В фокусе на прошлой неделе — 15 июня

image004

Аналитический и медиа дайджест – это гид по ключевым событиям и публикациям, вышедшим по Центральной Азии в течении недели. Подписаться и получать его по почте —

 ПОДПИШИТЕСЬ, ЧТОБЫ БЫТЬ ПЕРВЫМ В КУРСЕ СОБЫТИЙ 

Аналитические публикации

Генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун завершил в субботу, 13 июня, свое турне по странам Центральной Азии. В течение пятидневного турне глава ООН посетил Казахстан, Киргизстан, Таджикистан, Узбекистан и Туркменистан и отметил общие для региона проблемы безопасности и нарушения прав человека. 11 июня Пан Ги Мун побывал на юге Киргизии, в Оше, где почтил память погибших во время межэтнических столкновений июня 2010 года, жертвами которых стали от 800 до двух тысяч человек.

Алишер Хамидов, аналитик из юга Кыргызстана, в репортаже из Оша для Eurasianet пишет о том, что еще многое предстоит сделать, чтобы интегрировать кыргызскую и узбекскую общины, среди которых еще царят страхи о рисках нового насилия. Хотя многие кыргызы и узбеки пытаются найти свои личные способы примирения, особенно, на уровне ведения бизнеса, одна из героинь репортажа говорит, что узбекская молодежь не уверена в своем будущем успехе, даже если примет кыргызскую культуру и язык.

Iran.ru в редакционной статье анализирует отношения Ирана и Центральной Азии. Предстоящий июльский саммит Шанхайской организации сотрудничества в Уфе должен стать началом нового этапа сотрудничества Ирана со странами так называемого «региона ШОС». Это долгожданное событие сегодня представляется как нельзя более своевременным. Поскольку за последние годы, вопреки проблемам и инициированному извне сопротивлению части местных политических элит, Иран стал влиятельным игроком в Центральной Азии (постсоветской Средней Азии), упорно и методично работающим на экономическое развитие и укрепление безопасности региона.

В отчете для Central Asia Program Абдулфаттох Шафиев анализирует онлайн сопровождение выборов в Таджикистане в 2015 году – «меньше постов, меньше лайков и еще меньше репостов».  В ходе этих выборов даже таджикский сегмент Facebook, когда-то бывший важной платформой политических дискуссий, был лишен содержательных дебатов.

В интервью российскому изданию Harvard Business Review Александр Аузан беседует о состоянии российской экономики. Решение тому, «как вывести экономику из комы», авторитетный российский экономист видит в том, чтобы заменить привычный минеральный ресурс не менее конкурентоспособным ресурсом — человеческим потенциалом. «Мы 150 лет, со времени появления современной науки в России, поставляем миру разного рода таланты, — говорит Аузан, при этом подчеркивая креативный потенциал русского народа. — …Еще Карамзин писал о русском крестьянине, который каждые семь лет меняет поле, — ему нет смысла работать по стандарту, потому что каждый раз придется осваивать новое поле. Мы внуки того крестьянина. Страна Левшей. Это и хорошо, и плохо… Как сказал один американский менеджер, проходивший наш опрос в 2011 году, «если вам нужна одна уникальная вещь — закажите русским, если нужны 10 одинаковых — заказывайте кому угодно, только не русским».

Игорь Денисов – старший научный сотрудник Центра исследований Восточной Азии и ШОС Института международных исследований МГИМО(У) МИД России – в комментарии для Московского центра Карнеги «Айгунские волны: почему в Китае не забывают о «столетнем унижении»» пишет о нашумевшем возвращении наименования Айгунь району и поселку в Китае. В 1858 году Айгуньский договор закрепил переход к России левобережья Амура. В Китае большинство историков считают этот договор (наряду с Пекинским и Тяньцзиньским) неравноправным, поскольку сильная Россия принудила слабую сторону, Китай, к несправедливому для него пограничному разграничению. Свое историческое название Айгунь (по-китайски – Айхунь) утратил в годы расцвета китайско-советской дружбы в 1950-е годы, в то же время поселок Отпор на россйской стороне границы, названный так в связи с конфликтом на Китайско-Восточной железной дороге (КВЖД), был переименован в мирный Забайкальск. Тем не менее, обратное переименование района Айгунь нельзя рассматривать с точки зрения гипотезы о законсервированных претензиях, которые непременно будут предъявлены Китаем к России, так как страны твердо урегулировали вопрос государственной границы. Но в проекте «китайской мечты» историческая часть играет не последнюю роль и переименование Айгуня привело к повышению активности ультранационалистов в китайском интернете.

Медиа

Ахмед Рашид, знаменитый журналист, автор множества книг об Афганистане, Пакистане и Центральной Азии, пишет в статье для New York Times о том, что угроза наступления исламистских боевиков вдоль границы Таджикистана и Афганистана, где многочисленные группы боевиков из Центральной Азии объединяют силы с ИГИЛ, реальна. Автор провел личные встречи с высокопоставленными таджикскими военными и утверждает, что целью тысячи этих боевиков является Центральная Азия. Поэтому правительства стран Центральной Азии должны понимать, что подавление религии играет только на руку боевикам. Они должны прекратить запрещать бороды для мужчин и паранджу для женщин, а также снять запрет на изучение исламоведения в школах, так как это неизбежно приведет к радикализации.

Мнение Рашида, однако, было подвергнуто критике в статье Катрин Путц «Central Asia Has 99 Problems, but Extremism in Tajikistan Isn’t the Worst». Придерживаясь нарратива о значительной мифологизации исламской радикализации, Путц находит несколько неточностей в статье Рашида и опровергает общее положение о том, что риски терроризма являются приоритетными для региона.

Несомненно, на восприятие угроз терроризма Центральной Азии в немалой степени повлияло недавнее появление нашумевшего видео таджикского полковника Гулморода Халимова, примкнувшего к ИГИЛ. Дейрдре Тайнан, руководитель проекта Международной кризисной группы в Центральной Азии, находит важные сигналы в послании Халимова, потенциально привлекательные для последователей, включая потерявших работу в России мигрантов.  В колонке для The Moscow Times Тайнан пишет, что Запад слишком полагается на своих авторитарных партнеров в Центральной Азии и их контр-террористические усилия, которые на деле включают в себя подавление мирных религиозных проявлений.

5629-08-border_is

 

Директор Аналитического центра Андрей Казанцев пишет в статье для «Говорят эксперты МГИМО» о состоявшемся 9 июня в МГИМО ситуационном анализе «Сценарии и перспективы эволюции ситуации в Афганистане и постсоветской Центральной Азии после 2015 года». Эксперт констатирует, что дискуссия показала «наличие консенсуального мнения экспертов о достаточно тревожной ситуации в Афганистане и о ее негативном влиянии на Центральную Азию и — через нее — на Россию. Но в то же время налицо — разногласия экспертов в степени угрозы, которую представляют религиозные экстремисты (в частности ИГ), и, соответственно, раскол в плане оценки вероятности сценариев».

Джордж Гаврилис, эксперт Колумбийского университета, в статье для Foreign Affairs пишет об «институциональной фикции» пограничного контроля в Афганистане. Что будет, когда иссякнет финансовая поддержка США к 2017 году?  И что делать с недоверием международных доноров к вовлечению бывших боевиков в обеспечение мира?

Цифра недели

56%

Американцев считают, что США должны использовать военную силу, если Россия нападет на одного из членов НАТО, в Германии за это выступают 48% опрошенных, согласно Pew Research Center.

Вышедший 10 июня отчет Pew Research Center – об исследовании общественного мнения в странах — ключевых членах НАТО. Население в этих странах в основном обвиняют Россию в развязывании конфликта на Украине. Многие видят в России угрозу для соседних стран, но немногие поддерживают вооружение Украины западным оружием.

О том, что за риторикой, которой обмениваются НАТО и Москва, скрывается нежелание войны, пишет репортаж Russia: Border tensions Financial Times.

Фото и видео

В центре Донецка утром 15 июня около 500 человек вышли на антивоенный митинг. Онлайн трансляция «Новой газеты» демонстрирует, как протестующие требуют прекращения боевых действий и выкрикивают: «Прекратите войну!», «Верните нам жилье, у нас разбили дома!», «Уйдите все».

849fd92b9c2c15da153475a6bd9cd700_1434366685

Инфографика репортажа Foreign Affairs о внешней политике Бразилии показывает, как Бразилия утверждает себя в роли глобальной силы.

screen_shot_2015-06-09_at_3.04.24_pm

Цитаты

Казахстанский аналитик, независимый эксперт Сергей Смирнов об энергетической политике Казахстана в интересном интервью Gonzo.kz:

 «К 2030 году будет пик, как обещают, а потом пойдет спад нефтедобычи и все. Ситуация в стране будет меняться. Если за оставшиеся время не будет развито машиностроение, и другие перерабатывающие отрасли, та же самая легкая промышленность и власти ограничатся декларациями благих намерений, то мы превратимся и станем разновидностью Киргизии, в лучшем случае»

 

 ПОДПИШИТЕСЬ, ЧТОБЫ БЫТЬ ПЕРВЫМ В КУРСЕ СОБЫТИЙ 

comments powered by HyperComments