Основополагающая динамика региональной (дез)интеграции в постсоветской Центральной Азии

Основное предположение данного исследования касается того, что сотрудничество в области экономики, в частности, торговли, может укрепить доверие между государствами, политическими и общественными деятелями и, таким образом, наладить сотрудничество в других областях.

Автор: Камилла Хейглунд
Диссертация на соискание ученой степени доктора философии в Королевском колледже Лондона, Департамент военных исследований, март 2015 года

Данный тезис исследует потенциальные возможности для внешних акторов по содействию региональной интеграции в постсоветской Центральной Азии через изучение необходимых факторов, внутренних для региона, для развития региональной интеграции.

В частности, тезис исследует потенциальные выгоды от экономической интеграции через изучение торгового потенциала, а также отсутствия или наличия спроса и предложения на региональную интеграционную политику. Исследование показало, что центральноазиатские страны могут получить выгоду от экономической интеграции через расширение внутрирегиональной торговли, а также через совместную реализацию политики по упрощению процедур торговли с внешними партнерами. Исследование также показало, что спрос на расширение рынка в результате региональной интеграции среди бизнес-сообщества Центральной Азии ограничен в связи с нехваткой компаний, ориентированных на рост бизнеса. Этот недостаток проистекает из недооценки бизнес-моделей свободного рынка и отсутствия деловых навыков, а также наличия бизнес-среды, сдерживающей рост бизнеса.

Политика по региональной экономической интеграции проводится некоторыми странами Центральной Азии, а именно правительствами Казахстана и Кыргызстана, хотя она оформлена в рамках более широкой евразийской интеграции, а не конкретно регионализма Центральной Азии. В той степени, в которой политика интеграции проводится, она является отражением предпочтений правительства, а не результатом требований бизнес-сообщества, идущих снизу.

Работа делает вывод о том, выбор евразийской интеграции отрицательно сказывается на развитии регионализма в Центральной Азии, так как диспропорционально большая роль России на евразийском пространстве препятствует участию других стран Центральной Азии. Продвижение Казахстаном своего регионального лидерства через поддержку евразийской интеграции, таким образом, способствует региональной фрагментации. Таким же образом, протекционистская политика Узбекистана приводит к фрагментации, например, вынуждая правительство Кыргызстана присоединиться к евразийской интеграции. Кроме того, политические структуры стран Центральной Азии оказываются вредными для торговой политики по упрощению процедур и развития региональной интеграции, так как влиятельные элиты больше заинтересованы в сохранении статус-кво. Следовательно, внешним акторам пока преждевременно делать попытки по продвижению регионального единства в Центральной Азии.

Между тем усилия самих стран Центральной Азии по укреплению регионального единства остаются неудачными. В обзоре области исследований Центральной Азии Салли Каммингс приходит к выводу, что внешние акторы смогли умерить региональную напряженность между государствами Центральной Азии и способствовали созданию основ для управления общими проблемами. Наличие общих проблем в Центральной Азии указывает на актуальность поиска совместных решений, а также более фундаментально на необходимость строить отношения таким образом, чтобы избежать нестабильности, или, в худшем случае, войны.

Основное предположение данного исследования касается того, что сотрудничество в области экономики, в частности, торговли, может укрепить доверие между государствами, политическими и общественными деятелями и, таким образом, наладить сотрудничество в других областях. Поэтому основное внимание в диссертации уделяется экономической интеграции и упрощению процедур торговли, и есть убедительные исторические примеры, что экономика и торговля способствовали укреплению доверия между нациями, находящимися в состоянии конфликта, как в случае европейской интеграции и интеграции в Юго-Восточной Азии.

Проведенный анализ на базе гравитационной модели показал, что центральноазиатские страны торгуют между собой в большей степени, чем это предсказывает модель, согласно теоретическим ожиданиям, вытекающим из их двусторонних экономических отношений. Следствием этого является то, что если центральноазиатские страны захотят увеличить внутрирегиональную торговлю, их цели должны быть правильно реализованы.

Особенностью внутрирегиональной торговли в Центральной Азии является ее неформальный характер, где ограничительная торговая политика привела к созданию значительной неформальной торговли как законными, так и незаконными товарами.

Незаконная торговля изменяет экономическую структуру, так как становится трудным отделить легальную экономическую деятельность независимо от незаконной экономической деятельности. Таким образом, чтобы реализовать потенциал для увеличения налогов и таможенных поступлений, а также экономического роста через превращение неформального сектора в формальный сектор экономики, правительствам стран Центральной Азии потребуется сотрудничество между собой по сближению торговых режимов и формализации существующей неформальной интеграции (регионализации). Пока страны региона только увеличивали торговые барьеры, тем самым затрудняя ведение хозяйственной деятельности. Это делает ведение бизнеса более трудным не только для неофициальных торговцев, но и для официальных трейдеров, например, из-за роста стоимости транспортировки.

Регион по-прежнему имеет неиспользованное сравнительное преимущество, возникающее от увеличения экономики масштабов, дифференциации продукции и разницы в затратах на труд, что все вместе могло бы быть реализовано через упрощение процедур торговли. Региональное разделение труда может увеличить долгосрочный экономический рост стран Центральной Азии. Либерализованные, открытые экономики Центральной Азии, скорее всего, смогут увеличить внутрирегиональную, а не столько вне-региональную торговлю, вследствие транспортных расходов, связанных с расстоянием и природными барьерами.

Кроме гравитационной модели, исследование также методологически опирается на теоретическую работу Уолтера Маттли (Walter Mattli) «The Logic of Regional Integration/Логика региональной интеграции» (1999). Вкратце, эта работа предполагает, что для региональных интеграционных процессов требуется развитие двух основных сил: во-первых, спрос на интеграцию со стороны, прежде всего, региональных бизнес-субъектов, стремящихся к развитию регионального рынка; а во-вторых, предложение региональной интеграции, продемонстрированное национальными лидерами и их готовностью к сотрудничеству с государствами-партнерами. Работа Маттли рассматривает спрос и предложение в параллели. То есть, спрос можно найти на уровне обществ и деловых кругов, а предложение на уровне национальных правительств; последние могут пользоваться посредничеством международных факторов. Данная модель может объяснить процессы региональной интеграции, которые носят добровольный характер, и изучает создание групп, появившихся в ответ на создание другой региональной группировки.

В то время как многие группы в обществе — от мигрантов до потребителей — могут извлечь выгоду из региональной экономической интеграции, бизнес-круги являются единственной заинтересованной силой, достаточно организованной, чтобы требовать интеграции рынка. Существует определенный спрос среди компаний региона на получение более широких возможностей для торговли в Центральной Азии, и, по крайней мере, существует одна региональная сеть бизнес-ассоциаций, которая стремится содействовать принятию мер по улучшению торговли (Национальная палата предпринимателей «Атамекен» в Казахстане). Тем не менее, большинство предприятий не ориентировано на рост либо из-за отсутствия ментальности свободного рынка, либо из-за попыток обойти или избежать препятствий для роста бизнеса, как на местном, так и на международном уровне. Это свидетельствует об ограниченности спроса на расширение рынка со стороны бизнеса, который часто остается малым в масштабе или работает неофициально. Кроме того, общество в странах Центральной Азии больше желает сохранить стабильность, а во многих случаях заинтересованные стороны предпочитают молчать, чем озвучивать свои интересы.

Природа политических режимов в Центральной Азии предполагает, что элиты, находящиеся во власти, будут препятствовать политическим или экономическим реформам, стремясь сохранить интересы. Действительно, анализ каждого страны Центральной Азии подтвердил такие тенденции среди национальных экономических и политических элит. Тем не менее, в некоторых странах правительства проводят политику, которую некоторые группы в элите считают ущербной их интересам. Яркий пример — Казахстан, где президент Назарбаев проводит политику региональной экономической интеграции с Россией, которую многие в элите находят нежелательной и несущей риски для их личных интересов. Напротив, узбекское руководство связано в своей экономической политике, потому что нарушения в структуре сегодняшней ренты может нарушить политический баланс. В Кыргызстане оппозиция евразийской интеграции существуют среди части элиты, но из-за необходимости международной финансовой помощи правительство Кыргызстана, скорее всего, не видит другого выбора, чем интеграцию с северными соседями. Таджикистан таким же образом зависит от российских кредитов, хотя сейчас политическая элита в этой стране сопротивляется идее вступления в ЕАЭС и имеет большое влияние на президента страны. В последнее время туркменское правительство продолжает свою политику нейтралитета, хотя в то же время стремится расширить международные политические и экономические отношения на двусторонней основе. Тем не менее, выбирая евразийскую интеграцию, Казахстан, возможно, наносит вред своему же потенциалу регионального лидерства в Центральной Азии, так как подчиняет себя России в этом союзе.

Кроме того, в то время как Кыргызстан соглашается с евразийской интеграцией, проект может привести к отчуждению Таджикистана, Узбекистана и Туркменистана от их соседей, и тем самым евразийский регионализм может привести к распаду Центральной Азии как региона. В этом контексте роль членства в ВТО тоже интересна. В Казахстане оппозиция к ЕАЭС видит ВТО в качестве баланса российского влияния на экономику Казахстана. Точно так же было отмечено, что Таджикистан вступил в ВТО с целью установления паритета российским попыткам привлечения Таджикистана в ЕАЭС. В последнее время и Туркменистан, и Узбекистан рассматривает интеграцию в мировую экономику через ВТО. Таким образом, три конкурирующих понятия экономической интеграции могут актуализироваться в Центральной Азии: региональная интеграция Центральной Азии, евразийская интеграция и глобальная интеграция, при этом первая имеет наименьшую поддержку среди политических элит.

 

 ПОДПИШИТЕСЬ, ЧТОБЫ БЫТЬ ПЕРВЫМ В КУРСЕ СОБЫТИЙ 

comments powered by HyperComments