику CA-News, Генеральная прокуратура Таджикистана рассматривает вопрос о включении Партии исламского возрождения Таджикистана в список террористических и экстремистских организаций. Закрытие партии, как замечает The Diplomat, процесс — происходивший на протяжении последних лет и постепенно ликвидировавший мирное соглашение, достигнутое по окончанию гражданской войны. ПИВТ, по мнению авторов статьи, никогда не выступала за радикальное смещение власти в Таджикистане и, имея всего 2 места в парламенте из 63, не была политической угрозой для правительства. Между тем, правозащитники (Human Rights Watch, Норвежский Хельсинский комитет и Ассоциация по правам человека в Центральной Азии) требуют от таджикских властей освобождения, по крайней мере, 13 активистов ПИВТ.

Девальвационное домино валют в Центральной Азии – процесс, по всей видимости, только начавшийся. В Казахстане сегодня активно ищут источники доходов, чему свидетельствуют предложения о возможном повышении налоговых ставок. В этой стране  официально тенге в свободном плавании, но никто не знает его границ. В Туркменистане снижение доходов с экспорта газа привело к тому, что, возможно, здесь откажутся от предоставления населению доступа к бесплатной воде, газу и энергии. Кроме того, власти ограничили обмен валюты одной тысячей долларов, и возник «черный» рынок валюты. При официальном курсе туркменского маната, равном 3,50 за один американский доллар, «черный» курс приближается к четырем, что, вполне возможно, не предел. Как оказалось, «Новый туркменский тигр«, несмотря на изоляцию, испытывает схожие проблемы с другими странами региона. В Узбекистане миссия МВФ выпустила заявление, в котором, несмотря на похвалу экономики страны за «устойчивость в трудной внешнеэкономической ситуации», говорится, что снижение экспорта газа и машин вместе со снижением денежных переводов из России (на 45 процентов в первом квартале 2015 года по сравнению с соответствующим периодом предыдущего года) требуют обеспечения большей гибкости обменного курса. Официальных органов, таким образом, призывают постепенно двигаться в направлении либерализации валютной системы и устранения валютных ограничений. В Кыргызстане в преддверии выборов в парламент идет «борьба людей и ресурсов, а не идей», по мнению политолога Медета Тюлегенова. Если «прошлые выборы в парламент проходили в ситуации противостояния так называемых революционеров и реваншистов», то в этом году ситуация спокойнее, но появились определенные доминирующие силы, включая президента страны, считает Медет.

Цифра

Необходимый уровень цены на нефть для обеспечения сбалансированного бюджета для Кувейта составляет – 47 долл. США, для Катара – 59 долл., для ОАЭ – 73 долл., для Бахрейна – 93 долл., для Омана – 94 долл., для Саудовской Аравии — 103 долл.

пишет статья Foreign Policy «The Gulf’s Castles of Sand«Песочные замки стран Персидского Залива»), с ссылкой на МВФ.

Фото

Global Voices с ссылкой на Creative Time Reports публикуют фотографии Федора Савинцева, документирующие остроту водной проблемы в Центральной Азии. Савинцев сделал свой репортаж в Кыргызстане, а фотография ниже снята в Баткенской области КР, где из-за наличия множества плотин реки высыхают, и жителям буквально приходится бороться за каждую каплю воды.

Photo by Fyodor Savintsev / Salt Images, 2012

There is very tense situation with safe drinking water in Batken region of Kyrgyzstan, due to the numerous dams, rivers dry up and people forced to either fight for every drop of water.

Интересно!

the-silo-effect-9781451644739_lg

Что общего между таджикскими деревнями и редактором Financial Times? Джиллиан Тетт —  одна из ведущих  экономических комментаторов мира, которая смогла предсказать мировой кризис 2008 года — получила докторскую степень в Кэмбриждском университете в социальной антропологии на основе полевого исследования в горных районах Таджикистана. Последняя книга Джиллиан «The Silo Effect» («Эффект силосной башни») в значительно степени опирается на ее антропологический опыт. Книга блестяще исследует то, как наша тенденция создавать организационные структуры вредит работе и как можно ее устранить и открыть дорогу инновациям. «Эффект силосной башни» — это отсутствие в организации общих целей и рабочей коммуникации между подразделениями. Люди начинают вести себя коллективно глупо, не видят риски и возможности, то есть «слепы в своей слепоте». Книгу очень рекомендуют к прочтению!

 

 

 ПОДПИШИТЕСЬ, ЧТОБЫ БЫТЬ ПЕРВЫМ В КУРСЕ СОБЫТИЙ 

comments powered by HyperComments