Таджикский правозащитник Иззат Амон: Жизнь мигранта в России усложнилась

Новейшая история республик Центральной Азии, прежде всего, останется в памяти простых людей огромнейшим потоком трудовой миграции таджиков, узбеков и кыргызов в Российскую Федерацию в поисках куска хлеба. О судьбах мигрантов Аналитическая сеть Центральной Азии побеседовала с известным таджикским правозащитником, живущим уже много лет в Москве, председателем Общества таджикской молодежи в РФ Иззатом Амоном.

10995480_663502123761825_6429184235095369883_n (3)

 

О проблемах мигрантов

Прежде всего, позвольте благодарить Вас за согласие дать интервью. Хочу начать с истории одной человеческой судьбы, которая наверняка похожа на сотни, или тысячи, или, возможно, десятки тысяч, цифру подскажите вы, судеб других мигрантов из Центральной Азии в России. Вы два месяца назад писали о 33-летнем таджикском спортсмене, который, по Вашим словам, был необоснованно задержан и в отношении его ведется следствие. Не могли бы Вы, пожалуйста, очень коротко напомнить нам главные детали этой истории? Что случилось с ним и почему Вы считаете, что ваш подзащитный невиновен?

То,  что  два  месяца  назад  случилось в Москве с  Махмадзоиром Тагоевым,  гражданином  Таджикистана,  мастером  спорта  по  вольной  борьбе,  призером нескольких  соревнований в стране и за ее пределами, отцом троих  детей и замечательным  сыном — обычное дело для граждан  Таджикистана, живущих и работающих  в  Москве и в других городах  России. То есть, это не первое и, к сожалению, не последнее незаконное задержание гражданина Таджикистана российскими силовыми структурами.

Представьте себе, люди после  18-часового изнурительного  рабского  труда, уставшие и обессиленные, спят у себя  в съемной квартире. Вдруг, в 4 часа утра звонок  в дверь и на  вопрос «кто»,  грубо  отвечают: «Полиция! Если  не  откроете,  то  мы  сломаем  дверь». Через  минуту 20  бойцов  специального  назначения  с  масками  в  голове  штурмуют  квартиру,  в которой, кроме 5  мужчин, было 3  женщин  и  двое  малолетних детей. События  эти произошли  в  одной двухкомнатной  квартире  в  Щелковском  районе  Московской  области.

После штурма «маски шоу» (так у нас в народе называют полицейских в масках) сразу же начинают избивать жителей квартиры. Махмадзоир рассказывает, что после того, как их положили их на пол, их начали принуждать ответить, где находится оружие. Так как у людей  оружия не было, они не знали что сказать. После того, как полицейские не добились результата, они привели понятых из числа своих же коллег и провели обыск. При обыске у мигрантов ничего не нашли. Потом их всех, вместе с женщинами привезли в ОВД Домодедово. Там их били и заставили признаться в убийстве одного бизнесмена и хищении 8 миллионов рублей. К счастью, свидетель убийства никого из задержанных не смог опознать. Все было обрадовались тому, что мучения закончились, и наконец-то справедливость восторжествовала, но не тут-то было.

Их привезли назад в их квартиру и заставили одеться. После сотрудники ОВД  Балашихинское решили еще раз проверить карманы мигрантов. На этот раз они у задержанных нашли героин по 3, 5, и 10 граммов. Потом в полицейском участке им сказали, что в их квартире, где-то под ванной нашли еще 130  граммов героина. Против них завели уголовное  дело и сейчас они находятся в Ногинском СИЗО Московской области и ждут суда. За то время как они находятся в СИЗО, против них возбудили еще несколько дел. Ну, я думаю, во всех  авторитарных системах дела схожие. Поэтому мы ничему не удивились.

Знаете, почему я начал с этой истории? Потому что, я сам вырос вместе с Махмадзоиром. Мы были соседями в деревне и играли вместе с трех лет. И в деревне, и в школе он, имея хорошие физические данные, всегда защищал меня в драках. Я в нем уверен как в своем брате. Мы очень много слышим такие истории, но пока это не касается кого-нибудь из нашего окружения, нам с трудом верится в правдивости этого. А на Вашей памяти много вот таких поворотов в судьбе тех, кого Вы знали лично? Насколько я помню, пару месяцев назад Вы также писали о смерти молодого сына вашего учителя средней деревенской школы.

Да, конечно, к  сожалению, убийства моих знакомых и земляков на почве расовой ненависти здесь происходят часто. Если в течение двух недель ничего не происходит, то мы удивляемся.

Можно ли сказать, что миграция достигла того масштаба, что почти не осталась деревни или микрорайона в Таджикистане, где сыновья не испытали горечи судьбы на чужбине?

Думаю, это так. Есть в Таджикистане кишлаки,  где из-за  отсутствия мужчин женщины читают умершим молитву погребения, хотя по шариату это не позволено. К моему огромному сожалению, в последние годы огромное число женщин едут в Россию на заработки. Точное  количество таджичек, работающих в  России, никто не знает, да и никто не занимается этим, но, мне кажется, половину мигрантов из Таджикистана составляют женщины, что чревато огромными  потерями. По традиции в таджикской семье женщина всегда выполняла роль воспитателя и  хранительницы домашнего очага. А сегодня нужда заставляет и женщин покидать родной дом и  родные края в поисках куска хлеба.

Если в РФ с гражданами стран ЦА так часто происходят такие происшествия, в чем же причина? В том что, эти таджики, узбеки и кыргызы настолько дикие и преступные народы, что попадают в Россию и вместо благодарности за возможность заработать хлеб своим родным начинают терроризировать эту большую страну и занимаются криминалом? Или тут причина все-таки в пристрастности российского общества и правоохранительных органов по отношению к мигрантам? Если второе, почему те же вьетнамцы, китайцы и другие мигранты, которые по менталитету еще больше далеки от русских, чем постсоветские народы, не имеют так много проблем как центральноазиаты?

Думаю, самая основная проблема мигрантов из Центральной Азии – эта их  правительства. Когда российские органы власти видят, что мигранты из Центральной Азии не нужны своим правительствам, то они обращаются с ними соответствующим образом. Например, таджику, когда его права нарушаются, не к кому  обратиться. Да и в посольстве, и в консульстве Таджикистана в России права граждан нарушаются и ущемляются больше чем в российских правоохранительных органах. Дело совсем не в менталитете.

Но ведь, наверняка, есть какое-то объяснение или причина ксенофобским настроениям? Ведь просто так, из-за ничего неприязнь не возникает?

Конечно, не возникает. Представьте себе, огромное количество мигрантов живут и работают в  России. Естественно, какая-то часть из них совершают противоправные действия. Отдельные российские националистские СМИ надувают тему мигрантов. Чуть ли не каждый  день по телеканалам показывают передачи, связанные с мигрантами. Во всех этих передачах главные герои — российские националисты. Они формируют мнение в обществе. Хотя, по официальной  статистике, уровень преступлений, совершенных мигрантами не превышает трех процентов от  общего числа.

Но большинство проблем мигрантов все-таки происходят от своих же земляков. Те же случаи задержки зарплат, невыплат, рэкетирства, убийств… До эры появления банковских переводов в поездах орудовали группы, которые вымогали все деньги у мигрантов и даже выбрасывали их из поезда.

К сожалению, то, что вы говорите, является правдой. В большинстве случаев мигранты становятся  жертвами своих же соотечественников. Их убивают, грабят, вымогают  у них денег свои же  земляки, а иногда и друзья, и соседи. Этот факт нельзя отрицать.

Где-то я нашел вот эти цифры, поправьте, пожалуйста, меня, если они не точные, а также прокомментируйте их. Количество иностранных заключенных в российских тюрьмах: 1) Таджикистан – 7786, 2) Узбекистан – 6786, 3) Украина – 2964, 4) Азербайджан – 2846. При этом количество мигрантов в России: 1) Украина 4-4,5 миллиона, 2) Узбекистан 3-5 миллиона, 3) Азербайджан 2-2,5 миллиона и 4) Таджикистан — больше чем 1 миллиона.

Что касается статистики по осужденным, то она противоречива. Точного количества осужденных  никто не знает и никто не посчитал. На последней конференции, организованной Министерством юстиции  России, было сказано, что количество осужденных таджикских граждан в России составляет 8567 человек. Это не считая тех, которые находятся под следствием. Думаю,  количество подследственных намного превышает количество осужденных.

Почему, по-Вашему, власти стран исхода так мало усилий прилагают для защиты основных кормильцев стран?

Потому что авторитарные правительства этих стран и политически, и экономически зависимы от  Кремля. Граждане стран-поставщиков рабочей силы у себя на Родине не имеют никаких прав. А также, потому что авторитарные режимы этих стран не зависят от мнения народа. В отсутствии рабочих мест авторитарным режимам удобно и выгодно, когда безработная часть населения  работает в России. И вот эта зависимость заставляет властей стран исхода мигрантов молчать, когда права их граждан ущемляются в России. То есть, они знают, что не могут обеспечить  работой огромное количество своих граждан. А Москва кое-как справляется с этим. Значит,  Кремль делает работу, которую должны были делать правительства стран-поставщиков рабочих рук.

О будущем мигрантов в России

Уже двадцать лет как миграция из стран Центральной Азии в Россию превратилась в повсеместное обычное явление. Уже сыновья, выросшие на переводах денег своих мигрантов-отцов, сами тоже едут в Россию и работают на тех же условиях, что и их отцы. Отсюда вопрос: зачем терпеть эти временные лишения, работать в ужасных условиях и вдалеке от родных, отправляя им каждый год деньги,  не лучше ли перевести семью в Россию, и дать детям тут вырасти, получить образование и стать кем-то лучшим, чем будущим гастарбайтером? Зачем мигранты в большинстве своем продолжают кормить власть своих стран, вместо того чтобы начать полностью новую жизнь со всей семьей в новом месте, где возможностей хотя бы для детей будет больше?

Я с вами согласен. Думаю, и тенденция идет к тому, что огромное количество семей  перебираются в Россию на постоянное место жительства. По последним данным, количество  граждан Таджикистана, принявших гражданство России, составляет более 500 тысяч человек. Каждый день граждане Таджикистана с утра до вечера стоят в длинных очередях у посольства  России в Таджикистане, чтобы подать документов на гражданство. В Тверскую область России  переселились более 3000 семей из ГБАО. Они построили огромные села и деревни и живут в них.  Действуют программа “Соотечественники” для  граждан стран бывшего Союза и программа  “Переселение”, через которую за три года можно получить гражданство России и обосноваться в каком-то городе. Думаю, если бы можно было получить российское гражданство легче, то больше половины таджикских семей хотели бы жить в  России.

Ваши дети живут в Таджикистане, насколько я знаю. На своем примере, почему бы Вам не привезти их в Россию и дать там им образование, ведь, наверняка, Вы знаете, что в Таджикистане им труднее получить хорошее образование?

Да, вы правы, качество образование в России намного превосходит таджикское. Но здесь есть  один нюанс. Дети, которые находятся в России и получают образование в российских школах, могут  потерять свою идентичность. Российская среда не способствует сохранению культуры и идентичности. Мы мусульмане, хоть и Таджикистан является светским государством, но признаки мусульманства можно увидеть во всем.

Наверняка, есть и другие примеры. Недавно, я прочел статью Мирзо Салимпура на Радио Озоди о планируемой встрече таджикских миллионеров в России, где они будут обсуждать возможность инвестирования в Таджикистан. Вот они перевезли семьи в Россию и смогли полностью сфокусировать свое внимание на новой жизни в новой стране.

Это так, но удача улыбается не всем. Стать миллионером в стране, где 70 процентов населения  бедствуют, нелегкое дело и не каждому удается. Но все-таки в этом направлении, думаю, в  России больше шансов, чем в Таджикистане. А касаемо инвестиций в экономику Таджикистана, то, я думаю, вряд ли кто-нибудь рискнет своими деньгами. Там, где экономикой управляет  государство, и вся экономика страны находится в руках одной группы, там нет и не будет  инвестиций. Судьба таджикского бизнесмена Зайда Саидова тому пример.

Значит, они не будут инвестировать в Таджикистан? Ведь несколько лет назад сам президент страны встречался с таджикскими бизнесменами в России, призывал их перевезти свой бизнес в Таджикистан.

Нет, не будут. Бизнесмены каждый год встречаются с президентом и каждый год обещают инвестиции. Но, ничего не происходит. Потому что бизнесмены увидели судьбу тех, кто уже  инвестировал в нашу страну. Тут другой подход нужен. Нужно улучшить атмосферу бизнес-среды.  Надо дать бизнесу расти. У нас как только где-то что-то откроется, так сразу же к тебе придут люди.  Наверху говорят одно, а на самом деле происходит совсем другое.

Но те же препятствия – бюрократия, коррупция, рейдерство вроде бы существуют и в России… И это таджикским бизнесменам не мешает тут успешно вести бизнес.

В России бизнес защищен законом и государством. Если у тебя отобрали бизнес или же тебя  замучили проверками, то есть кому пожаловаться. А в Таджикистане, к сожалению, этого нет. Те, кто к тебе придут с проверками, они придут от государства, от органов, которые, априори, должны  защищать бизнес.

Я считаю, что новые законы, хотя ужесточают возможность работать для мигрантов, в то же время приручают их к соблюдению законов, к необходимости работать легально, и необходимости изучать язык и начать заниматься чем-то другим, чем таскать арбы. Сейчас будет трудно, но лучше потом. Я не прав?

Я с вами не согласен. Ничего нового нет. Просто ужесточили порядок получения разрешительных  документов. Теперь, главным поставщиком и посредником будут компании, аффилированные с государством. Если раньше за 7-10 тысяч рублей можно было получить патент на работу, то сегодня эта сумма удвоилась. Всего лишь 10 процентов от этой суммы пойдет в госбюджет, остальное осядет в карманах посредников.

Жизнь мигранта в России усложнилась. Если до кризиса они платили 1216  рублей налога с дохода физических лиц, то во время кризиса они платят по 4000. После нового года, еще могут  поднять эту сумму до 7000 рублей.

Каким Вы видите будущее таджикских мигрантов в России через 20, 50 и 100 лет?

Думаю, как всегда и везде через некоторое время мигранты адаптируются и интегрируются в  российскую среду. Останется малое количество мигрантов. Но они получат достойную зарплату и  хорошее образование. Да и сейчас немало мигрантов, которые работают в госучреждениях. Думаю, со временем, они получат свою нишу в  России. Я оптимист и мне кажется, что будущее  мигрантов в России будет лучше, чем сегодня.

О мигрантах в политике

Первые попытки политизировать мигрантов предпринял Каромат Шарипов, председатель общества “Трудовые мигранты Таджикистана”, с которым у вас сегодня война, завтра любовь, послезавтра опять война. У него ничего не вышло. Вторую попытку предприняли Вы, когда захотели создать партию молодых мигрантов или что-то в этом роде. Либо Вы просто громко объявили и ничего не сделали, либо Вам помешали, но все равно, и у Вас не вышло. Какого-то успеха в привлечении внимания к мигрантам добились “Группа24” и “Молодежь за возрождение Таджикистана”, но это закончилось печально для создателей этих организаций и их активных членов. Так может быть, Вам и Каромату Шарипову повезло, что у вас не вышло политизировать мигрантов?

На самом деле, никакой войны между моей организацией и организацией Каромата Шарипова нет. Были силы, которые хотели поссорить нас. Но, слава Богу, мы это поняли. Теперь, мы  с  Кароматом Бакоевичем и другими  организациями боремся за права мигрантов сообща.

Тема миграции всегда была политизирована. Все, что касается миграции, связано с политикой  и власти. Я никогда не хотел использовать мигрантов в своих политических целях. Но что бы я не сделал и не говорил, власти принимали это за политику. А я всегда критиковал и критикую власть за неправильную миграционную политику. Выше я уже упомянул о том, что наши мигранты от рук представителей Таджикистана страдают больше чем от российских правоохранительных органов.

Да, было дело, когда я хотел создать политическую партию под названием “Партия Молодежи Таджикистана”, но Министерство юстиции Таджикистана нам отказало в регистрации. Даже правительственная газета “Джумхурият” обвинила меня в связях с салафитами, запрещенными в Таджикистане.

Что касается “Группы-24” и движения “Молодежь за возрождение Таджикистана”, то молодые мигранты их идеи быстро приняли. Будучи политически не готовыми, они сделали блестящую карьеру. Но их быстро ликвидировали. Конечно, все это печально, но таковы средства борьбы в политике. Кто обещал, что будет легко? Думаете, европейцам их достижения давались просто так?  Свобода слова и вероисповедания просто так не дается.

Кстати, о Вашей персоне ходят разные слухи. Некоторые говорят, что Вы работаете на власти Таджикистана, другие говорят, что вы работаете на Россию, но тут возникает вопрос – если это так, почему Вы так открыто критикуете даже родственников президента? Тут же возникает и другой вопрос – если Вы так открыто критикуете родственников президента, почему у Вас и у Ваших родных не возникает проблем, и Вы свободно посещаете Таджикистан?

Да, я открыто критикую власть. Как  и любой гражданин, и политический деятель, у меня есть своя позиция по вопросам внутренней и внешней политике. То, что у меня не возникает проблем, это вам рассказывают бабки, которые сидят у воды. Летом группа людей в форме пришла в мой дом с обыском. После этого я обратился к министру внутренних дел Рамазону Рахимову. Часто в правительственных СМИ очерняют меня. Ошибаются те, кто думают,  что я посещаю страну без проблем. Есть у меня проблемы, просто я о них не люблю говорить. Потому что не стоит. Каждый день кричать о том, что «ой, как мне плохо, как на меня давят», ни к чему хорошему не приведет.

Но я человек закона. Моя критика обоснована и в рамках закона. Я стараюсь не критиковать личности. Потому что, личность в законе неприкасаема. Права личности охраняется законом. Я, как кандидат политических наук, выражаю свою позицию и видения по той политике, которую ведет нынешняя власть моей страны

Говорят, что таджикские СМИ Вас не любят, и например, не осветили историю Вашего подзащитного, таджикского спортсмена, именно из-за того что его защищаете Вы.

Я так не думаю, и от таджикских СМИ не жду слов любви и покорности. А историю моего подзащитного осветили как раз таки таджикские СМИ. Спасибо огромное новостному сайту “Озодагон” и лично главному редактору, моему другу,  Зафару Суфи, за поддержку.

А у меня будут проблемы из-за того что беру у Вас интервью?

Не думаю, хотя все зависит от лиц, принимающих решения.

А как обстоят дела у других мигрантов из ЦА в сфере политики?

Другие мигранты из стран ЦА более-менее защищены. Например, правоохранительные органы России никогда не осмеливаются сделать с кыргызами, то, что делают с таджикскими мигрантами. Потому что посольство и консульство Киргизии реагируют на каждый случай ущемления прав кыргызских мигрантов в России. Чего никогда не делали и не собираются делать таджикские  власти.

Говоря о мигрантах и политике, невозможно не затронуть тему вербовки в ИГИЛ. Некоторые говорят, что количество центральноазиатов, присоединяющихся к ИГИЛ, не такое уж и большое, чтобы вызвать какую-то катастрофу, другие утверждают обратное, что они потом могут вернуться и весь регион в хаос подвергнуть.

Количество воющих в рядах террористических групп в Сирии и Ираке никто не знает. Одно ясно: их больше чем 5000. Сейчас, может быть, эта цифра не пугает, но, количество-то растет. А вот когда к количеству добавится и качество, вот тогда это станет опасным и может угрожать безопасности стран ЦА.

Кажется, я и так очень много вопросов задал. Хотите что-то добавить сами?

Нет. Спасибо огромное.

И Вам спасибо.

 

 

Photo: Denis Sinyakov / Reuters

 ПОДПИШИТЕСЬ, ЧТОБЫ БЫТЬ ПЕРВЫМ В КУРСЕ СОБЫТИЙ 

comments powered by HyperComments