Sayasat.org: Горизонты Центральной Азии

На астанинской конференции о проблемах и перспективах развития Центральной Азии в контексте новых геополитических реалий (организаторы — КИСИ и Фонд Эберта) отечественные и зарубежные эксперты делились своим мнение о том, как отразится сегодняшняя трансформация системы международных отношений на развитии региона, который, к слову сказать, имеет большой внутренний негативный потенциал. Общий же тон прошедшему обсуждению задала презентация доклада КИСИ: «Центральная Азия 2020: четыре стратегических концепта».

Как отметил Ерлан Карин, директор КИСИ, существуют два ключевых подхода в оценках происходящих тенденций мировой политики. Первый основывается на том, что нынешний виток глобальной напряженности имеет тектоническое значение, характеризуя напряженность между ключевыми геополитическими центрами как признаки новой холодной войны. Второй подход оценивает нынешние геополитические трения силы как тактические, при этом все стороны еще способны находить компромиссы и готовы к ним. В любом случае, по мнению директора КИСИ, большинство экспертов сходятся во мнении о трансформации системы международных отношений. Поэтому он призвал своих коллег активно развивать параллельную дорожку – экспертную.

В нынешних условиях вполне естественно, что экспертов беспокоит то как текущая парадигма мировой геополитики может отразиться на региональном и субрегиональном уровнях. В частности, затронуть Центральную Азию – подчеркнул Ерлан Тынымбайулы.

Как считает секретарь Совета Безопасности Нурлан Ермекбаев, наш регион вовлекается в водоворот геополитических процессов. В этой связи спикер выделил факторы риска, присутствующие в регионе и в связи с происходящими геополитическим событиями требующие пристального внимания. К числу вызовов региональной безопасности он отнес: нарастающие социально-экономические проблемы, политизацию проблемы водопользования, территориальные споры и неурегулированность границ между странами региона, межэтническая сфера и миграционные процессы. Особо остановился на проблеме активизации радикальных и экстремистских организаций.

Сейчас в регионе идет естественный, но трудный выбор дальнейшего пути развития как минимум из двух сценариев. Первый, это развитие по пути светского, демократического, толерантного к этническому и религиозному многообразию государства. Второй сценарий: скатывание в фундаменталисткий, религиозный, полуфеодальный режим, подпитываемый чуждыми идеями и чужими деньгами. Поэтому одним из важнейших условий стабильного и мирного развития стран региона мы видим в недопущении деструктивного влияния и тем более вмешательства внешних сил. Народы Центральной Азии могут самостоятельно определить траекторию своего развития в соответствии со своей культуры и истории – отметил секретарь Совбеза.

Председатель Комитета по международным делам, обороне и безопасности Мажилиса Парламента Маулен Ашимбаев также отметил непростую ситуацию в регионе. Двусторонние контакты между странами региона более-менее продвигаются, но на многостороннем уровне, по его мнению, отсутствуют системные взаимоотношения. При этом он отметил, что в ближайшие годы глубоких интеграционных связей в регионе не будет, но необходимо четко определить и акцентировано развивать несколько направлений, по которым все страны региона заинтересованы в сотрудничестве.   Это: рациональное использование водно-энергетических ресурсов, расширение взаимной торговли, продвижение мер доверия в районе границ, реализация транзитно-транспортного потенциала региона, противодействие угрозам терроризма и экстремизма, исходящих прежде всего извне. Как считает г-н Ашимбаев, по каждому из перечисленных направлений нужен План действий, который позволил бы достичь конкретных результатов и определенного прогресса.

  • В силу ряда причин, на мой взгляд, мы не можем рассматривать Центральную Азию как самодостаточную величину и по всей видимости она не будет таковым. Поэтому будущее региона заключается в вовлеченности и активном участии в более масштабных экономических проектах. Это – Евразийский Экономический Союз, Экономический пояс Шелкового Пути, экономические проекты организации Тюркоязычных стран. Только взаимодействуя и вовлекаясь в более глобальные экономические проекты страны Центральной Азии могут развивать регион – отметил Маулен Сагатханович.

При этом говоря о перспективах региона он подчеркнул, что его будущее в реформах, поскольку без модернизации страны ЦА станут так называемыми «Failed state», то есть несостоявшимися государствами, с соответствующими деструктивными последствиями в целом для региона. По его мнению, с точки зрения реализации реформ в странах ЦА, ближайшие пять лет будут критичными.

  • На мой взгляд не стоит рассматривать Центральную Азию как зону соперничества России, Китая, США. Это неправильный во всех отношениях подход. По большому счету, здесь у мировых держав нет больших интересов. Есть интересы на Каспии, в частности, в освоении нефте-газовых ресурсов, транспортировки их на мировые рынки. В этом контексте все вопросы решены, на Каспии работают все ключевые игроки, транспортные маршруты более-менее работают. Других вопросов, по большому счету, нет. Поэтому преувеличивать значимость региона для мировых центров, не стоит. Сила Центральной Азии должна быть в том, что мы должны сбалансированно, активно и системно работать со всеми ведущими странами мира – считает г-н Ашимбаев.

Пэр Тешендорф, директор фонда Эберта в ЦА, выразил мнение о неприемлемости применения к региону метафоры о так называемой «Большой игре», поскольку игра предполагает победителя и проигравших, а если в Центральной Азии выиграет одна сила, то проиграет весь регион.

Андрей Казанцев, директор аналитического центра института международных исследований МГИМО российского МИДа, вынес на обсуждение тезис о геополитических клещах, в которые наш регион попадает по причине целого ряда неблагоприятных как глобальных, так и региональных факторов. В свою очередь, так называемые «клещи», по его мнению, приводят к кризису политики многовекторности, которую проводят центральноазиатские страны

  • С точки зрения внешних факторов мы, как эксперты, должны убеждать наши правительства понять важность угроз на центральноазиатском направлении и по крайней мере, не привносить в регион проблемы в отношения, связанные с конфликтом на Украине. Необходимо всемерное укрепление международного сотрудничества – подчеркнул Андрей Анатольевич.

Эндрю Качинс, руководитель программы России/Евразии Центра стратегических и международных исследований из Вашингтона говоря о политике своего государства в Центральной Азии разделил ее на два периода: «до» и «после» терактов 11 сентября 2001 года. В первый период США стремились открыть регион для инвестиций, планировали развивать новые проекты по строительству новых энергетических трубопроводов для снижения сохраняющейся зависимости стран региона от влияния России, то есть, «поддерживал политику укрепляющий суверенитет и независимость государств ЦА, уделяя внимание развитию демократии и верховенству закона». После же известных событий 11 сентября 2001 года Вашингтон, по мнению г-на Качинса, сместился в сторону безопасности. В свою очередь с завершением военной миссии в Афганистане политика Америки в ЦА переходит на третий этап

  • В настоящее время США имеют возможность пересмотра своих подходов к региону. При этом следует использовать уже имеющиеся тенденции расширения торговых и транзитных связей, чтобы помочь интегрировать Центральную Азию в мировую экономику, а также содействовать преодолению напряженности как внутри региона, так и в отношениях с крупными соседними державами – отметил американский эксперт.

Дин Сяосин, директор института России, Восточной Европы и Центральной Азии Академии общественный наук КНР, остановился на значении программы Экономический пояс Шелкового пути для Центральной Азии и в этом контексте он отметил три момента. Во-первых, Экономический пояс Шелкового Пути – это не стратегия одного Китая, а общее дело всех государств ЦА. Во-вторых, этот проект соответствует интересам региона, который получает исторический шанс развития. В-третьих, в связи с реализацией данного проекта сотрудничество КНР и стран ЦА поднимется на новый уровень.

Марлен Ларуэль, директор программы по Центральной Азии университета Вашингтона, отметила три ключевые линии, которые могут составить модель развития региона: качественные инвестиции в молодежь, переход от персонификации власти к институализации политической системы, а также устойчивость развития.

Досым Сатпаев, директор Группы оценки рисков, говоря о рисках и перспективах развития региона обратился к так называемой «слепой зоне», составной частью которой является проблема транзита власти, климатических изменений, эпидемии новых инфекционных заболеваний, система ценностей «new generation».

 

http://sayasat.org/articles/1283-gorizonty-centralnoj-azii

 ПОДПИШИТЕСЬ, ЧТОБЫ БЫТЬ ПЕРВЫМ В КУРСЕ СОБЫТИЙ 

comments powered by HyperComments