Глобальная коалиция по борьбе с «Исламским государством» и Центральная Азия

По всей видимости, именно сейчас запускается очередной этап сбора новых участников глобальной анти-террористической коалиции.

Каково будущее международной коалиции по противодействию «Исламскому государству»? Расширится ли она за счет стран Центральной Азии? Нужно ли это самим государствам региона?

Коалиция и ее перспективные члены

10 сентября 2015 года будет ровно год с момента формирования глобальной коалиции по инициативе президента США Б. Обамы. Около 60 государств согласились войти в коалицию, целью которой является уничтожение ИГ. Список преимущественно состоит из арабских и европейских стран. Стран Центральной Азии в этом списке пока не было.

Но предложение уже поступило. Заместитель помощника госсекретаря США по Центральной Азии Даниель Розенблюм озвучил его 27 августа во время своего визита в Ташкент. В эти самые дни в Душанбе находился американский генерал из Центрального командования США Ллойд Дж.Остин, что вызвало ряд спекуляций о том, не сделали ли аналогичное предложение США Таджикистану. Не исключено, что президент Турции Реджеп Эрдоган, чья страна официально объявила о том, что она готова бомбить ИГ, говорил на тему глобальной коалиции с президентом Казахстана Н.Назарбаевым. Хотя такие визиты и телефонные разговоры происходят довольно часто и в рабочем режиме, а призывы к участию в борьбе против ИГ звучали и ранее, но, по всей видимости, именно сейчас запускается очередной этап сбора новых участников глобальной анти-террористической коалиции.

Эта коалиция будут противодействовать общей угрозе через предоставление военной поддержки, препятствование выезду и въезду зарубежных боевиков, блокирование финансирования ИГ, содействие в решении гуманитарного кризиса в регионе и в целом обличая «истинную натуру» данной террористической группировки.

Отметим, что не всем странам вменяется поддерживать коалицию через предоставление вооружения и техники, а также тренеров для прохождения военными стран-участников нужного обучения. Отдаленные от зоны боевых действий страны, в том числе из Центральной Азии, скорее всего, будут помогать невоенными способами. А таким странам, как Турция, которая предоставила коалиции свою военно-воздушную базу Инджирлик для пользования и принялась за создание «безопасной зоны» вдоль своей границы с Сирией, без военных методов не обойтись.

Опыт Турции в этом смысле примечателен. 24 августа Анкара официально заявила о готовности бомбить позиции ИГ в Сирии и Ираке. Турция помогает Штатам тренировать на своей территории сирийских умеренных боевиков, а также продолжает поддерживать не только бригады сирийских туркмен, но и определенные радикальные группировки такие, как «Ахрар аш-Шам». В то же время Турцию все еще не устраивает то, что акцент смещается в сторону борьбы с ИГ, а устранение режима Башара Асада отходит на второй план. Наряду с этим, президент Турции Реджеп  Эрдоган опасается того, что курдские боевики станут незаменимыми для коалиции в борьбе против ИГ, что ослабит переговорные позиции Анкары против т.н. «курдских сепаратистов» в лице «Рабочей партии Курдистана» и его лидера Абдуллы Оджалана.

Кроме Турции, для коалиции важна поддержка таких стран, как Иран и Россия, которые интенсифицировали свои встречи с лидерами стран Ближнего Востока и Запада для поиска формулы по стабилизации ситуации внутри Сирии после заключения сделки «шестерки» с ИРИ по поводу ядерной программы. Обе страны предлагают расширить состав коалиции за счет правительственных войск Сирии, курдов и других сил. «План Путина» и предложения Ирана свидетельствуют о том, что Асада хотят встроить в политический расклад будущей Сирии. В некоторых арабских СМИ проходила информация о том, что Россия рассматривает возможность проведения операций в Сирии, в том числе при поддержке сил ОДКБ.

Вероятнее всего, США тоже идут на некоторые уступки. Этому свидетельствуют заявление о вывозе из Турции обратно в Штаты и Германию системы ПРО «Patriot», которые были поставлены для того, чтобы отразить вероятную ракетную атаку со стороны сил Асада. В целом, для Вашингтона важно, чтобы как можно больше стран вступило в коалицию, и были легитимированы военные действия в Сирии и Ираке. Барак Обама пока не готов вводить американские войска в массивном количестве, надеясь на поддержку других стран.

Центральная Азия не может остаться в стороне

В то же время, все большее количество региональных игроков начали серьезно подходить к сирийской проблеме и предлагать свои варианты решения. Вопрос в том, стоит ли странам Центральной Азии присоединиться к коалиции?

Игнорировать угрозу ИГ странам Центральной Азии нельзя и не имеет смысла, с учетом того, что многие граждане из стран региона воюют на стороне исламистских группировок. Впрочем, симпатизирующие группировке ИГИЛ не только выезжают в Сирию, но и продолжают оставаться в регионе, вывешивая, например, флаги «Исламского государства», как это произошло в Узбекистане и Таджикистане. Агрессивная глобальная медиа-кампания ИГ все это время была направлена в том числе на привлечение внимания центральноазиатских государств, которые стремятся выработать свой ответ на их пропаганду.

Более того, в условиях фрагментации афганского джихадистского поля, «Исламское движение Узбекистана» присягает лидеру ИГ Абубакру аль-Багдади, намекая, что готова стать филиалом ИГ в т.н. «Хурасане», региона, включающего Центральную Азию. Напомним, что уже были зафиксированы первые случаи противостояния с боевиками ИГ в регионе. Например, в середине июля текущего года в результате операции были ликвидированы несколько сторонников ИГ в Бишкеке. Очевидно, что перед парламентскими выборами, намеченные на октябрь 2015 г. власти в Кыргызстане крайне чувствительны к любым вопросам, связанных с безопасностью. Казахстан, в свою очередь, смог предотвратить ряд готовящихся терактов, благодаря сотрудничеству спецслужб из Узбекистана и Кыргызстана.

Коллективные силы реагирования ОДКБ приведены в боевую готовность и генеральный секретарь Николай Бордюжа каждый раз заявляет о готовности стран-участников организации противостоять таким силам, как ИГ и Талибан.

Расширение коалиции – расширение географии?

Вышеуказанные тренды и события демонстрируют, что уже сформировался определенный консенсус среди крупных игроков, как США, Иран, Россия и Турция в отношении того, что ИГ представляет серьезную угрозу для всех. Остается этим силам только договориться в отношении методов ведения войны и ролей, что автоматически не должно означать, что глобальная коалиция мигом разобьет силы ИГ, стоит лишь миру сплотится. Все это, с определенной натяжкой, напоминает тот отрезок времени, когда после событий 11 сентября, международное сообщество выразило поддержку объявленной США «войной против террора». Многие страны могут не так быстро и охотно реагировать к призывам присоединиться к коалиции, что может быть обусловлено уроками, который получил мир в Афганистане.

Афганский опыт наглядно показывает, что борьба против терроризма не приводит к желаемым результатам, а наоборот, заново воспроизводит ненависть и ломает жизни сотни тысяч простых граждан, сказываясь на многие поколения вперед. Афганистан остается для соседей крупной «головной болью» и возникновение, по сути, более масштабной проблемы в виде Сирии, где участие граждан стран ЦА настолько сильно было освещено СМИ и PR-технологами ИГ подталкивает государства региона реагировать, а не замалчивать проблему. Вместе с тем, пока не совсем ясно как будут развиваться события в Афганистане, что усложняет выбор стратегии и политики странами Центральной Азии.

С другой стороны, в виду появления спекуляций и новостей о том, что ИГ пытается укоренится в Афганистане, сирийский и афганский фронт становится одним целым, размываются территориальные границы. Если бороться с ИГ в Сирии, то потребуется схожая сила воли, чтобы обезвредить ИГ в Афганистане. Если глобальная коалиция бросит все силы и ресурсы на войну в Сирии, то с Афганистаном придется иметь дело больше всего странам Южной и Центральной Азии, России, Китаю и Ирану. А такая страна как Иран уже занята столкновениями в Сирии, Ираке и Йемене. Если вступит в дело Россия, у которой еще не решен украинский вопрос, то все меньше стран евразийского континента смогут равномерно распределять свои ресурсы и силы по фронтам. Что касается Китая, то мы видим как он заинтересован в стабилизации Афганистана, что требует больших усилий и способностей, которых пока, по всей видимости, нет у Пекина. Последние кровопролитные события в ИРА показывают, что до внутриафганского перемирия очень и очень далеко.

Исходя из вышесказанного, ясно, что независимо от того, присоединятся страны Центральной Азии к коалиции против ИГ или нет, риски для них останутся. Это в частности связано тем, что Афганистану начинает уделяться меньше внимания мировым сообществом, благодаря тому, что борьба против ИГ в Сирии постепенно приковывает к себе все внимание. Тенденция такова, что сирийской проблеме будет уделятся еще больше внимания.

Кроме того, переключение всего внимания на Сирию не должно означать, что страны региона могут наконец забыть о своих внутренних проблемах. Отметим, что население стран Центральной Азии преимущественно поглощено более насущными проблемами. За годы независимости в странах Центральной Азии сформировалось новое довольно образованное поколение, которое не находит себе достойного применения. Все указанные проблемы еще сильнее вызывают запрос в обществе на принципы справедливости и причастности к великой миссии и идее, что придает выступлениям и призывам джихадистов дополнительную убедительность. Исходя из этого, корни радикализации надо искать не в Сирии или Афганистане, а внутри ЦА.

 ПОДПИШИТЕСЬ, ЧТОБЫ БЫТЬ ПЕРВЫМ В КУРСЕ СОБЫТИЙ 

comments powered by HyperComments