Эрика Марат: Центральная Азия будет продолжать занимать небольшую, но стабильную нишу в интеллектуальных и политических кругах

eric

Поскольку рынок центрально-азиатских научных работ еще не настолько насыщен, как, например, изучение Ближнего Востока, ученым и аналитикам предоставляются огромные возможности для выбора наиболее интересных для них тем.

Д-р Эрика Марат — профессор в Колледже по вопросам международной безопасности (CISA) при Национальном университете обороны, США. Она является экспертом по вопросам безопасности в пост-коммунистических странах с фокусом в сфере военной, национальной и региональной обороны, а также изучает отношения государства и преступности. До прихода в CISA,  Эрика Марат работала приглашенным исследователем в Институте Кеннана в Центре Вудро Вильсона в Вашингтоне, округ Колумбия. Ранее она работала в русской службе Голоса Америки и была научным сотрудником в Институте Центральной Азии и Кавказа при Университете Джонса Хопкинса. Доктор Марат в настоящее время работает над книгой, изучающей реформы полиции в пост-коммунистических государствах. Ее аналитические работы публиковались в Washington Post, International Herald Tribune, Foreign Policy, Jane’s Intelligence Review и других СМИ.

В отличие от многих других экспертов, я думаю, что интерес США к Центральной Азии со временем не будет снижаться, а, возможно, даже и повысится. Прежде всего нужно понять, что мы имеем ввиду под «США» — правительство или академические круги. В частности, правительство США, скорее всего, будет продолжать еще долгое время оказывать Афганистану помощь в строительстве государственных институтов и развитии экономики. В этом плане Центральная Азия для Госдепартамента играет важную роль, поскольку несколько из региональных энергетических проектов начинаются именно оттуда.

Касательно академических кругов, я не верю в то, что интерес к Центральной Азии спадет только из-за того, что уже несколько лет сокращается финансирование проектов со стороны американского правительства. Регион представляет собой интересные сравнительные примеры для тестирования различных дисциплинарных гипотез. Например, поведение политических элит в полу-авторитарных странах, или причины этнического насилия, или даже такие темы, как тенденции в использовании социальных медиа среди молодежи.

Другое дело, что уже давно стало модой считать Центральную Азию регионом неинтересным и периферийным в социальных науках. Но это не так, если сравнить регион с другими регионами, которые также остаются малоизученными. Важно помнить, что за последние десять лет разные университеты США и Европы выпустили большое количество новых аспирантов, специализирующихся на нашем регионе, а научные публикации по региону набирают обороты. Каждый год выходит несколько интереснейших книг по Центральной Азии.

В какой-то степени я даже сказала бы, что поскольку рынок центрально-азиатских научных работ еще не настолько насыщен, как, например, изучение Ближнего Востока, ученым и аналитикам предоставляются огромные возможности для выбора наиболее интересных для них тем. Желаете изучать развитие политического активизма в мультиэтническом обществе — Кыргызстан представляет интересный пример. Каким образом авторитарные страны пресекают политическую оппозицию после кровавого подавления протестов — исследуйте Узбекистан. Как выживают женщины из семей рабочих мигрантов — Таджикистан. Как политические лидеры балансируют между влиянием Запада, России и Китая? Казахстан предложить много познавательного.

О Китае. Мне видится, что установление Китая как глобальной державы также скажется на расширении интереса к Центральной Азии. Из своего опыта общения со студентами я вижу, что все больше любопытства вызывает то, каким образом Пекин действует на территории, где его влияние было значительно до сих пор ограниченно.

Конечно же, каждая страна предоставляет большой спектр других тематик, помимо тех, которые я упомянула. На некоторых конференциях я слышу все более экспериментальные научные подходы. Например, изучение того, как инфраструктура влияет на повседневную жизнь в регионе, или как городские ландшафты формируют индивидуальную или коллективную идентичность, или же — как сложные адаптивные системы объясняют развитие малого бизнеса. В Центральной Азии интересно отходить от заядлых тем «политика США в регионе» или «исламский экстремизм» и пытаться объяснить эмпирику с помощью разных теорий.

Мне лично изучение Кыргызстана, Таджикистана и Казахстана помогло лучше понять механизм того, как и когда правительства авторитарных стран объявляют о намерениях реформировать милицейские силы. После нескольких лет исследований я расширила свои наблюдения на другие страны, экстраполировав знания, полученные из нашего региона, и я теперь пишу об этом книгу. Статья с выдержками моих главных аргументов в скором времени будет опубликована в журнале Comparative Politics.

Наряду с моим оптимизмом, хотела бы отметить самый главный недостаток в изучении Центральной Азии. А именно, ощутимый разрыв между западными и центрально-азиатскими академиками. Дискуссий между двумя мирами крайне мало, так же, как и взаимного доступа к публикациям. В Центральной Азии крайне сложно достать журнальные и книжные публикации западных авторов. А последние часто пренебрегают исследованиями местных ученых из-за слабой методологии и устаревших подходов. Но мне кажется, что каждому западному или центрально-азиатскому ученому, несмотря несмотря на расстояние, нужно стараться как можно лучше понять методы и подходы своих соратников и вступать в как можно более тесный контакт. Таким образом, качество и глубина исследований улучшится для всех.

Нужно также отметить, что есть некоторые различия между американскими и европейскими исследователями. Насколько мне это видно, больше американских исследователей концентрируются на изучении международных отношений в Центральной Азии через призму американского глобального лидерства. Европейские же коллеги из Британии и Германии больше рассматривают политические и исторические процессы в обществе и отношения между обществом и государством.

В целом, Центральная Азия скорее всего будет продолжать занимать небольшую, но стабильную нишу в интеллектуальных и политических кругах также, как и, например, некоторые восточноевропейские или африканские страны.

 ПОДПИШИТЕСЬ, ЧТОБЫ БЫТЬ ПЕРВЫМ В КУРСЕ СОБЫТИЙ 

comments powered by HyperComments